965 ст ГК РФ

Новая редакция Ст. 965 ГК РФ

1. Если договором имущественного страхования не предусмотрено иное, к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования. Однако условие договора, исключающее переход к страховщику права требования к лицу, умышленно причинившему убытки, ничтожно.

2. Перешедшее к страховщику право требования осуществляется им с соблюдением правил, регулирующих отношения между страхователем (выгодоприобретателем) и лицом, ответственным за убытки.

3. Страхователь (выгодоприобретатель) обязан передать страховщику все документы и доказательства и сообщить ему все сведения, необходимые для осуществления страховщиком перешедшего к нему права требования.

4. Если страхователь (выгодоприобретатель) отказался от своего права требования к лицу, ответственному за убытки, возмещенные страховщиком, или осуществление этого права стало невозможным по вине страхователя (выгодоприобретателя), страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения полностью или в соответствующей части и вправе потребовать возврата излишне выплаченной суммы возмещения.

Комментарий к Ст. 965 ГК РФ

Наука.

Суброгация, по сути, представляет собой уступку права (цессию). Поэтому перешедшее к страховщику право требования осуществляется им с соблюдением правил, регулирующих отношения между страхователем (выгодоприобретателем) и лицом, ответственным за убытки.

Производность прав, приобретаемых страховщиком в результате суброгации, настолько глубока, что они ни при каких обстоятельствах не могут быть названы самостоятельными требованиями (как при регрессе).

А.А.Иванов

Судебная практика.

ГК позволяет исключить право страховщика по договору имущественного страхования на суброгацию в случаях, когда это предусмотрено договором страхования.

Страховщик не вправе требовать от причинителя вреда сумму, которую он выплатил страхователю с нарушением условий договора страхования.

Расходы страховщика по необходимой экспертизе размера причиненных убытков не подлежат взысканию с лица, ответственного за причиненный вред, так как указанные расходы не являются страховым возмещением, а направлены на определение размера убытков. Эти расходы относятся к обычной хозяйственной деятельности страховщика.

Страховщик, уплативший страхователю проценты за просрочку выплаты страхового возмещения, не вправе требовать их от лица, ответственного за причиненный страхователю вред (приложение к информационному письму Президиума ВАС РФ от 28.11.2003 N 75).

Другой комментарий к Ст. 965 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Действующее гражданское законодательство (комментируемая статья, ст. 387 ГК РФ) впервые использует понятие «суброгация» — переход к страховщику прав страхователя на возмещение ущерба, не давая его определения. Раньше термин «суброгация» применялся только в морском страховании (КТМ) и в зарубежном законодательстве, а применительно к страховым отношениям в ГК 1964 г. употреблялось словосочетание «регрессные требования».

Отличие состоит в характере отношений и участвующих субъектах. Считается, что регрессные требования — требования страховщика к лицу, ответственному за убытки, возмещенные по договору страхования, производные от основного обязательства, исполнение которого порождает новое обязательство, регрессное, с другим кругом участников. По действующему ГК после выплаты страхового возмещения регрессное обязательство не возникает, но продолжает существовать основное обязательство между страхователем (выгодоприобретателем), с одной стороны, и лицом, ответственным за убытки, — с другой. Однако здесь происходит перемена лиц в обязательстве путем перехода прав кредитора к другому лицу на основании закона (ст. 387 ГК РФ): страховщик заменяет собой страхователя в его требованиях к лицу, ответственному за убытки. (Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный). М., 1997. С. 551).

