Мультидисциплинарный подход

Особенность междисциплинарного подхода состоит в том, что он допускает прямой перенос методов исследования из одной научной дисциплины в другую. Перенос методов, в этом случае, обусловлен обнаружением сходств исследуемых предметных областей. Например, кровеносная система организма схожа с системой трубопроводов технического объекта. Эта обстоятельство позволяет биологу исследовать кровеносную систему организма, методом, который применяется в физике для описания движения жидкости по трубам. В результате появляется «междисциплинарная дисциплина» – биофизика, использующая междисциплинарный подход. По такому принципу организованы и другие бинарные (двойные) междисциплинарные дисциплины. Продолжая пример с биологией, можно продолжить список таких междисциплинарных дисциплин – биохимия, биомеханика, социобиология, бионика, а также многие другие. Однако использование «чужой» дисциплинарной методологии редко приводит к изменению дисциплинарного образа предмета исследования. Иными словами, несмотря на то, что работа кровеносной системы была хорошо описана при помощи методов физики, для биолога — человек так и остался одним из биологических видов, состоящим из клеток, тканей и органов. Биологический образ человека не превратился в образ киборга, имеющего в своем теле разветвленную систему трубопроводов. Следует отметить, что, для сохранения границ дисциплинарных коробок, в междисциплинарных исследованиях всегда присутствуют «ведущая» и «ведомая» дисциплины. Все результаты, даже те, которые получены при помощи методологии «ведомой» дисциплины, как это было в приведенном примере, интерпретируются с позиции дисциплинарного подхода «ведущей» дисциплины. Поэтому междисциплинарный подход предназначен, прежде всего, для решения конкретных дисциплинарных проблем, в решении которых какая-либо конкретная дисциплина испытывает концептуальные и методологические трудности.

Системный подход — универсальный инструмент познавательной деятельности: как система может быть рассмотрено любое явление, хотя, разумеется, не всякий объект научного анализа в этом нуждается. Системный метод незаменим в познании и конструировании сложных динамических целостностей. Еще в 1972 г. философы отмечали: «Системно-структурный подход к изучаемым объектам в настоящее время приобретает (если еще не приобрел) статус общенаучного принципа: во всех специальных науках, в меру их развитости и внутренних потребностей, используется системный подход». На современном этапе развития науки теоретические разработки системного подхода и использование его как метода уже настолько широки, что можно говорить об общенаучном «системном движении», имеющем ряд направлений.

Повышенное внимание к проблемам системного подхода в настоящее время объясняется соответствием его как метода усложнившимся задачам общественной практики, задачам познания и конструирования больших, сверхсложных систем. Но не только этим. Феномен системного подхода отражает, прежде всего, определенную закономерность в развитии самой науки. Одной из предпосылок, определивших современную роль системного подхода в науке, является бурный рост количества информации — «информационный взрыв». «Преодоление противоречия между ростом количества информации и ограниченными возможностями ее усвоения может быть достигнуто с помощью системной реорганизации знания».

Комплексный подход, на наш взгляд, имеет смысл выделять как особую разновидность системного метода. Системный подход приобретает форму комплексного тогда, когда речь идет об исследовании систем, в состав которых входят элементы, одновременно функционирующие в других системах, причем других по своей природе, с которыми комплексные системы на этом основании связаны сложными функциональными и иными зависимостями. Отсюда можно сделать вывод, что комплексный подход порожден необходимостью исследования комплексов как особых систем. Однако это не значит, что всякое исследование комплекса есть комплексное исследование. Так же, как не всякое исследование системы можно назвать системным: системы могут изучаться и несистемным путем. Для того, чтобы исследование было комплексным, недостаточно комплекса-объекта: комплексом должно быть само исследование, то есть оно должно быть построено, организовано на определенных принципах, а именно — на принципах системности. Ведь комплекс, как отмечалось, есть особая система. Отсюда следует второй и более важный вывод: комплексный подход является таковым только в том случае, когда он является системным.

Система — объект, функционирование которого, необходимое и достаточное для достижения стоящей перед ним цели, обеспечивается (в определенных условиях среды) совокупностью составляющих его элементов, находящихся в целесообразных отношениях друг с другом.

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту Узнать стоимость

УДК 37.014.54 ББК У49

Л. Ю. Шемятихина

Екатеринбург

МУЛЬТИДИСЦИПЛИНАРНЫЙ ПОДХОД К ПРОЕКТИРОВАНИЮ УРОВНЕВОЙ СИСТЕМЫ МЕНЕДЖМЕНТ-ОБРАЗОВАНИЯ

ГСНТИ 06.71.02; 14.35.09

Код ВАК 08.00.05; 13.00.02

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: потребности экономики в управленческих кадрах; проектирование системы менеджмент-образования; мультидисциплинарность в подготовке менеджеров.

АННОТАЦИЯ. В сложившейся отраслевой структуре экономики России наблюдается дисбаланс, поэтому в настоящее время проектируются направления ее реструктуризации для повышения эффективности и придания инновационного характера. Ключевая роль в реализации данных направлений принадлежит менеджерам отраслевых организаций. В статье анализируются потребности российской структуры отраслевой экономики в подготовке управленческих кадров и необходимость использования мультидисциплинарного подхода к проектированию системы менеджмент-образования в России.

L . Yu. Shemyatikhina

MULTIDISCIPLINARY APPROACH TO DESIGN LEVEL SYSTEM OF MANAGEMENT EDUCATION

Каждое государство стремится сформировать такую отраслевую структуру, которая позволила бы обеспечить ее экономическую стабильность и инвестиционную привлекательность. Результаты, достигнутые российской экономикой за последние 8 лет, впечатляют: рост ВВП на 68%, промышленного производства на 73%, инвестиций на 123%. Однако объективно это в лучшем случае повторе© Шемятихина Л. Ю., 2011

ние результата 1990 г., т.е. результата шестнадцатилетней давности. Даже развитые страны, темпы роста которых относительно не высоки, продемонстрировали рост не менее чем на 60%. Этот накопленный разрыв — один из главных вызовов современной российской экономике. Ликвидация этого разрыва — одна из важнейших задач, стоящих перед нашим государством в рамках долгосрочной стратегии рест-

руктуризации и развития отраслей экономики.

