НК РФ 101

В статье рассматривается неоднозначное применение норм Налогового кодекса, относящихся к процедуре рассмотрения выездной налоговой проверки. В рамках заявленной темы рассмотрена проблема затягивания налоговой рассмотрения акта проверки, возражений налогоплательщика путем неоднократных отложений рассмотрения материалов проверки на основании п. 1 ст. 101 НК РФ.

В качестве одной из очевидных тенденций выездного налогового контроля многие эксперты отмечают неоднократные продления налоговой сроков рассмотрения материалов проверки.

Такой подход проверяющих приводит к серьезному затягиванию принятия итогового процессуального решения налоговой, пребыванию налогоплательщиков в постоянном состоянии неопределенности своего правового положения, откровенному непониманию перспектив своей деятельности, а также того, что же собственно происходит в кулуарах налоговых инспекций, которые от месяца к месяцу выдумывают себе поводы для продления сроков рассмотрения материалов проверки.

Известны случаи, когда акт проверки в одном из случаев был вынесен еще в мае 2018 г., в другом случае — в июне 2019 г., но ни по одному из актов проверки к моменту написания данной статьи налоговым органом не приняты решения о привлечении к ответственности, либо об отказе в привлечении к ответственности.

Возможно, читатель задастся вопросом: а чего же плохого для налогоплательщика, если налоговая не спешит с вынесением решения о привлечении к ответственности и, как следствие, к взысканию налогов и сборов?

Ответ здесь кроется в двух аспектах. Первый сугубо психологический, поскольку нет ничего хуже неопределенности, которая неизбежно возникает в ситуации многократных продлений сроков рассмотрения материалов выездной налоговой проверки.

Второй аспект — доказательственный. Зачастую налоговики по завершению проверки и дополнительных мероприятий налогового контроля испытывают некоторую нехватку доказательственной базы для опровержения позиции налогоплательщика. И тут идет в ход взаимодействие с правоохранительными органами, которые начинают проводить опросы, осмотры, выемки и прочие мероприятия. Полученные показания, документы передаются в налоговую для учета при вынесении решения. Собственно, для реализации этих мероприятий налоговики и тянут время.

Также доказательственный аспект заключается в том, что практически каждое решение согласовывается территориальной инспекцией с вышестоящим налоговым органом, а решения, вопросы которых затрагивают применение ст. 54.1 НК РФ, согласовываются и вовсе в ФНС России. Такой ход обеспечивает надлежащую правовую проработку выносимых инспекциями решений, отсутствие ошибок, противоречий, формирование единообразных подходов.

Само собой официальная версия налоговиков всегда заключается в том, что отложения происходят с целью соблюдения прав налогоплательщика, для проведения всестороннего анализа материалов проверки, но когда сотрудник инспекции говорит о том, что он стремится к соблюдению прав налогоплательщика, то знайте — это самая лукавая и смешная фраза в его исполнении.

Арбитражная практика закрывает глаза на такое поведение налоговиков, что подтверждается многочисленными судебными актами, к анализу которых предлагаю перейти, обратившись непосредственно к обсуждаемым нормам НК и выводам судов.

Порядок проведения выездной налоговой проверки, оформления её результатов, процедура вынесения решения регламентируется статьями 89, 100, 101 НК РФ.

В соответствии с пунктом 6 статьи 100 НК РФ лицо, в отношении которого проводилась налоговая проверка (его представитель), в случае несогласия с фактами, изложенными в акте налоговой проверки, а также с выводами и предложениями проверяющих в течение 15 дней со дня получения акта налоговой проверки вправе представить в соответствующий налоговый орган письменные возражения по указанному акту в целом или по его отдельным положениям.

Пунктом 1 статьи 101 НК РФ установлено, что акт налоговой проверки, другие материалы налоговой проверки и дополнительных мероприятий налогового контроля, в ходе которых были выявлены нарушения законодательства о налогах и сборах, а также представленные проверяемым лицом (его представителем) письменные возражения по указанному акту должны быть рассмотрены руководителем (заместителем руководителя) налогового органа, проводившего налоговую проверку, и решение по ним должно быть принято в течение 10 дней со дня истечения срока, указанного в пункте 6 статьи 100 НК.

Указанный срок может быть продлён, но не более чем на один месяц.

Анализ пункта 1 статьи 101 НК РФ показывает, что по общему правилу решение по результатам налоговой проверки должно быть принято в течение 10 дней после истечения срока на представления проверяемым лицом возражений. При этом именно данный срок может быть продлён налоговой, но не более чем на один месяц.