Страховщик обратился в арбитражный суд к организации — причинителю вреда с иском о взыскании в порядке суброгации суммы возмещения, выплаченной собственнику поврежденного автомобиля. Возражая против иска, ответчик ссылался на недействительность договора страхования имущества. В соответствии с п. 1 ст. 930 ГК имущество может быть застраховано по договору страхования в пользу лица (страхователя или выгодоприобретателя), имеющего основанный на законе, ином правовом акте или договоре интерес в сохранении этого имущества. Договор страхования имущества, заключенный при отсутствии у страхователя (выгодоприобретателя) интереса в сохранении застрахованного имущества, недействителен (п. 2 ст. 930 ГК РФ). В данном случае договор страхования был заключен арендатором имущества в пользу собственника (выгодоприобретателя), хотя договор аренды предусматривал, что расходы по ремонту автомобиля при его повреждении несет арендатор.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции, иск удовлетворен по следующим основаниям. Собственник как лицо, обладающее наиболее полным абсолютным правом на принадлежащее ему имущество, всегда имеет основанный на законе интерес в его сохранении. Интерес в сохранении имущества имеется у собственника и тогда, когда по условиям договора аренды обязанность по ремонту поврежденного имущества возлагается на арендатора. При этих условиях отсутствуют основания для признания договора страхования недействительным как противоречащего требованиям п. 1 ст. 930 ГК. Факт наступления страхового случая и размер убытков ответчиком — причинителем вреда не оспаривались. Страховщик обоснованно выплатил страховое возмещение выгодоприобретателю и приобрел в порядке суброгации право требования к причинителю вреда на основании п. 1 ст. 965 ГК. Отношения между арендатором и собственником автомобиля не влияют на обязанность причинителя по возмещению вреда. Арендатор, отремонтировавший автомобиль, не лишен права требовать от собственника уплаты израсходованных на ремонт средств по правилам о неосновательном обогащении в той части, в какой убытки собственника возмещены страхователем (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 28 ноября 2003 г. N 75, п. 3).

Норма ст. 965 носит диспозитивный характер. К страховщику, выплатившему страховое возмещение по договору имущественного страхования, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования, если договором не предусмотрено иное, поэтому отказ от суброгации должен специально оговариваться соглашением сторон. Императивно установлено недопущение суброгации к лицу, умышленно причинившему убытки; такое условие договора признается ничтожным.

2. Реализация страховщиком права на суброгацию осуществляется с соблюдением правил, регулирующих отношения между страхователем (выгодоприобретателем) и лицом, ответственным за убытки. Размер суброгационных требований страховщика не может превышать размера сумм страхового возмещения, выплаченного страхователю.

Как указал Президиум ВАС РФ, расходы страховщика на экспертизу с целью определения размера причиненных убытков не подлежат взысканию с лица, ответственного за причиненный вред.

Страховщик, выплативший страховое возмещение по договору страхования автомобиля, обратился в арбитражный суд с иском к лицу, ответственному за вред. В цену иска были включены расходы страховщика по экспертизе стоимости ремонта автомобиля. В соответствии с договором страхования экспертиза проводилась оценщиком по поручению и за счет страховщика. Поскольку оплата экспертизы проводилась за страхователя и в его пользу, страховщик полагал, что лицо, причинившее вред, должно возместить также и расходы по экспертизе. Иск был удовлетворен только в части выплаченного страхового возмещения. В части взыскания расходов на проведение экспертизы суд в иске отказал, правомерно руководствуясь следующим. Согласно ст. 965 ГК к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования. Страховщик не имеет права требовать возмещения стоимости экспертизы, так как указанные расходы страховщика не являются страховым возмещением, а направлены на определение размера убытков. Эти расходы относятся к обычной хозяйственной деятельности страховщика и не подлежат взысканию с лица, ответственного за причиненный вред.

Выплата страховщику причинителем вреда денежных сумм в порядке суброгации погашает право требования страховщика к лицу, ответственному за причиненный вред, но не лишает страхователя-потерпевшего права требовать с этого лица возмещения вреда в порядке гражданско-правовой ответственности, если он не компенсирован страховым покрытием. Пункт 3 ст. 965 обязывает страхователя (выгодоприобретателя) передать все необходимые документы и доказательства, а также сообщить страховщику все сведения, необходимые для осуществления последним перешедшего к нему права требования.

