ГК 1225

УДК 347.779 Э.П. Бевзенко

Бюро научной технической информации, Новосибирск

ОХРАНА ПРАВ НА РЕЗУЛЬТАТЫ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

В советские времена права на результаты любой творческой деятельности, в том числе и изобретательской, принадлежали государству. Государство распоряжалось интеллектуальным фондом нации, выплачивало мизерные гонорары и вознаграждения. А мысль о том, что плоды своего творчества можно выгодно продать, в том числе и за рубеж, была сродни государственной измене. Научно-техническая информация выплескивалась на страницы различных изданий и распространялась на предприятиях по отраслевому принципу. Изобретатели и ученые щедро делились своими разработками и задумками на страницах научных журналов, не думая о том, что эти журналы из года в год читают и за границей. Сейчас уже хорошо видно, что многие преуспевающие в настоящее время за рубежом владельцы патентов, сказали бы при случае огромное спасибо неизвестным и известным российским авторам за предоставленную вовремя бесценную информацию.

Вначале 1990-х годов эта система рухнула. Представители творческой интеллигенции, в том числе и изобретатели, оказались в рыночной экономике без средств на оформление своих прав и каких либо знаний в области патентоведения и патентного права.

В России были приняты специальные законы, закрепляющие исключительное право изобретателей на результаты своей интеллектуальной деятельности.

Таким образом, теперь в России право на жизнь получила особая подотрасль гражданского права — Патентное право. Главным законом этой подотрасли является Гражданский Кодекс РФ. Защита прав на ИС гарантируется Конституцией РФ, в ст. 44 которой подчеркивается, что «ИС охраняется законом».

Однако патентная безграмотность населения, в том числе руководителей и специалистов в различных областях народного хозяйства по вопросам ИС открывает широкие возможности для безнаказанного мошенничества и откровенного воровства, как наших граждан, так и иностранцев. Именно поэтому Россия в начале XXI века оказалась в такой сложной ситуации. Весь мир живет по давно проработанным законам, которые стоят на страже интересов патентообладателей и владельцев авторских прав. России же, выключенной на 80 лет из рыночной экономики и взаимоотношений с внешним миром, теперь приходится снова выстраивать правовые взаимоотношения в этой интересной, но очень сложной области права. Самым большим «камнем преткновения» в скорейшей ликвидации этого отставания России являются: патентная безграмотность руководителей

производственных и научных организаций и юристов в вопросах Патентного права. На настоящее время ни один технический вуз не имеет в обязательной программе курса патентоведения, т. е. изучения вопросов, касающихся

охраны объектов интеллектуальной собственности. Необъяснимым остается факт отсутствия в программах юридических вузов дисциплины — Патентное право. В настоящее время как снежный ком растет количество судебных дел по нарушению патентных прав патентообладателей, авторов, владельцев товарных знаков и т. п. Судьи весьма смутно представляют себе, что это такое, и потому тянутся эти дела годами, т.к. истцы и ответчики по таким делам, пользуясь незнанием судьей патентоведения и Патентного права, попросту «морочат им голову». Яркой иллюстрацией являются рассматриваемые судами Заельцовского и Октябрьского районов города Новосибирска дела по нарушению патентных прав на изобретения. Оба судебных дела «отметили 3-х летний юбилей», но ни в том, ни в другом конца пока не видно.

Под ИС в российском законодательстве понимается совокупность исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности. Суть исключительных прав состоит в том, что только сам владелец этих прав может решать вопрос о реализации своих прав в части использования охраняемого объекта, и только он может санкционировать использование принадлежащего ему объекта другими лицами.

Ст. 138 ГК РФ гласит, что правовая охрана результатов интеллектуальной деятельности обеспечивается «в случаях и в порядке, установленном настоящим Кодексом и другими законами». В отношении подчиненности ГК РФ действуют специальные законы, посвященные охране исключительных прав на отдельные результаты интеллектуальной деятельности. Это означает, что для квалификации того или иного результата интеллектуальной деятельности в качестве объекта интеллектуальной собственности требуется прямое указание соответствующего закона.

