Медицинские споры практика

Актуальность проблемы ответственности медицинских работников обусловлена стремительным развитием частной медицины и ростом количества случаев оказания ненадлежащей медицинской помощи, результатом которой нередко становятся не только здоровье, но и жизнь пациента.

Конституция Российской Федерации гарантирует каждому гражданину право на охрану здоровья и медицинскую помощь.

Правоотношения в сфере оказания медицинской помощи довольно специфичны. Специфика данных правоотношений обусловлена двумя аспектами: во-первых, самим понятием здоровья не только как отсутствия болезней и физических дефектов человека, но и как состояния полного физического и психологического благополучия; во-вторых, пониманием того, что данные отношения в условиях рыночной экономики приобретают гражданско-правовой характер.

Так, принцип равенства сторон указывает на согласование воли врача и пациента при заключении договора на оказание медицинских услуг. С другой стороны, при наличии показаний медицинское вмешательство может осуществляться и без согласия пациента.

Данные особенности правоотношений в сфере оказания медицинских услуг требуют детального доказывания вины медицинских работников при совершении ошибок, причиняющих вред здоровью пациента.

Хотя данная категория преступлений не характерна для военных следственных органов, практика их расследования существует и у нас.

За 2015 год в военные следственные отделы округа поступило лишь три сообщения о преступлениях, связанных с оказанием ненадлежащей медицинской помощи, по двум из которых принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела. По одному сообщению принято решение о возбуждении уголовного дела по ст. 293 УК РФ, по результатам расследования которого было принято решение о направлении его в суд для рассмотрения по существу.

В ходе предварительного следствия и в суде было установлено, что 3 июня 2015 года военнослужащий К. обратился в медицинскую роту войсковой части с жалобами на боли в нижних конечностях, где ему был выставлен предварительный диагноз «варикозное расширение вен на нижней конечности справа», рекомендована консультация хирурга военного госпиталя.

4 июня 2015 года К. был осмотрен начальником хирургического отделения филиала военного госпиталя В., который выставил диагноз «варикозная болезнь», после чего 9 июня 2015 года больной поступил на стационарное лечение.

По результатам осмотра пациента В. принял решение о проведении плановой хирургической операции по удалению крупных венозных стволов.

В ходе операции возникли технические сложности в виде имеющегося рубцово-спаечного процесса и топографо-анатомических изменений в месте операционного доступа. Однако оперирующим хирургом операция не была приостановлена, ход оперативного вмешательства на ретроградный изменен не был. В. продолжил операцию и ошибочно вместо подкожной вены правого бедра удалил поверхностную бедренную артерию правой нижней конечности К.

В дальнейшем было организовано оказание дополнительной медицинской помощи, однако у больного отмечалось нарастание симптомов ишемии правой нижней конечности.

12 июня 2015 года К. выполнена ампутация правой нижней конечности на уровне средней трети бедра, что расценивается как тяжкий вред здоровью.

Для решения вопроса о привлечении В. к уголовной ответственности необходимо было установить причинную связь между его действиями и неблагоприятным исходом в виде ампутации нижней конечности, что сделали путем проведения соответствующей экспертизы.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы при оказании медицинской помощи К. майором медицинской службы В. был допущен дефект хирургического лечения. Суть дефекта – повреждение и удаление поверхностной бедренной артерии в ходе операции. Результатом допущенного дефекта явилась ампутация правой нижней конечности на уровне средней трети бедра.

По результатам предварительного следствия действия В. квалифицированы по ч. 2 ст. 118 УК РФ (причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности, совершенное вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей).

По итогам рассмотрения уголовного дела судом В. признан виновным в совершении инкриминируемого деяния и ему назначено наказание в виде штрафа в размере 100 тысяч рублей с лишением права заниматься врачебной или иной медицинской деятельностью сроком на три года.

Однако так называемые врачебные ошибки – не единственные профессиональные правонарушения медицинских работников, расследуемые военными следственными органами.

5 октября 2016 года Борзинским гарнизонным военным судом военнослужащие по контракту филиала № 1 ФГКУ «321 ВКГ» МО РФ г. Борзя капитаны медицинской службы М. и П. признаны виновными в совершении преступления, предусмотренного п.п. «а», «б» ч. 5 ст. 290 УК РФ.

