Нарушение прав на товарный знак ответственность

Защита товарного знака

Существуют различные инструменты защиты прав на товарный знак. При этом тот или иной способ защиты товарного знака связан с видом юридической ответственности за незаконное использование товарного знака.

Гражданско-правовая ответственность

Гражданский кодекс РФ предусматривает ответственность за нарушение товарного знака, а точнее, за нарушение исключительных прав на товарный знак. При этом нарушением признается несанкционированное использование товарного знака путем его размещения

  • – на товарах, в том числе на этикетках, упаковках товаров, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются на выставках и ярмарках или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории Российской Федерации, либо хранятся или перевозятся с этой целью, либо ввозятся на территорию Российской Федерации;
  • – при выполнении работ, оказании услуг;
  • – на документации, связанной с введением товаров в гражданский оборот;
  • – в предложениях о продаже товаров, о выполнении работ, об оказании услуг, а также в объявлениях, на вывесках и в рекламе;
  • – в сети «Интернет», в том числе в доменном имени и при других способах адресации.

Меры ответственности за нарушение товарного знака предусмотрены статьей 1515 Гражданского кодекса РФ. В качестве одной из мер следует выделить право владельца товарного знака потребовать выплаты нарушителем компенсации в размере от 10 000 руб. до 5 000 000 руб., либо в двукратном размере стоимости контрафактных товаров.

Административная ответственность

Согласно статье 14.10 Административного кодекса РФ нарушение прав на товарный знак влечет за собой наложение административного штрафа, а также конфискацию контрафактных товаров. Размер штрафа составляет от 1 500 — 2 000 руб. для физических лиц, 10 000 — 20 000 для должностных лиц и 30 000 — 40 000 для юридических лиц.

Защита нарушенных прав на товарный знак в административном порядке может осуществляться также путем обращения в органы Федеральной антимонопольной службы. Ведение дел в органах Федеральной антимонопольной службы осуществляется на основании закона «О защите конкуренции”, при этом ключевые положения для защиты товарного знака от незаконного использования определяются статьей 14 закона «О защите конкуренции”, устанавливающей запрет на недобросовестную конкуренцию.

Если нарушение товарного знака происходит в результате ввоза на территорию России контрафактных товаров, то можно предпринять меры для наложения запрета на ввоз таких товаров. Для наиболее эффективного действия подобных мер зарегистрированный товарный знак должен быть внесен в Таможенный реестр объектов интеллектуальной собственности, что позволит таможенным служащим более тщательно отслеживать ввозимые товары, имеющие признаки контрафактных товаров.

Уголовная ответственность

В соответствии со статьей 180 Уголовного кодекса РФ, в случае неоднократного незаконного использования чужого товарного знака, либо же в случае причинения владельцу товарного знака крупного ущерба виновный может быть подвергнут штрафу в размере 200 000 руб. (либо в размере зарплаты осужденного за 18 мес.), обязательным работам на срок до 240 часов или исправительным работам сроком до 2-х лет.

Компания Патентика оказывает помощь в ведении всех видов дел, связанных с незаконным использованием товарного знака, в том числе осуществляет судебное представительство, защищает интересы владельцев товарных знаков в правоохранительных органах и в органах Федеральной антимонопольной службы.

Сегодня использование раскрученных торговых марок известных компаний иными субъектами хозяйствования в своей рекламе — явление весьма распространенное. Такие субъекты (в основном, большие сервисные или торговые центры, кинотеатры, заведения питания) либо обслуживают товары таких компаний, либо используют эти товары в своей деятельности. Это позволяет сделать рекламу более информативной, живой, добавляет авторитета рекламируемому субъекту. Ну а компания, товарные знаки которой используются, получает дополнительную возможность популяризации своих брендов без особых усилий и затрат со своей стороны. То есть ситуация, по большому счету, выгодна для обеих сторон.

