Денежное обязательство

§ 3. Основания возникновения денежного обязательства

Обязанность платить деньги может непосредственно выткать из договора или закона и составлять первоначальное содержание обязательства, как это, например, имеет место, когда покупатель обязан платить за товар или акцептант векселя — платить по векселю или когда одно лицо обязано выплачивать другому денежное содержание.

Но обязанность платить деньги может служить санкцией за неисполнение обязательства, первоначальным предметом которого являются не деньги, а иные вещи или услуги или какое-либо иное действие: сюда, например, относится обязательство продавца возместить убытки путем уплаты денег в случае недостатка товара.

Этот второй вид денежных обязательств вытекает из того, что деньги являются всеобщей формой стоимости; отсюда возникает экономическая возможность замены любого предмета долга его денежным эквивалентом. Такая замена (в порядке изменения содержания первоначального обязательства или в порядке прекращения первоначального обязательства с заменою его новым, направленным на уплату денег), может быть результатом соглашения сторон, но может вытекать и из закона (см. ниже, гл. II, § 12).

Для всех тех случаев, когда обязательство платить деньги вытекает из закона, или когда момент платежа наступает позднее, нежели момент возникновения долга, законодатель имеет возможность эффективно предписать, чтобы платеж происходил путем передачи кредитору определенных вещей, которые называются «законным платежным средством».

§ 4. Законное платежное средство и объект денежного обязательства

Понятие законного платежного средства в истории права подверглось весьма существенной эволюции: некогда отказ в приеме денег, снабженных платежной силой по закону, рассматривался как преступление, влекущее за собой уголовно-правовые санкции, и пережитки этого взгляда сохранились в странах, гражданское право которых основано на Кодексе Наполеона; однако, по общему правилу, ныне отказ со стороны кредитора принять деньги, являющиеся законным платежным средством, влечет за собою лишь некоторые невыгодные для него (кредитора) гражданско-правовые последствия. Поэтому можно сказать, что присвоение определенным вещам законной платежной силы означает, что должник по денежному обязательству имеет возможность освободиться от долга путем предоставления кредитору этих вещей независимо от согласия последнего их принять (более детально об этом см. ниже, гл. IV, § 1).

Государство присваивает определенным вещам функцию законного платежного средства с той целью, чтобы вещи эти фактически стали средством обращения; нет законного платежного средства в тех случаях, когда должникам дается возможность освободиться от обязательства путем предоставления кредиторам определенных вещей, если при этом не имеется в виду, чтобы вещи эти превратились в средство обращения (примеры см. стр. 275 — 276). В этом смысле законное платежное средство всегда есть один из видов средства обращения. Но фактическое превращение законного платежного средства в знак стоимости (средство обращения) «проистекает из самого процесса обращения».

В условиях капитализма возможно, однако, что знаки, снабженные платежной силой по закону, перестают быть средством обращения (например, вследствие отказа населения принимать обесценившиеся бумажные деньги или в случае тезаврации золотых монет). Возможно также, что «монеты» или бумажные знаки, выпущенные государственной властью и снабженные законной платежной силой, не будут приняты оборотом в качестве средства обращения.

Однако законное платежное средство будет всегда рассматриваться судами как надлежащее средство погашения денежного обязательства, независимо от того, является ли оно фактически средством обращения или нет.

Возможно также и обратное явление: гражданский оборот выдвигает свои знаки стоимости, а закон запрещает употребление этих знаков в платежах. В этих случаях средство обращения не будет рассматриваться судом как надлежащее средство погашения денежных обязательств.

Указанное противоречие между законным платежным средством и средством обращения получает отражение и в праве: так например, буржуазные суды отказывались применять к знакам, обладающим законной платежной силой, но не являющимся фактически средством обращения, нормы, установленные для защиты добросовестного владельца денег против виндикационных исков; но, с другой стороны, те же суды всегда рассматривали такое законное платежное средство как средство погашения денежных обязательств.

Таким образом, в приведенное выше определение понятия денег как предмета денежного обязательства необходимо внести некоторые важные уточнения: к деньгам в этом смысле надо отнести вещи, фактически исполняющие в гражданском обороте роль средства обращения, поскольку для исполнения этой функции не установлено какого-либо законодательного запрета; вместе с тем к деньгам в этом смысле должны быть отнесены вещи, наделенные по закону платежной силой, независимо от того, используются ли они фактически в обороте в качестве средства обращения или нет.

