Компенсация вреда деловой репутации

Организации в отличие от физических лиц не могут претендовать на возмещение им морального вреда при распространении сведений, порочащих их деловую репутацию (п. 11 ст. 152 Гражданского кодекса). Однако это не исключает возможности требовать возмещения ущерба, причиненного такими действиями. Верховный суд Российской Федерации рассказал, в каком случае юридические лица могут рассчитывать на получение компенсации за умаление их деловой репутации (п. 21 Обзора судебной практики ВС РФ № 1, утв. Президиумом ВС РФ 16 февраля 2017 г.).

На сайте издания, учредителем которого является «М», 17 апреля 2014 года была опубликована статья содержащая информацию о том, что администрация Университета нарушает ст. 29 Конституции РФ, гарантирующую гражданам свободу слова.

Поскольку эта публикация распространяла не соответствующие действительности сведения, деловой репутации Университета был причинен вред, который он оценил в 1 млн руб. Однако общество «М» отказалось его компенсировать.

Поэтому Университет обратился с иском в суд и просил признать опубликованные на сайте сведения не соответствующими действительности и порочащими деловую репутацию, обязать общество удалить статью с сайта и разместить текст опровержения на главной странице, а также взыскать с «М» 1 млн руб. в качестве компенсации вреда. Факт размещения указанной статьи на сайте истец подтвердил протоколом осмотра доказательств от 5 мая 2015 года, составленным нотариусом.

Для составления искового заявления о защите чести, достоинства и деловой репутации воспользуйтесь «Конструктором правовых документов» интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный доступ на 3 дня!
Получить доступ

Суд первой инстанции частично удовлетворил заявленные требования – он согласился с тем, что статья порочит деловую репутацию Университета, и обязал ответчика удалить ее, разместив текст опровержения на главной странице в открытом доступе. А вот взыскивать компенсацию вреда суд не стал (решение Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 11 ноября 2015 г. по делу № А56-58502/2015). Свою позицию он, сославшись на п. 11 ст. 152, п. 1 ст. 1064 ГК РФ, объяснил тем, что вред, причиненный юридическому лицу, носит имущественный характер, что исключает возможность присуждения юридическому лицу неимущественного вреда, в какой бы форме он ни выражался. Тем не менее, суд признал, что истец имел бы право на компенсацию убытков, если бы подтвердил, что распространение сведений привело к потерям имущественного характера в указанном размере.

Университет с этим не согласился и обжаловал решение в апелляции, которая акт нижестоящего суда отменила и взыскала в пользу истца 1 млн руб. компенсации вреда (постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 1 февраля 2016 г. № 13АП-32346/15). Юридическое лицо, чье право на деловую репутацию нарушено, по мнению суда, вправе требовать возмещения ему нематериального вреда, если доказаны общие условия деликтной ответственности (наличие противоправного деяния со стороны ответчика, неблагоприятных последствий этих действий для истца и причинно-следственной связи между этим). Суд также отметил, что общество «М»:

  • распространило сведения, не соответствующие действительности и порочащие деловую репутацию Университета;
  • разместило эту информацию в Интернете, в результате чего неопределенное и неограниченное число пользователей получило к ней свободный доступ.

Таким образом, порочащие истца сведения получили неограниченную степень распространения. А, значит, и заявленный размер компенсации вреда вполне обоснован.

Общество «М» не согласилось с обязанностью выплатить истцу компенсацию вреда и обратилось с жалобой в кассацию, которая отменила апелляционное постановление, оставив в силе решение суда первой инстанции (Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 13 апреля 2016 г. № Ф07-1147/16).

Университет, пояснил суд, при рассмотрении дела не представил доказательств того, что после опубликования спорной статьи снизился спрос потребителей на оказываемые им услуги или наступили другие отрицательные для него последствия.

Окончательную точку в этом споре поставил ВС РФ (Определение СК по экономическим спорам ВC РФ от 18 ноября 2016 г. № 307-ЭС16-8923).

Суд отметил, что несмотря на то, что ст. 152 ГК РФ исключает возможность компенсации юридическому лицу морального вреда в случае умаления его деловой репутации, это не мешает ему заявлять требования о возмещении вреда, причиненного репутации (Определение КС РФ от 4 декабря 2003 г. № 508-О).

