Добросовестный приобретатель

1. Пункт 1 ст. 302 признан частично не соответствующим Конституции РФ Постановлением КС РФ от 22.06.2017 N 16-П.

Об особенностях истребования документарных ценных бумаг от добросовестного приобретателя см. статью 147.1 ГК.

1. Комментируемая статья устанавливает ограничения виндикации в интересах добросовестного приобретателя. Приоритет интересов добросовестного приобретателя перед интересами собственника в отдельных случаях объясняется неосмотрительным поведением самого собственника, тогда как действия приобретателя безупречны с точки зрения соблюдения требований добросовестности и разумности. Имущество, приобретенное у лица, которое не имело права его отчуждать, не может быть истребовано, если:

— оно приобретено возмездно;

— приобретатель не знал и не мог знать о незаконности приобретения;

— имущество выбыло из обладания собственника или лица, которому имущество было передано собственником во владение, по их воле.

Если имущество выбыло из владения собственника или иного законного владельца помимо их воли, в частности в результате хищения, независимо от возмездности и добросовестности приобретения, оно может быть истребовано из чужого незаконного владения. Поскольку в такой ситуации субъективно безупречно поведение как собственника вещи, так и ее добросовестного приобретателя, приоритет имеет законный владелец, а добросовестный приобретатель вправе требовать возмещения убытков, причиненных ему лицом, осуществившим неправомерное отчуждение вещи.

2. Выбытие имущества помимо воли собственника имеет место не только при хищении, но и в результате иных действий, например при реализации имущества, приобретенного на основании сделки с пороком воли (совершенной под влиянием насилия, обмана, стечения тяжелых обстоятельств). Не может быть виндицировано выморочное имущество от его добросовестного приобретателя, который при возмездном приобретении полагался на данные Единого государственного реестра недвижимости и в установленном законом порядке зарегистрировал право собственности на него, по иску соответствующего публично-правового образования в случае, когда данное публично-правовое образование не предприняло своевременных мер по его установлению и надлежащему оформлению своего права собственности на это имущество (Постановление Конституционного Суда РФ от 22 июня 2017 г. N 16-П «По делу о проверке конституционности положения пункта 1 статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина А.Н. Дубовца»).

3. В п. 1 комментируемой статьи дается определение добросовестного приобретателя — это лицо, которое на момент приобретения не знало и не должно было знать о незаконности своего приобретения. Незаконный владелец, ссылающийся в возражениях против требования собственника о возврате вещи на свою добросовестность, должен доказать соответствующее обстоятельство.

4. Согласно п. 2, при безвозмездном приобретении имущества оно может быть виндицировано и от добросовестного приобретателя. Исключение установлено п. 3 комментируемой статьи. При совершении возмездной сделки по приобретению имущества приобретатель не будет считаться получившим имущество возмездно, если не внес плату или не осуществил иное встречное предоставление за передачу имущества к тому моменту, когда узнал или должен был узнать о неправомерности отчуждения. Не может быть виндицировано как безвозмездно переданное имущество, внесенное в качестве вклада в уставный (складочный) капитал, поскольку в результате внесения вклада лицо приобретает права участника хозяйственного общества (товарищества).

5. Пункт 3 устанавливает запрет виндикации у добросовестного приобретателя денег и ценных бумаг на предъявителя, независимо от возмездности приобретения. Данное правило учитывает назначение указанных финансовых инструментов, они должны облегчать гражданский оборот, а угроза истребования от добросовестного приобретателя денег и ценных бумаг на предъявителя ведет к снижению доверия к ним субъектов гражданского оборота.

С 1 января 2020 г. вступили в силу новые правила ГК РФ о добросовестном приобретателе недвижимого имущества (Федеральный закон от 16.12.2019 № 430-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации»), общей чертой которых является повышение гарантий защиты добросовестного приобретателя. О том, как изменилось правовое регулирование с внесением поправок, читайте в материале.

В основном новые правила касаются понятия добросовестного приобретателя, правил о приобретательной давности, а также истребования жилого помещения из чужого незаконного владения.

Понятие добросовестного приобретателя

В пункте 1 ст. 302 ГК РФ используется понятие добросовестного приобретателя — лица, которое не знало и не могло знать, что приобретает имущество у лица, не управомоченного его отчуждать. Однако приведенное в ст. 302 ГК РФ определение не дает четкого ответа на вопрос, кто является добросовестным приобретателем, а задает лишь общее направление, по которому суд должен идти, чтобы оценить приобретателя как добросовестного или недобросовестного.

Законодатель попытался конкретизировать понятие добросовестного приобретателя недвижимого имущества.

Цитируем документ

Приобретатель недвижимого имущества, полагавшийся при его приобретении на данные государственного реестра, признается добросовестным (ст. 234 и 302), пока в судебном порядке не доказано, что он знал или должен был знать об отсутствии права на отчуждение этого имущества у лица, от которого ему перешли права на него.

Абзац 3 п. 6 ст. 81 Гражданского кодекса РФ

По сути, законодатель установил довольно низкий стандарт доказывания добросовестного поведения, при котором приобретателю нужно выполнить всего несколько действий, чтобы считаться добросовестным:

  • получить выписку из ЕГРН об основных характеристиках и зарегистрированных правах на объект недвижимости;

  • убедиться, что собственник, указанный в выписке, и продавец — одно и то же лицо;

  • проверить отсутствие в выписке отметки о залоге, иных обременениях и о том, что право собственности оспаривается в суде.

Вместе с тем Верховный суд придерживается несколько иной позиции, нежели законодатель, и налагает на приобретателя недвижимого имущества более высокий стандарт доказывания добросовестного поведения. Так, приобретатель должен совершить все возможные действия, чтобы проверить право собственности отчуждателя на недвижимое имущество, в том числе: получить выписку из ЕГРН, лично осмотреть имущество, проверить фактическое владение отчуждателя, всю возможную историю отчуждения имущества. Риски, связанные с несовершением таких действий, несет приобретатель.

Позиция Верховного суда выглядит не совсем логично, поскольку в Российской Федерации существует государственный реестр прав на недвижимое имущество. Смысл существования государственного реестра заключается в том, чтобы каждый мог получить информацию о собственнике недвижимого имущества и не совершать дополнительных действий. Поэтому новое понимание добросовестного приобретателя, предложенное законодателем, следует оценить положительно.

При этом важно понимать, что законодатель не установил презумпцию добросовестности приобретателя недвижимого имущества. Добросовестность приобретателя выступает возражением на иск прежнего собственника об истребовании имущества из чужого незаконного владения. Приобретатель недвижимого имущества сам по себе не считается добросовестным, поскольку он должен доказать в суде, что, приобретая недвижимое имущество, он полагался на данные ЕГРН. При этом лицо, истребующее имущество от приобретателя, может доказать, что приобретатель знал об отсутствии права собственности у отчуждателя, несмотря на данные ЕГРН.