В этой связи интересно оценить взаимоотношения двух субъектов с юридической точки зрения, а именно ответить на вопрос: необходимо ли заключать лицензионный договор на использование «чужого» товарного знака в своей рекламе? Следует сразу отметить, что на практике этот вопрос решается неоднозначно: одни компании в обязательном порядке заключают лицензионные договоры на использование товарного знака в рекламе, другие же обходятся вообще без каких-либо договоров или разрешений со стороны владельца знака.

Украинские проблемы

С одной стороны, основы рекламной деятельности на Украине, отношения, возникающие в процессе производства, распространения и потребления рекламы, регулируются не законодательством в сфере интеллектуальной собственности, а Законом Украины «О рекламе» (Закон о рекламе). Этот Закон вообще не предусматривает каких-либо специальных условий для использования товарных знаков в рекламе, как это, к примеру, предусмотрено в статье 4 Закона о рекламе относительно использования объектов авторских и смежных прав: «Использование в рекламе объектов авторских и смежных прав осуществляется в соответствии с требованиями законодательства Украины об авторских и смежных правах».

В то же время Закон Украины «Об охране знаков для товаров и услуг» (Закон о знаках), который регулирует отношения, возникающие при приобретении и осуществлении права собственности на знаки для товаров и услуг, тоже не оставляет рекламу без внимания.

В соответствии со статьей 16 Закона о знаках свидетельство на товарный знак предоставляет его владельцу исключительное право на использование такого знака и запрещает другим лицам использовать его без своего согласия, если иное не предусмотрено законом. В соответствии с частью 4 статьи 16 этого Закона использованием знака признается в том числе и его применение в рекламе. Собственник свидетельства может дать любому лицу разрешение (выдать лицензию) на использование знака на основании лицензионного договора, в соответствии с частью 8 статьи 16 Закона о знаках.

Однако из этого правила есть исключения, предусмотренные в части 6 статьи 16 Закона о знаках. В соответствии с данными положениями, исключительное право собственника запрещать другим лицам использовать без его согласия, а следовательно, и без лицензионного договора, зарегистрированный знак не распространяется на ряд случаев, в том числе и на некоммерческое использование знаков.

Проблему составляет определение понятия «некоммерческое использование товарного знака», ведь на уровне закона оно не раскрыто. По большому счету, «некоммерческое использование» можно толковать как упоминание товарного знака без цели получения прибыли непосредственно от такового.

Используя в рекламе товарные знаки других компаний, фирма, к примеру, осуществляющая сервисное обслуживание товаров, производимых собственником бренда, или собственник торговых площадей, предоставляемых для реализации товаров под такими товарными знаками, прямой выгоды от этого не получает. В данном случае это скорее предоставление необходимой информации потребителю. Поэтому такое использование товарного знака вполне можно расценить как некоммерческое.

Если возражения относительно использования товарных знаков в рекламе без лицензионных договоров со стороны их собственников редкость, то убедить в правомерности такого использования представителей контролирующих органов бывает сложно.

Так, Антимонопольный комитет Украины, в соответствии с частью 1 статьи 26 Закона о рекламе осуществляющий контроль за соблюдением законодательства о рекламе в части защиты экономической конкуренции, может признать такую рекламу недобросовестной. Недобросовестная реклама — это реклама, вводящая в заблуждение потребителей рекламы, причиняющая ущерб лицам, государству, обществу вследствие неточности, недостоверности, двузначности, преувеличения, умолчания, нарушения требований к времени, месту и способу распространения.

С налоговой могут возникнуть проблемы другого рода. Использование в рекламе «чужих» товарных знаков квалифицируется как бесплатное предоставление рекламных услуг. Чтобы избежать негативных последствий, приходится в срочном порядке составлять какое-либо правовое обоснование использования чужих товарных знаков. Это может быть не только лицензионный договор, поскольку его заключение порождает некоторые проблемы в связи с необходимостью уплаты роялти. Можно заключать договор на предоставление рекламных услуг, а также иные, более «удобные» виды договоров, благо Гражданский кодекс Украины позволяет.