Отраслевая структура формируется под воздействием ряда факторов, таких как: темпы инноваций; стратегические цели развития экономики и ее отраслей; концентрация, специализация, кооперирование и комбинирование производства; рост благосостояния работников; общественно-исторические условия, в которых идет развитие промышленности; сырьевые ресурсы страны; международное и национальное разделение труда. В отраслевой структуре России нашли отражение уровень индустриального развития страны и ее экономическая самостоятельность, степень технической оснащенности промышленности и ведущая роль отраслей в народном хозяйстве. Изменения отраслевой структуры определяются долгосрочными прогнозами развития экономики России и стратегическими программными документами по социально-экономическому развитию страны.

Важным условием повышения эффективности общественного производства является реструктуризация отраслевой структуры и оптимизация процессов управления отраслевыми организациями и комплексами.

По мнению экономистов и менеджеров, направлениями оптимизации отраслевой структуры должны стать: 1) опережение темпов роста промышленного производства продукции группы «Б» (отрасли, производящие товары потребления) над группой «А» (отрасли, производящие средства производства); 2) повышение доли отраслей, обеспечивающих техническое развитие электроэнергетики, машиностроения и химической промышленности; з) изменение соотношений между добывающими и обрабатывающими отраслями промышленности в пользу последних; 4) коренное изменение структуры топливной промышленности;

5) качественные сдвиги внутри черной и цветной металлургии, машиностроения и металлообработки, химической и нефтехимической, лесной, деревообрабатывающей, целлюлозно-бумажной, легкой и пищевой промышленности;

6) конверсия оборонной промышленности.

Главное направление реструктуризации отраслевой структуры — опережающее развитие отраслей, оказывающих непосредственное влияние на инновационное и техническое развитие всех сфер народного хозяйства. Рост таких отраслей, как электроэнергетика, машиностроение и химическая промышленность, ускоренными темпами должен был изменить их доли в промышленном производстве. При этом должна была снизиться материалоемкость промышленной продукции, более рационально размещаться предприятия добывающей промышленности, в сферу производства вовлекаться новые виды сырья и материалов, изготовленных химическим способом.

В переходной экономике происходят изменения национальной отраслевой структуры экономики, позволяющие совершенствовать пропорциональности и повышения эффективности производства. В прогнозе развития экономики РФ до 2030 г. заложены 2 варианта развития. Инвестиционный вариант основывается на предположении о возможности достижения устойчивых высоких темпов экономического роста на всем прогнозном интервале. Такое развитие событий является не только крайне желательным и благоприятным для российской экономики, но и, как показывают расчеты, вполне достижимым. В инерционный вариант заложена гипотеза о сохранении базовых тенденций в экономическом развитии . Какой из сценариев сбудется, зависит от стратегических шагов российского правительства и менеджеров, реализующих данные сценарии в управленческой практике.

В последние годы проводятся исследования, которые рассматривают проблемы соответствия уровня подготовки менеджеров растущим потребностям организаций и отраслей экономики. Актуальность проблемы подтверждается статистикой: на долю менеджеров в зарегистрированных организациях и предприятиях должно приходиться 7,5% от общей численности персонала. Проанализируем данные Феде-

ральной службы статистики: среднегодовую численность занятых по отраслям экономики по годам, в частности, в управлении с ВПО. В 1995 г. численность управленческих работников составила 1893 тыс. чел., что составляет 2,2% от численности населения в трудоспособном возрасте; в 2000 г. — 2710 тыс. чел. (4,15%). К 2009 г. количество управленцев возрастает до 5232 тыс. чел. (7,54%) . Изначально прогнозировалось, что к 2015 г. потребность организаций в менеджерах будет незначительно колебаться от 3,4% в 2005 г. до 3,6% в 2015 г. Однако анализ состояния и тенденций развития рынка труда менеджеров показывает, что темпы увеличения количества менеджеров в организациях превосходят прогнозы, и это напрямую связано с ростом российской экономики: несмотря на экономический кризис, появляются новые отрасли промышленности и виды экономической деятельности.

Менеджерам отраслевых организаций в ближайшие 20 лет предстоит реализовать комплексную модель развития организаций. Новые условия профессиональной деятельности предъявляют повышенные требования к компетентности менеджера отраслевой организации, его способностям приобретать и применять знания и умения из различных областей науки и практики. Актуализируется проблема подготовки и переподготовки управленческих кадров, но в настоящее время можно говорить о существовании на российском рынке отдельных элементов системы менеджмент-образования. Объединить их возможно при одновременном использовании нескольких подходов к проектированию системы менеджмент-образования (отраслевой, функциональный, компетентностный, средовой и др.), ключевым из которых должен стать мультидисциплинарный.

Если описывать эволюцию подходов в подготовке менеджеров, можно выстроить следующую логику. В период 1990—1998 гг. работодателю требовался менеджер для выполнения основных управленческих функций (функциональный подход), но постепенно деятельность организаций усложнилась, и

Еще в 1996 г. по заказу Национального фонда подготовки финансовых и управленческих кадров (НФПК) Институтом стратегического анализа и развития предпринимательства был реализован пилотный проект № 214б «Оценка спроса в области обучения менеджменту». Был проведен опрос руководителей двенадцати отраслей промышленности из 6 регионов России. Доля каждой отрасли среди всех предприятий представлена в порядке убывания: машиностроение и металлообработка (24,4%); пищевая промышленность (16,7%); электроэнергетика (11,1%); легкая промышленность (7,8%); топливная промышленность (5,6%); химия и нефтехимия (5,6%); лесная и деревообрабатывающая промышленность (5,6%); промышленность стройматериалов (5,6%); черная металлургия (3,3%); фарфоровофаянсовая и стекольная промышленность (3,3%); мукомольно-крупяная промышленность (3,3%); цветная металлургия (2,8%). Образовательные потребности по функциональным сферам деятельности руководителей распределились так: управление финансами (16,5%); маркетинг (16,0%); управление сбытом продукции (13,7% всех опрошенных). Группа сфер деятельности, где эта необходимость ощущалась менее: стратегическое управление

(10,3%); управление производственным процессом (9,3%); построение эффективной системы управления (8,6%); управление кадрами (8,3%); управление материально-технической базой предприятия (5,7%); управление нововведениями (5,6%); оперативное управление (5,1%). Потребности отраслевых организаций в обучении управленческих кадров повысились. Так считали 51,4% всех опрошенных руководителей, причем это мнение преобладает у них вне зависимости от региона, размера предприятия и формы собственности, и было высказано как при анкетировании, так и при интервьюировании, хотя

больше всего дипломированных менеджеров действовало в коммерческой сфере (32,6%). В то время это, безусловно, было связано с темпами изменения общеэкономических условий, да и самой деятельности организаций при вхождении в рыночную экономику. Проблема подготовки менеджеров решалась за счет повышения квалификации в форме семинаров и тренингов по проблемному перечню вопросов.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В 1998 — 2006 гг. возникла необходимость учета специфики отрасли в подготовке менеджера. Потребность работодателей была удовлетворена за счет введения специализаций к программам высшего профессионального образования (отраслевой), хотя отсутствие возможности организации полноценных стажировок для студентов в полной мере не позволяло подготовить их к деятельности в конкретной отрасли. К представителям отраслевого подхода отнесем: А. Н. Аверина, С. П. Ды-рина, Б. З. Зельдович и др.

