Базовые принципы экономики

Узнать, почему доллар все еще растет

При поддержке сайта

Экономика — это не абстрактная наука, а то, с чем мы сталкиваемся ежедневно: во время похода в магазин или рассчитывая бюджет семьи на месяц. Разбираясь в простых экономических законах, вы существенно облегчите себе жизнь и сможете, наконец, понять, в чем суть мирового финансового кризиса и как глобальная экономика влияет на вашу жизнь.

Обратите внимание на эти книги. Они помогут понять, как устроена экономика.

Как устроена экономика

Экономист из Кембриджа Ха-Джун Чанг разложит по полочкам всю современную экономику. И сделает это занимательно, доступно и остроумно. Даже если вы ничего не знали об экономике, после прочтения его книги вы будете знать все.

Только реальные примеры и идеи, которых нет в учебниках по экономике.

Вы узнаете, что экономические теории пронизывают всю нашу жизнь. И как будущее европейской валюты, неравенство в Китае, состояние промышленности в США влияет на вашу повседневную жизнь.

Система Кудрина

Уникальное журналистское расследование, которое изменит ваше представление о современной России. Книга составлена на основе десятков честных интервью с российскими министрами, политиками, чиновниками и предпринимателями. Теми, кто создавал будущее нашей страны.

Неизвестная сторона экономического и политического курса Путина, истинные причины ключевых решений в экономике (от либеральных реформ до дефолта 1990-х, от первых реформ Путина до национальных проектов и Олимпиады в Сочи), прогнозы того, что ждет нас впереди — в этой книге вы найдете ответы на многие вопросы, которые не принято задавать в СМИ.

Экономика всего

Книга для тех, кто не понимает, что происходит в мире. Она поможет разобраться в хаотичных на первый взгляд процессах, понять, что нас ждет впереди, и задуматься о том, правильно ли мы живем.

Вы увидите иную экономическую картину мира. И получите ответы на многие вопросы.

Почему люди вынуждены ходить на дуэли, иногда давать взятки гаишникам и никогда не торговаться в супермаркетах? Почему считается, что государство может все, что роднит его с бандитом, и как мы с ним договариваемся?

Вас ждут занимательный язык, множество остроумных примеров и неожиданных выводов.

Будущее: рассекречено

4 сценария развития будущего от известного аналитика. В своей книге Барроуз расскажет о том, какие значительные сдвиги и тренды ждут нас до 2030 года. Среди них: беспрецедентное старение населения, безудержная урбанизация, рост среднего класса во всем мире, рост экономической мощи Востока, новые технологии.

Хотите знать, что будет завтра? Эта книга точно для вас.

Из третьего мира в первый

Яркий пример того, что возможно все. Эта книга написана человеком, который за короткое время превратил крошечный город-остров Сингапур без природных ресурсов в предмет восхищения многих мировых держав.

Уроки мудрости, полезные примеры и советы от человека выдающихся способностей помогут каждому поверить в свои силы и понять, что любую мечту можно превратить в реальность.

Книга будет интересна всем, кто интересуется экономикой, политикой и психологией отношений. А также для тех, кто не верит, что отсталое государство может быстро стать передовым.

Гейм-дизайнер и менеджер по монетизации Евгений Судак впервые на Манжетах ГД открывает серию статей об игровой экономике.

Здравствуйте, меня зовут Евгений Судак, и я гейм-дизайнер. Хотя нет. На самом деле я не гейм-дизайнер. Я и в разработку игр пришёл не так давно. Правильнее будет, наверное, назваться доморощенным экономистом виртуальных экономик и продажником. Это то, что я знаю и умею. Это то, чем я занимаюсь очень давно и очень люблю. Это моя первая статья на Манжетах, и сегодня я хочу начать разговор об игровых экономиках. Тема большая и благодатная, поэтому это будет цикл статей — я не хочу проскакать по верхам, хотелось бы хотя бы некоторые аспекты покрыть более глубоко, чтобы вы получили не только 5-10 минут чтения, но и какую-то полезную информацию.

Для начала давайте определимся с тем, что считать игровой экономикой. Для работы я использую следующее определение: «Экономика — аспект игры, определяющий получение и трату внутриигровых сущностей». Достаточно размыто, не так ли? Что же, начнём уточнять.