3. Отказ страхователя (выгодоприобретателя) от своих прав требования к лицу, ответственному за причиненный вред (убытки), возмещенный по договору страхования, освобождает страховщика от выплаты страхового возмещения полностью или в соответствующей части и дает ему право требовать возврата излишне выплаченных сумм возмещения. Такие же правовые последствия предусмотрены и для случаев, когда реализация суброгационного права стала невозможной по вине страхователя (выгодоприобретателя).

Право на суброгацию возникает у страховщика и по договору страхования предпринимательского риска, поскольку он является разновидностью договора имущественного страхования, если соглашением сторон не предусмотрено иное. На это обстоятельство обратил внимание Президиум ВАС РФ в своем Обзоре практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с исполнением договоров страхования.

Гражданский кодекс Российской Федерации:

Статья 965 ГК РФ. Переход к страховщику прав страхователя на возмещение ущерба (суброгация)

1. Если договором имущественного страхования не предусмотрено иное, к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования. Однако условие договора, исключающее переход к страховщику права требования к лицу, умышленно причинившему убытки, ничтожно.

2. Перешедшее к страховщику право требования осуществляется им с соблюдением правил, регулирующих отношения между страхователем (выгодоприобретателем) и лицом, ответственным за убытки.

3. Страхователь (выгодоприобретатель) обязан передать страховщику все документы и доказательства и сообщить ему все сведения, необходимые для осуществления страховщиком перешедшего к нему права требования.

4. Если страхователь (выгодоприобретатель) отказался от своего права требования к лицу, ответственному за убытки, возмещенные страховщиком, или осуществление этого права стало невозможным по вине страхователя (выгодоприобретателя), страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения полностью или в соответствующей части и вправе потребовать возврата излишне выплаченной суммы возмещения.

документа: Гражданский кодекс РФ Часть 2 в действующей редакции

Комментарии к статье 965 ГК РФ, судебная практика применения

В п. 49 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 июня 2013 г. N 20 «О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан» содержатся следующие разъяснения:

Страховщик не вправе требовать взыскания с работника-водителя выплаченной суммы страхового возмещения в порядке суброгации

На лицо, допущенное согласно договору страхования к управлению транспортным средством, которое использует это транспортное средство на основании гражданско-правового или трудового договора и имеет интерес в сохранении этого имущества, распространяются правила добровольного страхования автотранспортных средств как на страхователя, в связи с чем страховщик не обладает правом требовать взыскания с данного лица выплаченной суммы страхового возмещения в порядке суброгации, предусмотренной пунктом 1 статьи 965 ГК РФ.

В п. 70 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.12.2017 N 58 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» содержатся следующие разъяснения:

Объем прав, переходящих к страховщику, выплатившему страховое возмещение, прав в порядке суброгации

Передача прав потерпевшего (выгодоприобретателя) по договору обязательного страхования допускается только с момента наступления страхового случая.

Право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права, включая права, связанные с основным требованием, в том числе требования к страховщику, обязанному осуществить страховую выплату в соответствии с Законом об ОСАГО, уплаты неустойки и суммы финансовой санкции (пункт 1 статьи 384 ГК РФ, абзацы второй и третий пункта 21 статьи 12 Закона об ОСАГО).

Эти же правила применяются к случаям перехода к страховщику, выплатившему страховое возмещение, прав в порядке суброгации, поскольку такой переход является частным случаем перемены лиц в обязательстве на основании закона (подпункт 4 пункта 1 статьи 387, пункт 1 статьи 965 ГК РФ).

В п. 3 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 N 120 <Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации> содержатся следующие разъяснения:

Уступка страховщиком по договору имущественного страхования права (требования), полученного в порядке суброгации (статья 965 ГК РФ), лицу, не имеющему лицензии на осуществление страховой деятельности, не противоречит законодательству.

…Суд кассационной инстанции указал, что вывод суда о ничтожности соглашения об уступке права (требования) является неверным. Реализация права, полученного в порядке суброгации, не связана с наличием лицензии на осуществление страхования. Законодательство не содержит запрета на уступку права (требования), полученного на основании статьи 965 ГК РФ.