С 2006 г. требования работодателя и специфика управленческой деятельности находят отражение в компетенциях менеджера, которые необходимы ему для эффективной управленческой практики. У представителей российской и западной профессиональных школ не возникает разногласий по поводу выбора основы для определения содержаний и технологий подготовки менеджеров — компетентностного подхода (Э. Ф. Зеер, Э. М. Коротков, А. Г. Поршнев и др.). К работе по определению перечня компетенций менеджера присоединяются профессиональные сообщества — Российский союз предпринимателей и промышленников, Ассоциация менеджеров России, Национальный центр сертификации управляющих, результатом деятельности которых станет «Профессиональный стандарт. Управление (руководство) организацией. Уровень 5,6,7,8» .

Таким образом, в российском контексте можно фиксировать значительные подвижки в закреплении менеджеров как профессионалов: введен ФГОС ВПО, разработанный на основе компе-тентностного подхода; действуют биз-

нес-школы; отдельно в «Общероссийский классификатор профессий рабочих и должностей служащих и тарифных разрядов» введена должность «менеджер»; появился спрос на образовательные услуги по получению профессии менеджера как второй специальности; действует Президентская программа подготовки управленческих кадров; сертифицирована в 1999 г. степень «Мастер делового администрирования»; начата подготовка научных и педагогических кадров для менеджмента — «магистра менеджмента»; упорядочена выдача документов об образовании по специальностям и дополнительным профессиональным квалификациям в области менеджмента; созданы профессиональные ассоциации и объединения.

По мнению А. И. Ковалева, «система менеджмент-образования представляет собой сложную совокупность различных взаимообусловливающих элементов, которая определяет профессиональную подготовку менеджеров» и структуру менеджмент-образования через: сеть учреждений, виды подготовки, состав направлений подготовки, перечень квалификаций, образовательные программы, требования к уровню подготовки, аттестацию программ и студентов. Если говорить о содержании менеджмент-образования, менеджмент относится к группе наук об обществе, и уже становится ясным, что подготовка менеджера должна быть мультидисци-плинарной, так как обучение менеджменту как первой специальности неэффективно, менеджмент должен быть прикладным к функциональной сфере деятельности (социологии, экономике, праву, медицине, образованию и др.). А система менеджмент-образования

должна быть вписана в сложившуюся структуру профессионального и дополнительного профессионального образования.

Последние 25 лет междисциплинарным исследованиям за рубежом придается большее значение, поскольку они связываются с новыми прорывами в науке. Междисциплинарные исследования начали переживать подъем с середины 80-х гг. в США, странах Евросоюза, Японии, Канаде: открытие

мультидисциплинарных институтов и исследовательских центров, создание научных коллективов. Процесс мульти-дисциплинарных исследований инициирован научным сообществом.

В настоящее время можно прогнозировать рост мультидисциплинарных исследований в области менеджмент-образования, особенно для тех сфер профессиональной деятельности, которые требуют меж- и мультидисципли-нарности, например таких, как менеджмент, которые должны в совершенстве осуществлять профессиональную практику в организациях, а также увеличение числа отраслей и технологий, стимулирующих развитие интеграционных процессов.

Предпосылкой к развитию мульти-дисциплинарного подхода в области менеджмент-образования стало появление дисциплин и отраслей знания, в которых уровень мультидисциплинар-ности исследований оказался много выше, чем в других. Наибольший динамизм и потенциал наблюдается у быстро прогрессирующих наук о жизни и труде. Данные дисциплины в силу социально-политических и экономических причин привлекают значительные объемы финансирования.

Использование мультидисципли-нарного подхода в России в области менеджмент-образования отстает от потребностей рынка труда и организаций.

Помимо естественного развития науки менеджмента и производства, на степень проникновения, размах и динамику мультидисциплинарного подхода оказывают и иные факторы: 1) реализация крупных целевых программ фундаментального (ФЦП) и прикладного характера (Программа подготовки управленческих кадров для организаций народного хозяйства РФ, 1997); 2) институциональный фактор; 3) объем расходов на мультидисципли-нарные исследования (РГНФ, РФФИ и др.); 4) уровень контактов промышленности и академической науки; 5) укрупнение образовательных структур до федеральных университетов и научноисследовательских институтов, открытие инновационных структур.

Например, мультидисциплинарный характер в российской действительности проявляется при реализации крупных федеральных целевых программ (ФЦП), поскольку они направлены на решение научных проблем различной степени сложности и масштаба, что в основном подразумевает использование методик и привлечение специалистов более чем одной дисциплины. Значение ФЦП с точки зрения их влияния на развитие мультидисциплинар-ности высоко, так как объемы их финансирования в национальных расходах на НИОКР страны многократно превосходят расходы на неспецифические фундаментальные и прикладные работы.

Важен для изучения динамики и специфики мультидисциплинарности в менеджмент-образовании и институциональный фактор. Традиционно вопрос о мультидисциплинарности в области образования обсуждается применительно к академической науке. Академический сектор оказывается несомненным лидером в том, что касается междисциплинарного подхода, появления новых отраслей знания и т.д., пока не имеющими практического применения (что расширяет диапазон поиска) фундаментальными или прикладными задачами, академические свободы и ряд иных факторов.

Ориентированность рынка труда и организаций-работодателей, самого менеджера на практический результат требует более плотной кооперации ученых и практиков различных дисциплин и отраслей науки. С учетом того факта, что промышленные НИОКР начали быстро расти с 2005 г., постепенно достигая в структуре национальных расходов на науку и технику 15—20%, сложно переоценить их значение для тенденции распространения мультидисцип-линарного подхода в менеджмент-образовании.