Многие, говоря об экономике, совершают ошибку, считая экономикой только начисление и трату внутриигровой валюты. Однако это понятие гораздо шире. В этом разделе я постараюсь покрыть основные типы игровых экономик.

Глобально экономики делятся на:

  • активные — когда игрок может сам тратить получаемые ресурсы;
  • пассивные — когда игрок не может влиять на трату ресурсов;
  • статические — когда игрок не влияет на скорость получения ресурса;
  • динамические — когда игрок может изменять скорость получения ресурса;
  • скрытые — когда игрок не видит самого ресурса;
  • прозрачные — когда игроку видим ресурс;
  • линейные — когда со временем игры объёмы ресурса не меняются;
  • инфляционные — когда объёмы и масштабы изменяются со временем.

При этом нужно понимать, что это лишь базовая классификация, аспектов может быть куда больше. Однако этот базис позволяет в первом приближении понять, с чем мы имеем дело и как с этим работать.
Для начала возьмём несколько примеров:

  • хитпоинты в классическом шутере — пассивная, статическая, прозрачная, линейная;
  • хитпоинты в ММОРПГ — пассивная, динамическая, прозрачная, инфляционная;
  • энергия в Матч-3 — активная, динамическая, прозрачная, инфляционная;
  • MMR в онлайн-шутере — пассивная, статическая, скрытая, линейная.

Уверен, даже эта классификация может вызвать вопросы и несогласие — вы вполне можете знать примеры игр, где та или иная экономика реализована по другому — и это прекрасно! Больше экономик хороших и разных! Здесь я привожу всего лишь усреднённые примеры. Однако я, похоже, увлёкся. Об экономике различных нестандартных вещей мы поговорим позже, а в этой статье давайте сосредоточимся на классической одновалютной экономике.

Большинство игр предпочитают разделять софт и хард валюту. Это оставляет куда больше пространства для манёвра и позволяет компенсировать ошибки, сделанные в одной из экономик за счёт другой. Предположим некую игру, в которой у нас есть две валюты — монеты и кристаллы. Монеты — софт и основной инструмент игрока, кристаллы — хард, используется для премиум-опций и монетизации.

По нашей классификации отнесём их к следующим типам:

  • монеты — активная, динамическая, прозрачная, инфляционная;
  • кристаллы — активная, статическая, прозрачная, линейная.

В рамках данной статьи мы ставим за кадром кристаллы и сосредоточимся на монетах.
С экономической точки зрения игра — соревнование игрока и гейм-дизайнера. При этом в хорошей игре, несмотря на победу ГД, у игрока создаётся впечатление, что побеждает именно он. Этого можно добиться разными путями — кумулятивными бонусами, дополнительными задачами или же экстра наградами за скилл. При этом все эти возможности в хорошем гейм-дизайне должны быть учтены, чтобы не вызвать у игрока чрезмерное накопление ресурсов. Как это сделать?

На помощь приходит лучший друг любого гейм-дизайнера — Эксель. Планирование активностей, подведение баланса доходов и расходов в зависимости от стиля игры необходимо для того, чтобы спрогнозировать финансовое состояние игрока в тот или иной момент игры. Для чего это нужно? Ну, во-первых — для монетизации. В моменты недостатка ресурсов игрок более склонен монетизироваться, чем во время изобилия. Во-вторых, для недопущения провала игрока по экономическим показателям — это приводит к фрустрации и уходу.

Несколько простых примеров на одной валюте:

Здесь мы видим, что гейм-дизайнер попытался построить линейную экономику, но при этом не учёл, что доход игрока, казалось бы, всего чуть больше расхода, но при этом кумулятивный эффект от этого колоссальный. Собственно, таким подходом грешат многие классические РПГ игры, когда в начале игрок испытывает трудности с ресурсами, но ближе к концу игры может натурально скупить полмира. И если в обычной покупной игре это простительно, то F2P игра на этом заканчивается.

Второй пример:

Классический пример жёсткой монетизации. Когда доходы игрока остаются примерно на одном уровне, а расходы постоянно растут. И тут у игрока встаёт выбор, либо компенсировать это за счёт кристаллов (их нет на графике во избежание усложнений, но мы держим их в уме), либо страдать от постоянной нехватки ресурсов. Уйдя в ноль на седьмой день, игрок либо монетизируется в ближайшие дня два-три, либо уйдёт, либо будет влачить жалкое существование. Это то, что многие называют «Азиатской моделью». Лично мне она не нравится, так как подразумевает не очень долгую жизнь пользователя в проекте. Но выбор за вами.