Несостоятелен и вывод суда о том, что уступка данного права страховщиком третьему лицу может негативно повлиять на финансовую устойчивость страховщика. Согласно пункту 3 статьи 423 Кодекса договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное. Ни законом, ни иными правовыми актами не предусмотрен безвозмездный характер уступки права (требования). Как видно из материалов дела, за уступленное право (требование) страховщик в соответствии с соглашением об уступке права (требования) получил встречное имущественное предоставление от цессионария. Более того, пунктом 1 статьи 965 Кодекса предусмотрена возможность исключения соглашением сторон возможности перехода к страховщику права (требования) в порядке суброгации. Это свидетельствует о том, что законодатель не связывает получение страховщиком права (требования) в порядке суброгации с обеспечением его финансовой устойчивости (см. подробнее п. 3 Информационного письма ВАС РФ N 120).

В п. 10 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 28.11.2003 N 75 <Обзор практики рассмотрения споров, связанных с исполнением договоров страхования> содержатся следующие разъяснения:

Страховщик при страховании риска убытков, причиненных контрагентами страхователя, приобретает права в порядке суброгации, если иное не предусмотрено договором имущественного страхования.

…В силу пункта 1 статьи 965 ГК РФ, если договором имущественного страхования не предусмотрено иное, к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования.

Указанное положение устанавливает изъятие из общего правила пункта 2 статьи 382 ГК РФ о необходимости согласия должника на переход к другому лицу прав кредитора, когда такое условие предусмотрено договором между должником и кредитором.

Положения гражданского законодательства о страховании позволяют исключить право страховщика по договору имущественного страхования (страхования предпринимательского риска) на суброгацию в случаях, когда это предусмотрено договором страхования. В данном случае в договоре страхования такой запрет отсутствовал.

Поскольку иных возражений должник не заявил, суд удовлетворил исковое требование страховщика (см. подробнее п. 10 Информационного письма ВАС РФ N 75).

1. Если договором имущественного страхования не предусмотрено иное, к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования. Однако условие договора, исключающее переход к страховщику права требования к лицу, умышленно причинившему убытки, ничтожно.

2. Перешедшее к страховщику право требования осуществляется им с соблюдением правил, регулирующих отношения между страхователем (выгодоприобретателем) и лицом, ответственным за убытки.

3. Страхователь (выгодоприобретатель) обязан передать страховщику все документы и доказательства и сообщить ему все сведения, необходимые для осуществления страховщиком перешедшего к нему права требования.

4. Если страхователь (выгодоприобретатель) отказался от своего права требования к лицу, ответственному за убытки, возмещенные страховщиком, или осуществление этого права стало невозможным по вине страхователя (выгодоприобретателя), страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения полностью или в соответствующей части и вправе потребовать возврата излишне выплаченной суммы возмещения.

1. Комментируемая статья является специальной по отношению к положению общей ст. 387 ГК РФ, согласно которой права кредитора по обязательству переходят к другому лицу на основании закона и наступления указанных в нем обстоятельств, в том числе при суброгации страховщику прав кредитора к должнику, ответственному за наступление страхового случая.

Термин «суброгация» (subrogation) имеет французское происхождение и означает замену одного из участников обязательства без изменения самого обязательства. В комментируемой статье даются определение суброгации и некоторые особенности ее реализации.

Суброгация наряду с цессией представляет собой разновидность сингулярного правопреемства в виде перехода к страховщику прав страхователя на возмещение ущерба. Традиционно проводится разграничение между цессией и суброгацией, суброгацией и регрессом.

В отличие от цессии основанием возникновения суброгации является исключительно указание закона. При суброгации к новому кредитору переходят требования в размере реально произведенной за них оплаты (или иного исполнения). При цессии такого ограничения нет.