Сформировавшаяся к моменту внесения поправок в законодательство судебная практика признает ряд обстоятельств, которые свидетельствуют о недобросовестности приобретателя, среди которых:

  • тот факт, что отчуждатель или подконтрольное ему лицо пользуется имуществом вместо приобретателя после совершения сделки по отчуждению (см., например, постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 07.05.2019 № 19АП-2153/2019 по делу № А35-6503/2018);

  • тот факт, что приобретатель знал или мог знать о банкротстве отчуждателя (см., например, Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного суда РФ от 26.03.2015 № 305-ЭС14-5473 по делу № А41-268/14);

  • тот факт, что имущество было реализовано по явно заниженной стоимости (см., например, Апелляционное определение Новосибирского областного суда от 16.08.2016 по делу № 33-8180/2016);

  • тот факт, что период нахождения имущества в собственности продавца был подозрительно коротким (см., например, Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 21.10.2015 № 33-16601/2015 по делу № 2-1915/2015);

  • наличие родственных связей между продавцом и приобретателем имущества (см., например, постановление Арбитражного суда Уральского округа от 11.09.2017 № Ф09-6167/16 по делу № А07-8387/2014).

Можно предположить, что в ближайшее время судебная практика по этому вопросу в целом не изменится. Новая редакция закона говорит лишь о том, что добросовестным является тот приобретатель, который проверил информацию о недвижимом имуществе в ЕГРН, пока иное не установлено судом. Вероятнее всего, суды будут устанавливать недобросовестность приобретателя недвижимого имущества, руководствуясь сложившейся практикой, до тех пор, пока Верховный суд РФ не решит ее изменить.

И все же какие-то изменения должны произойти. Например, суды не должны признать приобретателя недобросовестным лишь на том основании, что тот не попросил договор, по которому отчуждатель приобрел недвижимое имущество. Теперь подобный подход будет прямо противоречить новой редакции ст. 8.1 ГК РФ.

Приобретательная давность

Новые правила о приобретательной давности в отношении добросовестного приобретателя нашли свое отражение в п. 4 ст. 234 ГК РФ.

Цитируем документ

Течение срока приобретательной давности в отношении вещей, находящихся у лица, из владения которого они могли быть истребованы в соответствии со статьями 301 и 305 настоящего Кодекса, начинается со дня поступления вещи в открытое владение добросовестного приобретателя, а в случае, если было зарегистрировано право собственности добросовестного приобретателя недвижимой вещи, которой он владеет открыто, — не позднее момента государственной регистрации права собственности такого приобретателя.

Пункт 4 ст. 234 Гражданского кодекса РФ

Срок приобретательной давности в отношении недвижимого имущества, как и раньше, составляет 15 лет. Однако течение срока приобретательной давности начинается со дня поступления недвижимого имущества в открытое владение добросовестного приобретателя, а если право собственности было зарегистрировано — не позже момента государственной регистрации.

Тем самым законодатель исключил правила о том, что срок приобретательной давности начинает течь после истечения срока исковой давности для истребования имущества из чужого незаконного владения. В таких случаях срок фактического владения недвижимым имуществом для признания права собственности мог составлять от 18 до 25 лет. Столь долгий период связан с тем, что приобретательная давность начинает течь с момента, когда законный владелец вещи узнал или должен был узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права. Ограничением по сроку в таком случае будет срок объективной исковой давности в десять лет (п. 2 ст. 196 Гражданского кодекса РФ). Таким образом, получается, что у законного владельца было десять лет на то, чтобы заявить соответствующие требования, и лишь после этого начинал течь срок приобретательной давности, составляющий для недвижимого имущества 15 лет.

Новый подход стоит оценить положительно, поскольку он вносит правовую определенность относительного срока, в течение которого добросовестный владелец должен владеть недвижимым имуществом.

Тем не менее ряд вопросов по давности владения на законодательном уровне остаются не решенными. Например, вопрос о том, можно ли признать добросовестным приобретателем того, кто владеет недвижимым имуществом и знает, что он не собственник. Судебная практика в целом положительно отвечает на этот вопрос.

Пример из практики

В одном деле двое граждан обратились в суд с иском к Департаменту городского имущества г. Москвы о признании в силу приобретательной давности права на 1/3 долю в праве общей собственности на квартиру и об определении долей в праве собственности за каждым из истцов. Свои требования истцы мотивировали тем, что на основании договора от января 1993 г. данная квартира Департаментом муниципального жилья г. Москвы передана в общую совместную собственность (без определения долей) им и еще одному гражданину. Соглашение об определении долей в праве собственности на квартиру не заключалось. В июне 1996 г. третий собственник умер, наследников у него не имеется, нотариусом наследственное дело не заводилось. В течение 19 лет после третьего собственника истцы добросовестно, открыто и непрерывно владели всей квартирой как своей собственной, включая долю умершего, проживают и зарегистрированы в ней постоянно, несут бремя содержания, оплачивают коммунальные платежи. Истцы полагали, что приобрели право собственности на данное имущество в силу приобретательной давности, и просили суд признать за ними право на оставшуюся долю в праве собственности на квартиру.

Департамент городского имущества г. Москвы обратился в суд со встречным иском, в котором просил признать 1/3 долю в праве собственности на квартиру выморочным имуществом, ссылаясь на то, что о смерти одного из собственников не было известно, вследствие чего право на выморочное имущество своевременно оформлено не было. Также Департамент ссылался на недобросовестность владения квартирой истцами, поскольку об отсутствии у них права истцам было заведомо известно.

Первая инстанция и апелляция поддержали позицию Департамента, однако ВС РФ с их выводами не согласился. Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ отметила, среди прочего, что требование о добросовестном заблуждении в течение всего срока владения противоречит смыслу положений ст. 234 Гражданского кодекса РФ, без какого-либо разумного объяснения препятствует возвращению вещи в гражданский оборот и лишает лицо, открыто и добросовестно владеющее чужой вещью как своей, заботящееся об этом имуществе и несущее расходы на его содержание, не нарушая при этом ничьих прав, легализовать такое владение, оформив право собственности. Более того, само обращение в суд с иском о признании права в силу приобретательной давности является следствием осведомленности давностного владельца об отсутствии у него права собственности. В течение всего времени владения публично-правовое образование какого-либо интереса к имуществу как выморочному либо бесхозяйному не проявляло, о своих правах не заявляло, мер по содержанию имущества не предпринимало. К тому же из установленных судом обстоятельств следует, что спорное имущество находилось во владении заявителей. Таким образом, иск Департамента городского имущества г. Москвы по существу является виндикационным. Ответчику о смерти одного из собственников должно быть известно с 1996 г. в связи с регистрацией смерти последнего и со снятием вследствие этого с регистрационного учета в спорной квартире. При таких обстоятельствах ВС РФ пришел к выводу, что решения нижестоящих судов приняты с существенными нарушениями норм материального права и отправил дело на новое рассмотрение.