В настоящее время повысился уровень контактов промышленности и академической науки, занимающихся разработкой теории менеджмента. Создание университетскими учеными малых и средних высокотехнологических предприятий, работающих на промыш-

ленные корпорации и в тесной кооперации с ними, поощрение стажировок и обменов специалистами между академическим и промышленными секторами науки, а также трехсторонняя кооперация между государственными исследовательскими структурами, академической наукой и промышленностью обеспечивают значение мультидисцип-линарного подхода в области управленческого образования, которые принимают участие в реализации данных проектов и разработок.

Несмотря на кажущуюся очевидность значения междисциплинарного подхода в менеджмент-образование, его прямая поддержка не ведется. При определении областей научного исследования существует их четкое разделение на экономические, психологические, педагогические, социальные, медицинские и др., что делает представление их результатов затруднительным, особенно для науки менеджмента.

В развитых странах постепенно развивается политика по прямой поддержке и созданию оптимального климата для осуществления междисциплинарных проектов и программ менеджмент-образования, в частности, это проявляется в появлении целевых грантовых программ обучения менеджеров, инициатив по созданию образовательных центров и стимулировании поддержки «горизонтальных» межин-ститутских связей, в том числе международных, в создании вузами и другими исследовательскими структурами совместных исследовательских программ с коммерческими и промышленными структурами. С экономической точки зрения, это эффективно, так как позволяет разделить издержки, а также объединять усилия в условиях, когда одна из участвующих сторон в одиночку не стала или не смогла бы обеспечить финансирование или должный научный уровень создаваемой программы или структуры для обучения менеджеров.

Поощрение использования мульти-дисциплинарного подхода в области менеджмент-образования должно проходить через образовательную политику государства и университетов. Наи-

большую активность должны проявлять сами университеты, как следуя тенденциям развития науки менеджмента, так и принимая во внимание тот факт, что студенты или слушатели, окончившие подобные профессиональные программы, могут иметь конкурентные преимущества в любой из сфер деятельности (социальной, производственной, коммерческой) и в карьере.

В настоящий момент необходимо переоценить потребности отраслей, производств и видов деятельности в мультидисциплинарном подходе к образованию менеджеров и возможности академической науки в его использовании, так как это требует больших финансовых и материальных затрат, наличия баз управленческих практик.

Следует изменить и существующую практику финансирования программ обучения менеджеров с краткосрочных на средне- и долгосрочные на уровне консалтингового сопровождения деятельности менеджеров в управленческой практике, так как появляются более современные инструменты менеджмента и экономики, которые должны внедряться в управление организациями.

При мультидисциплинарном подходе необходимо применение новых мониторинговых технологий в отслеживании результатов, которые носят отсроченный характер, т.е. нельзя оценить их эффективность сразу по окончании научно-исследовательских работ или реализации программы подготовки или переподготовки менеджеров.

Очевидно также и то, что все более важным направлением будет становиться образовательная политика — государственная и университетская. Помимо подготовки менеджеров, способных оперировать методами и инструментарием различных дисциплин, — основы для самой возможности и успеха мультидисциплинарных работ и управленческих практик — роль образовательной политики заключается в создании новой научной и управленческой культуры, ломке устаревших образовательных и профессиональных стереотипов и т.д. Большинство стратегических документов государства акцен-

тируют внимание на организации образовательного процесса и условий его осуществления для подготовки конкурентоспособных менеджеров и научных кадров для проведения инновационных изменений.

Российское профессиональное образование всегда гордилось своей фундаментальностью, как с позиции вариативности содержания (многопрофиль-ность подготовки), так и с позиции качества подготовки выпускников. Однако, по оценкам специалистов, содержание профессионального обучения будущих менеджеров и образовательные технологии до сих пор остаются неадекватными современным требованиям и задачам обеспечения конкурентоспособности. Работодателям нужны управленцы, способные работать в условиях отраслевой организации и выполнять конкретные мультидисциплинарные функции управления.

Современные тенденции развития экономики и разделения труда свидетельствуют о том, что в ближайшие 10— 15 лет экономическая специализация России будет формироваться в отраслях и потребует подготовки отраслевых менеджеров для добывающих и перерабатывающих отраслей, машиностроения и промышленных предприятий, топливно-энергетического комплекса, транспорта, связи и коммуникаций, сектора услуг, социальной сферы. Поэтому менеджмент-образование

и обновление номенклатуры направлений, развитие дополнительного профессионального образования должно осуществляться с учетом требований реальных секторов экономики и носить мультидисциплинарный характер. Отсюда, подготовка менеджеров должна быть пространственно детерминированной и осуществляться на основе сочетания производственно-отраслевого и территориального принципа. Переход к современному производству, основанному на новых и высоких технологиях, характеризующемуся высокой наукоемкостью и ориентацией на управляемость жизненным циклом продукта, предъявляет новые требования к уровню управленческой деятельности, от которой зависит конкурентоспособность и выживание российской экономики, т.е. к требованиям в подготовке менеджеров, которые смогут осуществить переход в условиях конкретных организаций от политики выживания к стратегии развития.

Таким образом, прорывы в сфере науки менеджмента и производства, решение сложных проблем общества и индивида в изменяющемся мире становятся невозможными без увеличения кооперации научных дисциплин и управленческих практик, т.е. без организации и внедрения мультидисцип-линарного подхода в систему менеджмент-образования.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ЛИТЕРАТУРА

2. КОВАЛЕВ А. И. Формирование и развитие менеджмент-образования в высшей школе : дис. … д-ра экон. наук. М., 2003. 370 с.

3. РОССИЙСКИЙ статистический ежегодник. 2010. С. 140.

Статью рекомендует д-р псих. наук, проф. Э. Э. Сыманюк

Глубокоуважаемые коллеги!

Приглашаем вас принять участие во всероссийской научно-практической конференции с международным участием «Мультидисциплинарный подход: особенности междисциплинарного взаимодействия в лечении онкологических больных», которая пройдет 11-12 октября в Санкт-Петербурге.

Цель конференции — показать возможности использования новейших методик лечения в реальной клинической практике, рассмотреть сложнейшие клинические случаи, которые трудно разобрать самостоятельно и понять, как выйти из подобной ситуации победителем.

В этот раз конференция будет посвящена вопросам мультидисциплинарного подхода в лечении онкологических заболеваний. Именно комплексный подход к лечению больного, участие нескольких специалистов, своевременная преемственность является залогом успеха в современной онкологии.