При регрессе в отличие от суброгации наряду с обязательством, где в качестве кредитора выступает потерпевший, а в качестве должника — лицо, ответственное за убытки, возникает новое обязательство, где в качестве кредитора выступает страховщик, выплативший страховое возмещение, а в качестве должника — лицо, ответственное за убытки. По регрессному обязательству течение исковой давности начинается заново — с момента исполнения основного обязательства (п. 3 ст. 200 ГК). Страховщик в рамках суброгации освобождается от выплаты страхового возмещения при отказе страхователя (выгодоприобретателя) от своих прав требования к лицу, ответственному за убытки, или если осуществление этого права окажется невозможным по его вине. При наступлении таких обстоятельств страховщик приобретает право на возврат излишне выплаченной суммы возмещения в соответствии с п. 4 комментируемой статьи. При регрессе законодательством подобного не предусмотрено.

При суброгации нового обязательства по возмещению убытков не возникает. В существующем обязательстве происходит замена кредитора: страховщику переходит право требования к лицу, ответственному за причинение вреда. При этом срок исковой давности не начинает течь заново.

В порядке суброгации к страховщику переходит право требования страхователя (выгодоприобретателя) со всеми преимуществами и недостатками. При этом к страховщику не может перейти больше прав, чем имеет страхователь.

2. Суброгация применяется в отношениях имущественного страхования, что следует из п. 1 комментируемой статьи. Страховщик при страховании риска убытков, причиненных контрагентами страхователя, приобретает права в порядке суброгации, если иное не предусмотрено договором имущественного страхования (п. 10 Обзора практики по страхованию).

3. Субъектный состав отношений, возникающих из суброгации, аналогичен цессии. Учитывая специфику страховой деятельности, страховщик должен обладать специальной лицензией на осуществление такой деятельности. В то же время, как свидетельствует судебная практика, уступка страховщиком по договору имущественного страхования права (требования), полученного в порядке суброгации согласно комментируемой статье, лицу, не имеющему лицензии на осуществление страховой деятельности, не противоречит законодательству (п. 3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30 октября 2007 г. N 120 «Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации»).

4. Особенности суброгации по отдельным видам договоров страхования предусматриваются нормами иных федеральных законов, в частности, ст. 281 КТМ РФ, п. 2 ст. 12 Федерального закона от 30 июня 2003 г. N 87-ФЗ «О транспортно-экспедиционной деятельности» и др.

———————————
Собрание законодательства РФ. 2003. N 27 (ч. 1). Ст. 2701.

5. В п. 2 комментируемой статьи предусматривается применение к отношениям между страховщиком и лицом, ответственным за убытки, тех же правил, которые регулируют отношения между страхователем (выгодоприобретателем) и этим лицом.

Так, суд обязан руководствоваться теми нормативными актами, которые регулируют отношения, существующие между страхователем (выгодоприобретателем) и причинителем убытков. Это касается как материальных, так и процессуальных норм права, включая нормы, предусматривающие порядок досудебного урегулирования спора, сроки предъявления претензий (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 13 июня 2007 г. по делу N А56-55408/2005).

Учитывая, что при суброгации к страховщику на основании закона переходят права кредитора к должнику, ответственному за наступление страхового случая (страховщику причинителя вреда, чья ответственность застрахована), по договорам обязательного страхования гражданской ответственности за вред, причиненный транспортным средством, наряду с правом на страховую выплату по обязательному страхованию к страховщику, возместившему убытки в связи с повреждением застрахованного автомобиля, переходит и право на законную неустойку за несвоевременное осуществление страховой выплаты в соответствии с п. 2 ст. 13 Закона об ОСАГО (Постановление Президиума ВАС РФ от 2 февраля 2010 г. N 14107/09 по делу N А56-5415/2009) .

———————————
Вестник ВАС РФ. 2010. N 5.

Несмотря на то что законодательством прямо не предусматривается частичная суброгация, представляется, что таковая может иметь место по договору страхования. При этом возникает проблема определения объема тех правомочий, которые переходят от страхователя (выгодоприобретателя) к страховщику.