ГК неустойка

Понятие неустойки

Неустойка — один из наиболее распространенных способов обеспечения обязательств.

Неустойка (штраф, пени) — определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения. По требованию об уплате неустойки кредитор не обязан доказывать причинение ему убытков (ст. 330 ГК РФ).

Помимо неустойки обязательство может обеспечиваться залогом, удержанием вещи должника, поручительством, независимой гарантией, задатком, обеспечительным платежом и другими способами, предусмотренными законом или договором (п. 1 статьи 329 ГК РФ).

Прежде всего следует сказать, что Гражданский кодекс РФ не установил различий между собственно «неустойкой», «штрафом» и «пеней». В статье 330 ГК РФ штраф, пеня и неустойка выглядят скорее как синонимы.

В теории и практике сложилось следующее понимание указанных понятий:

«Штраф» и «пеня» являются разновидностью неустойки

Штраф — неустойка, которая устанавливается либо в точно определенной сумме (например, 10000 руб.) или в процентах к определенной величине (например, 10% суммы долга). Штраф взыскивается однократно. Например, в договоре условие о штрафе за просрочку исполнения выглядит так: «В случае просрочки поставки, Поставщик обязан уплатить Покупателю штраф в размере 10000 рублей».

Пени — неустойка, которая устанавливается в процентах за каждый день просрочки от суммы неисполненного обязательства. Например, «За ненадлежащее исполнение обязательств по внесению арендной платы, Арендатор обязан уплатить неустойку в размере 0,1% от суммы долга за каждый день просрочки».

В зависимости от метода исчисления различают три формы неустойки:

  • собственно неустойка (в узком смысле);
  • штраф;
  • пеня.

1) Неустойка в узком смысле. Собственно неустойка или неустойка в узком смысле установлена, как правило, за длящееся нарушение, исчисляется в процентном отношении к сумме неисполненного обязательства или в твердой денежной сумме;

2) Штраф взыскивается за разовое или длящееся нарушение в твердой денежной сумме или в процентном отношении к сумме неисполненного обязательства;

3) Пеня применяется при просрочке исполнения в основном денежных обязательств. Исчисляется за каждый день просрочки в процентном отношении к сумме неисполненного обязательства.

В теории отмечается, что «между штрафом и собственно неустойкой различий практически нет — одно и то же понятие обозначается различными терминами».

«Неустойка — наиболее оперативная форма имущественной ответственности. Ответственность в форме неустойки (штрафа, пени) следует немедленно после нарушения.

С помощью этой формы можно проводить дифференциацию ответственности по различным основаниям.

Под пеней понимается такая неустойка, которая устанавливается на случай просрочки исполнения и исчисляется за каждый определенный отрезок времени с нарастающим итогом. Неустойка и пеня обычно устанавливаются в виде процента к цене нарушенного обязательства. Штраф — неустойка, установленная в твердой сумме (пеня, взыскиваемая однократно)» (Постановление ФАС Московского округа от 03.09.2007 N КГ-А40/8531-07 по делу N А40-74809/06-31-590).

Как назвать в договоре денежную сумму, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства существенного правового значения не имеет.

См. далее: Законная и договорная неустойка (пеня); виды неустойки (зачетная, штрафная, исключительная, альтернативная)

обзора судебной практики: Взыскание неустойки, пени, штрафа за просрочку. Размер, расчет, формулы

Новая редакция Ст. 330 ГК РФ

1. Неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения. По требованию об уплате неустойки кредитор не обязан доказывать причинение ему убытков.

2. Кредитор не вправе требовать уплаты неустойки, если должник не несет ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства.

Комментарий к Ст. 330 ГК РФ

1. Неустойка является одним из наиболее распространенных способов обеспечения исполнения обязательств как в отношениях между юридическими лицами, так и в отношениях, складывающихся между юридическими лицами и гражданами. В правовых связях между гражданами неустойка встречается сравнительно редко.

2. По основаниям возникновения неустойка подразделяется на законную и договорную.

