Европейский суд справедливости

23.07.2018 Примерное время чтения: 4 мин.
Андрей Кириллов

Юридическая компания «Пепеляев Групп» сообщает о принятом в пользу налогоплательщика решении Европейского суда справедливости, которое может иметь значение для развития концепции фактического получателя дохода в России.

Обстоятельства дела

В 2013 году голландская холдинговая компания получила дивиденды от своей немецкой дочерней компании. Помимо осуществления функций международного холдинга, голландская компания также торговала сырьём и занималась внутригрупповым финансированием, для чего арендовала офис и нанимала сотрудников. При этом голландская компания, в свою очередь, выплачивала дивиденды своему единственному акционеру – немецкой компании.

В соответствии с соглашением об избежании двойного налогообложения между ФРГ и Нидерландами налог у источника, удержанный в Германии при выплате дивидендов в пользу холдинга, подлежал возмещению из бюджета. Тем не менее, налоговые органы ФРГ отказали голландскому холдингу в возмещении налога, в качестве обоснования применив не Директиву ЕС о материнских и дочерних компаниях, а национальное немецкое законодательство, направленное на противодействие злоупотреблениям в области применения международных налоговых договоров (national GAAR).

Директива ЕС о материнских и дочерних компаниях не содержит каких-либо ограничений применительно к характеру осуществляемой деятельности и требований к размеру получаемого дохода для целей применения льготных ставок налогообложения дивидендов. Однако национальное законодательство ФРГ, направленное на противодействие налоговым злоупотреблениям, в существенной мере ужесточает аналогичные нормы Директивы.

Именно национальным законодательством ФРГ и руководствовались немецкие налоговые органы, отказывая в возмещении налога. По их мнению, голландский холдинг осуществлял исключительно функции, связанные с управлением активами, а, следовательно, не осуществлял самостоятельную экономическую деятельностью и не мог получать от неё доход. Более того, германские налоговики посчитали, что включение голландского холдинга в структуру владения не было обусловлено экономическими причинами.

В решении по данному делу Европейский суд указал, что применение норм национального законодательства ФРГ, направленного на противодействие злоупотреблениям в области применения международных налоговых договоров, в той части, которая ужесточает требования Директивы ЕС о материнских и дочерних компаниях, неправомерно и нарушает, в частности, фундаментальный принцип свободы учреждения (freedom of establishment).

Так, по мнению Суда, характер требований и ограничений, предусмотренных в национальных нормах ФРГ, основывается на презумпции налогового злоупотребления, а потому позволяет налоговым органам не анализировать каждый конкретный случай применения налоговых льгот.

При этом Европейский суд подчеркнул, что осуществление холдинговой голландской компанией только управленческих функций само по себе не является признаком налогового злоупотребления и требуется всесторонний и полный анализ всех организационных и экономических аспектов деятельности группы компаний в целом.

Отметим, что Европейский суд не впервые признаёт национальные нормы ФРГ, направленные на противодействие налоговым злоупотреблениям, не соответствующими европейскому законодательству. Так, в конце 2017 года было принято ещё одно решение в пользу налогоплательщика по аналогичному вопросу.

О чём подумать, что сделать

Вероятно, в ближайшее время в национальное налоговое законодательство ФРГ будут внесены изменения, отменяющие спорные положения, признанные Европейским судом противоречащими праву ЕС. В этой связи анализируемое решение будет интересно международным группам, имеющим экономическое присутствие в ФРГ.

Нетрудно заметить, что спорные нормы законодательства ФРГ в части противодействия налоговым злоупотреблениям во многом схожи с аналогичными положениями Налогового кодекса РФ, практикой российских судов и позицией российских налоговых органов; много общего с российскими реалиями имеет и подход немецких налоговых органов к вопросам оценки правомерности применения налоговых льгот на основании международных налоговых договоров.

В частности, в Письме от 28.04.2018 № СА-4-9/8285 Федеральная налоговая служба выразила позицию, что «использование подконтрольных холдинговых компаний и наличие законной возможности по переводу активов на управляющую компанию, зарегистрированную в юрисдикции, предоставляющей налоговые льготы, не означает автоматического возникновения экономических оснований для применения льгот, предусмотренных международными соглашениями об избежании двойного налогообложения. Компании, только обслуживающие интересы собственной группы и аффилированных с ней лиц, не могут пользоваться преимуществами международных соглашений об избежании двойного налогообложения в случаях, если получение ими дохода не оправдано с экономической точки зрения».