Российская практика

Если на Украине однозначного решения проблемы использования чужих товарных знаков в рекламе нет, и судебные споры по этим вопросам вряд ли были, то в Российской Федерации сложилось свое видение решения этого вопроса через расширенное, по сравнению с украинским, толкование принципа исчерпания прав. Показательным здесь является постановление Президиума Высшего арбитражного суда РФ, касающееся порядка использования товарных знаков в рекламе.

Заявитель — фирма «Фольксваген Акциенгезельшафт» — считал, что использование товарных знаков фирмы Volkswagen, VOLKSWAGEN и логотипа VW без разрешения в печатной и наружной рекламе ООО «Аспект-Моторс» нарушает исключительные права фирмы на данные товарные знаки и является недобросовестной рекламой. Антимонопольный орган не признал действия ООО «Аспект-Моторс» по распространению рекламы с использованием зарегистрированных товарных знаков заявителя в ряде печатных изданий, а также в наружной рекламе с указанием товаров (автомобилей), производимых фирмой «Фольксваген АГ», нарушением требований Федерального закона «О рекламе».

Согласно пункту 5 статьи 5 Закона РФ «О рекламе», использование в рекламе объектов исключительных прав (интеллектуальной собственности) допускается в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации.

Статья 23 Закона РФ «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров» гласит, что регистрация товарного знака не дает права правообладателю запретить использование этого товарного знака другими лицами в отношении товаров, введенных в гражданский оборот на территории Российской Федерации непосредственно правообладателем или с его согласия.

По мнению суда, к таким лицам относятся субъекты хозяйствования, специализирующиеся на услугах применительно к этим товарам. Подобные услуги могут отражаться также и в рекламе на территории РФ. В то же время использование товарных знаков другими лицами в их торговой деятельности, по обслуживанию и иной деятельности в отношении правомерно введенных в гражданский оборот товаров возможно, если при этом не нарушается законодательство о рекламе, особенно в части требования добросовестности. Как гласит статья 6 Закона РФ «О рекламе», недобросовестной является реклама, в частности, вводящая потребителей в заблуждение относительно рекламируемого товара посредством имитации (копирования или подражания) общего проекта, текста, рекламных формул, изображений, музыкальных или звуковых эффектов, используемых в рекламе других товаров, либо посредством злоупотребления доверием физических лиц или недостатком у них опыта, знаний, в том числе в связи с отсутствием в рекламе части существенной информации.

Разрешая рассматриваемый спор, суд исходил из следующих позиций.

В наружной рекламе ООО «Аспект-Моторс», не определяя сферы своей деятельности, использовало изображение автомобиля, товарные знаки Volkswagen, VOLKSWAGEN и логотипа VW в бледно-серых тонах, как это делала и фирма «Фольксваген АГ» и ее официальные дилеры в собственной рекламе. По мнению суда, это могло ввести потребителя в заблуждение относительно взаимоотношений производителя товара — фирмы «Фольксваген АГ» — и ООО «Аспект-Моторс», создав впечатление о том, что общество является официальным дилером фирмы. А значит, использование товарных знаков фирмы «Фольксваген АГ» в рекламе общества нарушало требования статьи 6 Закона РФ «О рекламе».

Используя товарные знаки фирмы в рекламе в печатных изданиях, ООО «Аспект-Моторс» указывало, что оно является автоцентром и занимается продажей, сервисным обслуживанием, кредитованием и страхованием автомобилей марки «Фольксваген». Указаний на то, что общество является официальным дилером фирмы «Фольксваген АГ», в рекламе не содержалось. Кроме того, печатная реклама общества отличалась от рекламы производителя автомобилей цветовым и объемным решением. Поэтому суд решил, что возможность смешения, как это было в наружной рекламе, в данном случае не возникает, потребитель воспринимает эту рекламу как рекламу автоцентра. Следовательно, такое использование ООО «Аспект-Моторс» товарных знаков фирмы «Фольксваген АГ» в рекламе соответствует требованиям закона.