Одним из видов ИС является так называемая промышленная собственность, к которой относятся изобретения, полезные модели, промышленные образцы и товарные знаки. Все действия в отношении эти объектов ИС регулируются Патентным законом РФ и законом РФ «О товарных знаках …»

Патентным Законом защищаются: техническое решение и

художественно-конструкторское решение, выраженные их существенными характеристиками и удостоверяемые патентом.

Патент существует в мире более 400 лет и представляет собой охранный документ, выдаваемый государственным органом. Он закрепляет за лицом, которому он выдан, исключительные права. Основной задачей патента является обеспечение монополии юридическому или физическому лицу, владеющему патентом на использование его в любом, предусмотренном законом виде. Исключительное право — это еще и право владельца патента запрещать другим людям использование объекта, защищенного принадлежащим ему патентом.

В Патентном законе к техническим решениям, которые могут быть признаны изобретениями, полезными моделями и промышленными образцами, наряду с требованием абсолютной мировой новизны, существует

еще и другие требования. Работы по выявлению технических и художественно-конструкторских решений, соответствующих требованиям закона, и по их патентованию, как правило, осуществляют патентоведы -специалисты, имеющие высшее техническое образование и второе высшее образование в области патентоведения. Важным аспектом их деятельности является грамотное проведение патентных исследований в необходимом объеме на всех этапах разработок и производства, отслеживание патентной чистоты выпускаемой продукции и используемых технологических процессов, а также проведение работ по патентованию выявленных охраноспособных технических решений. Пренебрежение вопросами патентной чистоты выпускаемой продукции и технологий ее производства на практике приводит к удорожанию выпускаемой продукции, необходимости покупки лицензий, а в некоторых случаях к необратимым потерям, вплоть до закрытия технологических линий и прекращения выпуска продукции. При своевременном и качественном проведении патентных исследований с выявлением тенденций развития, патентно-лицензионной ситуации и патентной чистоты объекта техники, появление «сюрпризов» в виде внезапно обнаруженного нарушения чужих патентных прав минимально. Однако патентные исследования, включающие поисковые и аналитические работы, необходимые для запуска производства и подачи заявок на новые технические решения, после утраты патентных служб научными и производственными организациями, в полном объеме проводятся редко. Кроме того, наряду с юристом необходимо участие патентоведа при составлении различных договоров, в частности: на научные, конструкторские и другие разработки; на изготовление продукции; о сотрудничестве; лицензионных при покупке и продаже лицензий и т. п. Эти договоры должны содержать разделы, регулирующие права договаривающихся сторон на уже имеющиеся объекты ИС и те, которые могут быть созданы в процессе осуществления работ по этим договорам.

Разовое привлечение специалиста-патентоведа для составления заявки на патентование только одного или нескольких технических решений, без знания им общей патентной ситуации в данной области техники и на конкретном предприятии, не может гарантировать всестороннюю качественную защиту научно-производственных разработок и производства, что приводит к значительному снижению их эффективности.

Определение Верховного Суда РФ от 16.06.2017 N 305-ЭС17-7269 по делу N А41-47291/2012 Требование: О пересмотре в кассационном порядке судебных актов по делу о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав. Решение: В передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного Суда РФ отказано, так как суды пришли к правильному выводу о непредставлении истцом сведений о местах первого исполнения, записи, публикаций спорных фонограмм, а также об отсутствии всех необходимых данных об исполнителях и изготовителях фонограмм.

Руководствуясь статьями 1225, 1242, 1244, 1252, 1304, 1317, 1326 Гражданского кодекса Российской Федерации, исходя из непредставления ВОИС сведений о местах первого исполнения, записи, публикаций спорных фонограмм, а также из отсутствия всех необходимых данных об исполнителях и изготовителях фонограмм, суды отказали в удовлетворении иска.

