Договор с множественностью лиц

Энциклопедия решений. Множественность лиц на стороне подрядчика

Множественность лиц на стороне подрядчика

В обязательстве, в том числе основанном на договоре (см. п. 2 ст. 307 ГК РФ), в качестве каждой из его сторон — кредитора или должника — могут одновременно участвовать несколько лиц (п. 1 ст. 308 ГК РФ). В таких случаях говорят о множественности лиц на соответствующей стороне обязательства (договора).

Правила, применяемые к отношениям сторон договора подряда с множественностью лиц на стороне подрядчика, конкретизированы в ст. 707 ГК РФ. Согласно п. 1 этой статьи при неделимости предмета обязательства подрядчики признаются по отношению к заказчику солидарными должниками и соответственно солидарными кредиторами. Указанной нормой по существу дублируется установленное п. 1 ст. 322 ГК РФ общее правило, в соответствии с которым неделимость предмета обязательства с множественностью лиц на стороне должника и (или) кредитора является безусловным основанием возникновения солидарной обязанности (солидарного требования). По смыслу приведенных норм изменить это правило соглашением между заказчиком и подрядчиками нельзя. К отношениям между сторонами договора подряда в таких случаях применяются положения ст.ст. 323 — 326 ГК РФ. В целях оценки предмета обязательства подрядчиков как неделимого значение имеет как фактическая и «техническая» сторона вопроса (характеристики объекта, возможность его раздела без изменения хозяйственного назначения, состав подлежащих выполнению работ и т.п.), так и, например, то обстоятельство, отнесено ли договором с участием нескольких подрядчиков выполнение определенных объемов или видов работ к обязанностям конкретного подрядчика (постановления Восьмого ААС от 30.04.2013 N 08АП-1248/13).

Внимание

Разумеется, нет оснований для возникновения солидарных обязательств в тех случаях, когда с каждым подрядчиком у заказчика заключен отдельный договор и, следовательно, множественность лиц на стороне подрядчика отсутствует (постановления Семнадцатого ААС от 29.04.2014 N 17АП-3398/14, АС Уральского округа от 20.08.2014 N Ф09-5175/14, Пятнадцатого ААС от 19.05.2014 N 15АП-6040/14).

Представляется, что, поскольку иное не вытекает из ст.ст. 707 и 321 ГК РФ, условие о солидарной ответственности подрядчиков может быть предусмотрено соглашением сторон применительно к обязательству, предмет которого является делимым (см. п.п. 1 — 4 постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 N 16 «О свободе договора и ее пределах»). В отсутствие же такого соглашения при делимости предмета обязательства (например, когда договором определены объемы работ, подлежащие выполнению конкретными подрядчиками) каждый из подрядчиков приобретает права и несет обязанности по отношению к заказчику в пределах своей доли (п. 2 ст. 707 ГК РФ). Если иное не вытекает из закона, иных правовых актов или условий договора, указанные доли предполагаются равными (ст. 321 ГК РФ).

Ответ недели: множественность лиц на стороне заказчика

Вопрос: если в договоре строительного подряда фигурируют два Заказчика-физ.лица ( оба вкладывают деньги в строительство), т.е. , приходят деньги от одного и от второго -сч. 51-62 — заказчик А и сч. 51- 62 заказчик Б, а далее собираем затраты на 20 счете — один объект(газовая заправка) .При сдаче работ реализацию закрывать на двух Заказчиков? Каким образом происходит учет оплат по договору, учет выполненных работ и их сдача? Мы — Подрядчик. Как эти оплаты учитывать? Возможно, в договоре должно быть указано, что они действуют в рамках договора простого товарищества и тогда выступают для нас как один Заказчик?