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РФ от 20.03.2018 № 5-КГ18-3

В то же время в целях правовой определенности такие вопросы должны решаться на законодательном уровне. И, вполне возможно, будут решены.

Концепция развития гражданского законодательства РФ (одобрена решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 07.10.2009) предлагает классические для европейских правопорядков положения, регулирующие приобретательную давность, в соответствии с которыми:

  • критерий добросовестности отпадает;

  • приобретатель должен владеть недвижимым имуществом открыто и непрерывно в течение 15 лет. Если он завладел имуществом помимо воли собственника — 30 лет;

  • течение срока приобретательной давности начинается с момента начала владения имуществом;

  • сроки исковой давности об истребовании имущества из чужого незаконного владения упраздняются. Собственник вправе истребовать свое имущество до того момента, как приобретатель получит право собственности.

Несмотря на то что Концепция фактически предоставляет возможность недобросовестным приобретателям приобрести право собственности по истечении срока приобретательной давности, это следует оценить положительно.

Во-первых, собственник имеет большой срок для защиты своего права — 15 и 30 лет соответственно. Можно предположить, что недвижимое имущество не нужно собственнику, если он за большой промежуток времени так и не захотел его вернуть. Во-вторых, справедливо признать право собственности на недвижимое имущество за лицом, которое долго пользовалось им, извлекало плоды и несло бремя содержания.

Истребование жилого помещения из чужого незаконного владения

Новые положения об истребовании жилого помещения из чужого незаконного владения содержатся в п. 4 ст. 302 ГК РФ.

Цитируем документ

Суд отказывает в удовлетворении требования субъекта гражданского права, указанного в пункте 1 статьи 124 настоящего Кодекса, об истребовании жилого помещения у добросовестного приобретателя, не являющегося таким субъектом гражданского права, во всех случаях, если после выбытия жилого помещения из владения истца истекло три года со дня внесения в государственный реестр записи о праве собственности первого добросовестного приобретателя жилого помещения. При этом бремя доказывания обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестности приобретателя, или обстоятельств выбытия жилого помещения из владения истца несет субъект гражданского права, указанный в пункте 1 статьи 124 настоящего Кодекса.

Пункт 4 ст. 302 Гражданского кодекса РФ

Таким образом, теперь публичное образование не может истребовать жилое помещение у добросовестного приобретателя — непубличного образования во всех случаях, если после выбытия жилого помещения из владения истекло три года со дня внесения в ЕГРН записи о праве собственности первого добросовестного приобретателя жилого помещения.

Вопрос, который возникает сразу после прочтения новой нормы: что представляет из себя трехгодичный срок, после которого публичное образование не может истребовать свое имущество?

Ясно, что это не срок исковой давности. Трехгодичный срок является сроком бесповоротности зарегистрированного права. Такой срок известен иностранному праву и был известен российскому дореволюционному праву. Идея бесповоротности зарегистрированного права заключается в том, что по истечении определенного срока запись о праве собственности в государственном реестре никем не может быть оспорена.

Срок бесповоротности внес два исключения в общее правило об истребовании имущества из чужого незаконного владения:

  • если жилое помещение выбыло из владения публичного образования против его воли, добросовестный приобретатель получает право собственности. При этом неважно, возмездно или нет владелец получил жилое помещение;

  • если жилое помещение выбыло из владения публичного образования по его воле, добросовестный приобретатель, который получил жилое помещение безвозмездно, также получит право собственности.

Напомним, что по общему правилу п. 1 и п. 2 ст. 302 ГК РФ собственник может истребовать имущество у добросовестного владельца, если оно выбыло помимо воли собственника и владелец приобрел имущество возмездно. Если лицо приобрело имущество безвозмездно, собственник может его истребовать всегда. Законодатель решил защитить добросовестного приобретателя жилого помещения не только новыми правилами об истребовании жилого помещения, но и установил в п. 4 ст. 302 ГК РФ презумпцию добросовестности. Эта презумпция обязывает публичное образование доказывать недобросовестность приобретателя жилого помещения и обстоятельства выбытия жилого помещения из владения публичного образования.

***

Таким образом, новеллы ГК РФ о добросовестном приобретателе недвижимого имущества установили низкий стандарт добросовестного поведения и повысили гарантии защиты добросовестного приобретателя недвижимого имущества:

  • установлен низкий стандарт добросовестного поведения: добросовестный приобретатель тот, кто перед совершением сделки по отчуждению недвижимого имущества проверил информацию о нем в ЕГРН;

  • приобретательная давность начинает течь со дня поступления недвижимого имущества в открытое владение или не позже момента государственной регистрации права собственности, а не с момента истечения срока исковой давности на истребование имущества из чужого незаконного владения;

  • публичное образование не может истребовать жилое помещение от добросовестного приобретателя, если после выбытия жилого помещения из владения истекло три года со дня внесения в ЕГРН записи о праве собственности первого добросовестного приобретателя;

  • приобретатель жилого помещения презюмируется добросовестным в спорах с публичными образованиями.

Р Е Ш Е Н И Е

именем Российской Федерации
18 ноября 2016 г. г. Улан-Удэ
Октябрьский районный суд г. Улан-Удэ в составе судьи Бунаевой А.Д., при секретаре Ундоновой А.Л., с участием истца Раднабазарова А.А., представителя истца Нороевой А.А., ответчика Петрова Т.Т., представителя ответчика Копелевой Е.С., третьего лица Акопян А.Н.,
рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Раднабазарова А.А. к Петрову Т.Т. об истребовании имущества из чужого незаконного владения, встречному иску Петрова Т.Т. к Раднабазарову А.А. о признании добросовестным приобретателем,
У С Т А Н О В И Л:

