Командировочных поселили в городской гостинице

Ростуризм разрешил гостиницам не выселять постояльцев

Ведомство опубликовало разъяснения о правилах работы объектов массового пользования и организаций общественного питания.

Как пояснили в Ростуризме, прием и размещение гостей в соответствии с поручением правительства России от 27 марта 2020 должны прекратить все пансионаты, дома отдыха, санатории, детские лагеря независимо от формы собственности и расположенные на курортах федерального, регионального и местного значения.

Уже заехавшим и проживающим гражданам потребуется обеспечить проведение необходимых санитарно-эпидемиологических мероприятий и создать условия для самоизоляции, рекомендовав постояльцам без необходимости не покидать номера.

Также допускается прием и размещение гостей, находящихся в служебных командировках или служебных поездках, при условии предоставления документов, подтверждающих служебный характер поездки.

«Деятельность всех объектов размещения должна быть организована с соблюдением ограничений, установленных в соответствующем субъекте Российской Федерации», — отметили в Ростуризме.

Организации общественного питания, как расположенные на курортах, так и в некурортных местах, могут вести только дистанционную торговлю. Объекты общественного питания, относящиеся к пансионатам, домам отдыха, санаторно-курортные организациям, гостиницам, могут обслуживать только своих постояльцев при условии выполнения необходимых санитарно-эпидемиологических мероприятий, в соответствии с разъяснениями Роспотребнадзора.

Это ограничение не распространяется на столовые, буфеты, кафе и иные предприятия питания, осуществляющие организацию питания для медицинских, образовательных и социальных организаций с круглосуточным пребыванием, уточнили в Ростуризме.

В ведомстве также отметили, что все постановления и разъяснения Роспотребнадзора о мерах по предотвращению распространения COVID-19 и об обеспечении режима изоляции размещены на сайте www.rospotrebnadzor.ru.

Для борьбы с распространением коронавирусной инфекции в России введены карантинные мероприятия. С 27 марта также приостановлено международное авиасообщение.

Летал тут давеча в Москву. В самолете, как обычно, сидел в проходе, совсем даже не у иллюминатора. А посмотреть есть на что за этим чудным окошком.

— Уважаемые пассажиры, говорит капитан. Сейчас я вам расскажу о нашем полёте: мы летим на высоте 11 тысяч метров, за бортом минус 50, скорость 750 километров в час…

Стюарды и стюардессы разносят хавку. Немного потряхивает, но в целом комфортно. Типа как на автобусе.

Вообще, я не сильно искушённый полётами, то и дело пялился в иллюминатор. Не сказать, что там усраться какой завораживающий вид, но облака выглядят любопытно. Иногда виднеются всякие населённые пункты, реки, озёра. Был бы с собой фотик — неистово нажимал бы на кнопку и фиксировал. Того гляди, поймаю бы прекрасно сложившуюся группировку облаков.

Не тут то было. Незнакомка, сидевшая у заветного иллюминатора, его решительно нахуй захлопнула и начала сладко сопеть, уложив башку на столик для принятия пищи и напитков. Ни себе, ни людям. Курва.

За 4 часа полёта мне решительно остопиздели все, кто попадался на глаза. Я перечитал все газеты, брошюры и перетыкал кнопки надо головой. Даже поспать успел.

Задумывается ли человек, что вот сейчас капитан таким спокойным голосом, словно тебя окутывает удав, скажет:

— Уважаемы пассажиры, мы приближаемся к зоне турбулентности, пристегните ремни…

Затем начинается дикая тряска. Отваливается крыло и самолет эффектно падает на Уральские горы.

До того момента, как начали разносить хавку, я бы ни за что не согласился обрушаться на землю-матушку. На голодный желудок это было бы совсем скверно. Но вот после того, как нас всех учтиво покормили, я бы даже бровью не повёл, если бы мы начали очень-очень-очень быстро приближаться к примеру, славному городу Екатеринбург. Капитан выключил бы индикатор «Курить запрещено», и я бы решительно закурил, разбудил сонливую незнакомку: «Падаем! ААААА!» и открыл бы иллюминатор, чтобы немножко посмотреть на славный город Екатеринбург.

Аэропорт Домодедово похож на большую, толстую стеклянную сосиську, где копошатся люди и иностранцы. Ехали до гостиницы 2 часа. И если в Новосибирске дикая жара и плавится асфальт, то в Москве было гораздо прохладнее, что очень радовало. Глядел в окно. Не сказать, что там одни ламборжини, есть и ржавые нексии и девятки со стремянками на крыше. Ну и городские кварталы заценил, ибо ехали преимущественно вдоль спальных районов. Нихуя, короче, сильно выдающегося.