Законной именуется неустойка, определенная законом независимо от того, предусмотрена ли обязанность ее уплаты соглашением сторон (п. 1 ст. 332 ГК РФ). Обычно закон определяет основания взыскания неустойки, ее размер, иногда в той или иной мере характеризует механизм взыскания и пр.

Договорной является неустойка, устанавливаемая соглашением сторон (основание возникновения неустойки — договор, поэтому она и именуется договорной). Стороны обязательства прибегают к установлению договорной неустойки в случаях, когда законом не предусмотрены те или иные санкции за какое-либо нарушение.

Соглашение об установлении договорной неустойки либо об увеличении размера законной неустойки должно быть совершено в письменной форме. Причем даже в том случае, когда основное обязательство возникает на основе сделки, совершенной в устной форме.

3. В зависимости от методов исчисления неустойки принято различать:

1) собственно неустойку (неустойку в узком смысле);

2) штраф;

3) пеню.

Пеня представляет собой определенную денежную сумму, которую должник обязан уплатить кредитору за каждый день (или иной период) просрочки.

Штраф и собственно неустойка определяются либо в процентном отношении от какой-либо суммы, либо в твердой денежной сумме.

Пеня, штраф и собственно неустойка имеют одну и ту же правовую природу, единую направленность (обеспечение исполнения обязательств). Различия между ними не носят сущностного характера; все они — разновидности одного способа обеспечения исполнения обязательства — неустойки.

Другой комментарий к Ст. 330 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Неустойка относится к наиболее распространенным способам обеспечения исполнения обязательств. Широкое применение неустойки объясняется ее высоким стимулирующим воздействием на должника, а также тем, что она представляет собой удобное средство упрощенной компенсации потерь кредитора. Эти свойства неустойки связаны с такими присущими ей чертами, как: а) предопределенность размера, точно известного сторонам уже в момент возникновения обязательства; б)возможность ее взыскания за сам факт нарушения обязательства независимо от факта причинения кредитору убытков, и без необходимости подтверждения их размера (п. 1 ст. 330); в) возможность для сторон по своему усмотрению (с учетом ограничений, установленных для законной неустойки, — п. 2 ст. 332 ГК РФ) варьировать ее размер, порядок исчисления и соотношения с ней права на возмещение убытков, исходя из характера и тяжести нарушения, из значимости обеспечиваемого обязательства (ст. 394 ГК РФ).

2. Название § 2 «Неустойка» гл. 23 ГК и статей, его составляющих, не вполне точно отражает содержание этого понятия. Термин «неустойка» в Кодексе использован как родовое понятие. Подобный вывод основан на тексте первого предложения п. 1 комментируемой статьи, согласно которому общим понятием «неустойка» охватываются и такие ее разновидности, как пеня и штраф. Кроме того, нередко в правовых актах и в материалах коммерческой практики используется понятие собственно «неустойки», т.е. неустойки в узком смысле слова, без выделения отдельных ее разновидностей. Однако ни Кодекс, ни другие правовые акты не позволяют сформулировать точно юридическую природу каждого из этих видов неустойки. Можно лишь отметить, что штраф обычно определяется в твердой денежной сумме. Так, при необоснованном уклонении поставщика, обладающего монополией на производство отдельных видов продукции, от заключения государственного контракта поставщик уплачивает покупателю штраф в размере стоимости продукции, определенной в проекте контракта (п. 2 ст. 5 Федерального закона от 13 декабря 1994 г. «О поставках продукции для федеральных государственных нужд» // СЗ РФ. 1994. N 34. Ст. 3540; 1995. N 26. Ст. 2397; 1997. N 12. Ст. 1381; 1999. N 19. Ст. 2302; 2004. N 35. Ст. 3607).