Обращаясь в суд, Раднабазаров А.А. просит истребовать из незаконного владения Петрова Т.Т. автомобиль марки «», ДД.ММ.ГГГГ г. выпуска.
Исковые требования мотивированы тем, что ДД.ММ.ГГГГ у Раднабазарова был похищен автомобиль «», ДД.ММ.ГГГГ г. выпуска, с госномером №. По факту хищения СО ОП № 2 СУ УМВД России по г. Улан-Удэ возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п. «в» ч. 3 ст. 158 УК РФ в отношении неустановленного лица. В настоящее время автомобиль находится у Петрова, который приобрел автомобиль в начале ДД.ММ.ГГГГ и поставил на регистрационный учет в ГИБДД с госномером №. Петров отказывается вернуть его автомобиль, поэтому просит истребовать автомобиль из незаконного владения Петрова. Истец вправе истребовать свое имущество от добросовестного приобретателя, поскольку автомобиль выбыл из его владения помимо его воли, в результате хищения.
Определением суда принят к рассмотрению встречный иск Петрова Т.Т. к Раднабазарову А.А. о признании добросовестным приобретателем.
Встречный иск мотивирован тем, что ДД.ММ.ГГГГ Петров приобрел у Филатова по договору купли-продажи автомобиль «», ДД.ММ.ГГГГ г. выпуска, с госномером №, оплатив 990000 руб. На момент приобретения автомобиль являлся собственностью Филатова, который открыто владел автомобилем с ДД.ММ.ГГГГ, поставив на учет в ГИБДД, автомобиль не был обременен, не находился в залоге, розыске, угоне и под арестом. Он поставил автомобиль на учет ДД.ММ.ГГГГ и с этого времени открыто владеет и пользуется автомобилем, оплачивает налог, оформляет договор ОСАГО, производит ремонт, пользуется автомобилем с помощью оригинала ключей с иммобилайзером, на автомобиль имеется дубликат ПТС, свидетельство о регистрации транспортного средства. Напротив, Раднабазаров не представляет оригинал ключа на автомобиль, ПТС. Спорный автомобиль выбыл из владения Раднабазарова по его воле, поскольку он по договору купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ продал автомобиль Разуваеву.
Определениями суда привлечены к участию в деле Разуваев А.А., Филатов А.А., ИП Акопян М.М., ИП Степанова.
В судебном заседании истец Раднабазаров А.А. и его представитель по доверенности Нороева А.А. иск об истребовании имущества из владения Петрова поддержали полностью, не признали требование Петрова о признании добросовестным приобретателем и суду дали пояснения аналогичные содержанию иска, дополнив, что автомобиль был похищен при следующих обстоятельствах: около 20 ч. ДД.ММ.ГГГГ Раднабазаров вместе с дочерью вышел из «» на и обнаружил отсутствие автомобиля, припаркованного на стоянке, однако, не заявил в полицию о хищении, намереваясь найти автомобиль самостоятельно. В ДД.ММ.ГГГГ ему сообщили, что автомобилем владеет Петров. Автомобиль выбыл из его владения помимо его воли, в результате хищения и продажи путем оформления недействительного договора поручения о продаже автомобиля и акта приема-передачи от ДД.ММ.ГГГГ Он не подписывал указанные документы, что подтверждается заключением почерковедческой экспертизы. Встречный иск не признают, хотя затрудняются изложить доводы о недобросовестности Петрова при приобретении автомобиля.
Ответчик Петров Т.Т. и его представитель по доверенности Копелева Е.С. иск Раднабазарова не признали, поддержали встречный иск и суду дали пояснения аналогичные содержанию встречного иска, дополнили, что Раднабазаров имел намерение продать автомобиль, что подтверждается записями в ПТС о продаже автомобиля и аннулировании записей, передал автомобиль на продажу, на заявлял о хищении почти 1 год 9 месяцев со дня пропажи автомобиля, что нарушает право добросовестного приобретателя Петрова, за этот период было заключено несколько сделок, в том числе сделка, по которому Петров приобрел автомобиль. Петров пользуется оригиналом ключа от автомобиля с иммобилайзером, который невозможно подделать, что также доказывает то, что Петров передал автомобиль на продажу вместе с ключами.
Третье лицо Акопян М.М. суду пояснила, что она, будучи индивидуальным предпринимателем, оформляет за вознаграждение договоры купли-продажи автомобилей на авторынке «». ДД.ММ.ГГГГ вместо нее по ее поручению оформляла договоры Бояренок, поэтому не может пояснить, по какой причине в договоре поручения от ДД.ММ.ГГГГ указаны паспортные данные не Раднабазарова, а иного лица, предполагает, что Бояренок ошибочно указала паспортные данные предыдущего продавца. Сведения о ПТС заносятся в договор на основании представленного ПТС, поэтому полагает, что при подписании договора поручения был представлен подлинник ПТС.
В судебное заседание не явились третьи лица Разуваев А.А., Филатов А.А., ИП Степанова Н.К.
Третье лицо Филатов А.А., принимавший участие в предыдущем судебном заседании суду пояснил, что он, намереваясь приобрести автомобиль, нашел на сайте «» объявление о продаже подходящего автомобиля, после осмотра автомобиля по договору купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ приобрел его, оплатив 300000 руб. и предав свой автомобиль. В этот же день поставил автомобиль на регистрационный учет в ГИБДД. Впоследствии решил продать автомобиль и разместил объявление на сайте «». ДД.ММ.ГГГГ он по договору купли –продажи продал Петрову автомобиль, получил деньги и выдал расписку на сумму 860000 руб.