Европейский суд принял решение, главным образом, исходя из особенностей регулирования общего рынка внутри ЕС: принцип свободы учреждения, в самом деле, не позволят «дисквалифицировать» юридическое лицо из другой страны ЕС лишь на основе вероятности и презумпции налоговых злоупотреблений без подробного исследования конкретных обстоятельств. Решения Европейского суда (ECJ), в отличие от решений Европейского суда по правам человека (ECHR), неприменимы в России.

Вместе с тем, некоторые выводы Европейского суда важны и для российской практики: налоговые претензии к участникам международных операций не должны основываться на формальных признаках и широких презумпциях, таких, как презумпция отсутствия деловой цели вовлечения иностранного лица в структуру при выполнении иностранным лицом исключительно холдинговых функций. Формальный подход означал бы чрезмерное умаление свободы экономической деятельности.

Позиция Европейского суда служит ещё одним подтверждением того, что подход российских налоговых органов к вопросам оценки правомерности применения льготных положений в рамках международных налоговых соглашений не должен быть исключительно формальным. Налоговые органы в целях объективного и полного анализа деятельности компании, претендующей на применение льгот, должны давать оценку экономической деятельности группы в целом, на что ориентировала налоговые органы ФНС России в Письме от 17.05.2017 № СА-4-7/9270@.

Помощь консультанта

Юристы «Пепеляев Групп» оказывают широкий спектр услуг в области комплексной поддержки бизнеса по международным налоговым вопросам, связанным с применением положений СИДН.

В частности, наши специалисты обладают успешным опытом доказывания наличия фактического права на доход как на досудебной, так и на судебной стадиях, а также оказывают консультационные услуги по спорным вопросам применения СИДН и по оценке наличия фактического права на доход.

Решение Европейского суда справедливости от 14.06.2018 по делу № С-440/17, GS.

Суд Европейского союза (находится в Люксембурге); необходимо отличать от Европейского суда по правам человека (находится в Страсбурге). Далее – Европейский суд.

Единое решение Европейского суда от 20.12.2017 (C-504/16), Deister Holding, и C-613/16 (Juhler Holding).

Данный документ в других форматах можно скачать здесь: .

ПРАКТИЧЕСКАЯ ИНСТРУКЦИЯ

ТРЕБОВАНИЯ О СПРАВЕДЛИВОЙ КОМПЕНСАЦИИ

I.Введение

1. Присуждение справедливой компенсации не является автоматическим следствием признания Европейским Судом по правам человека нарушения права, гарантированного Конвенцией о защите прав человека и основных свобод (далее – Конвенция) или Протоколами к ней. Это явно выражено в тексте статьи 41 Конвенции, которая предусматривает, что Европейский Суд по правам человека присуждает справедливую компенсацию только если внутригосударственное право допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения и даже при этом условии – лишь в случае необходимости (if necessary – в тексте Конвенции на английском языке; s’il y a lieu– в тексте Конвенции на французском языке).

2. Более того, Европейский Суд по правам человека присуждает только такую компенсацию, которая считается справедливой в данных обстоятельствах (just– в тексте Конвенции на английском языке; équitable – в тексте Конвенции на французском языке). Европейский Суд по правам человека может решить, что в отношении некоторых нарушений само их признание представляет собой достаточную справедливую компенсацию и необходимость присуждения денежного возмещения отсутствует. Европейский Суд по правам человека также может посчитать справедливым присуждение компенсации в меньшем размере по сравнению с фактически причиненными убытками (моральным вредом) или понесенными издержками или отказ в присуждении компенсации в принципе. Это может иметь место, например, когда заявитель сам ответственен за фактический размер причиненных убытков (морального вреда) или издержек. При определении размера присуждаемой компенсации Европейский Суд по правам человека также может принять во внимание положение заявителя, являющегося жертвой нарушения, и Высокой Договаривающейся Стороны, ответственной за обеспечение соблюдения общественных интересов. Наконец, Европейский Суд по правам человека обычно учитывает местную экономическую ситуацию.

3. В случае присуждения справедливой компенсации, предусмотренной статьей 41 Конвенции, Европейский Суд по правам человека может следовать соответствующим национальным стандартам. Однако они никогда не являются для него обязательными.

4. Заявителям необходимо помнить, что соблюдение ими формальных и содержательных требований Конвенции и Регламента Европейского Суда по правам человека является условием присуждения справедливой компенсации.

II. Подача заявления о присуждении справедливой компенсации:
формальные требования

5. Сроки подачи заявления о присуждении справедливой компенсации и другие требования к нему сформулированы в Правиле 60 Регламента Европейского Суда по правам человека, которое в соответствующей части предусматривает:

«1. Заявитель, желающий получить предусмотренную статьей 41 Конвенции справедливую компенсацию в случае признания Европейским Судом по правам человека нарушения его конвенционных прав, обязан подать отдельное заявление, касающееся данного вопроса.