Пеня применяется при просрочке исполнения обязательства и начисляется непрерывно за каждый день просрочки в течение определенного времени или всего периода просрочки. Обычно она устанавливается в процентах по отношению к сумме обязательства (например, за просрочку отгрузки материальных ценностей государственного резерва организация, осуществляющая ответственное хранение подобных ценностей, уплачивает пеню в размере 0,5% их стоимости за каждый день просрочки до полного выполнения обязательства (п. 4 ст. 16 Федерального закона от 29 декабря 1994 г. «О государственном материальном резерве» // СЗ РФ. 1995. N 1. Ст. 3; 1997. N 12. Ст. 1381; 1998. N 7. Ст. 798; 2004. N 35. Ст. 3607)).

Неустойка (в узком смысле слова) взимается обычно также за просрочку исполнения договорных обязательств. Особенность ее заключается в том, что она взыскивается за каждый факт нарушения обязательства и ее размер в отличие от пени не зависит от длительности просрочки. Так, согласно п. 3 ст. 5 Федерального закона «О поставках продукции для федеральных государственных нужд» в случае просрочки исполнения государственного контракта поставщик уплачивает покупателю неустойку в размере 50% стоимости недопоставленной продукции (независимо от периода просрочки).

Сказанное означает также, что порядок исчисления денежной суммы, составляющей неустойку в широком смысле слова (как родовое понятие), может быть различным: в виде процентов от суммы договора или его неисполненной части; в кратном отношении к сумме неисполненного или ненадлежаще исполненного обязательства; в твердой сумме, выраженной в денежных единицах; и т.д.

Изложенные в § 2 гл. 23 ГК правила относятся ко всем разновидностям неустойки: пене, штрафу, неустойке в узком смысле слова.

3. Согласно п. 1 комментируемой статьи неустойкой признается «денежная сумма». Тем самым в Кодексе в императивной форме подчеркивается денежный характер неустойки и устанавливается запрет на ее установление в неденежной форме. Следовательно, в качестве неустойки не может выступать какое-либо однородное имущество помимо денег. В то время как, например, согласно ст. 141 ГК РСФСР 1922 г. неустойкой признавалась «денежная сумма или иная имущественная ценность», которую один контрагент обязуется в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения доставить другому контрагенту.

Неустойка может быть установлена соглашением сторон (договорная неустойка) либо предписанием закона, так называемая законная неустойка (см. комментарий к ст. 332).

4. Неустойка, согласно п. 1 ст. 330, обеспечивает обязательство между должником и кредитором, т.е. гражданско-правовое обязательство. Поэтому не могут рассматриваться как неустойка различного рода штрафы, устанавливаемые в качестве санкции за неисполнение обязанностей, вытекающих из относительных правоотношений, которые не являются гражданско-правовыми, — налоговых и других финансовых или административных отношений.

Неустойкой обеспечивается любое гражданско-правовое обязательство независимо от того, на основании чего оно возникает — из договора, вследствие причинения вреда или иных оснований, указанных в ГК (п. 1 ст. 307, п. 1 ст. 329, п. 1 ст. 330 ГК РФ).

5. Положение п. 1 ст. 330 о том, что неустойка взыскивается независимо от факта причинения кредитору убытков, является законодательным отражением научной концепции штрафной природы неустойки. Эта концепция предлагает рассматривать неустойку как штраф, своего рода возмездие, призванное воздействовать на неисправного контрагента. Притом размер неустойки может не быть обусловлен предварительной оценкой возможных убытков. Сказанное вместе с тем не меняет предусмотренного в ст. 333 ГК правила об уменьшении размера неустойки, если она несоразмерна последствиям нарушения обязательства.

6. В силу п. 2 комментируемой статьи требование об уплате неустойки может быть предъявлено лишь при наличии юридических фактов, позволяющих возложить на должника ответственность. Это обстоятельство послужило основанием для общепризнанного в российской цивилистике утверждения о том, что неустойка имеет двойственную природу. Она является не только способом обеспечения исполнения обязательства, но также санкцией, мерой гражданско-правовой ответственности. Более того, неустойка относится к наиболее часто применяемой на практике мере имущественной ответственности.