Третий пример:

Здесь предыдущий подход слегка смягчён за счёт увеличения ежедневных доходов игрока. За счёт роста доходов голод наступает немного позже, и ощущается не так сильно, но он всё также необратим.
Что можно посоветовать играм с такими моделями? По возможности конвертируйте игрока до того, как он зашёл в зону необратимого голода. В рамках этих графиков — 10-12-й день.

Четвёртый пример:

Здесь гейм-дизайнер попытался предусмотреть плановые провалы в экономике, но опять же, не учёл накопленных ранее ресурсов, поэтому первое неудобство игрок ощутит лишь на 14-й день игры. Это не плохо, но нужно понимать, что в моменты накопления игрок вряд ли монетизируется. Если вы уверены в своём геймплее на две недели вперёд — дерзайте!

Пятый пример:


Одна из моих самых любимых схем — когда игроку даётся стартовое накопление, потом он плавно доводится до точки дефицита, после чего следует отскок, снова дефицит, снова отскок. На графике этого не видно, я не стал его продолжать до бесконечности, однако имеет смысл давать отскоки, постепенно уменьшая их частоту. Таким образом мы, с одной стороны, помещаем игрока в некомфортные условия, склоняя его к монетизации, а с другой — периодически даём ему вздохнуть свободно, чтобы он не отчаялся.

Данные примеры специально упрощены и приведены к одной валюте. В реальности вас ждёт, во-первых, гауссово распределение доходов и расходов игроков в зависимости от их активности; во-вторых, большее количество валют с возможностью компенсации и те вещи, которые вы не предусмотрели. Как обычно, ни один план не выдерживает столкновения с реальностью. Что же делать?

Советов тут будет несколько.

Во-первых — создавая дополнительный внеплановый доход, поддержите его внеплановыми необязательными расходами. Дайте игрокам со вкусом потратить тяжким трудом заработанные ресурсы. Это можно сделать помещением в магазин более востребованных товаров или временными скидочными акциями, или продажей необязательных для игры вещей. Также неплохо себя показывают различные фан-активности.

Во-вторых — создавайте циклический дефицит. Когда у вас больше одной валюты (лучше всего работает от трёх), постарайтесь сделать так, чтобы у игрока всегда была одна валюта в изобилии, одна в режиме активной траты и одна в стадии дефицита. После чего в определенные моменты игры меняйте их местами. Таким образом игрок будет одновременно чувствовать и изобилие, и дефицит, что, с одной стороны, оставит его в игре, а с другой — склонит его к монетизации.

В третьих — держите руку на пульсе экономики. Иногда под влиянием тех или иных игровых событий доходы игроков могут резко падать или возрастать. В идеале вы в любой момент времени должны знать средний и медианный баланс валют у игроков. Тогда вы сможете поддержать разваливающуюся экономику до того, как она упадёт на дно Марианской впадины или выйдет на орбиту Сатурна.

Под новой экономикой обычно понимается экономика знаний, которая ведет себя совершенно иначе, чем привычная нам экономика материальных благ. К примеру, последние исчезают в процессе потребления, а знания, наоборот, прибавляются. Любая деятельность порождает больший объем знаний, чем потребляет. При каждой передаче знаний количество их обладателей увеличивается. При этом, в отличие от материальных благ, цена которых пропорциональна их редкости, чем больше в обществе потребляется знаний, тем больше их становится, тем они качественнее и ценнее. Другой отличительной особенностью экономики знаний является возможность бесконечного и незначительного по себестоимости тиражирования ее достижений, которые не убывают у продавца и не увеличивают его издержки с ростом тиража. Наоборот, в отличие от материальных благ, с ростом тиража увеличивается доходность знаний. Их накопление и хранение не влечет существенных дополнительных издержек. Все эти свойства позволяют широко использовать знания как общественные блага.

Что такое новая экономика и чем она отличается от старой?

Под новой экономикой обычно понимается экономика знаний, которая ведет себя совершенно иначе, чем привычная нам экономика материальных благ. К примеру, последние исчезают в процессе потребления, а знания, наоборот, прибавляются. Любая деятельность порождает больший объем знаний, чем потребляет. При каждой передаче знаний количество их обладателей увеличивается. При этом, в отличие от материальных благ, цена которых пропорциональна их редкости, чем больше в обществе потребляется знаний, тем больше их становится, тем они качественнее и ценнее.