Сообщаю Вам следующее:

Подрядчик может заключить один договор с несколькими заказчиками. Такое взаимоотношение сторон представляет собой множественность лиц в обязательстве, которая урегулирована в ст. ст. 321 — 326 ГК РФ. При множественности лиц в обязательстве на стороне заказчика и наличии созаказчиков за отсутствием специальных норм надлежит руководствоваться нормами Общей части обязательственного права (ст. 321, 322 ГК), учитывая при этом безусловную делимость предмета обязательства заказчиков оплатить результат работы, а также возможную связь их участия в обязательстве с осуществлением предпринимательской деятельности. Так, поскольку предмет обязательства подрядчика (подлежащий сдаче результат) может быть делимым или неделимым, в то время как предмет обязательства созаказчиков (подлежащие уплате деньги) всегда делим, созаказчики по общему правилу (если из условий обязательства не вытекает иное) являются в отношении подрядчика долевыми или солидарными кредиторами (в отношении результата) и долевыми должниками (в отношении уплаты денег) (ст. 321, п. 1 ст. 322 ГК). Если же речь идет об обязательстве, связанном с предпринимательской деятельностью созаказчиков, они обычно (если законодательством или условиями обязательства не предусмотрено иное) выступают солидарными кредиторами и должниками подрядчика (п. 2 ст. 322 ГК).

В соответствии с пунктом 1 статьи 740 ГК РФ по договору строительного подряда подрядчик обязуется в установленный договором срок построить по заданию заказчика определенный объект либо выполнить иные строительные работы, а заказчик обязуется создать подрядчику необходимые условия для выполнения работ, принять их результат и уплатить обусловленную цену.

В пункте 4 статьи 753 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что сдача результата работ подрядчиком и приемка его заказчиком оформляются актом, подписанным обеими сторонами.

Таким образом, поскольку указанный договор является двусторонним договором строительного подряда со множественностью лиц на стороне заказчика, сдача результата работ осуществляется актом, подписанным обеими сторонами, то есть подрядчиком, с одной стороны и заказчиками, с другой стороны.

Документы КонсультантПлюс для ознакомления:

В соответствии с п. 1 ст. 308 ГК РФ в обязательстве в качестве каждой из его сторон — кредитора или должника — могут участвовать одно или одновременно несколько лиц.

Если каждая из сторон по договору несет обязанность в пользу другой стороны, она считается должником другой стороны в том, что обязана сделать в ее пользу, и одновременно ее кредитором в том, что имеет право от нее требовать.

ст. 308, «Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая)» от 30.11.1994 N 51-ФЗ (ред. от 18.07.2019) {КонсультантПлюс}

Сделка — это юридический факт, влекущий возникновение, изменение и прекращение гражданских прав и обязанностей.

Двусторонние и многосторонние сделки именуются договорами.

От многосторонних сделок следует отличать такое понятие, как «множественность лиц на стороне обязательства» (ст. 321 ГК РФ). В этом случае сделка остается двусторонней, но с участием нескольких кредиторов и (или) нескольких должников.

Более подробно вопросы множественности лиц в обязательстве урегулированы в ст. ст. 321 — 326 ГК РФ.

Так, согласно ст. 321 ГК РФ если в обязательстве участвуют несколько кредиторов или несколько должников, то каждый из кредиторов имеет право требовать исполнения, а каждый из должников обязан исполнить обязательство в равной доле с другими постольку, поскольку из закона, иных правовых актов или условий обязательства не вытекает иное (долевое обязательство).

Солидарная обязанность (ответственность) или солидарное требование возникают, если солидарность обязанности или требования предусмотрена договором или установлена законом, в частности при неделимости предмета обязательства. Обязанности нескольких должников по обязательству, связанному с предпринимательской деятельностью, равно как и требования нескольких кредиторов в таком обязательстве, являются солидарными, если законом, иными правовыми актами или условиями обязательства не предусмотрено иное (ст. 322 ГК РФ).

Таким образом, по общему правилу любое обязательство со множественностью лиц является долевым, то есть каждый из кредиторов имеет право требовать исполнения, а каждый из должников обязан исполнить обязательство в равной доле с другими. Однако законом или договором может быть предусмотрено иное (ст. 321 ГК РФ).

Долевая ответственность означает, что каждый должник отвечает самостоятельно только в пределах своей доли. Соответственно, каждый кредитор имеет право предъявить требование также в пределах принадлежащей ему доли.