Следствием и судом установлено, что М., начальник подвижного рентгеновского кабинета военного госпиталя, и П., старший ординатор хирургического отделения, узнали о полученной 25 июля 2013 года рядовым У. травме – закрытом вывихе левого локтевого сустава и оказанной в связи с этим У. медицинской помощи в учреждении здравоохранения, не входящем в состав Министерства обороны Российской Федерации. Данные лица, понимая, что эта травма является тяжкой, за получение которой застрахованному лицу в соответствии с Федеральным законом от 28 марта 1998 года № 52-ФЗ положена страховая выплата в размере 200 тысяч рублей, при условии предоставления У. страховщику необходимых, в том числе медицинских, документов, решили получить от У. взятку в виде денежных средств в значительном размере.

П. и М. разработали план совершения преступления, согласно которому М. должен был ввести в заблуждение У. о недостаточности для оформления страхового случая имевшихся у последнего медицинских документов, оформленных в гражданском лечебном учреждении, а также о том, что без помощи М. и П. наступление страхового случая документально подтвердить будет невозможно. В связи с этим У. за выполненные ими незаконные действия по оформлению документов, подтверждающих факт прохождения им лечения травмы в военном госпитале, после получения страховой выплаты должен передать взятку в размере 130 тысяч рублей.

Получив согласие У., М. и П., используя служебное положение и авторитет занимаемых должностей, внесли в медицинскую книжку У. и историю болезни № 2117 заведомо ложные сведения о получении последним 5 сентября 2013 года травмы в виде закрытого вывиха левого локтевого сустава, которые представили на заседание военно-врачебной комиссии, в результате чего ее членами подтвержден страховой случай, а в последующем страховой компанией принято решение о выплате У. страховой суммы в размере 211 тысяч рублей В дальнейшем У., не имея финансовой возможности дать М. и П. взятку в сумме 130 тысяч рублей, стал уклоняться от встреч и контактов с ними. Последние, используя служебное положение и воинское звание, начали вымогать у У. взятку, угрожая ему признанием выплаты страховой суммы незаконной.

27 сентября 2014 года около 15 часов М. получил от отца У. денежные средства в размере 150 тысяч рублей в качестве взятки под негласным контролем сотрудников отдела ФСБ России.

Очевидно, что в описываемом случае привлекает к себе внимание морально-этическая сторона деяния, соотносимость совершенного М. и П. преступления с нравственными началами профессии врача. Представляется, что врач, как представитель уникальной высоконравственной профессии, обязан осознавать свою моральную ответственность перед обществом, не допускать нарушений общепринятых нравственных принципов и норм поведения, а, напротив, несмотря на стремительное падение норм морали в современном российском обществе, оставаться непоколебимым оплотом этики и нравственного отношения к своей профессии и окружающим людям.

tl

1 НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ Л

ИССЛЕДОВАНИЯ И ПРАКТИКА В МЕДИЦИНЕ

СПОРЫ И КОНФЛИКТНЫЕ СИТУАЦИИ В СВЯЗИ С НЕНАДЛЕЖАЩИМ ОКАЗАНИЕМ МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩИ И ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА ИХ РАЗРЕШЕНИЯ

Перепечина И.О.1, Перепечин Д.В. и, Смирнова Д.В.1

1 Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова (Москва, Российская Федерация) 119991, Москва, Ленинские горы, д. 1, строение 13

Ключевые слова: сфера здравоохранения, качество медицинской помощи, досудебное разбирательство, гражданский иск, преступления медицинских работников против жизни и здоровья.

health care, quality of medical care, pre-trial level, civil claim, crimes of health professionals against life and health.

Резюме:

В настоящей статье представлен анализ статистических данных по Российской Федерации, демонстрирующий, насколько часто в медицинской практике возникают споры и конфликтные ситуации в связи с ненадлежащим оказанием медицинской помощи, а также показаны способы их разрешения.

CONTROVERSY AND CONFLICTS DUE TO IMPROPER MEDICAL CARE AND LEGAL PRACTICE OF THEIR RESOLVING

Perepechina I.O.1, Perepechin D.V.2, Smirnova D.V.1

1 M.V. Lomonosov Moscow State University (Moscow, Russian Federation)

1, korp 13, Leninskie gory, Moscow, Russian Federation, 119991

2 N. Lopatkin SRIUIR ( Russian Federation), 51-4, 3-ya Parkovaya, Moscow, Russian Federation, 105425

DOI:10.17709/2409-2231-2015-2-1-72-75 Summary

Для корреспонденции:

Перепечина Ирина Олеговна -д.м.н., профессор кафедры криминалистики юридического факультета Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова.