Определение Верховного Суда РФ от 09.06.2017 N 305-ЭС17-6559 по делу N А41-46901/2016 Требование: О пересмотре в кассационном порядке судебных актов по делу о запрете при выпуске продукции использовать обозначение «Советский хит», сходное до степени смешения с товарным знаком со словесным обозначением «Советские» по свидетельству Российской Федерации, взыскании компенсации за незаконное использование чужого товарного знака. Решение: В передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного Суда РФ отказано, так как суды пришли к правильному выводу о недоказанности факта использования ответчиком товарного знака истца.

Согласно статье 1225 Гражданского кодекса Российской Федерации товарный знак относится к результатам интеллектуальной деятельности и охраняется законом.

В силу пунктов 1, 3 статьи 1484 Гражданского кодекса Российской Федерации лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак (правообладателю), принадлежит исключительное право использования товарного знака любым не противоречащим закону способом (исключительное право на товарный знак). Никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения.

Определение Верховного Суда РФ от 05.06.2017 N 308-КГ17-5592 по делу N А63-1658/2016 Требование: О пересмотре в кассационном порядке судебных актов по делу о признании недействительным решения антимонопольного органа. Решение: В передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ отказано, так как использованное в спорной рекламе слово «гараж» не ассоциировалось с принадлежащим предпринимателю товарным знаком, которому правовая охрана была предоставлена в отношении товаров, а не услуг.

Суды первой и апелляционной инстанций, исследовав представленные доказательства и оценив их в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в совокупности и взаимосвязи, руководствуясь положениями статей 3, 5 Закона о рекламе, статей 4, 14 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ «О защите конкуренции», статей 1225, 1538, 1539, 1540 Гражданского кодекса Российской Федерации, пришли к выводу о незаконности оспариваемого решения антимонопольного органа с учетом отсутствия доказательств нарушения обществом требований Закона о рекламе, с чем согласился суд округа.

Определение Верховного Суда РФ от 04.04.2017 N 305-ЭС17-2383 по делу N А40-142034/2015 Требование: О пересмотре в кассационном порядке судебных актов по делу о защите исключительных прав. Решение: В передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ отказано, поскольку, придя к выводу, что ответчик правомерно использовал обозначение «ЦСКА» в своем наименовании как коммерческое обозначение, квалифицировав действия истца как злоупотребление правом, суд отказал в удовлетворении исковых требований.

Руководствуясь пунктом 1 статьи 1225, пунктом 3 статьи 1484, пунктом 1 статьи 1229, пунктом 1 статьи 1538, пунктом 6 статьи 1252, пунктом 1 статьи 1539, статьей 1473, статьей 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, принимая во внимание правовые позиции, изложенные в пунктах 58.2, 64 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 5/29 от 26.03.2009 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» и придя к выводу, что ответчик правомерно использовал обозначение «ЦСКА» в своем наименовании как коммерческое обозначение, квалифицировав действия истца как злоупотребление правом, суд отказал в удовлетворении исковых требований.

Определение Верховного Суда РФ от 13.03.2017 N 305-ЭС16-19683 по делу N А40-119952/2015 Требование: О пересмотре в кассационном порядке судебных актов по делу о взыскании компенсации за незаконное использование общеизвестного товарного знака, обязании демонтировать вывески и информационные указатели. Решение: В передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного Суда РФ отказано, так как суды пришли к правильному выводу о недоказанности нарушения исключительных прав истца на спорные товарные знаки именно ответчиками.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суды руководствовались статьями 1225, 1229, 1477, 1481 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьями 65, 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и исходили из недоказанности нарушения исключительных прав истца на спорные товарные знаки именно ответчиками.

Постановление Верховного Суда РФ от 08.02.2017 N 19-АД16-17 Требование: Об отмене актов о привлечении к ответственности, предусмотренной ч. 2 ст. 14.10 КоАП РФ, за незаконное использование чужого товарного знака. Решение: Судебные акты изменены, назначено административное наказание в виде штрафа с конфискацией товара, явившегося предметом административного правонарушения.