Другой отличительной особенностью экономики знаний является возможность бесконечного и незначительного по себестоимости тиражирования ее достижений, которые не убывают у продавца и не увеличивают его издержки с ростом тиража. Наоборот, в отличие от материальных благ, с ростом тиража увеличивается доходность знаний. Их накопление и хранение не влечет существенных дополнительных издержек. Все эти свойства позволяют широко использовать знания как общественные блага. Знания можно уподобить философскому камню в экономике — они дают возможность бесконечного самовоспроизводящегося экономического роста, подъема благосостояния и качества жизни населения.

Научно-технический прогресс обеспечивает сегодня основную часть прироста валового продукта развитых стран — по эконометрическим моделям свыше 90%. Однако использование знаний требует определенных усилий, они приобретают ценность только в рамках определенной технологии их применения. Кроме того, хотя знания не исчезают, они быстро устаревают — при современных темпах НТП прекращение исследований влечет обесценение знаний на 20-25% в год. При этом объем знаний, которым располагает человечество, удваивается каждые двадцать лет.

Проводившаяся в постсоветской России экономическая политика игнорировала экономику знаний. Реформы сопровождались колоссальными потерями накопленных знаний. Приватизационная кампания привела к фактическому уничтожению прикладной науки, а более чем десятикратное сокращение расходов на НИОКР в 90-е годы повлекло соответствующее обесценение имеющегося в стране запаса знаний.

Сохранившаяся часть интеллектуального потенциала позволяет пока еще рассчитывать на успех в построении новой экономики при условии проведения адекватной указанным закономерностям и особенностям экономики знаний, системной и целенаправленной политики. Однако инновационная активность российских предприятий уже многие годы застыла на 10%-ном уровне, а доля наших продуктов на мировом высокотехнологическом рынке упала до трудноразличимой величины в 0,2%. В данной ситуации, прежде чем строить, нужно разобраться в причинах отторжения новой экономики сложившейся в России системой хозяйствования.

В чем причины неудач?

Ключевой причиной хронической невосприимчивости российской экономики к модернизационным призывам руководства страны является неадекватность особенностям и закономерностям экономики знаний проводимой экономической политики. Лежащая в ее идеологической основе неоклассическая теория рыночного равновесия не замечает современной экономики знаний и игнорирует НТП, который является основным фактором современного экономического роста. Передовая экономическая мысль давно указывает на неадекватность неоклассической парадигмы реальным процессам экономического развития и иллюзорность лежащих в ее основе аксиом — начиная от обладающего абсолютным знанием homo economicus и заканчивая совершенной конкуренцией.

Экономика никогда не бывает в состоянии рыночного равновесия. Игра рыночных сил бесконечно порождает новые знания, навыки и возможности, что делает экономические процессы неравновесными, неопределенными и нелинейными. Сидящий в головах ряда руководителей наших экономических ведомств набор классических мифов из популярных учебников об экономике рыночного равновесия мешает им видеть реальные экономические процессы. Руководствуясь схоластическими моделями, импортированными в теорию рыночного равновесия из классической механики позапрошлого века, они не в состоянии признать собственные ошибки, подменяя их анализ банальными рассуждениями о целесообразности свертывания государственного вмешательства в экономику, которое, по их мнению, искажает влияние рыночных сил и мешает достижению состояния равновесия. На пути построения мифологической экономики рыночного равновесия российское государство лишило себя большей части собственности, капитала и компетенций управления развитием.

Однако попытки перехода к научно обоснованной и подтвержденной успешной практикой многих стран политике развития блокируются доминирующими в российской экономике интересами. В том числе интересами олигархического бизнеса, который извлекает сверхприбыли за счет своего монопольного положения, природной и административной ренты. Отвергает переход к политике развития и коррумпированная часть госаппарата, которая не желает брать на себя ответственность за реализацию проектов модернизации экономики, предпочитая паразитировать на госмонополиях. Еще одной влиятельной силой, не заинтересованной в изменениях, является международный капитал и поддерживающие его интересы вашингтонские финансовые организации. Эти интересы заключаются в демонтаже межгосударственных барьеров на путях движения международного капитала, подпитываемого безбрежной эмиссией долларов и евро под наращивание американских и европейских долговых обязательств.