При этом под вредом, причиненным деловой репутации, следует понимать всякое ее умаление, которое проявляется, например, в наличии у юридического лица убытков, обусловленных распространением порочащих сведений и иных неблагоприятных последствиях в виде утраты конкурентоспособности, невозможности планирования деятельности и т. д.

Однако одного лишь факта распространения ответчиком сведений, порочащих деловую репутацию истца, недостаточно для того, чтобы сделать вывод о причинении деловой репутации ущерба, и для выплаты денежного возмещения, добавил ВС РФ. Истец при этом должен подтвердить:

  • наличие сформированной репутации в той или иной сфере деловых отношений (промышленности, бизнесе, услугах, образовании и т. д.);
  • наступление для него неблагоприятных последствий в результате распространения порочащих сведений;
  • факт утраты или снижения доверия к его репутации.

Университет, в свою очередь, ссылался на предоставление обществом «М» свободного доступа к порочащей истца информации неопределенному и неограниченному числу пользователей. Но не предоставил ни доказательств, свидетельствующих о своей репутации, сформированной до публикации на сайте оспариваемой статьи, ни доказательств, позволяющих установить наличие неблагоприятных для него последствий в результате такой публикации.

Отсутствие таких доказательств, пояснил Суд, во-первых, мешает сделать вывод о том, что судебного решения об опровержении порочащих репутацию сведений недостаточно для восстановления баланса прав участников спорных правоотношений. А во-вторых, не позволяет определить размер справедливой компенсации.

С учетом этого ВС РФ признал отказ кассации во взыскании с ответчика компенсации за распространение сведений, порочащих деловую репутацию университета, обоснованным и оставил жалобу истца без удовлетворения.

Понятие деловой репутации относится к числу самых сложных в юридической практике. Для отстаивания прав и получения компенсации необходим профессиональный юрист и надлежащая доказательная база.

Деловая репутация юридического лица

Положительная деловая репутация составляет часть рыночной стоимости компании и является ее нематериальным активом. Представления о юридическом лице формируются на основе информации о его деятельности. Оценку дают те, кто вступает с компанией в экономические отношения: контрагенты, клиенты, потребители и партнеры.

Распространение не соответствующих действительности порочащих сведений о компании наносит ущерб, а именно приводит к ухудшению общественного мнения и прочим негативным последствиям. Все они в совокупности наносят материальный вред.

Судебная защита деловой репутации юридических лиц

В рамках судебной практики возмещение ущерба, причиненного распространением недостоверных сведений, порочащих деловую репутацию, осуществляется по аналогии с компенсацией морального вреда физическому лицу. Компенсация приобретает материальное выражение и таким образом восстанавливает опороченную деловой репутацию истца и возлагает гражданско-правовую ответственность на ответчика.

Доказательство и оценка ущерба деловой репутации

Размер компенсация вреда зависит от предоставленных доказательств. Сведения признаются порочащими деловую репутацию юридического лица в следующих случаях:
— имеют порочащий характер;
— были распространены через СМИ и стали известны третьим лицам;
— переданы общественности определенным субъектом, т. е. ответчиком;
— не соответствуют действительности.

Отсутствие доказательств хотя бы по одному из пунктов ведет к тому, что иск в гражданско-правовом порядке удовлетворению не подлежит.

Как было сформулировано выше, ущерб и защита деловой репутации юридических лиц тесно связаны с общественным мнением, которое выступает источником информации об изменениях восприятия предприятия. В значительном числе случаев для того, чтобы доказать нанесенный вред, и, тем более, корректно оценить его размер, необходимо провести исследование деловых партнеров или потребителей. Социологическая экспертиза позволяет сказать, насколько значимо в их глазах пострадала или могла бы пострадать деловая репутация хозяйствующего субъекта.

Наши клиенты, как правило, не заинтересованы в распространении информации об обращениях к нам в случае оценки ущерба деловой репутации, поэтому в рамках нашего этического кодекса мы не предоставляем ссылок на материалы судебных разбирательств по этой тематике. Предлагаем вам для начала воспользоваться бесплатными услугами, чтобы оценить, чем мы можем вам помочь в конкретном случае. На основании результатов пилотажного исследования вам будет легче принять решение, стоит ли обращаться в суд.