Ниже, в гл. IV (§ 4 — 5), мы рассмотрим платежи посредством векселей, чеков и безналичных расчетов; в этих случаях кредитор взамен наличных денег приобретает право требования на деньги. Нельзя ли из этого сделать вывод, что предметом денежного обязательства могут быть не только денежные знаки, но и право на получение денег? На этот вопрос следует ответить отрицательно. Передача кредитору с его согласия взамен наличных денег векселя или чека или перечисление на его банковский счет — все это лишь модусы исполнения; в капиталистических условиях, как бы ни были распространены безналичные расчеты, они не изменяют содержания денежного обязательства, объектом которого остаются всегда наличные деньги. Это особенно ясно обнаруживается в эпохи кризисов, когда все требуют наличных денег и когда происходит «внезапное превращение кредитной системы в монетарную».

Дальнейшая конкретизация этого определения денег как предмета денежного обязательства будет дана в последующем изложении применительно к законодательствам и судебной практике отдельных капиталистических стран.

§ 5. Денежные обязательства в иностранной валюте

Из сказанного вытекает, что к денежным знакам данной страны не относится иностранная валюта, т. е. денежные знаки иностранного государства, не исполняющие в данной стране функции всеобщего средства обращения и не имеющие по законодательству этой страны платежной силы.

Иностранной считается такая валюта, которая не имеет хождения в данной стране.

Отсюда вытекает, что те из норм гражданского права, которые связаны с внутренним денежным обращением (например, закон о защите добросовестного владельца денежных знаков, закон о выражении заработной платы в деньгах и др.), не распространяются на иностранную валюту — точнее — исходят из того, что иностранная валюта не относится к деньгам.

С другой стороны, всякая иностранная валюта потенциально исполняет денежные функции в сфере так называемых международных расчетов, т. е. в области расчетов между лицами, проживающими в разных странах. Эта потенциальная роль всякой иностранной валюты вытекает из того, что денежное обязательство по внешней торговле или по заграничной кредитной операции всегда выражено в валюте, которая по меньшей мере для одной из сторон соответственной сделки будет иностранною. Вследствие этого практика всех стран признает, что выражение цены товара в иностранной валюте не превращает сделку из купли-продажи в цену. Отсюда вытекает также, что вексель и чек могут быть выражены в иностранной валюте, не теряя тем самым своих свойств векселя или чека. В виде общего правила можно сказать, что по всем правовым системам обязательство уплатить иностранную валюту (поскольку такое обязательство вообще допускается по закону) обсуждается по правилам, установленным для денежных обязательств. К такому обязательству, в частности, применяется правило о процентах, о месте исполнения денежного обязательства и многие другие норы, касающиеся вообще денежных обязательств. Экономическое значение иностранной валюты в международных расчетах получает, таким образом, свое юридическое выражение в том, что к обязательствам в иностранной валюте применяется по аналогии ряд норм, установленных для денежных обязательств (французская и англо-американская практика); Г.Г.У. идет даже так далеко, что рассматривает обязательства в иностранной валюте как один из видов денежного обязательства в широком смысле слова (§ 244).

§ 6. Валютные сделки

Но от денежных обязательств в иностранной валюте все законодательства отличают сделки купли-продажи иностранной валюты, в которых валюта эта исполняет не денежную функцию, а играет роль «товара». Такие сделки именуются валютными сделками; они направлены не на платеж иностранными денежными знаками, а на поставку этих денежных знаков. К валютным сделкам не применяются специальные правовые нормы, установленные для денежных обязательств, а применяются нормы, установленные для продажи вещей, определенных родовыми признаками; поэтому вопрос о невозможности исполнения здесь обсуждается на общих основаниях, действующих в отношении сделок, которые имеют своим предметом родовые вещи: просрочка или неисправность должника служит основанием не для начисления процентов, как по денежным обязательствам, а для возмещения убытков: кредитор, согласно принятым за границей обыкновениям биржевого и банковского оборота, может в случае просрочки должника покрыть свою потребность в международных платежных средствах, заключив соответственную сделку с третьим лицом и взыскать с должника разницу в курсе, т. е. разницу между ценой, обусловленной в первоначальной сделке, и курсом на срок исполнения этой сделки. В англо-американском праве кредитор даже обязан заключить в этом случае сделку покрытия: здесь действует общее правило о том, что сторона в договоре обязана принять «разумные» меры к уменьшению потерь, проистекающих от нарушения договора другой стороной.

Валютные сделки в дальнейшем не являются предметом нашего рассмотрения.

§ 7. Валюта долга и валюта платежа

Предметом нашего исследования являются денежные обязательства в широком смысле слова, включая также и денежные обязательства в иностранной валюте.

В основном наше внимание будет уделено денежным обязательствам, выраженным в определенной сумме денежных единиц.

В составе такого рода денежных обязательств большинство исследователей различает следующие элементы:

(1) денежную единицу, в которой исчислена сумма обязательства — так называемую валюту долга;

(2) денежные знаки, которые являются средством погашения денежного обязательства, или так называемую валюту платежа.