В силу абз. 1 п. 2 ст. 323 ГК РФ кредитор, не получивший полного удовлетворения от одного из солидарных должников, вправе требовать недополученное от остальных. Солидарные должники остаются обязанными до тех пор, пока обязательство не будет исполнено полностью (абз. 2 п. 2 ст. 323 ГК РФ). В п. 1 ст. 325 ГК РФ указано, что исполнение солидарной обязанности полностью одним из должников освобождает остальных от исполнения кредитору.

ст. 207, Статья: Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации (Рузакова О.А.) («Вестник гражданского процесса», 2015, N 6) {КонсультантПлюс}

Согласно ст. 707 ГК РФ при неделимости предмета обязательства они признаются по отношению к заказчику солидарными должниками и, соответственно, солидарными кредиторами. При делимости предмета обязательства каждый из подрядчиков приобретает права и несет обязанности по отношению к заказчику в пределах своей доли. Принцип долевой ответственности, а также права на долю для подрядчиков могут быть предусмотрены договором, законом или иным правовым актом.

Вместе с тем если возможна множественность лиц на стороне подрядчика (ст. 707 ГК РФ), то нет никаких препятствий для множественности лиц и на стороне заказчика. Например, когда жилой дом возводится не для одного, а для нескольких заказчиков.

«Договоры в сфере предпринимательства: Монография» (Богданов Е.В.) («Проспект», 2018) {КонсультантПлюс}

При множественности лиц в обязательстве на стороне заказчика и наличии созаказчиков (например, в обязательстве плотника построить беседку на участке, принадлежащем двум сособственникам) за отсутствием специальных норм надлежит руководствоваться нормами Общей части обязательственного права (ст. 321, 322 ГК), учитывая при этом безусловную делимость предмета обязательства заказчиков оплатить результат работы, а также возможную связь их участия в обязательстве с осуществлением предпринимательской деятельности. Так, поскольку предмет обязательства подрядчика (подлежащий сдаче результат) может быть делимым или неделимым, в то время как предмет обязательства созаказчиков (подлежащие уплате деньги) всегда делим, созаказчики по общему правилу (если из законодательства или условий обязательства не вытекает иное) являются в отношении подрядчика долевыми или солидарными кредиторами (в отношении результата) и долевыми должниками (в отношении уплаты денег) (ст. 321, п. 1 ст. 322 ГК). Если же речь идет об обязательстве, связанном с предпринимательской деятельностью созаказчиков, они обычно (если законодательством или условиями обязательства не предусмотрено иное) выступают солидарными кредиторами и должниками подрядчика (п. 2 ст. 322 ГК).

Трехстороннее соглашение следует отличать от обычного двустороннего договора со множественностью лиц на стороне обязательства (п. 1 ст. 308 ГК РФ). Так, в договоре подряда на выполнение проектных работ на стороне заказчика могут действовать совместно сразу две компании, обязанности заказчика между которыми делятся. В такой ситуации в отношениях с подрядчиком они выступают солидарными должниками по денежному обязательству (п. 1 ст. 322 ГК РФ), если договором предусмотрено возложение обязанности по оплате сразу на обе компании. В ином случае исполнить денежное обязательство будет должна та из них, для которой оно установлено (Постановление ФАС Центрального округа от 25.07.2012 по делу N А68-8567/2011).

«Бухгалтерский и налоговый учет в строительных организациях» (Филина Ф.Н.) («ГроссМедиа», «РОСБУХ», 2009) {КонсультантПлюс}
ст. 308, «Договорное и обязательственное право (общая часть): постатейный комментарий к статьям 307 — 453 Гражданского кодекса Российской Федерации» (отв. ред. А.Г. Карапетов) («М-Логос», 2017) {КонсультантПлюс}
{Статья: Особенности исполнения обязательств со множественностью лиц на стороне кредитора в банковской практике (Ефимова Л.Г.) («Цивилист», 2008, N 4) {КонсультантПлюс}}

Множественность лиц в обязательстве.