2. Заявитель должен представить подробный список своих требований, касающихся справедливой компенсации, указав каждое из них отдельно и приложив соответствующие подтверждающие документы, в течение срока, предоставленного ему для подачи письменного отзыва по существу жалобы, если только Председатель (Президент) соответствующей Палаты не примет иного решения.

3. В случае несоблюдения заявителем требований, сформулированных выше, Палата может отказать в удовлетворении его заявления о присуждении справедливой компенсации полностью или в части…»

Таким образом, в Европейский Суд по правам человека должно быть подано отдельное заявление о присуждении справедливой компенсации с приложенными к нему подтверждающими документами, а несоблюдение этого требования может привести к отказу в присуждении компенсации. Европейский Суд по правам человека также отказывает в удовлетворении требований, касающихся справедливой компенсации, изложенных в формуляре жалобы, но не представленных в виде отдельного заявления на соответствующей стадии разбирательства по делу, равно как требований, заявленных за пределами срока, предоставленного для их подачи.

III. Подача заявления о присуждении справедливой компенсации:
требования по содержанию

6. Справедливая компенсация, предусмотренная статьей 41 Конвенции, может быть присуждена в связи с:

(a) причиненными убытками,

(b) причиненным моральным вредом, и

(c) понесенными издержками.

1. Общие вопросы причинения убытков (морального вреда)

7. Между требованиями о возмещении причиненных убытков (морального вреда) и предполагаемым нарушением должна прослеживаться явная причинная связь. Европейскому Суду по правам человека недостаточно просто некоторой связи между предполагаемым нарушением и убытками (моральным вредом) либо же простых рассуждений в сослагательном наклонении.

8. Компенсация может быть присуждена только за убытки (моральный вред), причиненные в результате выявленного Европейским Судом по правам человека нарушения. Компенсация не может быть присуждена за убытки (моральный вред), причиненный в результате событий или ситуаций, которые не представляют собой нарушения Конвенции, или за убытки (моральный вред), относящиеся к той части жалобы, которая признана неприемлемой на более ранних этапах разбирательства по делу.

9. Целью возмещения причиненных убытков (морального вреда) является компенсирование заявителю фактических неблагоприятных последствий допущенного нарушения. Компенсация не является средством наказания Высокой Договаривающейся Стороны, допустившей нарушение. По этой причине Европейский Суд по правам человека до настоящего времени расценивал в качестве неприемлемых требования, касающиеся возмещения ущерба (морального вреда), позиционируемого как «штрафного», «наказывающего» или «поучительного».

2. Убытки

10. Применительно к возмещению убытков используется принцип, в соответствии с которым заявитель должен быть насколько это возможно возвращен в ситуацию, которая соответствовала бы положению вещей в отсутствие нарушения, другими словами, принцип restitutio in integrum. Речь может идти о компенсации как фактически причиненного реального ущерба (damnum emergens), так и расходов, которые необходимо понести для восстановления нарушенного права в будущем, равно как упущенной выгоды (lucrum cessans).

11. Бремя доказывания того факта, что убытки вызваны нарушением или нарушениями, лежит на заявителе. Заявителю необходимо представить соответствующие документы, доказывающие, насколько это возможно, не только сам факт причинения убытков, но и размер таковых.

12. По общему правилу Европейский Суд по правам человека присуждает возмещение убытков в полном размере в соответствии с расчетами. Однако в случае, если размер фактически понесенных убытков не поддается точному исчислению, он может присудить компенсацию в размере, соответствующем приблизительным расчетам, сделанным на основе имеющейся фактической информации. Как указано в пункте 2 выше, Европейский Суд по правам человека также может посчитать справедливым присуждение компенсации в меньшем размере, чем фактически понесенные убытки.

3. Моральный вред

13. Возмещение морального вреда, присуждаемое Европейским Судом по правам человека, призвано компенсировать в денежном выражении вред, причинный посягательствами на нематериальные блага, например, компенсировать физические и нравственные страдания.

14. По своей сути моральный вред не поддается точному исчислению в денежном выражении. Если установлено, что моральный вред был причинен, и Европейский Суд по правам человека полагает необходимым присудить соответствующую денежную компенсацию, оценка ее размера производится на основе принципа справедливости и с учетом сложившейся практики.