Это различение обычно проводится в связи с обязательствами в иностранной валюте.

Но валюта долг и валюта платежа (в явном или скрытом виде) имеются в составе каждого обязательства, исчисленного в определенной сумме. Иногда они совпадают (например, в векселе, выписанном в сумме 100 фунтов стерлингов с платежом в Лондоне — фунт стерлингов является валютой долга и валютой платежа; если же, например, в договоре речь идет об уплате «100 фунтов стерлингов в долларах США», то фунт стерлингов является валютой долга, а доллар — валютой платежа.

Количество подлежащих уплате денег («сумма») определяется валютою долга; потому один из основных вопросов нашего изучения (вопрос о влиянии на денежные обязательства изменений покупательной силы денег) есть проблема, связанная с валютой долга, а не с валютой платежа. Однако вопреки утверждению названных выше авторов валюта платежа находится не только in solutione, но и in obligatione, ибо денежное обязательство направлено на уплату денежных знаков и эти последние, следовательно, относятся не только к средствам погашения этого обязательства, но и к его содержанию.

Отсюда вытекает, что о валюте долга можно трактовать с одинаковым правом как в разделе, относящемся к содержанию денежного обязательства, так и в разделе, относящемся к его исполнению.

В настоящем исследовании мы принимаем следующий план изложения:

(1) в главах II и III, посвященных вопросам содержания денежного обязательства, мы рассмотрим вопросы, связанные с единицей исчисления суммы этого обязательства, т. е. с валютой долга;

(2) в главах IV и V, посвященных вопросам исполнения денежного обязательства, мы в числе других проблем рассмотрим также вопросы о денежных знаках, служащих предметом этого обязательства и средством его исполнения (т. е. вопросы о валюте платежа).

§ 1. Денежное обязательство и изменения в покупательной силе денег

Денежное обязательство, как мы видели, определяется своей суммой, выраженной в данной денежной единице. Эта единица именуется валютой долга.

Денежные единицы, в которых выражены суммы денежных обязательств, претерпевают постоянные более или менее глубокие изменения:

«Исторический процесс: приводил к тому, что одно и то же весовое название сохранялось для постоянно изменяющегося и уменьшающегося веса благородных металлов в их функции масштаба цен. Так, английский фунт означает менее 1/3 своего первоначального веса, шотландский фунт накануне объединения Шотландии с Англией — только 1/36, французский ливр — 1/74:». В этом смысле можно сказать, что происходило постоянное снижение «металлического содержания» денежной единицы.

Наряду с этим изменялась покупательная сила денег.

«Под покупательной силой денег следует понимать проявление их относительной стоимости к товарам». Это определение основано на указании Маркса, что «относительная стоимость денег выражена в бесчисленных ценах всех товаров».

Колебания покупательной силы полноценных денег (золота) — явления, отличные от колебаний в покупательной силе бумажных денег.

Но чем бы ни были вызваны изменения в покупательной силе денег, они вместе с изменением в «металлическом содержании» денежной единицы — с точки зрения права капиталистических стран — объединяются одним «отрицательным» признаком: когда речь идет о денежных обязательствах, выраженных в определенной сумме денежных единиц, то по общему правилу все эти изменения правом игнорируются.

В силу действующего в гражданском праве капиталистических стран принципа, являющегося выражением определенной политики в области денежного обращения, сума денежных единиц, в которых выражено денежное обязательство, остается неизменной, невзирая на изменения в «металлическом содержании» данной денежной единицы и на изменения в покупательной силе денег. И этот принцип действует независимо от того, чем вызваны подобные изменения: изменениями ли в условиях производства золота или многих товаров; «несоответствием» ли спроса и предложения товаров; бумажно-денежной эмиссией, создавшей инфляцию; понижением ли курса бумажных денег к золоту; факторами ли стихийного характера или искусственными мероприятиями правительств.

Этот юридический принцип игнорирования подобных изменений характеризует содержание денежного обязательства, выраженного в определенной сумме денежных единиц: такое денежное обязательство не имеет своим предметом предоставление кредитору определенной покупательной силы; оно не имеет своим предметом предоставление кредитору определенного весового количества золота или его стоимости. Оно имеет своим предметом денежные знаки в номинальной сумме денежных единиц.

Принцип «номинализма» в этом смысле получил выражение в праве (законодательстве или судебной практике) всех капиталистических стран.