Один из самых ярких примеров по защите деловой репутации — спор по иску ООО «Северная компания». С остальной практикой применения социологических исследований в качестве доказательств в судах по делам других категорий вы можете познакомиться , запросить через форму «Задать вопрос» или по телефону.

Чтобы получить более подробную информацию по вопросам «Ущерб деловой репутации. Судебная защита деловой репутации юридических лиц. Судебная практика.», позвоните по телефонам:
8-800-500-97-95
8-495-662-97-95 (экспертный отдел).

См. также разделы «Ст. 152 ГК РФ», «Глава 2.1. ФЗ «О защите конкуренции»».

Ущерб деловой репутации. Судебная защита юридических лиц.

  • Поставить закладку
  • Посмотреть закладки

Деловая репутация юридического лица и ее защита

Осуществляя хозяйственную деятельность, любая организация всегда заинтересована в том, чтобы ее будущие контрагенты либо клиенты имели представление о ней как о надежном партнере, должным образом выполняющем свои обязательства. В противном случае организация, о которой идет «слава» ненадежного партнера, рискует в скором времени прекратить свое существование, ибо никто не захочет иметь с ней дело.

Сложившееся в предпринимательской среде мнение о деловых качествах юридического лица — это и есть его деловая репутация. Деловая репутация юридического лица является неимущественным правом, которое принадлежит юридическому лицу с момента его образования и составляет неотъемлемую часть его правоспособности (ст. 150 ГК РФ).

* * *

Деловая репутация или, как ее еще принято называть, доброе имя организации является одним из условий ее успешной деятельности, поэтому каждая организация стремится всячески оберегать свою деловую репутацию, а закон в свою очередь предоставляет ей для этого соответствующие возможности.

Гражданским кодексом РФ установлено, что под ущербом, наносимым деловой репутации юридического лица, следует понимать распространение третьими лицами об организации порочащей информации, не соответствующей действительности. У организации, которая считает, что о ней были распространены не соответствующие действительности порочащие сведения, возникает право на защиту своей деловой репутации (п. 1 ст. 152 ГК РФ).

В целях определения обоснованности и правильности действий юридического лица по защите своей деловой репутации необходимо установить, что следует понимать под распространением сведений и что такое порочащие сведения.

Под распространением сведений, порочащих деловую репутацию юридических лиц, следует иметь в виду опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телевидеопрограммам, демонстрацию в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации, изложение в публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в иной, в том числе устной, форме нескольким или хотя бы одному лицу. Сообщение таких сведений лицу, которого они касаются, не может признаваться их распространением (см. п. 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18.08.92 № 11 «О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц»).

Сведения, порочащие деловую репутацию юридического лица, — это негативная информация о самой организации, а также о результатах ее производственно-хозяйственной деятельности. Например, сведениями, порочащими деловую репутацию юридического лица, являются сведения о ненадлежащем качестве выпускаемой им продукции, о недобросовестном поведении организации по отношению к своим клиентам, о несоблюдении на предприятии норм трудового законодательства, о неоднократном нарушении организацией условий заключенных ею договоров и другая подобная информация.

Необходимо отметить, что к сведениям, порочащим деловую репутацию организации, относятся только те сведения, в которых дается оценка деятельности именно организации, но не ее должностных лиц. К примеру, сведения о том, что руководитель организации незаконно увольняет сотрудников, не могут быть признаны порочащими деловую репутацию организации, так как в них дается оценка действий руководителя организации — физического лица, а не организации в целом (см. также п. 11 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 23.09.99 № 46).

Для того чтобы юридическое лицо имело возможность реализовать право на защиту своей деловой репутации, необходимо одновременное наличие следующих условий:

— порочащие организацию сведения являются фактически распространенными и с ними ознакомлены третьи лица. Следует знать, что факт распространения порочащих сведений должен быть доказан организацией, обратившейся в суд за защитой своих прав;

— порочащие юридическое лицо сведения не соответствуют действительности. При этом доказывать правдивость распространяемых сведений, согласно ст. 152 ГК РФ, обязано лицо, распространившее указанные сведения.