Таким образом, в Российской Федерации вполне возможно использование чужих товарных знаков в рекламе обслуживающих компаний, если соблюдаются требования к добросовестности рекламы. Украинскому же законодательству необходимы изменения, которые либо запретят использование чужих товарных знаков в рекламе без лицензионного договора, либо разрешат по тем или иным причинам, но сделают ситуацию менее неопределенной. Таким образом удастся избежать злоупотреблений со стороны контролирующих органов.

Товарный знак как средство индивидуализации стимулирует потребителя по­купать товары определенных производителей. Будучи связующим звеном между изготовителем и покупателем, он способствует оборотоспособности това­ров, обеспечивая функцию рекламы. Поэтому исключительное право на товарный знак является весьма уязвимым и часто нарушаемым. Помогают ли нововведения гражданского законодательства — части четвертой ГК РФ — и судебная практика защититься от нарушений прав компаний на хорошо знакомые бренды? Есть ли специфика в оформлении исковых требований правообладателей? Какие инстру­менты защиты включает административная процедура охраны торговых марок и логотипов? Ответы — в нашей статье.

Защита прав на товарные знаки, которые помогают индивидуализировать товары (работы, услуги) ком­паний и предпринимателей, может осуществляться как до, так и после регистрации самого знака (лого­типа, торговой марки, бренда). Если, например, Роспатент (официальное название — Федеральная служба по интеллекту­альной собственности, патентам и товарным знакам) даст вам отказ по заявке о регистрации или признает ее отозванной, то вы вправе подать возражения в Палату по патентным спорам. Срок на обжалование — три месяца со дня получения заявите­лем такого решения или запрошенных материалов, противо­поставленных заявке.

Но все же в любом случае исключительные права на товар­ный знак появляются у заявителя только после его регистра­ции. Это, в частности, означает, что отныне никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для ин­дивидуализации которых он был зарегистрирован (п. 3 ст. 1484 ГК РФ). Действия по защите нарушенных прав предпринимает сам правообладатель или обладатель лицензии на товарный знак. Его незаконное использование влечет гражданскую, ад­министративную или уголовную ответственность.

Гражданско-правовые способы защиты: новеллы части четвертой ГК РФ

Итак, вы как правообладатель решили защитить уже заре­гистрированный и действующий товарный знак от возможного или фактического незаконного использования. Если ваши попытки досудебного урегулирования и уведомление предпо­лагаемого нарушителя не возымели действия, составляйте иск в суд.

Требуйте в суде выплаты компен­сации — и тогда избежите доказывания убытков

Защита исключительных прав по общему правилу осущест­вляется способами, определенными в ст. 1252 ГК РФ. В качестве своих требований заявляйте о прекращении нарушения исключительного права, об изъятии из оборота и уничтожении за счет нарушителя контрафактного товара, этикеток и упаковок и на ваш выбор — о возмещении убытков или выплате компенсации. Последнее наиболее выгодно, так как у вас не бу­дет особых проблем с доказыванием понесенных убытков или упущенной выгоды. Суд рассчитает компенсацию, руковод­ствуясь п. 2 ст. 1515 ГК РФ и своим судейским усмотрением. Ее сумма может составить:

— от 10 тыс. до 5 млн руб.;

— либо двукратный размер стоимости контрафактных това­ров;

— либо двукратный размер стоимости права использования товарного знака.

Но прежде всего выясните, какие положения законодатель­ства (с учетом новелл части четвертой ГК РФ) и судебной прак­тики помогут вам обоснованно отстаивать исковые притязания в суде. В частности, когда ваш конкурент использует похожий товарный знак, права на который были им зарегистрированы.