Проводившаяся денежными властями монетарная политика эмиссии рублей под прирост валютных резервов с отказом от валютного контроля и стерилизацией бюджетных доходов фактически означала дотирование американской финансовой системы за счет российских экспортных поступлений. Вывозя за рубеж сотни миллиардов долларов сбережений под 2-3% годовых, Россия привлекает иностранный капитал под 7-8% годовых. Тем самым мы фактически меняем свои заработанные за счет экспорта товаров длинные дешевые деньги на дорогие краткосрочные кредиты зарубежных эмиссионных центров. Российской финансовой системе эта политика обходилась прямой потерей 20-50 млрд.долл. в год только на разнице процентов, уходивших на поддержание американских финансовых пирамид. Неудивительно, что американские денежные власти были в восторге от такой политики и без устали хвалили проводившего ее министра финансов, называя его лучшим в мире.

Эта политика является разновидностью так называемого «валютного правления», изобретенная более века назад англичанами для управления некоторыми своими колониями. Им разрешали выпускать собственные деньги только под покупку фунтов. Таким образом развитие колоний направлялось исключительно спросом со стороны метрополии, сырьевым придатком которой они автоматически становились. Так и наш Центральный банк эмитировал рубли главным образом под покупку долларов, евро и фунтов. Основным результатом такой денежной политики стала привязка российской экономики к обслуживанию потребностей мирового рынка и интересам иностранных кредиторов — ее развитие направляется притоком иностранной валюты, источником которого является либо экспорт сырья, либо иностранные инвесторы. В рамках этой неоколониальной по существу политики у России нет возможностей для самостоятельного развития — источники его финансирования искусственно выведены за рубеж, там же заморожены собственные сбережения. В результате мы лишь наполовину используем свой инвестиционный потенциал — норма сбережений в нашей экономике все постсоветские годы в полтора раза превышает норму накопления.

Оставшаяся часть вывозилась и до сих пор вывозится за рубеж. И дело отнюдь не в отсутствии проектов — более миллиона умных голов покинули Россию и успешно реализуют свои проекты за рубежом. Проводимая денежная политика лишает российскую экономику возможностей для самостоятельного генерирования долгосрочных кредитов и сужает спектр направлений развития до экспорта сырья и импорта инвестиций. Когда В. В.В.Путин пишет о недопустимости жертвовать экономикой страны ради чистоты экономической теории, он имеет в виду ту самую теорию рыночного фундаментализма, о неадекватности представлении которой говорилось выше. Но есть современная теория экономического развития, которая подтверждает логику рассуждений председателя Правительства и позволяет ее реализовать в научно обоснованной экономической политике. Он правильно пишет об успешном опыте модернизации Кореи и Китая, подтверждающем эту теорию. Я бы к этому добавил и опыт других новых индустриальных стран, современных Индии и Бразилии, послевоенных Японии и Западной Европы, да и нашей страны, которая неоднократно совершала индустриальные рывки.

Направления строительства новой экономики

В своей статье В.В.Путин ставит ряд задач построения новой экономики. Первая – увеличение расходов на НИОКР как государством, так и бизнесом. В том числе перед частными корпорациями ставится задача направлять 3-5% валового дохода в исследования и разработки, одновременно предлагая создать соответствующие налоговые стимулы. Несколько лет назад Правительством были инициированы поправки в налоговое законодательство, которые позволили расходы на разработку и освоение новой техники относить на себестоимость продукции и вычитать тем самым из налогооблагаемой прибыли. Нужно делать следующие шаги в этом направлении — расширять перечень таких расходов, предоставлять налоговые кредиты и премии на внедрение новой техники, освобождать от налогообложения расходы предприятий на образование кадров, инвестиции в создание фондов финансирования научно-технических разработок.

Вместе с тем, как правильно отмечает В.В.Путин, главным стимулом для обновления производства является конкуренция. В создании высококонкурентной среды заключается вторая задача построения новой экономики. У олигархических структур, занимающих монопольное положение и на рынке, и в приемной партии власти, таких стимулов нет. Извлекая сверхприбыли из своего монопольного положения и распоряжения принадлежащими государству недрами, они «не парятся» освоением новых технологий. Даже в самой благополучной нефтяной отрасли многие частные кампании свернули расходы на исследования в геологоразведке, инжиниринг передали американским фирмам, производимое в России оборудование стали закупать за рубежом.