Охраняемыми результатами интеллектуальной деятельности и приравненными к ним средствами индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий, которым предоставляется правовая охрана (интеллектуальной собственностью), являются, в числе прочего, товарные знаки (статья 1225 Гражданского кодекса Российской Федерации) (нормы, цитируемые в настоящем постановлении, приведены в редакции, действующей на момент возникновения обстоятельств, послуживших основанием для привлечения Ханашевич Я.В. к административной ответственности).

Определение Верховного Суда РФ от 02.02.2017 N 305-ЭС16-19829 по делу N А40-65047/2015 Требование: О пересмотре в кассационном порядке судебных актов по делу о запрете совершать любые действия по использованию товарного знака на территории РФ без согласия правообладателя. Решение: В передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ отказано, поскольку суд пришел к правильному выводу, что ввоз на территорию РФ спорного товара с размещенным на нем спорным товарным знаком без согласия правообладателя является нарушением исключительных прав компании.

Выводы судов соответствуют положениям статьей 1225, 1229, 1252, 1477, 1484, 1487, 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации, правовой позиции, изложенной в пункте 33 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации».

Определение Верховного Суда РФ от 16.01.2017 N 308-ЭС16-19088 по делу N А32-42975/2015 Требование: О пересмотре в кассационном порядке судебных актов по делу о взыскании компенсации за нарушение авторских прав на программы для ЭВМ. Решение: В передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ отказано, поскольку, признав факт незаконного использования ответчиком программного обеспечения, исключительные права на которые принадлежат истцу, и тем самым нарушения исключительных прав, суды обоснованно взыскали компенсацию за нарушение исключительных прав истца исходя из двукратной стоимости экземпляров произведения.

В силу статей 1225, 1261 Гражданского кодекса Российской Федерации программа для ЭВМ охраняется как самостоятельный результат интеллектуальной деятельности и относится к объектам авторского права.

В соответствии с пунктом 2 статьи 1270 Гражданского кодекса Российской Федерации использованием произведения независимо от того, совершаются ли соответствующие действия в целях извлечения прибыли или без такой цели, считается, в частности, воспроизведение произведения, то есть изготовление одного и более экземпляра произведения или его части в любой материальной форме, в том числе в форме звуко- или видеозаписи, изготовление в трех измерениях одного и более экземпляра двухмерного произведения и в двух измерениях одного и более экземпляра трехмерного произведения. При этом запись произведения на электронном носителе, в том числе запись в память ЭВМ, также считается воспроизведением, кроме случая, когда такая запись является временной и составляет неотъемлемую и существенную часть технологического процесса, имеющего единственной целью правомерное использование записи или правомерное доведение произведения до всеобщего сведения.

Определение Верховного Суда РФ от 13.12.2016 N 305-ЭС16-17324 по делу N А40-150000/2014 Требование: О пересмотре в кассационном порядке судебных актов по делу по иску о взыскании задолженности и неустойки по лицензионному договору, по встречному иску о признании договора частично недействительным. Решение: В передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ отказано, так как отсутствовали доказательства оплаты ответчиком лицензионных платежей, и предмет договора сторонами был согласован.

В качестве обоснования встречного иска общество указало на то, что пункт 7.2 договора является ничтожным в части установления лицензионного платежа в размере 1 862 217,15 доллара США, поскольку противоречит требованиям статей 421, 1225, 1235 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Определение Верховного Суда РФ от 13.12.2016 N 309-ЭС16-16149 по делу N А50-24359/2015 Требование: О пересмотре в кассационном порядке судебных актов по делу о защите исключительного права на фирменное наименование. Решение: В передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ отказано, поскольку суды пришли к выводу о том, что фирменное наименование ответчика вводит в заблуждение участников гражданского оборота относительно деятельности истца, чье фирменное наименование имеет более раннюю регистрацию.