Конференция затронет самые сложные темы, начиная с вопросов ранней диагностики и заканчивая проблемой экстренной помощи онкологическим больным и паллиативного лечения. Гуру онкологии Санкт-Петербурга, РФ , а также иностранные спикеры примут активное участие в обсуждении насущных проблем.

Посещение данного мероприятия для студентов, аспирантов, онкологов, урологов, хирургов, терапевтов, врачей общей практики, химиотерапевтов, радиологов, реабилитологов позволит поднять свой уровень знаний, увидеть возможности применения различных методик лечения рака, в том числе и органосохранного лечения, увидеть работу лучших специалистов в сфере онкоурологии в действии.
Мероприятие подано на аккредитацию в Совете НМО.

Просим вас регистрироваться заранее.

Пройти регистрацию вы можете на сайте мероприятия: https://oncoclub.ru/

РАЗДЕЛ 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ СОЦИАЛЬНО-ГУМАНИТАРНОГО ЗНАНИЯ

УДК 93

Бушмакина Юлия Владимировна

аспирант кафедры древней и средневековой истории России

ФГБОУ ВО «Пермский государственный гуманитарно-педагогический

университет», г. Пермь, Россия 614990, г. Пермь, ул. Сибирская, 24, e-mail: yuliyabushmakina@gmail.com

МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫЙ ПОДХОД В СОВРЕМЕННОМ ИСТОРИЧЕСКОМ ЗНАНИИ

Yuliya V. Bushmakina

Postgraduate of the Department of Ancient and Medieval History of Russia

AN INTERDISCIPLINARY APPROACH AND CONTEMPORARY HISTORICAL KNOWLEDGE

Аннотация. Современное историческое знание — сфера междисциплинарных исследований, где используются теоретические и практические достижения гуманитарных, социальных, точных и даже естественных наук. История ввиду специфики объекта своего исследования всегда взаимодействует со смежными дисциплинами, выступает как интегральная наука, но междисциплинарный подход становится парадигмой исторического исследования лишь с 1960-х гг. На протяжении второй половины XX — начала XXI в. менялась не только форма междисциплинарного взаимодействия, но и степень интеграции дисциплин. Анализ существующих форм междисциплинарной кооперации применительно к историческим исследованиям позволил выявить потенциал и ограничения взаимодействия истории с социогуманитарными и естественнонаучными дисциплинами.

© Бушмакина Ю.В., 2017

Ключевые слова: междисциплинарность, междисциплинарный подход, современное историческое знание, историческая антропология, социальная история, синергетика.

Развитие любой науки (история здесь не исключение) обусловлено как ее внутренней логикой, так и внешними вызовами, требующими выработки новых подходов. По мнению известного историка-медиевиста и специалиста в области методологии истории Л.П. Репиной, междисциплинарный подход является важнейшим признаком современного исторического знания . Анализ междисциплинарных исследовательских практик может способствовать раскрытию смысла происходящих изменений в интеллектуальной сфере и развитии истории как науки.

Однако, прежде чем говорить о междисциплинарности в историческом знании, необходимо определить содержательное наполнение таких понятий как «научная дисциплина», «дисциплинарность» и «междисциплинарность». Под научной дисциплиной мы будем понимать форму организации знания, имеющую объект исследования, собственный научный инструментарий, концепции и подходы . Ее важнейшими детерминантами являются история и организационная структура, а также «дисциплинарность» как совокупность предметного поля, методов научной работы, исследовательских процедур, собственной институциональной структуры, сообщества практикующих ученых, норм и правил профессиональной деятельности .

«Междисциплинарность» как подход к научному познанию в эпистемологии трактуется по-разному. Например, в «Энциклопедии эпистемологии и философии науки» междисциплинарность характеризуется как «термин, выражающий интегративный характер современного этапа

научного познания» , а Э.М. Мирский интерпретирует междисциплинарное взаимодействие как отношение между системами дисциплинарного знания в процессе интеграции и дифференциации наук и коллективные формы работы ученых в разных областях знания по исследованию одного и того же объекта . В настоящей работе мы будем исходить из определения А.С. Уйбо, согласно которому «междисциплинарность» следует понимать как «методологическое оформление реального синтеза научных достижений различных дисциплин в крупных научных проектах и исследованиях» .

Однако междисциплинарный подход в научном познании не сводится лишь к тому, чтобы совместно рассматривать проблемы из разных областей науки. Само понятие «междисциплинарность» (interdisciplmarity) имеет разные содержательные наполнения. В статье «Эпистемиология междисциплинарных отношений» Ж. Пиаже различает несколько форм взаимодействия дисциплин: мультидисциплинарность он рассматривает как дополнение одной дисциплины другой, интердисциплинарность — как взаимодействие дисциплин, а трансдисциплинарность — как построение интегральных структур . Л.П. Репина предлагает схожую типологию междисциплинарных (или кросс-дисциплинарных) исследований, которые по степени интеграции варьируются на мультидисциплинарные, интердисциплинарные и трансдисциплинарные исследования. В мультидисциплинарных участники работают независимо друг от друга, решают общую задачу, опираясь на собственную дисциплинарную базу; для интердисциплинарного исследования создается смешанная команда, но ее участники по-прежнему работают в рамках своих дисциплинарных баз; в трансдисциплинарных исследованиях участники группы работают совместно, объединяя концепции отдельных дисциплин для решения проблемы .

М.Ф. Румянцева выстраивает несколько иную степень интеграции гуманитарного научного знания: дисциплинарность — междисциплинарность -полидисциплинарность — синтез . Другую типологию междисциплинарных исследований предлагает Е.Ю. Шаповал. Так, междисциплинарные исследования с наименьшей интеграцией научных дисциплин он называет предварительной, или элементарной, формой применения междисциплинарного подхода, которая позволяет лишь детализировать каноническую классификацию наук, пополняя пробелы на их стыках. Междисциплинарный подход, по существу, направлен на синтез научных проблем и позволяет выработать классификацию комплексных наук. Формирование таких комплексных наук, по его мнению, есть высшая форма интеграции в науке .

Поскольку категория «подход» характеризуется как комплекс парадигматических, синтагматических и прагматических структур и механизмов в познании и/или практике, стратегии и программы в философии, науке, политике или в организации жизни и деятельности людей , понятие «междисциплинарный подход» шире понятия «междисциплинарный метод» и включает в себя не только нормы (правила) исследования, процедуры, техники исследовательской работы с источниками, но и теоретические идеи и принципы, определяющие пути исследования объекта.