В связи с признанием неустойки мерой гражданско-правовой ответственности в коммерческой и судебной практике возникли проблемы разграничения неустойки, взыскиваемой за нарушение денежного обязательства, и предусмотренных ст. 395 ГК процентов за неправомерное пользование чужими денежными средствами: являются ли названные проценты самостоятельной мерой ответственности либо еще одной разновидностью неустойки. Судебная практика исходит из того, что проценты за пользование чужими денежными средствами являются самостоятельной мерой ответственности, применяемой за то же нарушение, за которое возможно применение и неустойки. Более того, начисление процентов за пользование чужими денежными средствами не исключает одновременного применения штрафной неустойки (п. п. 6, 15 Постановления Пленума ВС РФ и ВАС РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14).

Договор с условием о запрете стороне совершать действия, предусмотренные договором, в отношении третьих лиц является не такой уж редкостью. С одной стороны, ограничение, скажем, для исполнителя оказывать услуги кому-то помимо заказчика выглядит как ущемление его прав. Однако судебная практика содержит иные выводы.

Структура договоров определенного типа, как правило, более-менее однотипна: стандартный гражданско-правовой договор состоит из преамбулы, существенных условий, положений об ответственности и порядке урегулирования споров, заключительной части и реквизитов. Что касается содержания определенных положений, то в нем допускаются различные вариа­ции. В отдельных случаях договор может содержать нестандартные для данного вида договоров условия.

Так, к примеру, стороны могут указать в договоре адреса своей электронной почты, включив условие о том, что вся переписка и обмен до­кумен­тами посредством e-mail имеет для них обязательную силу. Или же оговорить положение об обязаннос­ти одной стороны возместить контрагенту суммы штрафов, наложенных на последнего в связи с исполнением им обязательств по договору.

Нередко в договорах можно встретить и упоминания об эксклюзивности. К примеру, исполнитель принимает на себя обязательство оказать те или иные услуги на эксклюзивной основе. Каково значение такого условия? Имеет ли оно какую-либо силу или носит исключительно информационный характер, включается в контракт просто так, для «красного слова»?

Возможность заключения договоров с условием об эксклюзивности следует из принципа свободы договора (ст. 421 ГК РФ). Согласно ему участники делового оборота вправе заключать любые договоры, в том числе смешанные и непоименованные. Они могут включать в свои договоры любые не противоречащие закону условия. Суть эксклюзивного права заключается в том, что сторона договора, которая его предоставляет, должна воздерживаться от заключения аналогичных договоров с другими лицами. При этом эксклюзивное право может быть предоставлено любой из сторон соответст­вующего договора. В договоре поставки, например, поставщик или покупатель могут взять на себя обязательство не заключать аналогичных договоров с третьими лицами.

Кроме того, стороны договора могут взять на себя данное обязательство одновременно. Контрагент стороны, принявшей на себя такую обязанность, вправе требовать от нее ее надлежащего исполнения. Только сторона, которой предоставлено эксклюзивное право, может осуществлять действия для контрагента, предусмотренные в договоре. Стороны вправе предусмотреть неустойку за нарушение эксклюзивного права (постановление ФАС Московского округа от 13.03.2012 по делу № А40-55068/11-34-488), вправе прекратить его отступным или новацией. Эксклюзивное право не может быть уступлено отдельно от прав и обязаннос­тей стороны по договору о его предоставлении, поскольку оно неразрывно связано с такими правами и обязанностями.

