Абашев Тимур энвильевич Киров

Об экологии начистоту. Как кировчане берегут чистоту в городе?

Замминистра охраны окружающей среды об экологической ситуации в регионе

Ульяна Гончарова / Из личного архива

Прошлый год прошёл под знаком экологии. В регионе проведено большое количество мероприятий, призванных привлечь людей охранять природные богатства нашего края — субботники, акции, флешмобы. О том, что удалось сделать за этот год и планах на будущее рассказал заместитель министра охраны окружающей среды Кировской области Тимур Абашев

Всё прошло по плану

— Тимур Энвильевич, на днях министр охраны окружающей среды Алла Албегова презентовала проект национального парка «Атарская Лука». Расскажите об этом поподробнее.

— Работа над созданием особо охраняемой территории федерального значения велась правительством давно. Несколько лет назад совместно с федеральным НИИ экологии была создана проектная документация национального парка. Он будет расположен на территории трех районов: Советского, Пижанского и Лебяжского — а также вдоль рек: Вятки, Немды и Пижмы. Национальный парк позволяет сохранить уникальную флору и фауну, представленную в нашем регионе. Более того, этот формат дает возможность развивать экологический туризм и создавать экологические маршруты, чтобы жители региона и его гости смогли ознакомиться с природными богатствами нашего края.

— Не могу не задать вопрос о прошедшем годе экологии. Каких результатов удалось достичь?

— За этот год была проделана колоссальная работа. Мы провели свыше 120 мероприятий по всему региону. Хочу отметить, формируя планы мероприятий на Год экологии, мы, прежде всего, ориентировались на то, чтобы привлечь максимальное количество жителей региона в решение вопросов, касающихся охраны окружающей среды. Думаю, с этой задачей удалось справиться. Люди поддержали наши акции «Вода России», «Зелёная весна» и многие другие.

Киров присоединился к организованной нами акции «Чистый воздух наших городов». Суть его заключалась в следующем: совместно с ГИБДД мы проверяли автоперевозчиков на предмет соблюдения природоохранного законодательства. По результатам этого мероприятия был составлен список маршрутов, которые не выполняют необходимые требования. Такие транспортные предприятия были наказаны штрафами.

Особое внимание мы старались уделить экологическому просвещению и формированию экологической культуры. По инициативе заместителя председателя правительства Кировской области Максима Кочеткова, создан корпус общественных инспекторов.

Одновременно с этим ряд крупных промышленных предприятий модернизировали оборудование, тем самым снизили негативное воздействие на окружающую среду. Правительством Кировской области было заключено соглашение с промышленным предприятием на Луганской, 59, (Кировский биохимический завод), предусматривающее помимо прочего реконструкцию очистных сооружений. Первый этап прошёл в 2017 году, была заменена часть оборудования на 35 млн рублей. Уже можно говорить о первых результатах. Количество обращений на неприятный запах в юго-западном районе значительно снизилось, это говорит о том, что мы движемся в правильном направлении и необходимо продолжать реконструкцию сооружений.

— 2018 год посвящен волонтерам. Не значит ли это, что экология останется в стороне?

— Завершая Год экологии, мы передали символическую эстафетную палочку нашим коллегам из Министерства спорта и молодёжной политики, а для себя поставили задачу продолжить работу, начатую в прошлом году, и, более того, увеличивать заданный темп. Например, в рамках привлечения общественности к экологическим вопросам мы будем развивать корпус общественных инспекторов — надеюсь, что к концу года общественные инспекторы будут работать на территории всей области. Отрадно, что помимо этого они ведут работу с подрастающим поколением и школьниками: проводят уроки, акции, направленные на формирование экологической культуры.

По волчьи выть

— Год из года численность волков неуклонно растет. Как вы решаете эту проблему?

— Такая проблема характерна не только для нашего региона, но и для соседей. Для её решения в прошлом году мы запустили пилотный проект в Опаринском районе по финансовому поощрению охотников, которые добывают волков. Также администрация возмещает затраты на бензин.