Появление междисциплинарной кооперации в исторических исследованиях

Контакты истории с другими научными дисциплинами существовали изначально. Взаимопроникновение в историю методов таких смежных наук, как палеография, генеалогия, антропология, география, отражают стабильные междисциплинарные связи истории. Однако такое взаимодействие не осмысливалось как междисциплинарность вплоть до последних десятилетий XIX — начала XX в., поскольку до того времени не существовало четких границ многих научных дисциплин, маркированных кафедрами, факультетами, профессиональными ассоциациями и т. п. . Междисциплинарная кооперация как широкая практика взаимодействия смежных социальных и гуманитарных наук возникла на рубеже XIX-XX вв., но тогда она характеризовалось лишь заимствованием «чужих» эмпирических данных .

Вплоть до середины XX в. полидисциплинарный подход в исторических исследованиях реализовывали лишь отдельные выдающиеся историки. Среди них в первую очередь необходимо отметить основателей «школы Анналов» -французских историков М. Блока и Л. Февра, которые в 1920-1930-х гг. призывали использовать в исторических исследованиях опыт смежных дисциплин, особенно при работе с источниками . Как отмечал М. Блок, источник — это «всё, что человек говорит или пишет, всё, что он изготовляет, всё, к чему он прикасается» , следовательно, для верной интерпретации источника необходимо изучать и образ мысли человека соответствующей эпохи. Л. Февр писал в связи с этим: «История использует тексты — это ясно как день. Но не только тексты. А и все источники, какова бы ни была их природа. Те, что находятся в обращении издавна, и те в особенности, что порождены бурным расцветом новых дисциплин: статистики; демографии… лингвистики… психологии… — всего не перечесть» , при этом он призывал заимствовать не только понятия и методы, но и дух исследования. Представитель второго поколения «школы Анналов»

Фернан Бродель выступал за «братский союз» истории с другими смежными (прежде всего социальными) науками. Его главный труд — «Материальная цивилизация, экономика и капитализм» был основан на убеждении, что «лишь история способна объединить все науки о человеке, помочь им связать воедино их объяснения, наметить некую междисциплинарную общественную науку» . В 1958 г. в журнале «Анналы экономической и социальной истории» в связи с кризисом «наук о человеке» (парадоксально связанном с их развитием) он призвал представителей всех социальных наук «работать сообща» , искать теоретические ориентиры, позволяющие сблизить науки и направить их к совместным исследованиям .

Бурное развитие междисциплинарного взаимодействия началось в 1960-х гг., когда изменилось представление об отношениях между смежными дисциплинами, постепенно такой подход становился парадигмой исторического исследования. Феномен междисциплинарности не мог проявиться ранее, поскольку до отчетливого обособления дисциплин не возникала потребность в диалоге между ними. В этот период возродился интерес к исторической и сравнительной социологии; сперва влияние социологии на историю ограничивалось лишь заимствованием терминологии и методик, но в результате широкого распространения структурализма и марксизма в 1960-1970-е гг. в мировой историографии произошло утверждение представлений об истории как социальной дисциплине, изучающей закономерности и механизмы общественного развития. Исследования, написанные в рамках такой парадигмы, отличались ярко выраженным аналитическим, а не нарративным подходом, с использованием математических методов обработки массовых источников, статистических данных . Под влиянием системно-структурного видения общественно-исторических отношений в СССР сформировалась школа академика И.Д. Ковальченко, занимавшаяся разработкой методологических проблем применения количественных методов в исторических исследованиях . В этом же русле работали представители московско-тартуской семиотической школы (Ю.М. Лотман, Б.А. Успенский и др.), применявшие структурно-семиотический подход к исследованию текстов, в том числе и исторических источников .

В 1970-1980-е гг. происходило зарождение и бурное развитие новой исторической науки и новой социальной истории, а также их субдисциплин, но такое развитие происходило на эклектичной методологической основе . Увлечение междисциплинарными методами не сопровождалось

проработкой эпистемиологических проблем. Историки использовали «стратегию присвоения», не особенно задумываясь об адекватности использования заимствованных методов других дисциплин в исторических исследованиях . Существовали и расхождения в понимании междисциплинарного взаимодействия как такового: одни стремились к переосмыслению исторического материала в концепциях социальных наук, другие — лишь к применению заимствованного социологического инструментария .

Знаковым событием в развитии социальной истории является создание в 1974 г. в США ассоциации, которая объединила группу исследователей, разделявших интерес к изучению социальной жизни, теории, методологии истории и социальных наук. Основатели ассоциации пытались решить проблемы исторического прошлого, соединяя теории и методы социальных наук с привлечением новых типов исторических источников и использованием количественных и формализованных методов для их обработки .

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В связи с тем что историческая наука обращала внимание не только на методики других дисциплин (социологии, лингвистики, индивидуальной и социальной психологии, антропологии, географии, количественных методов и т. д.), но и на объекты их интересов (сам объект исследования, по определению Л.П. Репиной стал полидисциплинарным), изменилась и классификация исторических субдисциплин. В это время выделяются такие направления, как политическая история, экономическая история, история культуры, историческая география, историческая экология, этноистория, историческая антропология и др. Появление исторической антропологии обозначило окончательный сдвиг от социально-структурной к социокультурной истории. История стала рассматриваться как наука о человеке, изменяющемся в социально-темпоральном пространстве прошлого и изменяющего пространство своими действиями . В сферу ее интересов сегодня входят этнография (в западной традиции ее называют антропологией), история ментальностей, история повседневности, микроистория, историческая психология и др. .

Связи истории с антропологией прекрасно иллюстрирует исследовательская программа Ж. Ле Гоффа. Главное преимущество «этнологического взгляда» на историю известный историк видел в ее «освобождении» от событий и освещении «несобытийной» истории . Историко-антропологический подход к изучению прошлого можно охарактеризовать через следующие его признаки: внимание к межличностному

и межгрупповому взаимодействию; взгляд на происходящие процессы с позиции их участников; изучение всех видов социальных практик, рутины и повседневности на всех уровнях и во всех проявлениях . При этом в рамках такого подхода предполагалось не объединить науки о человеке вокруг избранной методологии, а создать уникальную междисциплинарную ситуацию, предложив общее поле исследования разным дисциплинам. Однако вместо исторического синтеза фрагментация исторической науки, напротив, нарастала. При этом междисциплинарное взаимодействие охватывало все более широкие поля, формируя предметные области, такие как gender studies, cultural studies, women’s studies, memory studies и мн. др. . Высказывались опасения, что из-за такого дробления история потеряла былую целостность и целеустремленность .