Суд, выслушав названных лиц, исследовав материалы дела, приходит к выводу об оставлении иска Раднабазарова без удовлетворения, удовлетворении требования Петрова.
В соответствии со ст. 301 ГК РФ собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения.
Согласно ст. 302 ГК РФ, если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из владения иным путем помимо их воли.
В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 35, 39 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 22 от 29 апреля 2010 года «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой прав собственности и других вещных прав», если имущество приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, собственник вправе обратиться с иском об истребовании имущества из незаконного владения приобретателя (ст. ст. 301, 302 ГК Российской Федерации). Когда в такой ситуации предъявлен иск о признании недействительными сделок по отчуждению имущества. Суду при рассмотрении дела следует иметь в виду правила, установленные ст. ст. 301 и 302 ГК Российской Федерации. По смыслу п. 1 ст. 302 ГК РФ собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения независимо от возражения ответчика о том, что он является добросовестным приобретателем, если докажет факт выбытия имущества из его владения или владения лица, которому оно было передано собственником, помимо их воли. Недействительность сделки, во исполнение которой передано имущество, не свидетельствует сама по себе о его выбытии из владения передавшего это имущество помимо его воли. Судам необходимо устанавливать, была ли воля собственника на передачу владения иному лицу.
В силу положений п. 5 ст. 10 ГК РФ добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагается.
Из дела следует, что Раднабазаров являлся собственников автомобиля » ДД.ММ.ГГГГ г. выпуска, с госномером № и паспортом транспортного средства серии №, выданным Владивостокской таможней ДД.ММ.ГГГГ.
Согласно доводам Раднабазарова его автомобиль был похищен ДД.ММ.ГГГГ Однако потерпевший обратился в полицию с заявлением о хищении только ДД.ММ.ГГГГ, то есть спустя почти 1 год и 9 месяцев со дня хищения. Постановлением ст. следователя Шангиной Е.О. от ДД.ММ.ГГГГ возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п. «в» ч. 3 ст. 158 УК РФ, в отношении неустановленного лица.
Между тем, в дело представлен договор поручения от ДД.ММ.ГГГГ, согласно которому Раднабазаров поручил ИП Акопян оформить договор купли-продажи указанного автомобиля за вознаграждение третьему лицу, в связи с чем стороны составили акт приема-передачи автомобиля. Согласно договору купли-продажи автомобиля от ДД.ММ.ГГГГ ИП Акопян оформила договор купли-продажи автомобиля Разуваеву А.А.
По ходатайству Раднабазарова проведена почерковедческая экспертиза, получено заключение эксперта ЗЛСЭ Тимошенко Т.В. от ДД.ММ.ГГГГ Согласно заключению эксперта подписи в договоре поручения и акте приема-передачи от ДД.ММ.ГГГГ выполнены не Раднабазаровым, а другим лицом.
Из указанного суд приходит к выводу о недействительности договора поручения о продаже автомобиля, акта приема-передачи в силу их ничтожности. Поскольку Раднабазаров не подписывал указанные документы, то отсутствует его воля на продажу автомобиля путем заключения договора поручения, ИП Акопян М.М. при заключении договора, не имела полномочий от Раднабазарова на совершение такой сделки.
Вместе с тем, сама по себе недействительность договора не свидетельствует о выбытии имущества из владения собственника помимо его воли, поэтому судом исследованы доказательства, представленные сторонами в их совокупности, с целью установления была ли воля собственника на передачу владения иному лицу.
Разуваев приобретенный автомобиль поставил на регистрационный учет в ГИБДД ДД.ММ.ГГГГ При этом он заявил об утрате ПТС на автомобиль и получил дубликат ПТС.
ДД.ММ.ГГГГ Разуваев по договору купли-продажи продал Филатову спорный автомобиль. Филатов в этот же день поставил автомобиль на регистрационный учет в ГИБДД с госномером №.
Впоследствии Филатов по договору купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ продал автомобиль Петрову, поручив по договору поручения от ДД.ММ.ГГГГ оформление договора купли-продажи данного автомобиля ИП Степановой. При этом стороны подписали акт приема-передачи от ДД.ММ.ГГГГ, Петров оплатил стоимость автомобиля, что подтверждается распиской Филатова представленной в суд о получении денег в размере 860000 руб.
По сведениям ГИБДД спорный автомобиль в настоящее время состоит на регистрационном учете на имя Петрова с ДД.ММ.ГГГГ.
Оценив представленные доказательства, руководствуясь положениями ч. 2 ст. 218, ст. ст. 160, 162, 166, 179 ГК РФ и разъяснениями, содержащимися в Постановлении Пленума ВС Российской Федерации N 10, Пленума ВАС Российской Федерации N 22 от 29 апреля 2010 г., суд приходит к выводу об отказе Раднабазарову в удовлетворении заявленных требований и удовлетворении встречного иска.
Суд признает Петрова добросовестным приобретателем, поскольку спорный автомобиль приобретен Петровым по возмездной сделке у Филатова, который в силу ничтожности договора купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ, не имел право отчуждать имущество, однако Петров об этом не знал и не мог знать. Петров ранее с Филатовым не был знаком, о продаже автомобиля ему стало известно из объявления, размещенного в открытом доступе на сайте «», по сведения из паспорта транспортного средства следовало, что Филатов, будучи собственником открыто владеет автомобилем, состоящим на учете в ГИБДД с ДД.ММ.ГГГГ, на момент приобретения автомобиля имущество не было обременено, сведения об обременении отсутствовали, имущество не находилось под арестом, под запретом в проведении регистрационных действий, также не находилось в залоге.
Суду не представлено Раднабазаровым никаких доводов и доказательств того, что Петров при покупке автомобиля не предпринял мер по установлению порочности воли собственника автомобиля в распоряжении автомобилем. На момент заключения сделки Петровым фактически отсутствовали обстоятельства, свидетельствующие о порочности воли продавца. Следовательно, Петров является добросовестным приобретателем, его требование обоснованно и подлежит удовлетворению.
По смыслу указанной выше нормы закона Раднабазаров вправе истребовать имущество в случае хищения имущества либо выбытия из владения иным путем помимо его воли. В данном случае Раднабазаров указывает на хищение имущества, опровергая передачу имущества другому лицу.
Рассмотрев довод Раднабазарова и доказательства хищения автомобиля — постановление о возбуждении уголовного дела и копии материалов уголовного дела, суд приходит к выводу о том, что указанные доказательства не могут быть приняты судом в качестве допустимых доказательств хищения имущества, поскольку отсутствует приговор суда по уголовному делу, что безусловно указывало бы на то, что совершено преступление, в результате которого выбыло имущество из владения потерпевшего, постановление о возбуждении уголовного дела вынесено при наличии признаков хищения, установленных из заявления Раднабазарова и его пояснений, что безусловно не указывает на наличие состава преступления. То, что Раднабазаров владеет ключом от автомобиля и ПТС на автомобиль также бесспорно не доказывают факт хищения, поскольку не исключена передача автомобиля третьим лицам с ключом от замка зажигания и со свидетельством о регистрации транспортного средства. Иных достаточных доказательств, свидетельствующих о хищении имущества в материалы уголовного дела и суду не представлено. Предварительное следствие по уголовному делу приостановлено за неустановлением лица, подлежащего привлечению к уголовной ответственности, следовательно, существует вероятность принятия правового решения об отсутствии состава преступления.
Из дела следует, что Раднабазаров ДД.ММ.ГГГГ заявил в полицию о хищения автомобиля, совершенного ДД.ММ.ГГГГ Причину столь позднее заявления о совершенном преступлении Раднабазаров объясняет тем, что намерен был обнаружить автомобиль самостоятельно. Однако, в нарушение положений п. 5 ст. 10 ГК РФ Раднабазаров действовал недобросовестно и неразумно, поскольку он обязан был предположить о возникновении на автомобиль прав добросовестного приобретателя. В указанный период времени были совершены вышеуказанные сделки по распоряжению спорным автомобилем, в том числе сделка по приобретению автомобиля Петровым.
Таким образом, суд приходит к выводу, что Раднабазаров действовал недобросовестно и неразумно, заявил о хищении автомобиля спустя 1 год 9 месяцев, не доказал, что автомобиль выбыл из его владения в результате хищения, также не доказал факт выбытия имущества из его владения помимо его воли.
На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 194-198 ГПК РФ, суд,

Р Е Ш И Л :

Исковые требования Раднабазарова А.А. к Петрову Т.Т. об истребовании имущества из чужого незаконного владения оставить без удовлетворения, удовлетворить встречный иск Петрова Т.Т. к Раднабазарову А.А. о признании добросовестным приобретателем.
Признать Петрова Т.Т. добросовестным приобретателем автомобиля «», ДД.ММ.ГГГГ г. выпуска, с госномером №.
Решение может быть обжаловано в Верховный суд Республики Бурятия в течение месяца путем подачи апелляционной жалобы в Октябрьский районный суд г. Улан-Удэ.
Судья: А.Д. Бунаева

Суд:

Октябрьский районный суд г. Улан-Удэ (Республика Бурятия)

Истцы:

Раднабазаров А.А.