Казалось бы, буквальное толкование пункта 1 статьи 101 НК РФ дает однозначный ответ о том, что продление сроков рассмотрения материалов налоговой проверки допускается только на 1 месяц, и не более.

Тем не менее, суды, анализируя ситуации многократного продления сроков рассмотрения материалов выездных налоговых проверок прибегают к следующей мотивировке.

Для примера возьмем выдержку из Решения Арбитражного суда Пермского края по делу № А50-33997/19 от 19.12.2019 г. (оставлено без изменения Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.03.2020 г., Постановлением Арбитражного суда Уральского округа от 14.07.2020 г. по этому же делу):

«Из правовой позиции Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в пункте 31 постановления от 30.07.2013 № 57 «О некоторых вопросах, возникающих при применении арбитражными судами части первой Налогового кодекса Российской Федерации», следует, что несоблюдение налоговым органом при совершении определенных действий в рамках осуществления мероприятий налогового контроля сроков, предусмотренных пунктом 2 статьи 88, пунктом 6 статьи 89, пунктами 1 и 5 статьи 100, пунктами 1, 6, 9 статьи 101, пунктами 1, 6, 10 статьи 101.4, пунктом 3 статьи 140 (в случае подачи апелляционной жалобы), статьёй 70 НК РФ, не влечет изменения порядка исчисления сроков на принятие мер по взысканию налога, пеней, штрафа в принудительном порядке.

В связи с чем при проверке судом соблюдения налоговым органом сроков осуществления принудительных мер сроки совершения упомянутых действий учитываются в той продолжительности, которая установлена нормами НК РФ.

Однако соответствующие доводы о несоблюдении указанных сроков могут быть заявлены налогоплательщиком в суде только в рамках оспаривания либо требования об уплате налога, пеней и штрафа, направленного ему на основании статьи 70 Кодекса, либо решения о взыскании налога, пеней, штрафа, принятого в соответствии со статьёй 46 НК РФ, либо в качестве возражений на иск, предъявленный налоговым органом по правилам статьи 46 Кодекса.

Таким образом, не соблюдение сроков при проведении мероприятий налогового контроля, в том числе месячного срока установленного пунктом 1 статьи 101 НК РФ, не является основанием для признания недействительными решений о продлении срока рассмотрения материалов налоговой проверки, а служит поводом для проверки законности процедуры принудительного взыскания доначисленных налоговых обязательств.

Доводы заявителя о пресекательной природе срока, установленного пунктом 1 статьи 101 НК РФ, судом отклоняются, как основанные на неверном толковании норм права…»

Нетрудно заметить, что и в этом деле, и в ряде других однотипных дел суды, ссылаясь на правовые позиции ВАС РФ делают выводы о том, что нарушение положений пункта 1 статьи 101 НК РФ не влечет отмену решения по самой налоговой проверке, так как срок не пресекательный, а нарушение не существенное, поскольку перечень существенных нарушений указан прямо в п. 14 ст. 101 НК РФ.

Между тем, даже при таких категоричных выводах о непресекательной природе срока, отведенного на продление рассмотрения материалов проверки суды прибегают к анализу причин, послуживших к продлению сроков. В частности, в деле № А50-33997/19 арбитражным судом допущены рассуждения следующего характера:

«Действительно, федеральный законодатель детально урегулировал в Кодексе процедуры проведения налоговых проверок и принятия по ним решений, с установлением сроков, которые должностные лица налоговых органов обязаны неукоснительно соблюдать. Установление указанных сроков, прежде всего, направлено на соблюдение баланса публичных и частных интересов, на ограничение вмешательства государства в лице налоговых органов в финансово-хозяйственную деятельность налогоплательщиков, на возможность получения последними итогового решения, принимаемого по результатам налоговой проверки, т.е. наличия у них правовой определённости в отношениях с государством по исполнению своих налоговых обязательств.

Длительное не принятие налоговыми органами решения по налоговой проверке препятствует налогоплательщикам оспаривать его в суде, что ограничивает их право на обращение в суд за защитой своих прав и законных интересов. При этом если отложение принятия решения по налоговой проверке вызваны обстоятельствами, которые не зависят от налоговых органов, и связаны в том числе с невыполнением (ненадлежащим выполнением) налогоплательщиками и иными лицами своих обязанностей, при этом такое отложение является разумным по продолжительности, то отложение принятия итогового решения нельзя признать явно необоснованным.