Новый этап в развитии исторической науки начался на рубеже 19801990-х гг., он характеризуется бурным количественным ростом междисциплинарных исследований. Одновременно центрами притяжения сторонников синтезирующей истории стали области науки, обладающие интегративным потенциалом (прежде всего социальная и демографическая истории, сумевшие охватить предметные поля ряда возникших ранее исторических субдисциплин) .

В конце 1980-х гг. в связи с развитием информационных технологий на стыке гуманитарных и компьютерных наук возникает новое междисциплинарное направление — историческая информатика (и ее прикладная область — Digital History). Цифровая история затрагивает широкий спектр междисциплинарного сотрудничества: от источниковедения и археографии до алгоритмизации и архитектуры информационных систем . Пол Артур, руководитель австралийско-азиатской ассоциации «Digital Humanities», выделяет четыре направления, характеризующие содержание Digital History. Первое связано с виртуальной реконструкцией и визуализацией культурного наследия, пространственной репрезентацией и ГИС-приложениями в исторических и археологических исследованиях; второе — с разработкой крупномасштабных информационных интернет-ресурсов (онлайн-энциклопедии, атласы и словари); третье — с применением интерактивных медиатехнологий, экспериментальных форматов (Interactive narrative formats); четвертое — с «социальными медиа», коллективным авторством ресурсов и веб-приложениями . На наш взгляд, именно это направление иллюстрирует наибольшую интеграцию научных дисциплин для решения общих исследовательских проблем, поскольку оцифровка

исторических источников и разработка историко-ориентированных информационных систем предполагает тесное сотрудничество не только историков, но и специалистов по информационным технологиям (computer science), архивистов, библиотекарей, музейных работников .

На рубеже XX-XXI вв. возникла проблема пересмотра самой концепции междисциплинарности в области социально-гуманитарного знания. Поскольку многие исследуемые сегодня проблемы невозможно решить в строгих дисциплинарных границах, необходим поиск новых оснований для междисциплинарных исследований. В большинстве случаев

междисциплинарное взаимодействие по-прежнему ограничивается лишь отдельными исследовательскими проектами, а активность новых проектов -площадками научных журналов и симпозиумов/конференций, которые обеспечивают научную коммуникацию. Так, в России на базе РГГУ с 2012 г. ежегодно проводится конференция «Стены и мосты», посвященная теоретическим и практическим вопросам взаимодействия истории с другими научными дисциплинами.

История и социально-гуманитарные дисциплины

Методологической основой междисциплинарных исследований является наличие общего объекта гуманитарных, социальных наук, которым является человек как продукт культуры во всех проявлениях его жизнедеятельности. Подход, согласно которому в центре изучения находится человек, невозможен без междисциплинарного синтеза и использования опыта смежных социально-гуманитарных дисциплин — социальной психологии, социологии, культурной и социальной антропологии, лингвистики и мн. др.

Научные интересы историков и социологов пересекаются в следующих областях: структурная стабильность институтов на протяжении исторических периодов, проблемы социальной мобильности, статусные роли и статусные отношения в обществе . Подобные пересечения позволяют использовать социологический инструментарий в исторических исследованиях, во-первых, как средство для переосмысления исторических событий в концепциях социологии, во-вторых, как инструмент для интерпретации исторических источников . В качестве примера первого способа можно привести исследование Б.Н. Миронова, который использует социологические (и не только социологические) теории и концепции для объяснения предпосылок и причин Русской революции 1917 г. , в качестве второго — использование количественных и формализованных методов.

Однако при кооперации истории и социологии неизбежно встает проблема научного языка. Как отмечал П. Бурдье, «встреча двух дисциплин -это встреча двух личных историй, а следовательно, двух разных культур; каждая расшифровывает то, что говорит другая, исходя из собственного кода, из собственной культуры» . В данном случае дополнительной сложностью является то, что историки плохо владеют понятиями современной социологии (социологии «третьей волны»), этот феномен связан не с неосведомленностью исследователей, но со сложностью теорий, оперирующих этой терминологией . Кроме того, применяя концепции социологии к объяснению событий и процессов, мы заменяем «живого человека» «человеком массовым».

Концепции и методы культурной и социальной антропологии могут быть применены к историческим исследованиям ввиду того, что антрополог работает с теми же категориями социальной реальности (собственность, власть, вера и др.), что и историк, изучающий процессы социальных изменений и механизмы сохранения традиций. Исследования на стыке истории и антропологии позволяют проникать «во внутреннюю логику других людей» и улавливать значения, «которые они вкладывают в слова» и смыслы, «которыми они оперируют» , позволяя таким образом реконструировать мотивы их поведения. Так, на стыке интерпретативной (или семиотической) антропологии, родоначальником которой является К. Гирц, истории и психологии произошло становление такой субдисциплины, как «история эмоций» . Использование идей К. Гирца, с одной стороны, способствовало развитию таких направлений исторической науки, как новая культурная история, микроистория, история повседневности, с другой стороны, продемонстрировало, что историки утратили интерес к поиску причинно-следственных связей, сосредоточив внимание на поведении индивидов .

Влияние психологии (особенно психоанализа) на историческую науку сказалось в сфере исследования исторических личностей и культурных традиций. Первым исследованием в этой области (получившей в середине прошлого столетия название «психоистория») стала работа Э. Эриксона, посвященная М. Лютеру . Исследования в этой области вносят в исторические (прежде всего, биографические) труды ценный элемент психологического реализма, выявляя внутренние побуждения исторических личностей, описывая поведение человека с учетом его социальных ролей. Однако синтез истории и психологии затруднен по нескольким причинам.

Первая из них — разнообразие конкурирующих подходов, вторая — трудность использования методов психологии по отношению к умершим (необходимо анализировать документы, а не людей) . Наконец, иногда исследователи склонны приписывать прошлым эпохам психологию, основывающуюся на современных формах чувственности .