В ст. 1512 ГК РФ перечислены шесть различных оснований для оспаривания и признания недействительным предостав­ления правовой охраны. Например, можно сослаться на то, что правовая охрана была предоставлена товарному знаку с более поздним приоритетом по отношению к признанному общеизвестным зарегистрированному товарному знаку иного лица. Либо оспаривание может произойти по причине того, что связанные с регистрацией товарного знака действия пра­вообладателя будут признаны злоупотреблением правом или недобросовестной конкуренцией. Кстати, это новелла части четвертой ГК РФ, ранее такого основания не было. Само по себе понятие «злоупотребление правом» открывает более ши­рокие возможности, чем категория «недобросовестная конку­ренция».

Регистрация обозначений, тождественных или сходных до степени смешения с другими товарными знаками, запре­щена.

Законом установлен прямой запрет на регистрацию обозна­чений, тождественных или сходных до степени смешения с то­варными знаками других правообладателей. И вот именно с доказыванием такого тождества (сходства) связано значитель­ное количество споров. Как правило, обозначение считается сходным до степени смешения с другим, если оно ассоциирует­ся с ним в целом, несмотря на отдельные отличия. Сравнение проводится по трем основным критериям: звуковому, графи­ческому и семантическому (смысловому).

Уже складывается судебная практика по вопросам наличия тождества или опасного (до степени смешения) сходства. Речь идет о решениях Палаты по патентным спорам, в которых она отказывает в удовлетворении требований о неправомерности предоставления правовой охраны другому товарному знаку.

Характерно, что это ведомство обычно учитывает только ре­зультаты проведенной экспертизы.

Противополож­ные по результа­там экспертные заключения имеют неболь­шую доказатель­ственную силу

Суды, напротив, при разрешении подобных дел учитывают другие критерии и проявляют мало интереса к результатам экспертиз или досудебных заключений, устанавливающих тождество (сходство) знаков. При изучении этих доказательств у судей практически всегда возникает к ним предвзятое отно­шение. К тому же нередко стороны представляют суду проти­воположные по своему содержанию результаты экспертных заключений. Этим существенно занижается их доказатель­ственная сила.

Как указал Президиум ВАС РФ в информационном письме от 13.12.2007 № 122 «Обзор практики рассмотрения арби­тражными судами дел, связанных с применением законода­тельства об интеллектуальной собственности», вопрос о степе­ни смешения обозначений является вопросом факта и по об­щему правилу может быть разрешен судом без назначения экс­пертизы. Экспертиза в силу ч. 1 ст. 82 АПК РФ назначается, когда для сравнения обозначений требуются специальные зна­ния. Вопрос о сходстве до степени смешения двух словесных обозначений, применяемых на товарах истца и ответчика, мо­жет быть разрешен судом с позиции рядового потребителя. Для этого специальных знаний не нужно. Поэтому не спешите ходатайствовать о назначении экспертизы, сэкономьте деньги на дорогостоящих заключениях независимых экспертов.

Суды до сих пор используют в качестве ориентира два июль­ских решения ВАС РФ за 2006 год. Это, во-первых, постанов­ление Президиума ВАС РФ от 18.07.2006 №2979/06 по делу «Невское» vs. «АМRО Невское». Разрешая этот спор, ВАС РФ указал, что «угроза смешения имеет место, если один товар­ный знак воспринимается за другой или если потребитель по­нимает, что речь идет не об одном и том же товарном знаке, но думает, что они оба принадлежат одному и тому же произ­водителю». Такая угроза зависит: 1) от различительной спо­собности знака с более ранним приоритетом, 2) от сходства противопоставляемых знаков и 3) от оценки однородности обозначенных знаком товаров и услуг.