Адрес: 119991, Российская Федерация,

ГСП-1, Москва, Ленинские горы, д. 1, строение 13 (4-й учебный корпус)

E-mail: smi-100@mail.ru Статья поступила 04.02.2015, принята к печати 05.03.2015

For correspondence:

Perepechina Irina Olegovna —

MD, professor of the Department of criminology,

law faculty of M.V. Lomonosov

Moscow State University.

Address: 1, korp 13 (4th educational building), Leninskie gory, Moscow,

Russian Federation, 119991 E-mail: smi-100@mail.ru

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Введение

Ежегодно территориальные фонды обязательного медицинского страхования (ТФОМС) проводят социологические опросы с целью получения информации об удовлетворенности граждан качеством бесплатно оказываемой им медицинской помощи. В 2013 году в таких опросах участвовало 1 768 000 человек, что составляет 1,2% населения, застрахованного по обязательному медицинскому страхованию. В среднем по Российской Федерации 59,5% респондентов положительно оценили качество медицинской помощи, 15,9% — больше удовлетворены, чем не удовлетворены, 9,5% — удовлетворены не в полной мере, 7,8% — не удовлетворены, 7,4% — затруднились ответить. В то же время, в городе Москве число респондентов, положительно оценивших качество медицинской помощи, среди опрошенных оказалось лишь 29,6%, а не удовлетворенных качеством медицинской помощи — 11,7%. В Московской области цифры еще более отличаются от средних по Российской Федерации, составляя соответственно 23,6% и 14,9% (Информационноаналитическая справка «О деятельности по защите прав застрахованных лиц в сфере обязательного медицинского страхования в Российской Федерации за 2013 год», 2013).

В настоящей статье будет рассмотрено, насколько часто в медицинской практике возникают споры и конфликтные ситуации в связи с ненадлежащим оказанием медицинской помощи и каким образом они обычно разрешаются.

Основной материал

О существовании проблем, связанных с оказанием медицинской помощи, свидетельствует огромное, в абсолютном исчислении, количество об-

I 72

Исследования и практика в медицине. 2015, т. 2, № 1, с. 72-75

СПОРЫ И КОНФЛИКТНЫЕ СИТУАЦИИ В СВЯЗИ С НЕНАДЛЕЖАЩИМ ОКАЗАНИЕМ МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩИ И ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА ИХ РАЗРЕШЕНИЯ

ращений граждан в ТФОМС и страховые медицинские организации (СМО), а также динамика роста этих обращений, характеризующаяся постепенным возрастанием числа обращений с резким подъемом в последние годы. Так, анализ статистических данных за 1996-2013 гг. (Сон, 2012; Информационно-аналитическая справка …, 2013) показывает, что за указанный 17-летний период число обращений увеличилось с 37 тыс. до 53 255 203, т. е. почти в 1,5 тыс. раз!

Указанная динамика свидетельствует о все возрастающей активности граждан в сфере защиты своих интересов в области охраны собственного здоровья и здоровья их близких. Разумеется, далеко не все обращения являются жалобами, не все жалобы — обоснованные, и не все обоснованные жалобы — жалобы на качество медицинской помощи. В 2013 г. по РФ было принято 43 160 жалоб, 46% (19 976) которых были признаны обоснованными. Из них жалобы на качество медицинской помощи составили 3,4 тыс., их доля в общем количестве жалоб — в среднем 16,9%, в отдельных регионах — значительно выше. Так, например, в Брянской области, Пермском крае доля жалоб на качество медицинской помощи в общем числе обоснованных жалоб составила 80%.

При проведении экспертиз качества медицинской помощи в 2013 году выявлен 1 721 571 страховой случай, содержащий 2 244 030 нарушений. Проведенный анализ нарушений, выявленных при проведении экспертиз качества медицинской помощи, свидетельствует о преобладании нарушений при оказании медицинской помощи (55,92%), и в первую очередь — нарушений в выполнении необходимых мероприятий в соответствии с порядками или стандартами оказания медицинской помощи. Такого рода нарушений по сравнению с 2012 годом увеличилось почти на 30%: 1 029 106 нарушений против 892 601 нарушения в 2012 г. (Информационно-аналитическая справка .С. 36, 2013).