Эксклюзивное право, предоставленное добровольно, не ограничивает правоспособность

Принятое в результате предоставления эксклюзивного права обязательство не заключать аналогичные договоры с третьими лицами не может рассматриваться как ограничение правоспособности коммерсанта. Автономия его воли в этом случае не нарушается, поскольку обязательство он принимает на себя добровольно, а само ограничение носит временный характер, так как действует в пределах срока соответствую­щего договора. Данный вывод был подтвержден в п. 9 Обзора судебной практики разрешения споров, связанных с применением положений ГК РФ о кредитном договоре, утв. информационным письмом Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 № 147. В Обзоре в качестве эталона приводилось дело, в котором кредитным договором была установлена обязанность заемщика воздерживаться от совершения определенных действий, в том числе от совершения некоторых видов сделок. При этом действия, которые обязался не совершать заемщик, в достаточной степени были конкретизированы, а обязанность не совершать их ограничена временными рамками. Кроме того, принятие заемщиком на себя таких обязанностей было связано с получением им имущественного блага — кредита, причем без предоставления какого-либо обеспечения. Суд счел, что включение в кредитный договор подобных условий не было направлено на ограничение правоспособности или дее­способности ответчика.

Выгода для стороны, предоставляющей эксклюзивное право, состоит в получении платы от контрагента в большем объеме, нежели ей причиталось бы по основному договору без предоставления эксклюзивного права. Для стороны, которая данное право получает, преимущество заключается в возможности расширения клиентской базы, увеличении объема и территории продаж своих продуктов и др.

В ряде случаев возможность заключать договоры с условием об эксклюзивности (далее — эксклюзивное условие) предусмотрена непосредственно в законе. Не упоминается сам термин «эксклюзивный», но речь идет именно о таком праве. Ряд таких случаев обозначен в таблице.

Эксклюзивные условия, кроме того, могут быть включены и в обычный договор при отсутствии специального указания на это в законе. Наличие в до­говоре такого условия изменяет его правовую природу — он становится смешанным. Помимо основного договора он включает также обязательство о предоставлении эксклюзивного права (п. 3 ст. 421 ГК РФ). Отличительной чертой смешанного договора является то, что к нему в соответствующих частях применяются правила о тех догово­рах, элементы которых в нем содержатся, если иное не следует из его существа или соглашения самих сторон.

Таким образом, стороны смешанного договора вправе изменить привычные правила, блокировать те из них, которые не отвечают их договореннос­тям, если это не будет нарушать закон. К примеру, в договоре возмездного оказания услуг заказчик вправе в любое время в одностороннем порядке отказаться от него с оплатой исполнителю фактически понесенных расходов. Данный договор можно наполнить другими элементами, в частности, эксклюзивным условием. В этом случае применение правил об одностороннем отказе заказчика от договора не допускается, если это не отвечает существу такого смешанного договора. Для наглядности приведем спор, в котором суд квалифицировал до­говор возмездного оказания услуг с условием об эксклюзивности смешанным и исходя из этого отказал в удовлетворении требований о признании некоторых его положений недействительными.

По условиям договора исполнитель обязался оказать услуги по утилизации золошлаковых материалов, а заказчик — принять такие услуги и оплатить их. При этом вся продукция, получаемая исполнителем в ходе утилизации материалов, является его собственностью. Для исполнения обязательств исполнитель также принял от заказчика оборудование, помещение и территорию и помимо этого обязался содержать, выполнять текущие и капитальные ремонты и модернизацию объектов полученного технологичес­кого комплекса своими силами за счет заказчика.

В договоре также было установлено эксклюзивное право исполнителя на оказание рассматриваемых услуг, а растор­жение договора допускалось с уведомлением контрагента за 12 месяцев до даты предполагаемого расторжения при условии выплаты неустойки за расторжение договора пропорционально количеству месяцев, оставшихся до окончания срока действия договора.

Заказчик обратился в суд, полагая, что условие договора о неустойке не соответствует положениям ГК РФ, которые предусматривают право сторон договора возмездного оказания услуг отказаться от исполнения договора в одностороннем порядке при возмещении другой стороне понесенных расходов или причиненных убытков (ст. 779, 782), а потому является недействительным. Однако арбитражный суд первой инстанции, а затем апелляционный и кассационный суды в удовлетворении требований отказали. По их мнению, спорный договор не мог быть квалифицирован только как договор возмездно­го оказания услуг, поскольку при исполнении договора экономически значимый результат в виде оказания услуг ответчиком по утилизации промышленных отходов получал не только истец, но и ответчик, приобретающий право собственности на продукцию, получаемую в результате переработки шлаков.