Производительность труда в нефтяной промышленности сегодня втрое ниже, чем была двадцать лет назад в советское время. Зато руководители приватизированных предприятий обзавелись армией прислуги, личными самолетами и роскошными дворцами. Перевод ими своих активов в заграничные оффшоры объясняется скорее их стремлением спрятать от государственного контроля незаконно присвоенные доходы и уйти от налогов, чем плохим деловым климатом, в улучшении которого В.В.Путин видит еще одну задачу построения новой экономики. При этом он честно указывает на одну из главных причин неудовлетворительного состояния делового климата — системную коррупцию.

Во многом она стала следствием разгрома государственности, учиненного под либеральными лозунгами теми же олигархами, подкупавшими ради присвоения госсобственности и обхода законодательства чиновников, судей, депутатов. В.В.Путин с осторожностью пишет о продолжении линии на дальнейшее разгосударствление экономики и приватизации ключевых госактивов. Он указывает на необходимость поиска оптимального соотношения между ролью государства и частной инициативой. Главный вопрос, на который нужно при этом ответить, заключается не в том, много у нас государства или мало. Речь должна идти о повышении его эффективности, также как и рыночных механизмов. У нас не работает должным образом ни то, ни другое. Как показывает опыт развивающихся стран, это взаимосвязанные вещи. Без эффективного государственного регулирования невозможна нормальная работа рыночных механизмов — они зарастают монополиями. И, наоборот, без здоровой конкурентной среды государственная машина вязнет в коррупции.

В такие структурные кризисы, как нынешний, когда идет смена технологических укладов, роль государства в стимулировании обновления экономики на новой технологической основе незаменима. Рыночные механизмы в эти периоды дают сбой, так как привычные направления инвестирования капитала перестают давать прибыль и нарушается механизм его воспроизводства. Экономика впадает в депрессию, а финансовый рынок переходит из стационарного режима в турбулентный — высвобождающийся из останавливающихся производств капитал не находит себе приложения и вовлекается в пирамиды финансовых спекуляций. Выход из кризиса на новую волну экономического роста происходит по мере становления нового технологического уклада, создающего качественно новые возможности для производства и потребления, многократно повышающего эффективность использования ресурсов.

Для обеспечения этого становления нужен мощный инициирующий импульс со стороны государства, так как депрессивное состояние экономики и турбулентность на финансовых рынках блокирует нормальную работу рыночных механизмов воспроизводства и сопровождается обесценением значительной части финансового, физического и человеческого капитала. О масштабе такого импульса свидетельствует опыт преодоления глобальных кризисов такого рода в прошлом. В 70-е годы прошлого века переход к новому технологическому укладу был опосредован «звездными войнами», а депрессия 30-х годов была преодолена ценой катастрофы Второй мировой войны.

Выход из нынешнего глобального кризиса также требует достаточно мощных усилий государства по обеспечению структурной перестройки экономики на основе нового технологического уклада. Названные В.В.Путиным приоритетные отрасли связаны с его ядром, которое растет в развитых странах, несмотря на кризис, с темпом около 35% в год (кластеры нано-, био- и информационно-коммуникационных технологий). Нужную для реализации этих приоритетов концентрацию ресурсов может обеспечить только государство. И это надо делать масштабно и быстро — те, кто раньше других оседлает новую волну экономического роста, станут лидерами нынешнего века. Чтобы преодолеть нарастающее отставание нам нужно увеличивать финансирование ключевых направлений становления нового технологического уклада в десятки раз. При этом расходы на науку должны в целом вырасти втрое, а норма накопления – не менее чем в полтора раза – до 35-40% ВВП. Важно понимать, что в преодолении структурного кризиса важно время освоения производств нового технологического уклада. Те, кто это делают в начальной фазе его развития, получают сверхприбыль, вкладывая при этом немного средств и формируя новую волну роста. Те, кто опаздывает, наталкивается на уже созданные барьеры, для преодоления которых требуются большие средства без гарантий достижения технологических преимуществ.