Для признания сходства товар­ных знаков достаточно потенциальной угрозы их смешения

В другом постановлении Президиума ВАС РФ от 18.07.2006 № 3691/06 по делу «NIVEA» vs. «LIVIA» дополнительно было указано три важных момента:

1) для признания сходства товарных знаков достаточно уже самой опасности, а не реального их смешения. Ее наличие мо­жет быть установлено исходя, в частности, из результатов соцопросов, представленных правообладателями;

2)необходимо проводить оценку однородности товаров, поскольку она влияет на установление наличия или отсутствия угрозы смешения товарных знаков;

3) наличие серии знаков (т.е. группы товарных знаков одно­го владельца, имеющих общие элементы) влияет на усиление различительной способности, как, впрочем, и длительность их использования на товарном рынке.

Таким образом, в делах о незаконном использовании товар­ных знаков суды не ограничиваются формальной оценкой обо значений по сравнительным критериям. Основное внимание они уделяют вопросам восприятия данных обозначений по­требителями. Это более объективный и полноценный подход с точки зрения экономических интересов правообладателей.

При защите своих прав можно апеллировать к обычаям де­лового оборота и культуре предпринимательства, ссылаясь на то, что введение в оборот контрафактного товара (на котором проставлен чужой товарный знак) является недобросовестной конкуренцией. Тогда можно обратиться в Федеральную анти­монопольную службу с требованиями о пресечении противо­правного использования чужого товарного знака.

Так, в одном из дел ОАО «САН Интербрю» выступало против предоставления Роспатентом правовой охраны товарному знаку «ZLATO PRAMEN 11». Заявитель в обоснование своих требований ссылался на п. 4 ст. 14 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции». Он утверждал, что использование результатов интеллектуальной деятельно­сти и приравненных к ним средств индивидуализации, при­надлежащих другому юридическому лицу, расценивается как явный случай недобросовестной конкуренции. При этом «САН Интербрю» ссылалось на то, что оспариваемый товарный знак сходен до степени смешения с зарегистрированными ранее на имя «Рivovагу Staropramen а.s.» товарными знаками серии «STAROPRAMEN». Товарный знак «ZLATOPRAMEN 11» способен ввести потребителя в заблуждение относительно изготовителя товара.

Угроза подмены товарных знаков велика в одно­родных товарах

Суд пришел к выводу, что поскольку отсутствует явное сходство оспариваемого и противопоставляемого знаков, то анализ однородности товаров проводить нецелесообразно. Кассационная инстанция, напротив, посчитала, что оценка однородности товаров по данной категории споров обязатель­на, поскольку влияет на установление наличия или отсутствия угрозы смешения схожих товарных знаков. В ходе сопоставле­ния товарных знаков с точки зрения их графического и визу­ального сходства нужно учитывать, что вывод делается на основе восприятия не отдельных элементов, а товарных знаков в целом (общего впечатления).

В отношении однородных товаров потребитель более под­вержен угрозе введения его в заблуждение по поводу произво­дителя товара. Это в свою очередь существенно усиливает угрозу смешения сравниваемых обозначений (постановление ФАС МО от 17.12.2007 № КА-А40/4679-07).

Нарушение прав на товарный знак наносит экономический ущерб

ФАС Северо-Западного округа рассматривал иск ОАО «Им­ператорский фарфоровый завод» к Санкт-Петербургской ор­ганизации инвалидов «Объединение художников «Этюд» о де­нежной компенсации и запрещении распространять продук­цию, декорированную без согласия истца, то есть нарушать исключительные права на зарегистрированный товарный знак. На обозрение суда была представлена продукция (чашки с блюдцами), где наряду с нанесением рисунка работниками от­ветчика производилась маркировка путем нанесения на до­нышко продукции обозначения, состоящего из фирменного наименования ответчика и названия рисунка («ЛФЗ»).

Незаконное использование товарного знака: как защитить свои права

Суд указал, что нижестоящие суды должны были прове­рить, имеется ли смешение или угроза смешения у потребите­ля относительно производителя товара — в частности, в отно­шении лица, изготовившего фарфоровые изделия, и лица, ко­торое нанесло на них изображения. Здесь нужно было исхо­дить из имеющихся на товаре маркировок — одного из элементов товарного знака истца, охраняемого на основании свидетельства о регистрации, и обозначения, используемого ответчиком в виде его фирменного наименования (постанов­ление ФАС СЗО от 18.02.2008 № А56-48172/2006).