В контексте затронутой темы уместно рассмотреть также данные Департамента здравоохранения Управления Роспотребнадзора при Правительстве Москвы («Доклад о состоянии здоровья населения Москвы в 2009 году», 2010) о частоте расхождений клинического и патологоанатомического диагнозов, свидетельствующих о серьезном неблагополучии в сфере оказания медицинской помощи в столице. Так, по данным Департамента здравоохранения, средний процент расхождений клинического и патологоанатомического диагнозов в стационарах г. Москвы составляет 15-16%. На основе информации, содержащейся в указанном источнике относительно количества расхождений диагнозов, выявленных при вскрытии трупов лиц, умерших в стационарах и на дому, нами были произведены дополнительные расчеты, показавшие, что в г. Москве каждый год фиксируется в общей сложности более 6 000 расхождений диагнозов, с учетом же судебно-медицинских данных -7400 случаев (2009) (Перепечина, 2013 б). Отметим, что применительно к расхождению диагнозов была проанализирована только Московская статистика. Федеральная будет, разумеется, оперировать уже иными числами. Кроме того, речь шла только о летальных исходах. Однако ошибки имеют место и в случаях, не закончившихся

летальным исходом. Наконец, дефекты медицинской деятельности могут состоять не только в расхождении диагнозов, но и в других нарушениях, частота которых значительна. При проведении комиссионных судебномедицинских экспертиз признаки ненадлежащего оказания медицинской помощи устанавливаются примерно в половине случаев (Ерофеев, 2012). Понятно, что причины и значение диагностических ошибок различны, этот аспект требует специального рассмотрения, однако приведенные цифры заставляют серьезно задуматься. В совокупности все эти данные свидетельствуют о серьезных проблемах с качеством оказания медицинской помощи и медицинских услуг.

Анализ статистических сведений показывает, что основной механизм в разрешении споров и конфликтных ситуаций, обусловленных неудовлетворенностью пациентов качеством оказания медицинской помощи, связан с уровнем досудебного разбирательства. ТФОМС и СМО принимают меры к разрешению споров и конфликтных ситуаций, возникающих в ходе оказания медицинской помощи между застрахованным лицом и медицинской организацией, по возможности не доводя их до суда. В целом в Российской Федерации в 2013 г. было рассмотрено 19,9 тыс. спорных случаев, наибольшее количество которых пришлось на г. Санкт-Петербург (4 696), г. Москву (2 129) и Республику Татарстан (1 825). Из рассмотренных спорных случаев 19,6 тыс., т. е. 98,1%, было удовлетворено, в том числе 3,0 тыс. (15,5% от удовлетворенных случаев) — с материальным возмещением (Информационно-аналитическая справка .С. 17, 2013). Сумма возмещения составила 13,8 млн. рублей. В среднем на 1 случай, урегулированный в досудебном порядке, сумма возмещения составила 4529 рублей, в г. Москве -в среднем 24,2 тыс. рублей (Информационно-аналитическая справка .С. 18, 2013). Представляется, что все большую роль в досудебном разрешении споров будет играть медиация, которой уделяется сейчас большое внимание (Вирченко, 2012; Колпакова, 2013).

Что касается разрешения конфликтов в порядке гражданского судопроизводства, то за 2013 год было рассмотрено 325 судебных дел, удовлетворено 58,5% от количества рассмотренных исков. При этом основной причиной спорных случаев, разрешенных в судебном порядке, явилось именно качество медицинской помощи -это имело место практически в половине случаев (49%). В среднем на один удовлетворенный судебный иск сумма возмещения составила 143,9 тыс. рублей. В целом же сумма возмещения ущерба по удовлетворенным судебным искам составила 21,3 млн., большая часть которой пришлась на возмещение морального вреда — 20,0 млн. рублей, при том что сумма материального возмещения составила лишь 1,3 млн. рублей (Информационно-аналитическая справка .С. 21).

Наиболее сложным аспектом рассматриваемой проблемы является тот, который связан с разрешением конфликтов, обусловленных неблагоприятными исходами в медицинской практике, в рамках уголовного судопроизводства. Преступления медицинских работников раз-ноплановы. Говоря о ненадлежащем оказании медицинской помощи, имеют в виду преступления против жизни

Исследования и практика в медицине. 2015, т. 2, № 1, с. 72-75

ТЛ

Перепечина И.О., Перепечин Д.В., Смирнова Д.В.

и здоровья, совершенные медицинскими работниками по неосторожности. Данная группа преступлений включает в себя следующие составы (Пашинян, Ившин, 2006): причинение по неосторожности, вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей, смерти (ч. 2 ст. 109 УК РФ) или тяжкого вреда здоровью (ч. 2 ст. 118 УК РФ), заражение ВИЧ-инфекцией (ч. 4 ст. 122 УК РФ), а также неоказание помощи больному без уважительных причин лицом, обязанным ее оказывать, если это повлекло по неосторожности причинение средней тяжести вреда здоровью (ч. 1 ст. 124 УК РФ) либо смерть больного или причинение тяжкого вреда его здоровью (ч. 2 ст. 124 УК РФ).