Применительно к данной ситуации, действия налогового органа по продлению сроков рассмотрения материалов выездной налоговой проверки связаны с получением дополнительных документов (информации), с исследованием обстоятельств (фактов), изложенных в возражениях (дополнениях к возражениям), оценка которых необходима для принятия объективного решения по результатам проверки и направлены на обеспечение возможности заявителя ознакомиться с ее содержанием.»

Из этих трех абзацев судебного акта невольно возникает вопрос: так все-таки срок продления рассмотрения материалов проверки пресекательный или нет? Или он не пресекательный для целей отказа в удовлетворении требований налогоплательщика, а по своей природе и смыслу как раз пресекательный? Иначе для чего суд пишет про «детальную урегулированность» с «установлением сроков», которую надо соблюдать, вслед за чем анализирует причины отложения сроков рассмотрения налоговым органом материалов проверки и оправдывает действия налоговой по длительному не вынесению решения?

Если сроки не пресекательные, как писал суд абзацем выше, то все остальное не должно иметь никакого правового значения, но дальнейшие оговорки суда, наводят на мысли о том, что доля лукавства в этих выводах суда все же присутствует.

Однако, особое внимание в этом судебном акте приковывают следующие правовые суждения арбитражного суда:

«Исходя из действующего нормативного правового регулирования, в частности статей 30, 31, 32, 82, 87, 89, 100, 101 НК РФ, статьи 4 Закона Российской Федерации от 21.03.1991 № 943-1 «О налоговых органах Российской Федерации», контрольная функция, присущая налоговым органам, как специализированным государственным органам, осуществляющим контроль за уплатой налогов и сборов, предполагает их самостоятельность при реализации этой функции и специфические нормативно установленные формы ее осуществления. Целесообразность проведения конкретных мероприятий налогового контроля определяется инспекцией самостоятельно и не подлежит оценке со стороны подконтрольных субъектов».

Переводя на человеческую речь, суд имел в виду, что налогоплательщику не надо совать нос не в свое дело, поскольку как контролировать, в какие сроки это делать, решает сама налоговая и налогоплательщик ему не указ.

В таком контексте не удивителен следующий вывод суда: «При изложенных обстоятельствах, оспариваемое решение не нарушает прав и законных интересов заявителя, в связи с чем основания для удовлетворения требований отсутствуют».

Такой подход арбитражного суда возник не на пустом месте, а основан на многочисленных судебных актах, а истоки этой позиции заложены еще в пункте 4 Письма ФНС России от 23.05.2013 № АС-4-2/9355 «О мероприятиях налогового контроля», где налоговым органам было разъяснено, что нарушение сроков из пункта 1 статьи 101 НК РФ само по себе не является существенным нарушением процедуры рассмотрения материалов проверки и безусловным основанием для признания решения налогового органа недействительным.

Если возвращаться к судебной практике, то в Постановлении Арбитражного суда Уральского округа от 16.01.2019 по делу № А60-29157/2018 суд также указал, что нарушение инспекцией срока рассмотрения материалов налоговой проверки или результатов дополнительных мероприятий, установленного п. 1 ст. 101 НК РФ, не является существенным нарушением процедуры и безусловным основанием для признания решения налогового органа недействительным.

Аналогичные правовые позиции приведены также, например, в Постановлении Арбитражного суда Уральского округа от 19.02.2020 по делу № А50-8973/2019, Постановлении Арбитражного суда Уральского округа от 23.06.2020 по делу № А34-2053/2019, Постановлении Арбитражного суда Уральского округа от 02.07.2020 по делу № А34-11664/2019.

Подобная практика складывается и в других арбитражных округах. В качестве примера можно сослаться на Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 05.05.2016 по делу № А03-3828/2015, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 23.05.2019 по делу № А40-222695/2018, Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 03.07.2020 по делу № А36-9733/2019 и т.п.

При категоричных выводах арбитражных судов складывается ощущение, что налогоплательщики и их представители все же неверно толкуют содержание пункта 1 статьи 101 НК РФ, обманываются в справедливости заявляемых в судах позиций, заведомо обрекая себя на провал.

Между тем, для примера можно взять краткое обоснование позиции заявителя кассационной жалобы, рассмотренной в Постановлении Арбитражного суда Уральского округа от 23.06.2020 № по делу № А34-2053/2019: «…налогоплательщик указывает на злоупотребление правом со стороны инспекции, выраженное в многократном продлении мероприятий налогового контроля, что порождает неопределенность в правовом положении общества и нарушает его права; отмечает, что налогоплательщик находится в состоянии правовой неопределенности в течение длительного времени».