3.1. Обычно каждая из сторон представлена одним лицом. Вместе с тем допускается наличие нескольких кредиторов, имеющих право требования к одному должнику (сдача в аренду одному субъекту имущества, принадлежащего нескольким собственникам), либо нескольких должников, обязанных произвести исполнение одному кредитору (двое граждан, которые разбили угнанную ими автомашину, обязаны возместить вред ее собственнику). Может возникнуть и такое обязательство, где одновременно участвуют несколько должников и несколько кредиторов. Увеличивается число лиц, но не меняется число сторон. Во всех этих случаях речь идет о множественности лиц в обязательстве. Если в обязательстве несколько кредиторов (управомоченных субъектов), говорят об активной множественности, при наличии нескольких должников (лиц обязанных) — о пассивной множественности.

3.2. Множественность лиц может существовать с момента возникновения обязательства (заключение договора займа несколькими заемщиками) либо появиться позднее (в случае смерти заемщика его долг переходит наследникам умершего, а если заемщиком было юридическое лицо, после его реорганизации обязанность вернуть сумму займа может быть возложена на нескольких его правопреемников).

3.3. По объему требований кредиторов и обязанностей должников обязательства со множественностью лиц делятся на несколько видов.

Долевые обязательства — в них каждый из кредиторов может требовать, а каждый должник обязан исполнить обязательство в пределах своей доли. Причем в соответствии со ст. 321 ГК действует презумпция равенства долей: доли равны, если иное не установлено нормативными актами либо не вытекает из условий обязательства.

В долевых обязательствах права и обязанности участников достаточно обособлены. Каждый из кредиторов вправе требовать исполнения только в своей части, а каждый должник не отвечает за исполнение обязанности другими должниками. Для должника, выплатившего свою долю, обязательство прекращается, равно как и для кредитора, получившего то, что ему причиталось. Долевое обязательство имеет общее для всех его участников основание возникновения (например, договор), но самостоятельность и независимость их прав и обязанностей позволяют сделать вывод о том, что по сути это — совокупность отдельных правоотношений <1>.

———————————

<1> Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Общее учение об обязательстве. М., 1950. С. 204.

В солидарных обязательствах иная ситуация. При наличии нескольких сокредиторов каждый из них может потребовать исполнения с единственного должника. При множественности лиц на стороне должника единственный кредитор вправе предъявить требование к любому из должников (ст. ст. 323, 326 ГК). В таких отношениях все зависит от воли кредитора: он может потребовать исполнения как от всех должников совместно, так и от любого из них в отдельности либо возложить обязанность не на всех, а лишь на отдельных содолжников. Размер требования при этом тоже определяется кредитором: в полном объеме с одного, а если с нескольких должников или всех — то с кого и в какой части.

Солидарные должники остаются обязанными до тех пор, пока обязательство не будет исполнено окончательно. Если кредитор не смог взыскать установленный им размер долга с кого-либо из содолжников (например, из-за неплатежеспособности), он имеет право потребовать недополученное им с остальных должников. Такой вид обязательств со множественностью лиц в меньшей мере защищает должника — он заранее не знает, обратится ли именно к нему на стадии исполнения обязательства кредитор, а если да, то каков будет объем предъявленного ему требования.

По российскому законодательству обязательство со множественностью лиц предполагается долевым, если его солидарный характер не установлен законом или договором (ст. 322 ГК). Иными словами, солидарность — это исключение из правила. Таков подход к обычным обязательствам. Если же среди участников есть предприниматели, законодатель занимает прямо противоположную позицию: обязанности содолжников и требования нескольких кредиторов предполагаются солидарными. Они могут быть долевыми, если это прямо установлено нормативным актом, в том числе законом или условиями обязательства.

3.4. Если солидарность обязательства на стороне кредитора (активная) встречается в законе нечасто, то пассивная солидарность — достаточно распространенное явление. Так, участники полного товарищества солидарно отвечают собственным имуществом по долгам своей организации (ст. 75 ГК), учредители акционерного общества несут солидарную ответственность по долгам, возникшим до регистрации общества (п. 2 ст. 98 ГК), сонаниматели жилого помещения по договору коммерческого найма солидарно отвечают перед наймодателем (п. 4 ст. 677 ГК), солидарную ответственность перед потерпевшим несут сопричинители вреда (ст. 1080 ГК) и др.