В соответствии со ст. 152 ГК РФ юридическое лицо, в отношении которого распространены сведения, порочащие его деловую репутацию, вправе требовать через суд опровержения таких сведений, а также возмещения убытков, причиненных их распространением.

Если сведения, порочащие деловую репутацию юридического лица, распространены в средствах массовой информации, они должны быть опровергнуты в тех же средствах массовой информации (п. 2 ст. 152 ГК РФ, ст. 43 Закона РФ от 27.12.91 № 2124-1 «О средствах массовой информации»). В настоящее время опровержение не соответствующих действительности, порочащих сведений, распространенных средством массовой информации, осуществляется в порядке, установленном ст. 44 Закона РФ от 27.12.91 № 2124-1 «О средствах массовой информации».

В опровержении должно быть указано, какие сведения не соответствуют действительности, когда и как они были распространены данным средством массовой информации.

Опровержение в периодическом печатном издании должно быть набрано тем же шрифтом и помещено под заголовком «Опровержение», как правило, на том же месте полосы, что и опровергаемое сообщение или материал. По радио и телевидению опровержение должно быть передано в то же время суток и, как правило, в той же передаче, что и опровергаемое сообщение или материал. Объем опровержения не может более чем вдвое превышать объем опровергаемого фрагмента распространенного сообщения или материала. Нельзя требовать, чтобы текст опровержения был короче одной стандартной страницы машинописного текста. Опровержение по радио и телевидению не должно занимать меньше эфирного времени, чем требуется для прочтения диктором стандартной страницы машинописного текста.

Опровержение должно последовать:

1) в средствах массовой информации, выходящих в свет (в эфир) не реже одного раза в неделю, — в течение десяти дней со дня получения требования об опровержении или его текста;

2) в иных средствах массовой информации — в подготавливаемом или ближайшем планируемом выпуске.

В течение месяца со дня получения требования об опровержении либо его текста редакция обязана в письменной форме уведомить заинтересованных гражданина или организацию о предполагаемом сроке распространения опровержения либо об отказе в его распространении с указанием оснований отказа.

Если сведения, порочащие деловую репутацию юридического лица, содержатся в документе, исходящем от организации, то такой документ подлежит замене или отзыву (абз. 2 п. 2 ст. 152 ГК РФ).

Однако распространением сведений, порочащих деловую репутацию организации, может быть признано распространение не только посредством их опубликования (передачи) в средствах массовой информации или направления третьим лицам в виде документа, но и другими способами, например изложением их третьим лицам в устной форме, расклейкой объявлений и др. Как в таком случае должно производиться опровержение не соответствующих действительности, порочащих сведений?

В подобных ситуациях порядок опровержения порочащих организацию сведений устанавливается непосредственно судом исходя из требований, выдвигаемых пострадавшей стороной (п. 2 ст. 152 ГК РФ). При этом суд, определяя, как должно быть дано опровержение, обязан учитывать, что цель опровержения ложной информации довести до всех обманутых лиц объективную информацию об организации.

В том случае, если распространившее порочащие сведения лицо не выполнит в установленный срок решение суда об опубликовании (передаче, сообщении) опровержения, то на него на основании п. 4 ст. 152 ГК РФ может быть наложен штраф в размере до 200 установленных законом минимальных размеров оплаты труда (ст. 206 АПК РФ, ст. 406 ГПК РФ). Штраф взыскивается с нарушителя в доход государства. Уплата штрафа не освободит нарушителя от обязанности выполнить вынесенное решение суда.

Как уже отмечалось выше, юридическое лицо, в отношении которого распространены сведения, порочащие его деловую репутацию, вправе требовать возмещения убытков, причиненных их распространением. При этом требования о возмещении убытков подлежат удовлетворению судом только в том случае, если истец докажет, что они возникли вследствие распространения сведений, не соответствующих действительности (п. 6 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 23.09.99 № 46). Иными словами, лицу, требующему возмещения убытков, придется в силу ст. 53 АПК РФ доказать в суде, что убытки у него образовались исключительно из-за распространения ответчиком о нем порочащей информации, не соответствующей действительности, а не по какими-либо другим причинам. Существующая судебная практика свидетельствует о том, что доказать данное обстоятельство достаточно сложно.