При исследовании и оценке доказательств по делу в соответствии со статьей 71 АПК РФ, суды установили наличие признаков сходства до степени смешения произвольной части фирменных наименований сторон по делу; осуществление ответчиком аналогичной с истцом деятельности под фирменным наименованием, сходным до степени смешения с фирменным наименованием истца, и, руководствуясь статьями 54, 1225, 1474, 1475, 1484 Гражданского кодекса Российской Федерации, положениями постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.03.2009 N 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации», информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.12.2007 N 122 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности», пришли к выводу о том, что фирменное наименование ответчика вводит в заблуждение участников гражданского оборота относительно деятельности истца, чье фирменное наименование имеет более раннюю регистрацию.

1. Средство индивидуализации — это обозначение, идентифицирующее (выделяющее) предмет индивидуализации и позволяющее отличать его от подобных ему предметов.

Предметом индивидуализации являются участники гражданского оборота и производимая ими продукция (работы, услуги) <1>.

———————————

<1> См.: Сергеев А.П. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2007. С. 27.

Право на средство индивидуализации — исключительное право. Это единственное право из числа интеллектуальных прав, которое закрепляется на средство индивидуализации (личных неимущественных и иных интеллектуальных прав на средство индивидуализации не существует).

В зависимости от предмета индивидуализации Гражданский кодекс различает четыре средства индивидуализации (перечень закрытый):

1) товарный знак — предметом индивидуализации являются товары определенной группы. Если предметом индивидуализации являются производимые работы или оказываемые услуги, средство индивидуализации может именоваться знак обслуживания. Примеры: «КАМАЗ», «Известия», «Вдова Клико», форма бутылки «Кока-Кола» и т.п.;

2) наименование места происхождения товара — предметом индивидуализации являются товары, произведенные в границах определенного географического объекта. Примеры: «Гжель», «Нарзан», «Шампанское» и т.п.;

3) фирменное наименование — предметом индивидуализации являются юридические лица в форме коммерческих организаций. Примеры: ПАО «КАМАЗ», ООО «Ромашка», ФГУП «Почта России» и т.п.;

4) коммерческое обозначение — предметом индивидуализации являются предприятия как объекты прав. Примеры: «Парикмахерская «Ручеек», «Столовая N 26» и т.п.

Предпосылки правовой охраны средств индивидуализации первоначально были связаны с пресечением недобросовестной конкуренции. Средство индивидуализации связано в представлении потребителя с особыми свойствами товара (качество, износостойкость, вкус, полезность и т.д.). Поэтому при имитации чужого средства индивидуализации затрагиваются интересы двоякого рода: 1) интересы потребителей, которым предлагаются товары с худшими характеристиками, и 2) интересы правообладателя, который несет репутационные издержки и имущественные потери в результате оттока потребителей <1>. В настоящее время исключительное право на средства индивидуализации подлежит защите и тогда, когда интересы потребителей формально не пострадали (например, товар под поддельным обозначением оказался по качеству выше, чем товар под зарегистрированным знаком). Это обусловлено абсолютным характером защиты всякого исключительного права. Но тесная связь правовой охраны средств индивидуализации с пресечением недобросовестной конкуренции сохранилась и проявляется в запрете на правовую охрану обозначений, способных ввести потребителя в заблуждение (в том числе, например, в части обозначений, сходных с официальными наименованиями государственных органов).

———————————

<1> См.: Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права (по изд. 1914 г.). М., 1994. С. 179.

Главная цель предоставления обозначению правовой охраны — не допустить введения в заблуждение потребителей или контрагентов в отношении производимых товаров (оказываемых услуг).