Актуальным является вопрос о применении судами норм международного права по рассматриваемой категории дел. Дело в том, что оспорить законность обладания (регистрации) товарным знаком можно, сославшись на п. 6 ст. 1483 ГК РФ. Согласно этой норме не могут быть зарегистрированы в каче­стве товарных знаков обозначения, тождественные ли сход­ные до степени смешения с товарными знаками других лиц, охраняемыми в соответствии с международным договором РФ в отношении однородных товаров и имеющими более ран­ний приоритет.

В одном из дел третье лицо — правообладатель товарного знака, зарегистрированного за пределами территории РФ, пра­вовая охрана которого была прекращена по решению Арби­тражного суда г. Москвы, обжалуя его, указал следующее. Ре­гистрация товарного знака, который был зарегистрирован и длительное время использовался в одной из европейских стран, может быть оспорена только в исключительных случаях по ст. 6-quinquies Парижской конвенции по охране промыш­ленной собственности от 20.03.1883. Кроме того, в соответ­ствии со ст. 5 Мадридского соглашения о международной реги­страции знаков от 14.04.1891 в тех странах, где это предусма­тривается законодательством, администрации, уведомленные Международным бюро о регистрации знака или о требовании расширения охраны, имеют право заявить, что охрана этого знака на их территории не может быть предоставлена.

Был приведен и еще один довод. Поскольку регистрация оспариваемого товарного знака имела место не на территории РФ, следует применять прежде всего ст. 6-quinquies Парижской конвенции. Само же по себе наличие оснований, предусмо­тренных п. 2 ст. 6 и п. 1 ст. 7 Закона РФ от 23.09.1992 № 3520-1 «О товарных знаках и знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров», является недостаточным для отказа в государственной регистрации спорного товарного знака.

Между тем Президиум ВАС РФ в постановлении от 11.04.2006 № 15736/05 по делу «Компромат.ru» подчеркнул, что основания, указанные в ст. 6 Закона о товарных знаках, яв­ляются абсолютными для отказа в регистрации знака. Поэтому при рассмотрении спора необходимо проверить, имеются ли они в наличии. Полагаем, что данная позиция ВАС РФ может послужить ориентиром для нижестоящих судов при рассмо­трении такой категории дел. Особенно когда речь зайдет о пер­вых пяти пунктах новой ст. 1483 ГК РФ (аналог ст. 6 Закона о товарных знаках).

Может ли водка ассоциироваться с символами государства?

Одно из недавних громких дел было связано со спором между компанией «SPA Group» и ФГУП «Кремль», подведом­ственным Управлению делами Президента РФ. Осенью 2007 г. ФГУП подало возражение на регистрацию «SPI Group» товарных знаков «Kremlyovskaya vodka», «Kremlovskaja The Original», «Kremlyovskaya premium vodka fine original quality» и «Кгеmlyovskоуе» (по классу пиво и безалкогольные напитки). Палата по патентным спорам решением от 17.06.2008 признала обоснованными доводы заявителя, согласно которым на бу­тылке «Кгеmlyovskaуа» изображена Спасская башня. Это обу­славливает возникновение у потребителя водки ассоциаций с Московским Кремлем. Между тем права на товарный знак «Московский Кремль» принадлежат ФГУП «Кремль».

В целом здесь не прослеживается столь явного нарушения права на товарный знак применительно к однородным това­рам, и в этом смысле решение Палаты неоднозначно. Пред­ставители компании «SPI Group» заявили о намерении его об­жаловать. По их мнению, товарный знак не имеет никакого отношения к Московскому Кремлю, а башня на этикетке — это лишь стилизованное изображение. В настоящее время данный спор не прошел еще всех судебных инстанций.