Ответчики:

Петров Т.Т.

Иные лица:

Представитель истца Нороева Анна Александровна

Судьи дела:

Бунаева А.Д. (судья)

Судебная практика по:

Злоупотребление правом
Судебная практика по применению нормы ст. 10 ГК РФ
Признание договора купли продажи недействительным
Судебная практика по применению норм ст. 454, 168, 170, 177, 179 ГК РФ
Добросовестный приобретатель
Судебная практика по применению нормы ст. 302 ГК РФ
По кражам
Судебная практика по применению нормы ст. 158 УК РФ

В ходе хозяйственной деятельности организации могут покупать оборудование, станки, машины и прочие необходимые объекты. Но не всегда контрагенты действуют добросовестно. Предположим, компания купила какое-либо имущество. Со временем выяснилось, что оно было продано незаконным владельцем. Объявляется законный собственник и заявляет о своих правах. Что делать в такой ситуации? В октябре текущего года на заседании Президиума ВАС РФ обсуждался проект информационного письма «Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с истребованием имущества из чужого незаконного владения». Высшие судьи попытались обобщить обширную и противоречивую арбитражную практику по данному вопросу. Мы тоже решили разобраться.

Итак, фирма приобрела некую вещь, не подозревая, что продавец не является собственником. Законный владелец заявляет свои права. На практике подобные ситуации разрешаются по-разному. В одних случаях имущество подлежит возврату, в других — нет. Давайте выясним, как отстоять свои права на приобретение.

Кто он, добросовестный приобретатель?

В гражданском праве при освещении положений о защите права собственности дается определение добросовестного приобретателя. Это лицо, которое не знало и не могло знать о том, что сторона, передающая ему имущество, не имела права его отчуждать (п. 1 ст. 302 ГК РФ).

В статье выделяются два основания признания добросовестности покупателя. Во-первых, имущество должно быть приобретено по возмездной сделке. Во-вторых, покупатель не знал и не мог знать о том, что продавец не является законным собственником.

Пленум ВАС РФ в п. 24 постановления от 25.02.1998 N 8 «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» выделяет три условия, при наличии которых приобретатель не может быть признан добросовестным:

  • к моменту совершения возмездной сделки в отношении спорного имущества имелись притязания третьих лиц;
  • покупатель знал об этих притязаниях;
  • эти притязания впоследствии признаны в установленном порядке правомерными.

В судебной практике встречаются ситуации, наглядно демонстрирующие применение данных положений. Один из примеров подобных дел приведен в проекте информационного письма ВАС РФ от 23.10.2008 (далее — проект информписьма).

Индивидуальный предприниматель обратился с иском об истребовании холодильной камеры из незаконного владения общества. В обоснование заявленных требований истец пояснил, что холодильная камера, принадлежащая ему на праве собственности, была передана им организации по договору аренды. Через некоторое время арендатор продал спорное оборудование ответчику. Поскольку организация не имела права отчуждать названное имущество, общество является незаконным владельцем. При защите своего права ответчик ссылался на свою добросовестность и возмездность сделки. Приобретенная холодильная камера обществом была оплачена. Суд первой инстанции согласился с ответчиком и отказал в удовлетворении иска.

Однако апелляционный суд, куда обратился предприниматель, указал, что оплата была сделана после того, как общество получило копию искового заявления по настоящему делу. То есть к моменту оплаты приобретатель уже знал о том, что на оборудование претендуют третьи лица. Суд указал: при установлении возмездности сделки необходимо обращать внимание не только на факт заключения возмездного договора, но и на факт его исполнения. Поэтому суд апелляционной инстанции отменил принятое решение и иск удовлетворил. Основанием послужило то, что к моменту оплаты ответчик уже не являлся добросовестным.

Предъявил доказательства — владей имуществом!

При возникновении спорной ситуации бремя доказывания ложится на каждую из сторон спора. Собственник доказывает, что имущество выбыло из его владения или владения лица, которому было передано, против их воли. Покупатель должен доказать, что он приобрел имущество возмездно и при этом не знал и не мог знать, что вещь ему продал тот, кто не имел права на ее отчуждение.

На практике встречается немало примеров, наглядно демонстрирующих данные положения (определение ВАС РФ от 03.04.2008 N 4189/08; определение ВАС РФ от 03.07.2008 N 7757/08; определение ВАС РФ от 06.03.2008 N 2322/08; постановление Президиума ВАС РФ от 24.06.2008 N 3605/08 и др.).

Остановимся на некоторых из них.
Предприятие обратилось с иском об истребовании нежилых зданий из незаконного владения общества «Гидрострой» и о признании недействительным договора купли-продажи названных зданий, заключенного между компанией «Сити Инвест Строй» (продавец) и обществом «Гидрострой» (покупатель). Предприятие утверждало, что договор купли-продажи спорного имущества, заключенный между ним и «Сити Инвест Строй», был признан постановлением суда по другому делу недействительным. Ответчик при защите ссылался на то, что он является доб-росовестным приобретателем данного имущества, так как оплатил его и за ним зарегистрировано право собственности.

Статья 302 ГК РФ. Истребование имущества от добросовестного приобретателя
1. Если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.
2. Если имущество приобретено безвозмездно от лица, которое не имело права его отчуждать, собственник вправе истребовать имущество во всех случаях.
3. Деньги, а также ценные бумаги на предъявителя не могут быть истребованы от добросовестного приобретателя.

Суды первой, апелляционной и кассационной инстанций приняли сторону добросовестного приобретателя (общества «Гидрострой»). Суды пришли к выводу, что имущество было передано на реализацию по воле лица, владеющего им на праве хозяйственного ведения. Общество «Гидрострой» является добросовестным приобретателем спорного имущества, поскольку оно не знало и не могло знать, что сделка, заключенная «Сити Инвест Строй» с истцом, впоследствии будет признана недействительной (определение ВАС РФ от 17.04.2008 N 4409/08).