Спорным договором было предусмотрено, что исполнитель обладает эксклюзивным правом на оказание услуг по утилизации золошлаковых материалов и их компонентов, а заказчик не вправе предоставлять такое эксклюзивное право третьим лицам. За предоставленное эксклюзивное право пользования золошлаковыми материалами исполнитель должен уплачивать заказчику вознаграждение ежеквартально равными платежами. Таким образом, договор являлся смешанным и включал условия договора возмездного оказания услуг, а также обязательства по приему-передаче необходимого для оказания услуг технологического комплекса, обязательства по осуществлению исполнителем технического обслуживания, текущего, капитального ремонта и модернизации объектов технологического комплекса за счет заказчика, по передаче золошлаковых материалов в собственность исполнителя.

Выплата исполнителю фактически понесенных им расходов не компенсировала бы того ущерба, который мог быть причинен ему в случае одностороннего отказа от договора по воле заказчика, и могла в значительной мере лишить исполнителя того, на что он рассчитывал. При расторжении договора исполнитель лишился бы не только права на получение денежных средств в счет оплаты оказанных им услуг, но и возможности приобретать в собственность продукцию, образующуюся в результате утилизации материалов.

Судьи обратили внимание на то, что неустойка является не только мерой ответственности, но и способом обеспечения исполнения обязательства (ст. 329 ГК РФ). Применение неустойки в целях обеспечения договорных обязательств объясняется тем, что она представляет собой средство компенсации потерь кредитора, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением должником своих обязательств. Потому неустойке свойственны предопределенность размера ответственности за нарушение обязательства, о котором стороны знают уже на момент заключения договора, а также возможность взыскания неус­тойки за сам факт нарушения обязательства, когда отсутствует необходимость представления доказательств, подтверждающих причинение убытков и их размер. Кроме того, у сторон есть возможность по своему усмот­рению формулировать условие договора о неустойке, в том числе в части ее размера, соотношения с убытками, порядка исчисления, тем самым приспосабливая ее к конкретным взаи­моотношениям сторон и усиливая ее целенаправленное воздействие.

То обстоятельство, что стороны договора в качестве способа обеспечения исполнения обязательства в случае одностороннего отказа от исполнения догово­ра согласовали возможность применения штрафных санкций, правовой природе неустойки не противоречит (постановление ФАС Уральского округа от 26.04.2010 № Ф09-2729/10-С5 по делу № А60-38281/2009-С3).

Антимонопольное законодательство сужает пределы эксклюзивности обязательств

При заключении договора с эксклюзивным условием следует учитывать требования антимонопольного законодательства РФ, поскольку наличие такого условия в договоре антимонопольный орган может расценить как нарушение конкуренции. Соглашения между хозяйствующими субъектами-конкурентами, то есть между хозяйствующими субъектами, осуществляющими продажу товаров на одном товарном рынке, если такие соглашения приводят или могут привести к отказу от заключения договоров с определенными продавцами или покупателями (заказчиками), считаются картелями и запрещаются законом (п. 5 ч. 1 ст. 11 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции», далее — Закон о защите конкуренции).

Проиллюстрируем приведенный вывод на конкретном деле из судебной практики. По условиям контракта о поставке элект­ронных интегральных схем покупателю было предоставлено эксклюзивное право на покупку данного товара на территории РФ, Европы и Азии. Продавец принял обязательство не продавать такой товар на оговоренной территории ни напрямую, ни через посредников без предварительного разрешения покупателя в письменной форме, обязался отказываться принимать и исполнять любые обращения других покупателей, не продавать напрямую и не назначать других агентов по продаже, все поступающие ему запросы направлять покупателю.