Из следственной практики хорошо известно, что уголовные дела по ятрогенным преступлениям возбуждаются крайне редко. Кроме того, расследование таких дел сопряжено с большими сложностями, в связи с чем значительная их часть впоследствии прекращается либо производство по делу приостанавливается (Сухарникова, 2006).

С целью получения представления о масштабах уголовного судопроизводства в связи с неблагоприятными исходами медицинской деятельности нами был проведен анализ статистической отчетности Главного информационно-аналитического центра (ГИАЦ) МВД России (данные о состоянии преступности) и Судебного Департамента при Верховном Суде России (данные о судимости) применительно к данной группе преступлений (Перепечина, 2013 а, 2013 б). Оказалось, что в формах статистической отчетности отсутствуют специальные позиции, касающиеся медицинских работников как субъекта преступлений против жизни и здоровья, в силу чего деяния медицинских работников включены в общую статистику, охватывающую и другие профессиональные группы. Это не позволяет установить, сколько медицинских работников осуждено за причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей (ч. 2 ст. 109 УК), а также за причинение тяжкого вреда здоровью (ч. 2 ст. 118 УК). Известно только, что в целом по данным статьям в России в период 19972011 гг. осуждалось соответственно от 83 до 153 человек и от 34 до 118 человек в год. Доступные данные по г. Москве охватывали период 2010-2012 гг., в течение которого по ч. 2 ст. 109 УК было осуждено в общей сложности 15 человек, а по ч. 2 ст. 118 УК 3 человека. Что касается

ч. 2 ст. 122 и ст. 124 УК РФ, то эти статьи относятся именно к медицинским работникам, поэтому в отношении этих составов данные вполне определенны и они также несопоставимы с масштабами проблемы неблагоприятных исходов. Так, по статье 124 УК РФ в 2011 году в России лишь 7 уголовных дел были направлены в суд с обвинительным заключением или обвинительным актом. Число осужденных по этой статье в 1997-2011 гг. составило от 2 до 15 человек в год, за 15 указанных лет — в общей сложности 140 человек. В г. Москве за три года (20102012 гг.) по этой статье не был осужден никто. По ч. 4 ст. 122 (заражение ВИЧ-инфекцией вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей) за 1997-2011 гг. в России было осуждено в общей сложности 4 человека.

Заключение

Как видно из изложенного выше, основная часть обоснованных претензий к качеству оказания медицинской помощи удовлетворяется в досудебном порядке, а также, в значительно меньшей степени, в порядке гражданского судопроизводства, т. е. без привлечения к уголовной ответственности. По ряду причин такие способы урегулирования споров во многих случаях предпочтительнее уголовных дел. Преимущества гражданского судопроизводства по сравнению с уголовным обусловлено преобладанием коллективных технологий медицинской помощи, а также более высокой активностью сторон в гражданском процессе (Ерофеев, 2012). В силу выраженной состязательности, гражданский процесс имеет преимущества перед уголовным с точки зрения полноты исследования обстоятельств медицинского происшествия (Сергеев, Ерофеев, 2006). Большие перспективы в урегулировании таких споров связывают с медиацией.

Уголовная статистика, в том виде, в каком она есть, явно не отражает масштабы проблемы, связанной с качеством оказания медицинской помощи, и не должна вызывать иллюзию неактуальности проблемы расследования преступлений, совершаемых медицинскими работниками. В значительной степени это характерно для г. Москвы, где, как было показано, количество удовлетворенных качеством медицинской помощи вдвое ниже, чем в среднем по стране, медицинская практика изобилует конфликтными ситуациями, частота случаев расхождения клинического и патологоанатомического диагнозов исчисляется тысячами в год.

Следует также сказать, что в любом случае, каким бы способом ни разрешались конфликты, даже если это происходит на уровне досудебного разбирательства, а тем более, если дело доходит до гражданского иска или уголовного дела, это является признаком сбоя работы системы здравоохранения на каком-то этапе. Поэтому, прежде всего, необходимо недопущение неблагоприятных исходов, а это во многом возможно за счет правильной организация медицинской деятельности, эффективной подготовки специалистов, контроля качества медицинской помощи, повышения ее культуры. Только такой комплексный подход позволит минимизировать правонарушения в сфере здравоохранения.