Такая работа приносит плоды. По состоянию на 12 апреля в области добыто 197 волков. Для сравнения: в прошлом году за этот период удалось поймать 120 хищников — рост очевиден. Практику Опаринского района мы будем распространять на другие территории.

Кроме того, нами разработан закон по выдаче разрешений на охоту на копытных животных и медведя. Те, кто охотится на волка, получают такие лицензии на льготных условиях.

— По весне многие крупные животные (лоси, кабаны) начинают мигрировать. Они выходят на дороги, что влечет за собой наезды на зверей. Как предотвратить подобные ДТП?

— С 18 апреля по 1 мая в области наблюдается период активизации диких животных. В прошлом году на территории региона было зарегистрировано девять случаев наезда на зверей. Это влечёт за собой и гибель животных, и серьёзный ущерб для водителей. Для предотвращения подобных ситуаций у нас на портале ГИС-экология размещена информация о местах наиболее вероятного пересечения дикими животными автомагистралей. Таким образом, любой желающий может в свободном доступе узнать, каким образом можно скорректировать свой маршрут и сделать его безопасным.

— В области запущены несколько проектов по сохранению рек. Насколько они успешно реализуются?

— Ежегодно мы монитором ситуацию с реками и стараемся предпринимать меры по предотвращению негативного воздействия. К примеру, река Тойменка в Вятскополянском районе подмывала берег. В результате близлежащие населённые пункты оказались под угрозой подтопления. Министерство охраны окружающей среды подготовило документацию в федеральное агентство водных ресурсов. Нам удалось получить финансирование на работы по берегоукреплению территории — в целом это порядка 100 млн рублей. К 2020 году мы планируем их завершить.

Ещё один момент, на который хочу обратить внимание, — это проведение мероприятий по сохранению малых рек. В прошлом году по инициативе правительства области и города мы начали подготовку документов по расчистке реки Хлыновки. До 2020 года мы планируем привести в порядок русло и прилегающие территории. Следующий шаг — продолжить такую практику на реках Люльченке и Мостовице.

Воспользуюсь моментом и обращусь к читателям «Аргументов и фактов» с просьбой в этом году принять участие в мероприятиях по уборке берегов Хлыновки.

Как технологии помогают экологии?

— Выше вы упоминали про портал ГИС-экология. Какие возможности он даёт жителям региона?

— Сервис содержит большое количество справочной информации: о водных объектах, животном мире, госинспекторах, контролирующих территорию. Одним из популярных сервисов портала стал «Общественный контроль» — это простой механизм, позволяющий всем желающим сообщить о нарушении природоохранного законодательства, например о несанкционированных свалках, а затем проследить, каким образом это нарушение будет устраняться.

В этом году мы запустим механизм контроля за общественным транспортом. Горожане смогут сфотографировать автобус с большим количеством выхлопных газов, указать номер маршрута и его регистрационный номер. Далее эта информация поступит в ГИБДД, и мы совместно примем меры по наказанию лиц, допустивших правонарушения. По результатам сезона проанализированная информация будет направлена в администрацию города для корректировки заключенных контрактов на перевозку горожан.

— Сейчас многие чиновники и министерства имеют аккаунты в социальных сетях. Работаете ли вы в этом направлении?

— Это тенденция времени. У нас есть аккаунты в «Инстаграме», «Фейсбуке», «Твиттере», «ВКонтакте» и «Одноклассниках». Официальный представитель министерства в социальных сетях — Иван Гринев, также мы создали открытую группу «Природа Кировской области». Таким образом, люди могут напрямую обратиться к нам с интересующим вопросом, минуя традиционные формы запросов. Такой подход дает возможность получить информацию более удобным и оперативным способом.

Досье:

Тимур Абашев. Заместитель министра охраны окружающей среды Кировской области. Родился 4 мая 1982 года в городе Нилидово Калининской области. Получил два высших образования.