Федеральная антимонопольная служба РФ не выявила данный товар в свободной продаже и установила, что его единственным производителем является продавец, обладающий лицензиями на разработку, производство и распространение. Антимонопольный орган пришел к выводу о том, что доля продавца на товарном рынке этого товара составляет 100%. Поскольку условие контракта об эксклюзивном праве покупателя на реализацию данного товара ограничивали конкуренцию, ФАС России посчитала, что оно не соответствует требованиям ч. 1 и 2 ст. 11 Закона о защите конкуренции.

Суд согласился с такой квалификацией. Учитывая 100-процентную долю продавца на соответствующем товарном рынке, условие контракта об эксклюзивном праве, по которому он отказался от самостоятельных действий на нем, в данном случае создало возможность для покупателя в одностороннем порядке воздействовать на рынок. Таким образом, согласованные действия сторон договора могли повлечь нарушение конкуренции (постановление Президиума ВАС РФ от 29.11.2011 № 6577/11 по делу № А40-3954/10-149-52).

Поскольку предоставление эксклюзивного права влечет за собой принятие предоставившей его стороной обязательства не заключать договоры с третьими лицами, то помимо антимонопольных запретов следует учитывать и специальные ограничения, предусмотренные для компаний, реализующих свои товары, работы или услуги на условиях публичного договора (п. 1 ст. 426 ГК РФ). Коммерческая организация не вправе оказывать предпочтение одному лицу перед другим в отношении заключения публичного договора, кроме случаев, преду­смотренных законом и иными правовыми актами.

Таким образом, участники делового оборота вправе заключать договоры, предоставляя друг другу эксклюзивные права. Их предоставление имеет как определенные преимущества, так и некоторые временные ограничения, упомянутые выше. Главным требованием к предоставлению эксклюзивного права в каждом конкретном случае является отсутствие запрета в законе.

Условия об эксклюзивности в некоторых видах договоров (таблица)

Вид договора

Содержания условия об эксклюзивности

Договор коммерческой концессии (франчайзинга)

По договору коммерческой концессии правообладатель обязуется предоставить пользователю за вознаграждение на срок или без указания срока право использовать в предпринимательской деятельности пользователя комплекс принадлежащих правообладателю исключительных прав, включающий право на товарный знак, знак обслуживания, а также права на другие предусмотренные договором объекты исключительных прав, в частности на коммерческое обозначение, секрет производства (ноу-хау) (п. 1 ст. 1027 ГК РФ). Договор франчайзинга может включать следующие эксклюзивные условия:

  • обязательство правообладателя не предоставлять другим лицам аналогичные комплексы исключительных прав для их использования на закрепленной за пользователем территории либо воздерживаться от собственной аналогичной деятельнос­ти на этой территории;
  • отказ пользователя от получения по договорам коммерческой концессии аналогичных прав у конкурентов (потенциальных конкурентов) правообладателя (п. 1 ст. 1033 ГК РФ)

Договор агентирования

Агентским договором может быть предусмотрено обязательство принципала не заключать аналогичных агентских договоров с другими агентами, действующими на определенной в договоре территории, либо воздерживаться от осуществления на этой территории самостоятельной деятельности, аналогичной деятельности, составляющей предмет агентского договора. Агентским договором может быть предусмотрено обязательство агента не заключать с другими принципалами аналогичных агентских договоров, которые должны исполняться на территории, полностью или частично совпадающей с территорией, указанной в договоре (п. 1, 2 ст. 1107 ГК РФ)

Соглашение о разделе продукции (ст. 2 Федерального закона от 30.12.95 № 225-ФЗ
«О соглашениях о разделе ­продукции»)

Соглашение является договором, в соответствии с которым РФ предоставляет субъекту предпринимательской деятельности (далее — инвестор) на возмездной основе и на определенный срок исключительные права на поиски, разведку, добычу минерального сырья на участках недр, указанных в соглашении, и на ведение связанных с этим работ, а инвестор обязуется осуществить проведение указанных работ своими силами и на свой риск. Соглашение определяет все необходимые условия, связанные с пользованием недрами, в том числе условия и порядок раздела произведенной продукции между сторонами соглашения