Гм

Исследования и практика в медицине. 2015, т. 2, №1, с. 72-75

СПОРЫ И КОНФЛИКТНЫЕ СИТУАЦИИ В СВЯЗИ С НЕНАДЛЕЖАЩИМ ОКАЗАНИЕМ МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩИ И ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА ИХ РАЗРЕШЕНИЯ

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Список литературы:

1. Вирченко Ю. А. Урегулирование конфликтных ситуаций между учреждениями здравоохранения и гражданами посредством медиативных процедур Международный конгресс по здравоохранительному праву стран СНГ и Восточной Европы 7-9 ноября 2012 года, Москва: Сборник тезисов докладов. 2012. С. 49-50

2. Доклад о состоянии здоровья населения Москвы в 2009 году.

(дата обращения: 15.01.2015)

3. Ерофеев С. В. Неблагоприятный исход медицинской помощи: изучение проблемы в судебно-медицинской практи-ке//Международный конгресс по здравоохранительному праву стран СНГ и Восточной Европы 7-9 ноября 2012 г., г. Москва. Сборник тезисов докладов. М.: ИЦ Интермедия. 2012. С. 70-72.

4. Информационно-аналитическая справка «О дея-

тельности по защите прав застрахованных лиц в сфере обязательного медицинского страхования в Российской Федерации за 2013 год». Москва. 2013 URL: http://tfoms.yar.ru/active/doc/2014/Заш1и-

та%20 прав%20 ПГ%202013%20 ФФОМС.pdf (дата обращения: 28.01.2015 г.).

28.01.2015 г.).

8. 8. Перепечина И. О. Анализ статистических сведений о преступлениях, совершенных медицинскими работниками против жизни и здоровья в Российской Федерации//Рос-сийский юридический журнал. 2013. № 5 (92). С. 139-144 .

9. 9. Сергеев Ю. Д., Ерофеев С. В. Неблагоприятный исход медицинской помощи: оценка причин и условий инциден-та//Актуальные вопросы судебной медицины и экспертной практики на современном этапе. Материалы Всероссийской научно-практической конференции с международным участием, посвященной 75-летию Российского центра судебно-медицинской экспертизы (18-20 октября 2006 г., Москва). Под редакцией В. А. Клевно. М.: РИО ФГУ «РЦСМЭ Росздрава». С. 301-302.

28.01.2015 г.).

11. 11. Сухарникова Л. В. Особенности расследования неосторожного причинения вреда жизни и здоровью граждан медицинскими работниками в процессе профессиональной деятельности: дис. … канд. юрид. наук./СПб. 2006.

Информация об авторах:

1. Перепечина Ирина Олеговна — д.м.н., профессор кафедры криминалистики юридического факультета Московского государственного университет имени М.В. Ломоносова.

2. Перепечин Дмитрий Владимирович — к.м.н., с.н.с. отдела онкоурологии НИИ урологии и интервенционной радиологии им. Н.А. Лопаткина — филиал ФГБУ «НМИРЦ» Минздрава России, Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова.

3. Смирнова Дарья Владимировна — аспирант кафедры криминалистики юридического факультета Московского государственного университет имени М.В. Ломоносова

2. 2. Doklad o sostojanii zdorov’ja naselenija Moskvy v 2009 godu.

(data obrashhenija: 15.01.2015).Russian.

3. 3. Erofeev S. V. Neblagoprijatnyj ishod medicinskoj

pomoshhi: izuchenie problemy v sudebno-medicinskoj

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

4. 4. Informacionno-analiticheskaja spravka «O dejatel’nosti

po zashhite prav zastrahovannyh lic v sfere objazatel’nogo medicinskogo strahovanija v Rossijskoj Federacii za

2013 god». Moskva. 2013 URL: http://tfoms.yar.

ru/active/doc/2014/Zashhita%20prav%20PG%202013%20 FFOMS.pdf (data obrashhenija: 28.01.2015 g.). Russian.

5. 5. Kolpakova D. A. Sushhnost’ mediacii kak tehnologii

9. 9. Sergeev Ju. D., Erofeev S. V Neblagoprijatny

j ishod medicinskoj pomoshhi: ocenka prichin i

11. 11. Suharnikova L. V Osobennosti rassledovanija

Information about co-authors:

1. Perepechina I. O. — MD, professor of the Department of criminology, law faculty of M.V. Lomonosov Moscow State University.