ОАО «Машиностроительный завод «Маяк» (далее — завод) обратилось в суд с иском к ООО «ТНП-16» об истребовании здания из чужого незаконного владения. К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований, привлечено ЗАО «Маяк ТНП» (далее — общество), передавшее здание ООО «ТНП-16». Завод аргументировал свои требования тем, что договор купли-продажи здания, заключенный между ним и ЗАО «Маяк ТНП», признан недействительным как заключенный от имени продавца лицом, не обладающим полномочиями на это.

Ответчик в доказательство своей добросовестности сообщил, что спорное здание было внесено обществом в его уставный капитал. Переход права собственности зарегистрирован в установленном порядке раньше, чем договор купли-продажи между заводом и обществом признан недействительным. В удовлетворении иска заводу было отказано. Суд признал ответчика добросовестным приобретателем, поскольку он не знал и не мог знать о признании договора купли-продажи недействительным. Довод заявителя о том, что имущество выбыло из его владения помимо его воли, не был им доказан (определение ВАС РФ от 16.04.2008 N 5364/08).

Но не всегда суд встает на защиту добросовестного приобретателя.
Арбитры примут сторону законного собственника, если последнему удастся доказать, что ценности действительно выбыли из его владения против его воли. Подтверждением является следующее дело. ЗАО «НПО «Стромэкология» (далее — объединение) спорило с ООО «Интра-Джус» (далее — общество) также об истребовании из его незаконного владения объектов недвижимости.

Объединение ссылалось на то, что спорное имущество выбыло из владения помимо его воли, поскольку общее собрание акционеров не принимало решения о продаже данных объектов.

Ответчик настаивает на своей добросовестности.
При рассмотрения дела суд установил, что между объединением (продавец) и ООО «Классик-Миг» (покупатель) заключен договор купли-продажи объектов незавершенного строительства. Решением арбитражного суда этот договор признан недействительным как крупная сделка по отчуждению имущества, совершенная с нарушением Федерального закона «Об акционерных обществах». Было выявлено, что общее собрание акционеров действительно не принимало решения о продаже спорного имущества. Несмотря на это, ООО «Классик-Миг» продало ООО «Интра-Джус» спорные объекты. В результате сделку купли-продажи между ООО «Классик-Миг» и ответчиком суд признал ничтожной, поскольку при ее совершении ООО «Классик-Миг» не являлось собственником спорного имущества и не обладало полномочиями по распоряжению им. Наличие у истца права собственности на недвижимость до совершения договора купли-продажи сторонами не оспаривается и подтверждается документами.

Поскольку имущество выбыло из владения собственника помимо его воли, оно может быть истребовано им и от добросовестного приобретателя, констатировали судьи. На основании этого право собственности ответчика на спорное имущество прекращено, объект подлежит возврату объединению с восстановлением его права собственности (постановление ФАС СКО от 01.08.2008 N Ф08-4001/2008).

Не во всех случаях признают добросовестным и приобретателя.
Так, ЗАО «Нева-Трейд» (далее — общество) обратилось в суд с иском к ООО «Вест» и ООО «Галион», Управлению Федеральной регистрационной службы по Санкт-Петербургу и Ленинградской области о признании права собственности на здание, а также истребовании из незаконного владения ООО «Галион» указанного объекта недвижимости. Истец обосновал свое требование фактом признания договора купли-продажи между ним и ООО «Вест» недействительным.

Суд удовлетворил заявленные требования.
ООО «Галион» настаивало на добросовестности приобретения спорного здания у ООО «Вест». Однако суд в данном разбирательстве пришел к выводу, что спорное имущество выбыло из владения истца помимо его воли. Кроме этого, суд установил, что данные сделки купли-продажи совершены с незначительными промежутками по времени, интересы всех трех участников сделок (ЗАО «Нева-Трейд», ООО «Вест» и ООО «Галион») в регистрирующем органе представляло одно и то же лицо — акционер об-щества.

При таких обстоятельствах суд признал, что ООО «Галион» не может быть признано добросовестным приобретателем объекта, и, руководствуясь ст. 301, 302 ГК РФ, удовлетворил виндикационный иск общества (определение ВАС РФ от 11.02.2008 N 1246/08).

Как убедиться, что перед вами — законный владелец?

Чтобы обезопасить себя от возможных притязаний на купленное имущество со стороны третьих лиц, важно убедиться, что продавец действительно владеет им на законных основаниях. Для этого покупателю нужно предпринять дополнительную проверку юридической судьбы имущества.

Проще всего это сделать, когда речь идет о недвижимости. Ее оборот отражается реестром. Поэтому любой, кто намерен приобрести имущество, подлежащее госрегистрации, может получить необходимую информацию из ЕГРП в учреждении юстиции по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Можно выяснить характер права продавца и основание его приобретения, определить предыдущих собственников, выяснить, нет ли спора о праве на имущество, не обременено ли оно правами других лиц. Например, общество предъявило иск к организации об истребовании из ее незаконного владения нежилого помещения. В качестве третьего лица без самостоятельных требований привлечен индивидуальный предприниматель.

Истец указал, что ответчик купил помещение у предпринимателя. В момент приобретения недвижимости ответчиком сделка, на основании которой за предпринимателем зарегистрировано право собственности, оспаривалась в судебном порядке. По результатам рассмотрения дела она признана судом недействительной, применены последствия ее недействительности. Следовательно, предприниматель не является собственником имущества и не имел права его отчуждать, в связи с чем ответчик является незаконным владельцем.

Ответчик против удовлетворения заявленных требований возражал, ссылаясь на свою добросовестность. Дабы обезопасить себя, он обращался в ЕГРП, чтобы узнать, кто является собственником приобретаемого имущества. Ему были представлены сведения, согласно которым собственником помещения считался предприниматель. Суд первой инстанции поддержал общество (истца). Но апелляционная инстанция сочла, что решение подлежит отмене, а в удовлетворении требований общества должно быть отказано по следующим причинам.

Ответчик приобрел помещение у предпринимателя, право собственности которого зарегистрировано в установленном законом порядке. Истец не доказал, что ответчик знал о том, что у последнего отсутствует право отчуждения спорного имущества.

Правда, в материалах дела указано, что ранее суд наложил запрет на регистрационные действия со спорным объектом. Но данный факт не свидетельствует, что организация должна была знать об этом. Кроме того, было доказано: в ответ на соответствующий запрос ответчика регистрирующий орган сообщил ему, что информация о наличии судебного спора в отношении помещения отсутствует.

Суд также отметил, что ссылка на незаконность действий регистрирующего органа, который осуществил регистрацию, несмотря на наличие судебного запрета, не имеет значения для разрешения настоящего спора. При этом истец вправе защитить свои права, выставив к регистрационному органу требования о возмещении убытков, причиненных ему такими действиями (проект информписьма).

Не забываем о сроках!