Глобальный кризис создает «окно возможностей» для технологического прорыва. Решение поставленных В.В.Путиным задач требует мобилизации всех имеющихся ресурсов на цели опережающего развития. При этом определенные им ориентиры повышения доли высокотехнологичных производств в полтора раза, двукратного роста производительности труда, повышения реальной зарплаты в 1,6-1,7 следует рассматривать как программу-минимум. Если мы правильно выберем приоритеты и создадим финансово-промышленный механизм их реализации, ориентированные на опережающее становление нового технологического уклада, то успеем оседлать разворачивающуюся на наших глазах новую волну глобального экономического роста и вывести российскую экономику на траекторию устойчивого подъема экономики с темпом не менее 8% прироста ВВП в год.

Механизмы подъема новой экономики

Новая экономика строится на творческой активности граждан. Чтобы быть созидательной и конструктивной, она должна быть соответствующим образом организована и включать множество необходимых элементов и механизмов. В решении этой задачи нет простых решений. В частности, наивно надеяться на чудодейственность приватизации — весь российский опыт 90-х годов опровергает излюбленный тезис либералистов о том, что частная собственность всегда управляется эффективнее, чем государственная. Все зависит от того, как она была получена. Если предприятие было приватизировано посредством подкупа чиновников по многократно заниженной цене, то мотивов ее легального развития у новых собственников не возникает.

Приватизированные таким образом в 90е годы многие промышленные предприятия были разграблены и перепроданы уже в виде недвижимости. В этом, прежде всего, заключается причина чудовищной деградации и деиндустриализации российской экономики. При этом высокотехнологические производства сохранились только в госсекторе, почти все приватизированные конструкторские бюро, научно-исследовательские институты и машиностроительные заводы были новыми собственниками перепрофилированы в складские помещения или объекты недвижимости.

В.В.Путин в этих условиях принял единственно правильное решение по созданию крупных вертикально интегрированных госкорпораций и промышленных холдингов, собрав в них оставшиеся после прихватизационного разгрома жизнеспособные предприятия и научно-исследовательские коллективы в целях сохранения производственного и интеллектуального потенциала. Он правильно пишет о том, что в этих секторах частной инициативы просто не было — госкорпорации созданы в секторах наукоемкой промышленности с олигополистической глобальной конкуренцией. И речь сегодня должна идти, прежде всего, о повышении эффективности их работы, для чего нужна не приватизация, а четкие требования к их управляющим, которые должны отвечать за результаты своей деятельности. Это, в свою очередь, требует прозрачности и четкой системы показателей, отчетности и соревнования между менеджерами за лучшие достижения.

Все это невозможно без системы стратегического планирования. В свою очередь, для модернизации частного сектора необходимы длинные деньги. Необходимый для модернизации экономики их объем, однако, не может быть получен только на основе частных сбережений. В наших условиях, когда все активы российских банков не превышают по размеру активы одного крупного американского или японского банка, частный сектор не в состоянии обеспечить модернизацию экономики инвестициями. Тем более его основную часть еще надо вытянуть из оффшорной трясины.

Без дальнейшего быстрого наращивания мощности государственных институтов развития не удастся вывести инвестиционную активность на необходимый для структурной перестройки и модернизации экономики уровень. Также как без активного использования механизма рефинансирования Центральным банком коммерческих банков под залог платежных обязательств производственных предприятий не удастся сформировать полноценную банковскую и финансово-инвестиционную систему. В силу структурных особенностей нового технологического уклада государство обречено играть ведущую роль в его становлении и развитии. Его основные несущие отрасли – наука, образование и здравоохранение – как минимум, наполовину объективно должны финансироваться государством. Роль государственной поддержки инновационной активности возрастает и для корпоративного сектора, инвестиции которого в интеллектуальные активы превышают в развитых странах 10% ВВП. По оценкам ОЭСР, рост государственных ассигнований на НИОКР на 1% на 0,85% повышает вероятность успешности нововведений и на 0,7% увеличивает долю новых продуктов в товарообороте.

Таким образом, государство прямо или косвенно определяющим образом влияет на формирование и развитие более чем половины экономической активности. Значение государства в построении новой экономики не сводится к количественным характеристикам государственных расходов или собственности.