Кроме того, сложившаяся судебная практика по делам о взыскании убытков показывает, что организация-истец должна будет представить суду обоснованный расчет понесенных ею убытков (см. Постановления Президиума ВАС РФ от 21.04.98 № 2746/97, от 14.04.98 № 206/97, от 19.03.96 № 7868/95), т.е. представить доказательства размера причиненных убытков. Представляется, что сделать это так же сложно, как и доказать наличие причинно-следственной связи между понесенными убытками и совершенным ответчиком правонарушением.

И последнее, о чем следует упомянуть в данной статье, это вопрос о том, компенсируется ли юридическому лицу, о котором распространена порочащая информация, моральный вред.

Под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности), либо нарушающими имущественные права гражданина (п. 1 ст. 151 ГК РФ, п. 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.94 № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» (в редакции от 15.01.98)). Поскольку юридическое лицо не может испытывать ни физических, ни нравственных страданий, то, следовательно, и моральный вред ему причинен быть не может.

Таким образом, юридическое лицо, в отношении которого распространены не соответствующие действительности, порочащие сведения может требовать только опровержения таких сведений и возмещения убытков. В соответствии с действующим законодательством право на компенсацию морального вреда предоставлено только физическому лицу (см. также Постановление Президиума ВАС РФ от 01.12.98 № 813/98).

В. Мешалкин, АКДИ «Экономика и жизнь» Выпуск 7, апрель 2000 г.

Не секрет, что судебные иски о защите чести и достоинства всегда привлекают повышенное внимание общественности. И воспринимаются не всегда однозначно. По данным Верховного суда, за год наши суды общей юрисдикции рассматривают примерно 5 тысяч таких споров, а арбитражные суды — примерно 800 дел, которые решают вопросы деловой репутации.

Бытует мнение, что иски о защите чести касаются в основном СМИ и журналистов, чьи публикации кого-то задевают и обижают. Так вот, судебная статистика это утверждение не подтверждает. По ее данным, ответчиками по искам о защите достоинства журналисты и их издания привлекаются в четыре раза реже, чем простые граждане или юридические лица.

Подобный анализ Верховного суда важен еще и потому, что за последние несколько лет изменились некоторые законы. В итоге рамки защиты доброго имени тех, кого обидели, стали шире.

Из новых норм появилась, к примеру, возможность признать по суду факт нарушения личного неимущественного права. Теперь в суде можно требовать полностью опубликовать решение суда, которое защищает обиженного. А еще теперь можно защитить имя человека даже после его смерти. Если порочащие гражданина сведения стали широко известны, то сейчас реально потребовать в суде удалить информацию отовсюду, откуда можно. К примеру, целиком уничтожить тираж без какой бы то ни было компенсации.

СМИ не отвечают за сведения, если это дословная цитата из другого средства массовой информации

В своем обзоре Верховный суд РФ назвал главные условия, чтобы выиграть процесс о защите чести и достоинства. По его утверждению, должна быть совокупность трех условий: сведения должны носить явно порочащий характер,они должны быть распространены и несоответствовать действительности. А вот дальше роли в судебном процессе распределяются так — тот, кто жалуется на обидевшую его информацию, должен сам доказать, что был факт распространения, и эти сведения носят порочащий характер. Ответчик обязан доказать, что распространенные им сведения соответствуют действительности.

Что же самое важное, по мнению Верховного суда, надо учитывать при рассмотрении исков о защите чести и достоинства?

Суд подчеркнул, при каких условиях заявителям надо в суде отказывать. Это несоблюдение тех самых трех условий — порочащая информация, ее распространение и несоответствие фактов действительности. И если из этих трех условий отсутствует хотя бы одно, то на победу в суде рассчитывать не стоит.