Иногда солидарность устанавливается диспозитивной нормой: согласно п. 1 ст. 363 ГК по общему правилу должник и поручитель отвечают перед кредитором солидарно, но законом или договором поручительства может быть введена не солидарная, а субсидиарная (дополнительная) ответственность поручителя.

Солидарными являются обязательства, предмет которых неделим. Например, два подрядчика обязаны передать заказчику созданную ими в ходе исполнения договора подряда неделимую вещь. Законом (п. 1 ст. 707 ГК) в отношении данной обязанности они признаны солидарными должниками.

3.5. Исполнение в полном объеме, произведенное одним из должников, прекращает солидарное обязательство. Но вслед за ним возникает следующее обязательство — регрессное. Должник, рассчитавшийся с кредитором за всех, приобретает право обратного требования (право регресса) к остальным содолжникам. Теперь он, став кредитором в регрессном обязательстве, может потребовать от них сумму, выплаченную им первоначальному кредитору, за вычетом, разумеется, своей доли. Закон не относит регрессные обязательства к солидарным. Следовательно, действует общее правило о долевом характере обязательства, поэтому кредитор регрессного обязательства не может выбирать, с кого и в каком размере взыскивать.

3.6. При солидарной обязанности должников кредитор имеет самостоятельное право требования против каждого из них. Поэтому должник, к которому обратился кредитор, защищаясь, может выдвигать возражения, как являющиеся общими для всех должников, так и основанные на взаимоотношениях этого конкретного должника с кредитором. Примером возражения первого вида будет ссылка должника на недействительность договора, породившего солидарное обязательство, ввиду несоблюдения установленной формы. Если же должник утверждает, что при заключении сделки он был введен в заблуждение кредитором, это возражение второго вида. Но при этом личные возражения одного из солидарных должников не может использовать другой должник, к которому кредитор предъявил свое требование (ст. 324 ГК).

3.7. При солидарности кредиторов (активной множественности) каждый из них имеет самостоятельное право требования к должнику, несмотря на общее основание возникновения всего солидарного обязательства. Поэтому должник в ответ на требование одного из кредиторов не может выдвигать возражения, основанные на взаимоотношениях с другими солидарными кредиторами (п. 2 ст. 326 ГК).

Самостоятельность требования каждого кредитора проявляется и в том, что выбытие одного из кредиторов (смерть либо прекращение юридического лица) не меняет природу обязательства. Например, в случае смерти одного из кредиторов его право требования переходит к наследнику, а если таких правопреемников несколько, оно распределяется между ними по нормам наследственного права.

Если один из кредиторов простит долг (ст. 415 ГК), права остальных кредиторов сохраняют свою силу.

Надлежащее исполнение, произведенное одному из солидарных кредиторов, прекращает солидарное обязательство. Теперь остальные кредиторы могут потребовать из поступившей суммы платежа своих долей. Возникает обязательство с активной (на стороне кредитора) множественностью, а тот из первоначальных кредиторов, который принял исполнение от должника за всех остальных кредиторов, становится перед ними должником. При этом доли кредиторов равны, если иное не вытекает из отношений между ними.

Договорам с условием посвящен раздел 5.3 Принципов УНИДРУА, включающий в себя пять статей, расписывающих несколько более подробно все то, что известно и нашему российскому праву.

Новыми — нашему праву незнакомыми — являются предписания статей 5.3.4 и 5.3.5.

Первая из них запрещает сторонам условных сделок, находящимся в состоянии ожидания наступления условия, совершать в нарушение обязанности добросовестности и честной деловой практики совершать такие действия, которые нанесут ущерб правам другой стороны в случае выполнения условия.

Эта норма описывает существо состояния ожидания или связанности — юридически значимого состояния, в котором стороны условной сделки пребывают со времени ее заключения и до разрешения условия, состояния, не совпадающего с состоянием традиционной юридической обязанности.

Второе правило разрешает вопрос, неизбежно и очевидно возникающий для любых сделок с отменительными (резолютивными) условиями, — о судьбе того, что было предоставлено по таким сделкам до разрешения условия.

Наш ГК никакого ответа на этот вопрос не даст, а значит, предполагает, что предоставленное до разрешения отменительного условия возврату не подлежит, а его разрешение прекращает (отменяет) последствия сделки на будущее время.