Еще более важным является качество государственного управления. Оно должно отвечать требованиям экономики знаний, среди которых — творческий подход к делу и креативность мышления, готовность к непрерывным инновациям, владение информационными технологиями. И, самое главное, оно должно задавать соответствующую экономике знаний шкалу нравственных ценностей и формировать их в общественном сознании посредством системы образования и культуры. Ключевое значение в этой шкале имеют характерные для нашей культуры ценности первенства духовного над материальным, стремления к правде и справедливости, социальной ответственности и патриотизма, коллективного творческого труда и индивидуальной ответственности, которые дают нам существенные сравнительные преимущества в созидании экономики знаний. Последняя является основой новой экономики, о необходимости строительства корой говорит В.В.Путин. Успех этого строительства определяется новым мышлением, свободным от мифологии либертарианских догматики, основанным на научных знаниях о закономерностях современного социально-экономического развития и четком понимании наших возможностей опережающего развития в условиях нарастающей глобальной нестабильности.

Каждый человек, должен разбираться в экономике. Без этого в современном мире никуда. Ведь нас окружают тысячи финансовых учреждений, с работой которых нам приходится сталкиваться все чаще и чаще.

Как человеку, который не имеет экономического образования вникнуть в суть экономики?

Предлагаю вам 8 простых способов познать современную науку экономику.

1) Пойти в библиотеку и взять учебник по основам экономики. Вам нужно с чего-то начинать. Для того что бы понимать сложные процессы экономики , вам нужно знать азы.

2) Смотрите фильмы, посвященные тематике денег и финансов. Сейчас в сети есть огромное количество списков фильмов на разные темы.

3) Ходите на семинары. Посетите курсы профессиональных бухгалтеров. Существует множество бесплатных и платных семинаров, посвященных теме денег и бизнеса. Не поленитесь ходить на такие хоть раз в пару месяцев. Может вам посчастливится попасть на стоящий семинар, который сможет изменить всю вашу жизнь.

4) Читайте экономические новости. Даже если вы не будете понимать все с первых разов, вы постепенно сможете разобраться.

5) Интересуйтесь. Спрашивайте своих друзей о их опыте с финансовыми учреждениями. В каких банках они хранят свои деньги , в какой валюте и т.д.

6) Читайте книги посвященные теме денег и бизнеса. Даже если вы в восторге от своей работы, никогда не помешает знать ,как начать свой собственный бизнес.

7) Играйте в экономические игры. Когда вам предстоит по нянчить младших братьев или двоюродных сестричек, вы можете использовать время с пользой и поиграть в монополию, крысиные бега или другие развивающие игры денежной тематики.

8) Ведите собственный бюджет. Вы сможете контролировать свою жизнь. Сейчас существуют множество сайтов, где можно удобно вести бюджет.

Интересуйтесь деньгами и экономикой, тогда она тоже будет интересоваться вами.

Оглавление к книге Экономика для чайников

Оглавление
Об авторе 13
Введение 15
Часть I. Экономическая теория — наука о том, как люди решают проблему дефицита 21
Глава 1. Почему следует изучать экономическую теорию 23
Глава 2. Пирожное или мороженое? Изучение потребительского выбора 35
Глава 3. Выпуск правильно выбранных товаров для максимального удовлетворения человеческих потребностей 47
Часть II. Макроэкономика — наука об экономическом росте и стабильности 67
Глава 4. Макроэкономические показатели: как экономисты следят за всем 69
Глава 5. Инфляция: почему много денег не всегда хорошо 89
Глава 6. Почему происходят рецессии 107
Глава 7. Борьба с кризисами с помощью монетарной и фискальной политик 133
Часть III. Микроэкономика — наука о поведении потребителей и предприятий 159
Глава 8. Предложение и спрос 161
Глава 9. Знакомьтесь: потребитель, максимизирующий полезность 185
Глава 10. Основа капитализма: предприятие, максимизирующее прибыль 203
Глава 11. Почему экономисты любят свободные рынки и конкуренцию 229
Глава 12. Монополии: как плохо ведут себя те, у кого нет конкурентов 253
Глава 13. Олигополия и монополистическая конкуренция 275
Глава 14. Права собственности и их отсутствие 297
Глава 15. Несостоятельность рынка: асимметричная информация и общественные товары 309
Часть IV. Великолепные десятки 325
Глава 16. Десять (или почти десять) известных экономистов 327
Глава 17. Десять очаровательных экономических заблуждений 333
Глава 18. Десять самых ценных экономических идей 341
Глоссарий 347
Предметный указатель 353