В 2004 году окончил юридический факультет Московского гуманитарно-экономического института, в 2010 году — агрономический факультет Вятской государственной сельскохозяйственной академии.

В Кировскую область летом завезут генномодифицированные семена

жаль, ссылки не пропускают.
ГоМнО — это диверсия, геноцид и экоцид одновременно.
голосуя против ГоМна сегодня — ты выбираешь здоровое будущее!
«последние исследования Общенациональной Ассоциации генетической безопасности (ОАГБ) совместно с Институтом проблем экологии и эволюции им. А. Н. Северцова РАН в период 2008–2010 годов свидетельствуют о значительном негативном влиянии кормов, содержащих ГМО, на репродуктивные функции и здоровье лабораторных животных. Отчет об этом был представлен 14 апреля в пресс-клубе РИА Новости.
«У животных (принимающих ГМО) было обнаружено отставание в развитии и росте, нарушение соотношения полов в выводках с увеличением доли самок, уменьшение числа детенышей в помете, вплоть до их полного отсутствия у второго поколения, — сообщил заместитель директора ИПЭиЭ РАН, доктор биологических наук Алексей Суров.
— Было также отмечено значительное снижение репродуктивных способностей самцов».
«Результаты нашего исследования подтвердили данные тех европейских ученых, которые заявляли о негативных эффектах влияния на здоровье, возникающих при использовании ГМО в пищу лабораторных животных, — говорит президент ОАГБ Александр Баранов».

Мать очистная!

Автор фото: Егор Михалёв 1/8Тимур Абашев и Антон Казаков Автор фото: Егор Михалёв 2/8Михаил Шевелёв Автор фото: Егор Михалёв 3/8Денис Чепайкин Автор фото: Егор Михалёв 4/8Антон Суслов Автор фото: Егор Михалёв 5/8Наталья Метелёва, начальник отдела финансовых рынков и рекламы УФАС по Кировской области Автор фото: Егор Михалёв 6/8Денис Чепайкин и Антон Суслов Автор фото: Егор Михалёв 7/8Модераторы: Николай Голиков и Ольга Шаклеина Автор фото: Егор Михалёв 8/8

Очередной устный выпуск «ТДТ» прозвучал в стенах областной научной библиотеки имени А.И. Герцена. Эксперты журнала обсудили тему сотрудничества бизнеса и власти в вопросах экологии.

Авторы устного журнала:

– Тимур Абашев, замминистра охраны окружающей среды Кировской области, главный государственный инспектор по охране окружающей среды;
– Антон Казаков, заместитель межрайонного природоохранного прокурора Кировской области;
– Антон Суслов, совладелец ООО «Алтай-Сервис»;
– Денис Чепайкин, директор ООО «Коммунальщик»;
– Михаил Шевелёв, председатель совета АНО «Центр жилищной экономики и структурного развития региона», учредитель журнала «ТДТ».

Модераторы:
– Ольга Шаклеина, директор Фонда спасения запасов пресной воды «Хранители воды»;
– Николай Голиков, главный редактор «ТДТ».

«В экологических конфликтах, как правило, задействованы три стороны: это, во-первых, некое производство, некий бизнес, во-вторых – природоохранные органы, а в-третьих – общественные организации, – обозначили главных героев предстоящего обсуждения его модераторы Николай Голиков и Ольга Шаклеина. – При этом сам конфликт чаще всего оказывается следствием элементарного взаимонепонимания между этими тремя сторонами. Потому как, изначально, в сохранении окружающей среды заинтересованы они все. Отсюда – название нашего устного выпуска: «Бизнес и экология: в поисках баланса». Отсюда и наш вопрос: почему, как вы думаете, и на каком этапе это взаимонепонимание наступает – и что следовало бы изменить, чтобы от ненужных конфликтов перейти к взаимовыгодному сотрудничеству?».