Детальное изучение этого законодательства и практики представляет большой интерес в свете тех событий, которые в области денежного обращения капиталистических стран имели место после 1914 г.: в период после начала мировой войны и до настоящего времени изменения в покупательной силе денег в странах капитализма происходили в таких грандиозных масштабах (как по интенсивности этого явления, так и по его экстенсивности, т. е. как по степени этих изменений, так и по числу захваченных ими стран), каких не знала предшествующая история. Изменения эти произвели, в частности, глубокие потрясения в области обязательственных отношений.

§ 2. Французское право

Обратимся, прежде всего, к французскому праву. Накануне первой мировой войны французской денежной единицей был франк, созданный по закону 17 жерминаля ХI года Республики и содержавший 322.5805 мил-лиграммов золота 0,9 пробы (так называемый «франк жерминаля»).

6 августа 1914 г. приостановлен был размен банкнот Банка Франции на золото с сохранением присвоенной этим банкнотам законной платежной силы; таким образом, был введен принудительный курс на бумажные деньги, которые после этого падали в курсе (в отношении иностранной валюты) и в своей покупательной силе.

25 июня 1928 г. произошло закрепление золотого содержания франка на том пониженном уровне, которого он достиг к тому времени в отношении золота. Новый франк («франк Пуанкаре») был определен как содержащий 65,50 миллиграммов золота 0,9 пробы; по этому паритету Банк Франции обязан был отпускать золото против бумажных денег для расчетов по внешней торговле.

Законом 1 октября 1936 г. это обязательство продавать золото по фиксированному курсу было «временно приостановлено» и золотое содержание франка вновь снижено, причем совету министров было поручено установить это содержание в пределах 43 — 49 миллиграммов золота 0,9 пробы. Наконец, 30 июня 1937 г. эти пределы для фиксации золотого паритета франка были отменены, и франк с тех пор является бумажной валютой, не прикрепленной к золоту.

Примечания:

Cр.: Маркс, стр. 102.

Маркс, стр. 130.

Дженкс, § 293.

см. o monnaie de compte или monnaie de contrat и о monnaie de paiement в решении Французского кассационного суда по займу города Токио: Clunet, 1931, стр. 126; Nus­sbaum. Geld, стр. 187, различает Schuldwährung u. Zahlungsmittelwährung; Mann, стр. 138 и Nussbaum. Money, стр. 426 различают money of account или money of contract, с одной стороны, и money of payment – с другой.

Cм., главным образом: Mann, стр. 139.

Маркс, стр. 57 – 58.

Быстров. Колебания покупательной силы золота в период от первой до второй мировой войны. Научные записки Института внешней торговли, 1945, I, стр. 95 – 96.

Теория прибавочной стоимости, изд. 1936, т. II, стр. 39.

Согласно ст. 6 БК РФ и п. 308 инструкции, утв. приказом Минфина России от 01.12.2010 № 157н, бюджетное обязательство – это обязанность публично-правового образования или действующего от его имени казенного учреждения предоставить в соответствующем финансовом году определенную сумму денежных средств из бюджета.

Получатели бюджетных средств, в т.ч. казенные учреждения, принимают бюджетные обязательства в пределах доведенных до них лимитов бюджетных обязательств и (или) бюджетных ассигнований (ст. 162, п. 3 ст. 219 БК РФ).

Порядок отражения обязательств в бухгалтерском учете учреждений разъяснен в письме Минфина России от 21.01.2013 № 02-06-07/155. В подпункте «б» п. 1 письма сказано, что бюджетные обязательства по выплате денежного содержания (денежного вознаграждения, денежного довольствия, заработной платы) работникам получателей средств бюджета, предусмотренные к исполнению в текущем финансовом году, принимаются к учету в объеме утвержденных лимитов (далее – ЛБО).

В то же время бюджетные обязательства по уплате страховых взносов в государственные внебюджетные фонды принимаются в сумме начисленных обязательств (пп. «е» п. 1 письма Минфина России от 21.01.2013 № 02-06-07/155).

Поскольку размер страховых взносов рассчитывается и утверждается на финансовый год исходя из запланированной заработной платы, то правило принятия бюджетных обязательств по зарплате, по нашему мнению, можно распространить и на страховые взносы, т.е. принимать обязательства по взносам в объеме утвержденных ЛБО в начале года.

НДФЛ удерживается из заработной платы сотрудников, поэтому на сумму налога бюджетные обязательства отдельно не принимаются. Они включены в обязательства по оплате труда.

Таким образом, казенному учреждению следует принимать бюджетные обязательства по заработной плате в объеме ЛБО, утвержденных на год, а не в размере начислений за месяц.

Денежные обязательства учреждения (в т.ч. по выплате заработной платы и уплате страховых взносов) отражаются в бюджетном учете в момент их признания (начисления) вне зависимости от сроков их кассового исполнения (письмо Минфина России от 20.07.2016 № 02-06-10/42571).