2. Для каждого средства индивидуализации устанавливается особый правовой режим охраны, между собой эти режимы значительно различаются, особенно по таким критериям, как субъектный состав правообладателей, формальные условия, необходимые для возникновения исключительного права, срок действия и оборотоспособность исключительного права (см. табл. 2):

Таблица 2

Средство индивидуализации

Правообладатель

Возникновение исключительного права

Срок действия исключительного права

Оборотоспособность

Товарный знак

Юридические лица; индивидуальные предприниматели

Требуется государственная регистрация в патентном ведомстве (специальный государственный реестр)

10 лет (с возможностью продления на 10 лет без ограничений общего срока)

Допускается переход к другим лицам (по договору и в порядке правопреемства)

Наименование места происхождения товара

Физические лица; юридические лица

Требуется государственная регистрация в патентном ведомстве (специальный государственный реестр)

10 лет (с возможностью продления на 10 лет без ограничений общего срока)

Не допускается переход к другим лицам

Фирменное наименование

Коммерческие организации

Признается с момента государственной регистрации юридического лица в ЕГРЮЛ

На все время, пока сведения о наименовании юридического лица содержатся в ЕГРЮЛ

Не допускается переход к другим лицам

Коммерческое обозначение

Юридические лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность; индивидуальные предприниматели

Не требует формальностей

На период фактического использования

Следует за предприятием

Что же позволяет говорить не о наборе различных обозначений, а именно о системе средств индивидуализации?

Во-первых, единство системы обнаруживается в общих чертах правовой охраны каждого средства индивидуализации:

— учет сходства до степени смешения. Если на одно обозначение уже возникло исключительное право, то другое обозначение не может получить правовую охрану не только при полной тождественности с охраняемым обозначением, но и в том случае, когда имеющиеся отличия все же способны вызвать у рядового потребителя ассоциации с охраняемым обозначением. Например, сходны до степени смешения обозначения adidas и abibas;

— ограниченность исключительного права определенной сферой. Предполагается, что для каждого средства индивидуализации существует своя сфера (однородные товары, однородная деятельность или территория), в рамках которой рядовой потребитель может быть введен в заблуждение. Поэтому, например, исключительное право на фирменное наименование ООО «Лезар» (сфера деятельности — лечение за рубежом) не считается нарушенным, если схожее фирменное наименование имеется у АО «Лезард» (сфера деятельности — производство средств для прочистки сантехники);

— отсутствие юридической конструкции преждепользования. Если в отношении обозначения возникло исключительное право у одного лица, то другое лицо не может ссылаться на то, что оно ранее фактически использовало такое же неохраняемое обозначение.

Во-вторых, единство системы поддерживают условия охраноспособности, общие для всех средств индивидуализации:

— требование различительной способности. Различительная способность — это гипотетическая возможность вызывать у рядового потребителя ассоциативные образы, необходимые и достаточные для идентификации предмета индивидуализации;

— требование относительной новизны. Правовая охрана не предоставляется средству индивидуализации в том случае, если на аналогичный предмет индивидуализации уже возникло исключительное право (например, аналогичный товарный знак имеет более раннюю дату приоритета или аналогичное фирменное наименование уже внесено в ЕГРЮЛ);

— зависимость от авторских прав и общегражданских личных неимущественных прав. На средства индивидуализации отсутствуют личные неимущественные интеллектуальные права, поскольку не всякое обозначение, получающее правовую охрану, является результатом творческого труда и имеет автора. В тех же случаях, когда обозначение является объектом авторского права, исключительное право на средство индивидуализации защищается только в том случае, если этот объект (название произведения, имя персонажа, цитата) используется в качестве средства индивидуализации с согласия обладателя исключительного авторского права. Аналогично использование в качестве средства индивидуализации имени или портрета известного лица допускается только с согласия этого лица или лиц, уполномоченных на защиту личных неимущественных прав этого лица после его смерти.

В-третьих, единство системы обеспечивается взаимными связями между системообразующими элементами (п. 6 ст. 1252 ГК). В отношении различных средств индивидуализации при их столкновении действует «принцип старшинства»: если различные средства индивидуализации оказываются тождественными или сходными до степени смешения, преимущество имеет средство индивидуализации, исключительное право на которое возникло ранее. Если объемное обозначение является объектом авторских прав, то оно может получить правовую охрану и как промышленный образец (патентное право), и как товарный знак. В этом случае при столкновении промышленного образца и товарного знака также действует «принцип старшинства».