Антон Суслов:

– Думаю, начать надо с конкретной проблемы. При этом не просто обсудить её, но и совместно выработать конкретный способ её решения. Поэтому приведу такой пример: в посёлке Аркуль, где проживает без малого две тысячи человек и работает судостроительный завод, вот уже несколько лет не работают очистные сооружения. Их функцию исполняет небольшой пруд-отстойник, этакое вырытое в земле корыто, которое, собственно, и аккумулирует все стоки. При этом располагается оно буквально в пятнадцати метрах от береговой линии реки Вятки – то есть ещё до дамбы, которая защищает посёлок от паводка. Соответственно весной, когда вода в Вятке поднимается метров на шесть, она всё, что в этом отстойничке накопилось, смывает и несёт вниз по течению – в Уржум, в Кильмезь и дальше.

Мы написали заявление в прокуратуру Нолинского района от частного лица с просьбой провести проверку, чтобы специалисты выяснили, куда все эти стоки в итоге уходят. На что получили позитивный такой ответ: дескать, на момент осмотра очистных сооружений установлено, что аэротенки не работают, вода в конусах отстойников имеет тёмный цвет и сильный специфический запах, биопруды заполнены и поросли растительностью, однако оснований для принятия мер прокурорского реагирования нет, так как выпуска сточных вод в реку или на рельеф местности не выявлено.

То есть если жижа через край в Вятку не течёт – то и проблемы, вроде как, нет. Хотя любому человеку понятно, что никуда больше, кроме как в Вятку, стокам из этих отстойников деваться некуда. Не через край – так через дренаж.

Построены эти очистные были ещё в советское время, когда Аркуль был серьёзным речным портом, на который приходили большие суда и выкачивали здесь через коммуникации все свои трюмные сбросы для последующей очистки и утилизации. Тем не менее, обследование отстойников на предмет наличия выпусков под водой специалистами проведено не было. Естественно, после прочтения такого ответа между заявителем и прокуратурой может возникнуть взаимонепонимание.

Антон Казаков:

– Проблема с очистными сооружениями в Аркуле нам в природоохранной прокуратуре хорошо известна, с 2014 года там регулярно работают представители надзорных органов. Сооружения на самом деле находятся в плачевном состоянии, а пруды-отстойники действительно расположены в непосредственной близости от береговой полосы. Тем не менее – и это факт, однозначно установленный инспекторами Роспотребнадзора: каких-либо признаков попадания сточных вод из отстойников в реку нет. Если у вас имеются какие-то другие данные, мы готовы на них оперативно отреагировать. Пока же могу сказать только одно: сообщения у этих прудов-отстойников с Вяткой нет – даже несмотря на столь близкое соседство.

Важно не забывать и про некоторые юридические моменты. Дело в том, что меры, которые могут применять контролирующие органы, носят, в основном, запретительный характер. А остановить деятельность очистных, оставив двухтысячный посёлок, где есть благоустроенные дома, в принципе без сооружений очистки мы себе позволить не можем. Денег, чтобы привести их в работоспособное состояние, в бюджете городского поселения всё равно нет. И потому решать эту проблему, на наш взгляд, было бы правильней другим путём – через администрацию района и правительство области.

Тимур Абашев:

– Хотел бы отдельно пояснить насчёт связи прудов-отстойников с рекой. Наш специалист выезжал на место и лично встречался с тем человеком, кто оставил в заявлении свой номер телефона и утверждал, что там есть подземная труба, через которую неочищенные стоки уходят в Вятку. Как выяснилось, сам этот человек никакой трубы никогда не видел, а знает про неё с чужих слов: мол, его просто попросили эту проблему озвучить. Тогда наш инспектор попросил, гарантировав конфиденциальность, как-то связать его с теми, кто этой информацией обладает, хотя бы по телефону – но в ответ получил отказ.