Как пример Верховным судом был приведен иск двух граждан друг к другу. Один через газету заявил, что у коллеги в диссертации плагиат, а другой на это обиделся и отправился в суд. Первый суд иск рассматривал и даже принял свое решение, но Верховный суд объяснил — судом не разрешен вопрос, а был ли в диссертации действительно плагиат? Может, коллега и прав? Для ответа на этот вопрос надо было суду назначать экспертизу диссертации.

Вообще-то по вопросу назначения экспертизы Верховный суд в этом обзоре высказывался неоднократно. В первую очередь, чтобы понять — сведения, которые распространили, действительно порочащие честное имя человека или это истцу лишь кажется? Чтобы не казалось, подчеркнул Верховный суд, для решения таких вопросов надо приглашать на консультацию специалистов.

Жесткое разграничение делает Верховный суд РФ между тем, была ли информация распространена как утверждение или как просто мнение того, кто писал? А может, это было убеждение автора?

Верховный суд согласился — самое сложное в таких исках найти грань между утверждением факта и субъективным мнением автора, на которое он имеет право.

Отстаивая право на свободу выражений, Верховный суд подчеркивает, что надо особо осторожно подходить к оценке споров, когда стороны конфликта — политические оппоненты.

Вот еще интересный пассаж, который важен для тех, кто может обратиться в суд с подобным иском. По утверждению Верховного суда, человек освобождается от ответственности, если докажет, что его сведения соответствуют действительности в целом. При этом истец не может доказывать обиду, выбирая из текста по крупицам — где по слову, а где и по отдельной фразе.

В качестве примера Верховный суд привел иск некой коммерческой фирмы к газете, которая сообщила о серьезных долгах предприятия перед кредиторами. А потом рассказала о появлении в этой фирме внешнего управления. После обращения в суд оказалось, что внешнего управления в коммерческой структуре нет, но долги есть, и это факт. В подтверждение редакция показала письмо банка, который сообщает коммерсантам, что они должники.

Суды учитывают прожиточный минимум в регионе и не соглашаются с оценкой гражданином своих страданий

Очень острый вопрос с критикой публичных людей. Они обижаются часто и так же часто идут в суды с исками, обвиняя во вторжении в их личную жизнь. Так вот Верховный суд иски к таким известным гражданам выделил даже в отдельную главу. И очень четко разделил, где личная, а где не личная жизнь для таких людей.

Верховный суд подчеркнул, что критика публичных людей допустима в более широких пределах, чем критика частных лиц. При этом Верховный суд согласился, что такие дела сложны при рассмотрении. А в качестве примера привел иск некого высокопоставленного по региональным рамкам чиновника к депутату, чью деловую репутацию, по его мнению, задели, когда обнародовали в Интернете критику его действий.

Верховный суд, когда пересматривал решение местных судов по этому иску, заявил, что пределы допустимой критики в отношении публичной фигуры чиновника шире, чем обывателя.

Еще один любопытный пласт жалоб в суды с исками о защите чести и достоинства. В суды идут те, на кого граждане пожаловались официально в государственные структуры. Сообщили о своих подозрениях или попросили проверить некие факты. После проверки, если государственные органы ничего криминального не нашли, обиженные объекты проверки идут в суды с исками о защите достоинства. И подобных дел немало.

Про такие ситуации Верховный суд сказал — подобные иски не подлежат рассмотрению.

Еще Верховный суд подтвердил — СМИ не отвечают за распространение сведений, если они дословно процитировали сообщение, опубликованное другим средством массовой информации.

Но суд оговорился — в такой ситуации, если опубликованная ссылка была успешно оспорена в суде, то средство массовой информации, которое ее процитировало, материально не отвечает, но обязано дать опровержение.

Бывает и так, что в Интернете появилась ложь, но без указания на автора. Кто в таком случае должен отвечать перед гражданином? Верховный суд объяснил — если нельзя определить, кто автор недостоверных фактов в Интернете, то отвечает за все владелец сайта.

Интересный вопрос, который волнует всех, кто обращается в суды с подобными исками — а сколько стоит честное имя? Какая сумма подлежит выплате, если суд встал на сторону истца?

По мнению Верховного суда, сумма компенсации морального вреда должна соответствовать требованиям разумности, справедливости и «быть соразмерной последствиям нарушения».