Иначе смотрят на вопрос Принципы УНИДРУА: по общему правилу (п. 1 ст. 5.3.5) они признают возникающим у каждой стороны отменительно-условной сделки права потребовать возврата всего, переданного ею в обмен на одновременный возврат всего полученного, но с ограничениями, установленным п. 7.3.6 и 7.3.7 Принципов.

Если же стороны договорились, что отменительное условие действует с обратной силой, то подлежит применению правило про двустороннюю реституцию, уже не знающую таких ограничений.

Договорные обязательства с множественностью лиц

В данном случае правильно говорить именно об обязательствах, а не о договорах.

Принципы учитывают это обстоятельство, когда употребляют выражения «множественность должников» и «множественность кредиторов».

Принципы УНИДРУА устанавливают презумпцию солидарности всякого обязательства с участием нескольких должников.

Есть ли аналогичная норма в российском ГК? Как ни странно — да. Это п. 2 ст. 322 ГК, который устанавливает презумпцию солидарности всяких предпринимательских долгов.

Если вспомнить, что сферой применения Принципов УНИДРУА являются долги из международных коммерческих договоров, то получится, что ГК РФ идет даже несколько дальше Принципов.

Существенно дальше он идет и в вопросе о презумпции солидарности «предпринимательских» кредиторов — делает то, чего Принципы установить не решились.

В этой части российский ГК идет даже немножко впереди Принципов, по крайней мере, в части определенности, ибо из Принципов нельзя понять, каково же общее правило для обязательства с множественностью кредиторов — предполагаются ли они солидарными, долевыми или совместными.

На это обращают внимание и комментаторы-разработчики, указывая, что ни один из трех известных им типов кредиторской множественности не является доминирующим на практике, вследствие чего сторонам договора всякий раз надо будет прямо указывать, какой же тип кредиторской множественности они стремились создать.

Из правил, отсутствующих в нашем ГК, обращают на себя внимание нормы о правовых последствиях прощения долга или заключения мирового соглашения с одним из солидарных должников, истечения или приостановления исковой давности и, наконец, вынесения судебного акта по отношению к одному из них.

Сейчас даже неважно, как именно — с точки зрения своего содержания — решаются эти вопросы (хотя посмотреть это, безусловно, стоит).

Важно, что такие вопросы существуют и требуют решения, и что наш Кодекс это обстоятельство из внимания упускает.

В ту же серию — существующих и требующих решения — входят вопросы о возражениях солидарных должников по регрессным требованиям своих «коллег» (содолжников), а также о последствиях невозможности удовлетворения своего регрессного требования.

Обязательства с множественностью кредиторов имеют не две, а три разновидности: к уже знакомым солидарной (joint and several) и долевой (separate) присоединяется так называемая совместная множественность (joint), имеющая место если кредиторы должны требовать исполнения вместе.

К сожалению, никакого регулирования этой формы множественности лиц Принципы не предлагают.

Из небольшого комментария разработчиков можно понять, что они имели в виду такую множественность кредиторов, которая образуется при семейной или товарищеской общности имущественной массы, на основе которой возникают и в которую включаются подобные общие совместные (joint) требования.

Большим преимуществом той регламентации кредиторской множественности, которую предлагают Принципы, является использование ими метода отсылки к нормам о множественности должников, применяемых с изменениями, соответственными существу регулируемых ими отношений – mutatis mutandis.

К таким нормам относятся правила о влиянии, которое оказывается на положение всех участников множественности действиями или событиями, направленными на одного из них (предъявление иска, признание долга, зачет и т.д.).

Договоры в пользу третьих лиц

Положения Принципов о третьих лицах содержательно совпадают с Гражданским кодексом Российской Федерации.

Новация буквально одна — признание за бенефициаром, в пользу которого возникло право из договора между другими лицами, возможность ссылаться на условие такого договора, исключающее или ограничивающее ответственность бенефициара.

Договор в пользу третьего лица у нас вообще не предполагает какой-либо ответственности бенефициара, а значит, особых положений о ее исключении или ограничении можно просто не устанавливать.