Что касается информации о загрязнении Вятки в районе Аркуля, которую распространяют общественные организации, – а я знаю, например, что туда выезжал Григорий Поскрёбышев, брал пробы, – то здесь есть вот какой момент. С процессуальной точки зрения официально использовать данные общественников мы не можем. То есть сигнал о том, что есть проблема, мы к сведению обязательно примем. И, уверен, наши коллеги из Росприроднадзора, получив подобную информацию, обязательно проведут на её основании полноценную проверку. Тем более что установить факт загрязнения водного объекта не так уж и сложно: берутся пробы воды выше предполагаемого места загрязнения, в предполагаемом месте и ниже его. А потом специалисты смотрят, есть ли изменение, и достоверно определяют, имел ли место перелив.

Антон Суслов:

– То есть, как я понимаю, чтобы изменить ситуацию к лучшему, нужно, чтобы инициативу проявила администрация Нолинского района. Чтобы её специалисты обсчитали, осметили, что минимально можно сделать для того, чтобы у двух тысяч жителей Аркуля появились более-менее нормальные очистные….

Михаил Шевелёв:

– Вы очень правильно говорите, Антон Валерьевич, более того: я уверен, что всё это в администрации уже сделано. Но проблема в том, что в рамках существующих межбюджетных отношений фраза «денег нет» чем ближе к экологии, тем громче и решительней звучит. Хотя, безусловно, и проект, и смета в любом случае необходимы. И инициатива должна исходить именно со стороны местной власти.

Антон Суслов:

– Ну, а чтобы местная власть зашевелилась, думаю, было бы неплохо, если б надзорные органы чуточку её подтолкнули. Потому что если прокуратура говорит, что оснований для принятия мер нет, то и у администрации тоже нет повода для беспокойства. А если мы все будем согласованно действовать, то, глядишь, и доведём дело до конца. Ведь надзорные органы, наверное, не только оштрафовать могут или приостановить деятельность, но и, например, обязать администрацию поселения совершить определённые действия (разработать проектную документацию, осметить, запланировать в бюджете) по приведению очистных в порядок.

Тимур Абашев:

– Работа по понуждению муниципальных органов власти к восстановлению и приведению в порядок очистных сооружений ведётся постоянно – и нами, и федеральными контролирующими органами, и прокуратурой. В случае по Аркулю – да, этого сделано не было. Почему? Сложно сказать. Это уже не только к экологам вопрос, но и к представителям сферы ЖКХ. В целом же такая работа идёт, деньги выделяются. В этом году, к примеру, в Климковке произошла модернизация очистных. Но если муниципалов надо подтолкнуть – давайте подтолкнём. Мы не отказываемся. Другое дело, что в правительстве области, чтобы нас поддержали и деньги выделили, мы должны доказать, что сегодня в Аркуле окружающей среде причиняется вред. Мы же здесь пока говорим довольно голословно. Наше министерство, со своей стороны, готово направить туда специалистов, можно – вместе с общественными организациями, с теми же «Хранителями воды», чтобы посмотреть, какая там концентрация.

Антон Суслов:

– Рассчитывать только на бюджетные деньги, думаю, было бы неправильно. В бюджете сейчас всё сложно. Налоговая приводила мне пример, что ещё три месяца назад в области было 43 крупнейших налогоплательщика, а теперь осталось лишь 25. Поэтому мы должны предложить альтернативный вариант решения – с привлечением частного капитала. Но тут важно понять, какой потребуется масштаб вложений и какие у проекта будут сроки окупаемости.

Денис Чепайкин:

– У нас в ООО «Коммунальщик» объёмы примерно в два раза больше, чем в Аркуле, и нам реконструкция обошлась в 60 миллионов – так что там уйдёт как минимум 30, и это по самому скромному расчёту. Возможно, потребуются и дополнительные вложения – в те же коммуникации.

У нас семь лет назад это был вопрос жизни и смерти, то есть решалось, быть вообще предприятию или не быть, поэтому выбора у нас особого не было – средства мы нашли, да и надзорные органы пошли навстречу, дали нам время. Не закрыли, хотя такие попытки тоже предпринимались.