В соответствии с законодательством к виндикационным искам применяется общее правило о сроках исковой давности (поскольку специальных сроков не установлено). Напомним: ст. 196 ГК РФ закреплено, что общий срок исковой давности составляет 3 года. По общему правилу срок исковой давности начинает течь со дня, «когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права» (ст. 200 ГК РФ).

ВАС РФ (проект информписьма) указал, что применительно к виндикационным искам течение этого срока начинается со дня обнаружения вещи в чужом незаконном владении. Иными словами, не тогда, когда законный собственник узнал, что вещь пропала, а тогда, когда обнаружил ее у незаконного владельца.

Высшие судьи рассмотрели следующее дело.
В 2004 г. общество обратилось в суд с иском об истребовании медицинского оборудования из незаконного владения организации. Исковое требование мотивировано тем, что спорное оборудование, принадлежащее истцу на праве собственности, было украдено у него в 1997 г. Поэтому, по мнению общества, ответчик является незаконным владельцем и должен вернуть оборудование истцу.

Ответчик же утверждал, что о краже оборудования не знал и приобрел его у специализированной торговой компании. Кроме того, было указано на истечение срока исковой давности.

Истец с доводами ответчика по поводу пропущенного срока исковой давности не согласился. По его мнению, исковая давность по заявленному требованию не истекла, поскольку о нахождении оборудования у ответчика он узнал только в 2003 г. До этого момента заявитель не имел информации ни о месте нахождения оборудования, ни о лицах, в чьем владении оно находилось, и поэтому был лишен возможности обратиться в суд за защитой нарушенного права.

Судьи первой и апелляционной инстанций в иске отказали в связи с истечением срока исковой давности. Ведь, как неоднократно пояснял сам истец, о краже спорного имущества он узнал в 1997 г. Следовательно, к моменту его обращения в суд исковая давность истекла.

Однако суд кассационной инстанции направил дело на новое рассмотрение. Он указал, что защита права законного владельца невозможна до тех пор, пока ему не известен нарушитель — потенциальный ответчик.

Несмотря на то что собственник лишился своего имущества в 1997 г., срок исковой давности по требованию о его возврате начал течь с момента, когда истец узнал, что оно находится во владении ответчика. Поскольку довод истца о том, что имущество обнаружено им только в 2003 г., не получил надлежащей оценки, дело направлено на новое рассмотрение (проект информписьма).

Недавно произошел спор между территориальным управлением Федерального агентства по управлению федеральным имуществом по Республике Карелия (далее — Управление) и Сбербанком. Управление пыталось истребовать здание из незаконного владения банка. Истец утверждал, что муниципальная администрация не должна была оформлять право собственности на спорное имущество. При рассмотрении дела в суде ответчик заявил о пропуске срока исковой давности.

Суд пришел к выводу, что о нарушении права федеральной собственности истцу могло быть известно в 1999 г. (на момент регистрации права муниципальной собственности) или по крайней мере в 2001 г. — когда между Сбербанком и арендатором был заключен договор аренды части спорных помещений. Таким образом, срок исковой давности к моменту предъявления иска (август 2007 г.) истек (определение ВАС РФ от 17.07.2008 N 8173/08).

Обратите внимание: даже если владелец спорного имущества сменился, исковая давность по виндикационному иску продолжает течь, а не начинается заново (п. 14 и 15 проекта информписьма).

Спорное имущество — предмет залога

Спорная ситуация может возникнуть и в случае, если выяснится, что вещь, купленная добросовестным приобретателем, обременена залогом. Иными словами, если окажется, что продавец имущества, прежде чем продать, заложил его.

Как известно, залог — это способ обеспечения обязательств должника (залогодателя) перед кредитором (залогодержателем). Если должник не исполнит свои обязательства (например, не погасит сумму выданного кредита), залогодержатель имеет право «получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества» (ст. 334 ГК РФ). Заложенное имущество остается у залогодателя, если договором не предусмотрено иное (ст. 338 ГК РФ). Залогодатель сохраняет право распоряжения таким имуществом, но с определенными ограничениями. В п. 2 ст. 346 ГК РФ указано, что залогодатель вправе отчуждать предмет залога, передавать его в аренду или в безвозмездное пользование другому лицу либо иным образом распоряжаться им только с согласия залогодержателя.

Статья 353 ГК РФ говорит о том, что в случае перехода права собственности на предмет залога от залогодателя к другому лицу право залога сохраняет силу. При этом «правопреемник залогодателя становится на место залогодателя и несет все обязанности залогодателя, если соглашением с залогодержателем не установлено иное». Таким образом, получается, что залогодержатель вправе обратить взыскание на заложенное имущество даже в случае, если оно куплено лицом, которое не знало о том, что данная вещь обременена залогом.

Так, суд удовлетворил требования банка об обращении взыскания на заложенное имущество, которое залогодатель продал третьему лицу. Завод предоставил банку часть своего имущества по договору залога. Заложенное имущество осталось на территории собственника. Во время действия данного договора завод обанкротился. В ходе проведения процедур банкротства судебный пристав-исполнитель изъял имущество завода, в том числе заложенное, и реализовал его на публичных торгах. Заложенное имущество было куплено обществом, при этом судебный пристав не уведомил его, что приобретаемые им объекты обременены залогом.

Банк как залогодержатель и взыскатель по исполнительному производству не принял надлежащих мер по защите своих интересов, хотя знал (или должен был знать) о наличии указанных обстоятельств.

Судьи установили, что вырученные от реализации заложенного имущества деньги израсходованы на погашение задолженности завода перед кредиторами первой и второй очереди, требования которых возникли после заключения договора залога. При этом требования банка как залогового кредитора не были исполнены. Между тем требования по обязательствам, обеспеченным залогом имущества банкрота, удовлетворяются преимущественно перед кредиторами третьей очереди (к которым и относится банк). Исключение составляют обязательства перед кредиторами первой и второй очереди, права требования по которым возникли до заключения соответствующего договора залога (п. 4 ст. 134 Закона о банкротстве1).

При таких обстоятельствах принадлежащее банку право залога на спорное имущество не прекратилось ни по одному из оснований, предусмотренных законом. Это право сохранилось и при переходе права собственности на имущество к обществу в силу п. 1 ст. 353 ГК РФ. На основании п. 1 ст. 334 ГК РФ кредитор имел право обратиться с требованием о взыскании задолженности.

В результате судьи решили обратить взыскание на имущество (станки, оборудование), приобретенное обществом и находящееся в залоге у банка (проект информписьма).

А.В. Фоменко, юрист компании ООО «ЭНКА-ТЦ»

___________
1 Федеральный закон от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (документ размещен в системе ГАРАНТ).

Журнал «Арбитражное правосудие в России» N 12/2008, А.В. Фоменко, юрист компании ООО «ЭНКА-ТЦ»