15. Заявителям, желающим получить компенсацию морального вреда, следует указать сумму его денежного возмещения, которую они считают справедливой. Заявители, считающие себя жертвой нескольких нарушений, могут либо указать единую сумму компенсации в возмещение морального вреда, причиненного всеми этими нарушениями, либо обозначить отдельно суммы компенсации в возмещение морального вреда, причиненного каждым из нарушений.

4. Издержки

16. Европейский Суд по правам человека может присудить заявителю возмещение издержек, которые он понес сначала на национальном уровне, а затем в рамках разбирательства дела в Европейском Суде по правам человека, пытаясь предотвратить нарушение или исправить его. Издержки обычно включают расходы на оказание юридической помощи, оплату государственной пошлины и иные подобные. Они также могут включать в себя транспортные расходы, то есть расходы на проезд, проживание, питание, в частности, связанные с необходимостью присутствия на устных слушаниях по делу в Европейском Суде по правам человека.

17. Европейский Суд по правам человека удовлетворяет требования о возмещении издержек только в случае, если они связаны с выявленным им нарушением. Он отказывает в удовлетворении соответствующих требований, если они связаны с той частью жалобы, рассмотрение которой не привело к констатации нарушения, либо частью жалобы, признанной неприемлемой. В связи с этим заявители при желании могут предъявить отдельные требования о возмещении издержек в отношении жалоб на каждое из нарушений.

18. Издержки должны быть фактически понесены. Другими словами, речь идет о ситуациях, когда заявитель фактически понес соответствующие расходы либо должен понести их в соответствии со своими обязательствами, основанными на законе или договоре. Из общей суммы издержек вычитаются суммы, выплаченные или подлежащие выплате национальными властями или Советом Европы в рамках оказания заявителю юридической помощи.

19. Издержки должны быть необходимыми. Другими словами, они неизбежно должны быть понесены с целью предотвращения нарушения или его исправления.

20. Размер издержек должен быть разумным. Если Европейский Суд по правам человека придет к выводу, что размер издержек является чрезмерным, он присудит возмещение издержек в размере, который, по его мнению, является разумным.

21. Европейскому Суду по правам человека должны быть предоставлены доказательства того, что издержки были понесены, например, расписанные попунктно квитанции об оплате и выставленные счета. Издержки должны быть в достаточной степени детализированы с тем, чтобы Европейский Суд по правам человека мог принять решение об их соответствии указанным выше требованиям.

5. Платежная информация

22. Заявители могут указать свой банковский счет, на который они хотели бы получить любые денежные средства, которые могут быть присуждены им Европейским Судом по правам человека. Если заявители хотели бы, чтобы определенные суммы, например, в возмещение издержек, были выплачены отдельно, к примеру, напрямую на банковский счет их представителя, следует прямо указать это.

IV. Форма компенсации, присуждаемой
Европейским Судом по правам человека

23. В случае присуждения Европейским Судом по правам человека компенсации она по общему правилу будет выражена в виде суммы денежных средств, подлежащих выплате государством-ответчиком жертве или жертвам выявленных Европейским Судом по правам человека нарушений. Только в исключительно редких случаях Европейский Суд по правам человека может не просто признать, что в отношении заявителя было допущено нарушение, но и самостоятельно, преследуя цель положить конец этому нарушению и исправить его по существу, указать, какие конкретные выводы должны быть сделаны в связи с этим. Однако Европейский Суд по правам человека может по своему усмотрению дать рекомендации, касающиеся порядка исполнения его Постановления (см. статью 46 Конвенции).

24. Размер любой денежной компенсации, присуждаемой в соответствии со статьей 41 Конвенции, обычно указывается в евро (EUR, €), независимо от того, какая валюта используется заявителем при формулировании его требований. В случае получения заявителем компенсации в валюте, отличной от евро, Европейский Суд по правам человека указывает на необходимость конвертации присужденной денежной суммы в соответствующую валюту по курсу, действующему на день ее выплаты. При формулировании своих требований заявителю следует при необходимости учитывать данное правило в смысле того результата, к которому может привести конвертация требуемой им суммы компенсации, выраженной в иной валюте, в евро и наоборот.

25. Европейский Суд по правам человека по собственной инициативе указывает срок, в течение которого должна быть осуществлена выплата компенсации. Обычно это три месяца со дня вступления в силу Постановления Европейского Суда по правам человека. Европейский Суд по правам человека также определяет размер процентов, которые должны быть начислены и выплачены заявителю в случае, если выплата справедливой компенсации не произведена в установленный срок. Обычно они устанавливаются в размере предельной процентной ставки по займам Европейского центрального банка плюс три процентных пункта.

________
Оригинал (язык — английский; формат — PDF)