Заселился гостиницу «Дельта», зарегистрировался и поехал на Красную площадь. Гостиничный комплекс, к слову, прекрасен и внушителен, как новая свиноферма в забытом селе. Рядышком Измайловский кремль, сильно похожий на Диснейленд.

Сидеть в номере и таращиться в окно дело неблагодарное. Переоделся и слинял.

Сел на метро Партизанская. Там в вестибюле три пути и хуй пойми-разбери, который твой. Но на каждом шагу в рыло бросаются указатели, так что надо быть полным дебилом, чтобы не разобраться.

В прошлый раз, кстати, зверски тупил, спросил дорогу у проходящего москвича ещё на улице, а тот начал махать руками и рассказывать, что надо сесть на Московскую кольцевую, проехать одну станцию, перейти вон там, залезть вот тут в метро и спокойно себе ехать в центр. Что я и сделал.

Кольцевая — чудесна. Комфортные поезда и ухоженные перроны. Кстати, чтобы выйти на своей станции, надо кнопочку на двери нажать, иначе не откроется. Прокатился триста лишних станций и вышел на Лубянке. Потом пешком попиздовал к хранилищу вождя и прочим прелестям архитектуры столицы.

Стоимость одной поездки — 55 рублей. Туда обратно, разумеется 110. Жетоны не выдают, вместо них красные карточки с количеством купленных поездок. Народу — как на похоронах Сталина. Впрочем, сказать, что москвичи чем-то отличаются от остальных жителей России, будет слишком смело. Такие же люди, те же рожи и шмотки.

Заметил, что у них там нет такой жёлтой плоски на перронах, как бэ указателей «стой, вот тут, сейчас приедет паровозик и двери откроются именно в этом месте». А у нас есть. Ещё когда час-пик, народу на станции чрезвычайно дохуя. Все сразу в вагон не влазиют, как бы не пыжылись. Но когда он забивается под завязку самыми ловкими, машинист каким-то таинственным образом это чувствует и так строго говорит на весь состав по громкой связи:

— Уважаемые пассажиры, будьте любезны, пошевеливайтесь, двери закрываются и мы отчаливаем.

Через минуту приходит другой поезд и так далее. Наши машинисты в Новосибирске так часто с пассажирами монологи не ведут. Залезли, да и хуй с вами. Поезд не тронется, пока последняя бабка не протиснется в массу потных тел. Да и надобности нет. Таких людских масс у нас нет.

На Красной площади толпы иностранцев. Все говорят не по-русски и постоянно фоткаются. Я походил, попялился. Чувствую — устал.

Вообще, лететь 4 часа и разница со столицей по времени тоже 4 часа. Вылетел с Новосибирска в 15:50 и прилетел в 16:05. Пятнадцать мину до Москвы, хули. Но организм не обманешь — утомился. Решил выпить пивка. Нашел тут же рядом с площадью бар рядом с метро «Площадь Революции», приземлился на свободный столик. Машу рукой официанту, мол, человек, принеси меню про пивко. Принесли. Гляжу и думаю, щас как вломят цену на стакан пива, что пяткой перекрещусь, но оказалось нет, всего 210 рублей за стакан ноль пять нефильтрованного и курить можно. Заебись, думаю.

После пива мне стало гораздо лучше и я попёрся на Охотный ряд. К Ильичу всё равно не пустят, а на площади туристов — руку не просунешь. На Охотном ряду три этажа вниз и магазины, магазины… Цены на шмотки те же самые, что в каком-нибудь Ройял Парке. Красиво, аккуратно и снова толпы народу.

Ничего, конечно, я не купил, сел на метро и укатил к гостинице.

А там на выходе целый концерт. Неизвестный вокально инструментальный ансамбль зверски лабал всякие популярные песни типа Сектора Газа. Собралась толпа, опять же фоткали, снимали видео и бросали в специально предназначенную строительную каску деньги. Люди, как люди. Стоят, подпевают, пивко пьют и курят. За два захода я отсыпал мелочи рублей на 50. Заморосил московский дождь и я отправился в гостиницу. По дороге меня подкараулил колоритный бич. Он ловко выскочил из засады и говорит:

— Ай эм сорри… Ду ю хэв эни чейндж?

Мелочи ему надо.

— Слышишь, там поют? Вот им всю мелочь отдал, — признался я, указывая в сторону музыкантов.

— Тогда сорян, — улыбнулся бич и растаял в московской темноте как копперфильд.

В гостинице время ужина. Ресторан «Московский», шведский стол. Хавки на любой вкус, жри хоть в три горла, пока не распухнешь. Поел.

Добрел до номера, смыл с себя в душе сибирскую пылюку и увалился спать. Завтра рано вставать и большой день впереди.