Применение междисциплинарных подходов в современных исторических исследованиях не в состоянии полностью решить проблему интеграции социальных дисциплин, поскольку синтез зачастую осуществляется с позиций одной дисциплины . Однако научные дисциплины могут не только заимствовать методы, но и видоизменять и развивать их в соответствии с особенностями объекта и предмета исследования. Так, И.М. Савельева отмечает, что, хотя заимствования «чужеродных» теоретических схем приводили к позитивным результатам, «применение методов семиотики, лингвистики, визуальных исследований позволило осуществить интересные исследования в области символических репрезентаций власти, проблематики империй, истории ритуалов, повседневности, отдельных событий и т. д.» . Самыми распространенными трудностями, определяющими ограничения в использовании теорий смежных наук, являются проблемы ориентации в чужой дисциплине; угрозы анахронизмов, т. е. применения теорий, ориентированных на функционирование общества одного времени, к обществу другого времени; механическое перенесение терминов и понятий социальных и гуманитарных наук при изучении социальной реальности прошлого. Большинство исторических понятий (в отличие от понятий социальных наук) носит описательный характер; они связаны с конкретным историческим контекстом и не могут применяться вне его .

История и естественнонаучные дисциплины

Наиболее ярким воплощением междисциплинарного взаимодействия истории и естественных наук является теория синергетики, возникшая в рамках физики и ставшая методологическим основанием междисциплинарных исследований.

Термин «синергетика» (с греческого ouv- — приставка со значением

» ^ ч

совместности и £pyov — «деятельность», теория совместного действия) ввел один из создателей этого подхода немецкий физик-теоретик Герман Хакен, занимающийся физикой лазеров. Синергетика способна предложить язык математических моделей, на котором удобно говорить о сложных системах и естественникам, и гуманитариям. Этот подход сегодня широко используется в стратегическом планировании, анализе альтернатив развития .

Теория синергетики позволяет выявить характер развития неустойчивых систем (ситуаций) в историческом процессе, влияние случайностей, развитие ситуации в точке бифуркации.

Такой междисциплинарный методологический подход связывает выбор альтернатив развития в истории с ролью субъектов, элит или конкретных людей, которые оказались в центре событий . Тем не менее, используя такой подход, на наш взгляд, слишком большое внимание уделяется случайностям. Роль закономерностей, причинно-следственных связей остается не полностью осмысленной. Кроме того, концепция не приносит в историческую науку новых методов, позволяет лишь описать события в терминологиях самой себя.

Безусловно, в исторических исследованиях (особенно археологии) используются достижения других естественных наук, однако кооперация зачастую ограничивается лишь заимствованием конкретных методов (например, радиоуглеродного анализа, карпологического, палинологического, трасологического и др.) и не подпадает под определение междисциплинарного подхода.

***

Сравнение ситуаций, сложившихся в конце 1960-х — начале 1970-х, второй половине 1970-х — начале 1980-х, конце 1980-х — начале 1990-х гг. и на рубеже ХХ-ХХ1 вв., показывает расхождения в самом понимании междисциплинарности и отношений между отдельными дисциплинами. Если на начальных этапах развития междисциплинарности история лишь заимствовала методы других наук, то сегодня историческое знание является сферой междисциплинарных исследований, где используются теоретические и практические достижения гуманитарных, социальных, точных и даже естественных наук. Междисциплинарный подход позволяет исследовать объект в его целостности, объединять данные, полученные специалистами различных дисциплин, привести к возникновению новых, плодотворных концепций, расширяющих и углубляющих существующий корпус научного знания.

С другой стороны, применение междисциплинарного подхода имеет свои ограничения. Они связаны, прежде всего, с проблемой ориентации в чужой дисциплине; возможностью применения теорий, ориентированных на функционирование общества одного времени к обществу другого времени; перенесением терминов и понятий, связанных с конкретным историческим контекстом на другое проблемное поле. При этом, как справедливо отметил П. Тагард, междисциплинарное исследование будет успешным только в случае, если оно опирается на идеи, действительно пересекающие дисциплинарные границы .

Список литературы

1. Блок М. Апология истории или ремесло историка / пер. Е.М. Лысенко; примеч. и ст. А.Я. Гуревича. — М.: Наука, 1986. — 259 с.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

5. Бурдье П. Начала. Choses dites /пер. с фр. — М.: Socio-Logos, 1994. — 288 с.

7. Гуревич А.Я. О кризисе современной исторической науки // Вопросы истории. -1991. — № 2-3. — С. 21-35.

10. Зорин А.Л. Появление героя: из истории русской эмоциональной культуры конца XVIII — начала XIX в. — М.: НЛО, 2016. — 568 с.

11. Ковальченко И.Д. Методы исторического исследования. — М.: Наука, 1987. — 440 с.

13. Кром М.М. Междисциплинарность и возникновение новых направлений в исторической науке (на примере исторической антропологии) // «Стены и мосты»: Междисциплинарные подходы в исторических исследованиях. — М.: Совпадение, 2012. -С. 40-49.

16. Лотман Ю.М. Статьи по семиотике культуры и искусства. — СПб.: Академ. проект, 2002. — 544 с.

18. Междисциплинарность в науках и философии / отв. ред. И.Т. Касавин. — М.: ИФ РАН, 2005. — 202 с.

19. МироновБ.Н. Историк и социология. — Л.: Наука, 1984. — 176 с.

21. Мэнюел Ф.Е. О пользе и вреде психологии для истории // Философия и методология истории. — М.: Прогресс, 1977. — С. 262-288.

22. Новейший философский словарь / сост. А.А. Грицанов. — Минск, Изд.

B.М. Скакун, 1999. — 896 с.

25. Поршнева О.С. Роль междисциплинарности в интеграции истории и социальных наук: феномен социально-научной истории // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия «История России». — 2013. — № 3. — С. 5-20.

27. РепинаЛ.П. Историческая наука на рубеже XX-XXI вв.: социальные теории и историографическая практика. — М.: Кругъ, 2011. — 560 с.

C. 41-49.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

31. Савельева И.М., Полетаев А.В. История и время. В поисках утраченного. — М.: Языки русской культуры, 1997. — 800 с.

33. Тагард П. Междисциплинарность: торговые зоны в когнитивной науке // Логос. -2014. — № 1 (97). — С. 35-60.

35. УспенскийБ.А. Избранные труды.: в 3 т. — М. Языки рус. культуры, 1996-1997. -608; 831; 805 с.

36. ФеврЛ. Бои за историю. — М.: Наука, 1991. — 635 с.

39. Эриксон Э.Г. Молодой Лютер. Психоаналитическое историческое исследование. / пер. с англ. А.М. Каримского. — М.: Медиум, 1996. — 560 с.