Что касается выхода на рентабельность, это от очень многих факторов зависит. Мы, например, вышли в плюс только в 2015-м. Основные доходы в этом бизнесе идут от очистки промышленных стоков. У нас это предприятие «Артэкс», не будь его – мы бы не выкрутились. Потому что для населения тариф устанавливает Региональная служба по тарифам, и в Аркуле при двух тысячах населения он будет минимальным.

У нас для ООО тариф на услуги по водоотведению (9,72 рубля) и то установлен один из самых низких в Кирове, а жидкие бытовые отходы из выгребов частного сектора мы принимаем бесплатно. Ну и, разумеется, электроэнергия – затраты на неё для расчёта рентабельности будут ключевыми.

Антон Суслов:

– Хорошо. А вы могли бы подготовить для нас такое технико-экономическое обоснование, которое было бы применимо не только к аркульским, но и к другим очистным сооружениям в области, исходя из сроков окупаемости, скажем, в пять-семь лет. Чтобы мы могли понять масштаб и, соответственно, посчитать, какая именно форма господдержки была бы к данной ситуации применима. То есть вы как технарь подготовите нам ТЭО, а мы с Михаилом Анатольевичем, в свою очередь, попробуем за два-три месяца разработать саму программу, которую представим Тимуру Энвильевичу в министерство, чтобы он мог её каким-то образом вывести на уровень ОЗС.

Тимур Абашев:

– Всё, что будет снижать нагрузку на окружающую среду, мы, безусловно, поддержим.

Денис Чепайкин:

– Мне потребуется дополнительная информация. Хотя лучше, я думаю, для этих целей всё-таки обратиться в проектную организацию, тем более что мимо неё нам всё равно не пройти. Кстати, они могут предложить и какой-то более оптимальный, более технологичный вариант с учётом небольшой численности населения. Но для этого надо, чтобы администрация посёлка направила в проектную организацию заявку. То есть их надо, опять-таки, подтолкнуть.

Михаил Шевелёв:

– Самое печальное, что вот этот первый платёж – за проект, при том что цифра там обычно объявляется немалая, – сам по себе никакой проблемы не решает, а потому главы поселений всеми силами стараются его не совершать. С другой стороны, если за проект не заплатить, то и проблема останется нерешённой. То есть этот платёж в своём роде ключевой, это как бы переход от слов – к делу, от обсуждений – к документам. С ним наступает время запускать бюджетную машину, отправлять документы на областной уровень, чтобы они уже там вылёживались. Тем более что вылёживаются они порой по несколько лет. Пока проект школы на 200 учащихся в Русских Краях по кабинетам кочевал, в селе, дай бог, 20 школьников осталось. Люди же начинают разъезжаться, если школы нет.

Антон Суслов:

– Думаю, мы могли бы совместными усилиями разработать такую программу, которая бы в принципе помогла области оперативно решать подобные проблемы, не дожидаясь, пока разбегутся жители. Я даже сам, наверное, вложился бы в очистные в Аркуле, если б такая программа была, по которой я бы мог рассчитывать на поддержку государства, например, в виде каких-то льгот по налогам, которые зачисляются в региональный бюджет, или субсидирования процентной ставки по кредитам. У нас предприятие крупное, мы входим в число крупнейших налогоплательщиков области, и если нам дать определённое понижение, – скажем, 2% по налогу на прибыль, – это была бы ощутимая поддержка. Да, бюджет бы не досчитался моих налогов, но в будущем периоде – зато уже сегодня бы сэкономил на затратах на реконструкцию очистных. И, к слову, деньги бы эти ушли не куда-то на сторону, а на создание тех же рабочих мест у нас же в области в сфере экологии. И мы ведь не одни такие.

Михаил Шевелёв:

– Ну вот, все роли и распределены. Антон Евгеньевич поможет нам, подтолкнув местную власть к активной работе, Денис Васильевич подготовит расчёты, мы с Антоном Валерьевичем напишем программу, а Тимур Энвильевич поддержит её на уровне правительства. А там, как знать – может, она и вправду приживётся и заработает.

Антон Суслов:

– И ведь вся наработка созрела буквально сегодня за этим столом.