Суд подчеркнул, как правило, суды дают меньше денег, чем просил истец. Региональные суды в своих подсчетах, разъяснил Верховный суд, учитывают показатель прожиточного минимума в конкретном регионе и часто не соглашаются с субъективной оценкой гражданина уровня своих моральных страданий. Так, человек уверен, что его страдания на миллион, а ему присуждают тридцать тысяч рублей компенсации с обидчика.

Правда, иногда бывает обратное, когда обратившийся в суд с иском гражданин не может определиться с суммой выплат. В подобных случаях бывало, что ему суды в рассмотрении заявления отказывали, ссылаясь именно на то, что человек не определился.

Так вот, Верховный суд для подобных случаев сделал специальное разъяснение — если гражданин точно не может посчитать, сколько стоит в рублях его обида и моральные страдания, то это не может считаться основанием для отказа в присуждении ему положенных выплат.

Какие слова будут признаны порочащими честь и достоинство человека?

Не любое высказывание может быть отнесено к сведениям, порочащим честь и достоинство. Например, объективная критика научной, творческой или иной деятельности человека является законной, так как ст. 29 Конституции гарантирует каждому свободу мысли и слова.

В Обзоре практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации Верховного Суда РФ от 16 марта 2016 г. содержится следующий вывод: «При рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации необходимо учитывать, что содержащиеся в оспариваемых высказываниях ответчиков оценочные суждения, мнения, убеждения не являются предметом судебной защиты в порядке статьи 152 ГК РФ, если только они не носят оскорбительный характер».

Также для судов важно наличие таких обстоятельств:

  • сведения должны носить порочащий характер;
  • они не должны соответствовать действительности;
  • сведения должны быть распространены.

Если одно из этих обстоятельств не подтверждается в ходе судебного заседания, суд должен отказать в удовлетворении исковых требований.

Таким образом, не любое высказывание, содержащее в себе негативную оценку фактов, может быть признано незаконным.

Однако судебная практика не позволяет сделать однозначный вывод о том, какие высказывания порочат честь, достоинство и деловую репутацию, а какие – нет.

Так, например, в одном из арбитражных дел суд посчитал, что следующие выражения ответчика в одной из социальных сетей носят оценочный характер: «Нас предупреждали родные, просто люди… что человек нечестный, обманщик, перед этим он кинул двух своих близких на бизнес… Все это время он нас гнобил и материл… В общем, улучшал свою собственность за счет нас… Потом начались угрозы в нашу сторону, что если не подпишите, то я на вас уголовное дело заведу, без штанов останетесь»1.

Согласиться с подобным выводом суда сложно. Однако решение истцу так и не удалось обжаловать.

В 2011 г. Верховный Суд РФ вынес определение по делу с участием правительства, мэра Москвы (истцы) и В.В. Жириновского (ответчик). Суд решил, что высказывания ответчика представляли собой выражение его субъективного мнения: «…считаю, что это самое грязное, криминальное правительство за всю историю России… Это источник поддержки криминального мира для всей страны, потому что здесь все воры в законе находятся… Это московская мафия, и все это связано только с одним человеком – с мэром Москвы»2.

Верховный Суд отметил: «Ценная для каждого свобода выражения мнения также представляет ценность для политических партий и их активных членов. Они представляют своих избирателей, рассматривают вопросы, которые их заботят, и защищают их интересы. Таким образом, вмешательство в свободу выражения мнения политика, члена оппозиционной партии, требует от суда наиболее острого контроля».

Можно сделать вывод, что при рассмотрении судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации имеет значение также социальный статус сторон.

(Чтобы узнать, как высказывать свое мнение в Сети и при этом избежать крупных штрафов, читайте статью «Почему за критику чиновников в Германии не наказывают, а в России грозит штраф до 300 тыс. руб.». Автор рассказал, что суд Франкфурта-на-Майне признал сравнение экс-сенатора с женщиной легкого поведения допустимой критикой, а российский суд назначил штраф за «матерное слово» в адрес президента. В статье можно прочитать, как в России после принятия закона об оскорблении власти будут решать вопрос о том, является ли распространенная информация порочащей и нужно ли за это наказать человека.)