Казалось бы, налогоплательщик оперирует выдуманными оценочными понятиями, которые безнадежны по сравнению с категоричными умозаключениями судов. Однако, налогоплательщик не сам придумал эти доводы, а взял их из известного Определения Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 16.03.2018 № 305-КГ17-19973 по делу № А40-230080/2016, где высшая судебная инстанция хорошенько прошлась по затягиванию налоговыми органами мероприятий налогового контроля, в частности, применена следующая мотивировка:

«В силу принципа правовой определенности, выступающего одним из элементов правового государства (часть 1 статьи 1 Конституции РФ) и с учетом конституционных гарантий свободы экономической деятельности, охраны частной собственности, запрета несоразмерного ограничения прав частных лиц (статьи 34 и 35, часть 3 статьи 55 Конституции РФ), налогоплательщики должны иметь возможность в разумных пределах предвидеть последствия своего поведения и быть уверенными в неизменности своего официально признанного статуса, приобретенных прав, прежде всего, в том, что касается размера налоговой обязанности, полноты и правильности ее исполнения.

В связи с этим судебная практика исходит из недопустимости избыточного или не ограниченного по продолжительности применения мер налогового контроля в отношении налогоплательщиков, что по существу означало бы придание дискриминационного характера налоговому администрированию и приводило бы к препятствованию предпринимательской деятельности (постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 16.07.2004 N 14-П и постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.03.2008 N 13084/07).

При оценке разумности срока… должны учитываться все обстоятельства, имеющие отношение к обеспечению баланса частных и публичных интересов…»

Собственно, идеи и мысли данного определения и ложатся в основу заявлений налогоплательщиков по поводу многократных необоснованных продлений сроков рассмотрения материалов выездной налоговой проверки. Однако, складывается стойкое убеждение, что мотивировка данного Определения Верховного суда РФ, сработала только в данном конкретном случае и суды опасаются прибегать к применению оценочных подходов, основанных на правовых принципах.

Также непосредственное значение для рассмотрения такого рода споров имеет Определение Конституционного суда РФ от 28.02.2017 № 239-О по жалобе относительно оспаривания конституционности п. 1 ст. 101 НК РФ, где приведена правовая позиция, согласно которой п. 1 ст. 101 НК РФ предполагает возможность продления срока рассмотрения материалов налоговой проверки не более чем на один месяц, защищая тем самым права налогоплательщика от необоснованно длительного вмешательства налогового органа в его хозяйственную деятельность.

В качестве примера практики, где данный подход мог сработать и требования налогоплательщика были удовлетворены судами первой и апелляционной инстанции (но остались без удовлетворения в кассационном суде), рассмотрим Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 03.07.2020 по делу № А36-9733/2019.

Суды первых двух инстанций сослались на то, что инспекцией нарушен установленный п. 1 ст. 101 НК РФ предельный срок продления рассмотрения материалов налоговой проверки и вынесения соответствующего решения — не более чем на один месяц.

Суд округа согласился с тем, что данный срок был нарушен налоговиками, и согласился с тем, что решения о продлении сроков рассмотрения материалов налоговой проверки не соответствуют требованиям п. 1 ст. 101 НК РФ. Вместе с тем, суд кассационной инстанции заключил, что незаконность решений о продлении сроков не влечет незаконность решения инспекции о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности, поскольку не относится к существенным нарушениям процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки, отправляя все также к п. 14 ст. 101 НК РФ, пункту 31 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.13 № 57.

После этого суд округа заключил, что в дополнение ко всему в таких ситуациях следует изучать вопрос о том, как многократное продление сроков проверки могло нарушить права налогоплательщика.

Суды первой и апелляционной инстанции по данному делу предусмотрительно прописали, что нарушение прав налогоплательщика выражается в следующем:

  • Право общества как налогоплательщика на то, чтобы налоговый орган неправомерно и незаконно длительно не вмешивался в его хозяйственную деятельность, необоснованно продлевая себе срок рассмотрения материалов налоговой проверки, прямо ограниченный законом;
  • Право общества на получение одного из предусмотренных п. 7 ст. 101 НК РФ решений по итогам проведения проверки в установленный НК РФ срок;
  • Право общества требовать от должностных лиц налоговых органов и иных уполномоченных органов соблюдения законодательства о налогах и сборах при совершении ими действий в отношении налогоплательщиков, предусмотренное п. п. 10 п. 1 ст. 21 НК РФ.

Продление сроков затрагивает имущественные интересы общества, поскольку в целях обеспечения квалифицированной юридической помощи требует несение дополнительных финансовых затрат на оплату услуг адвоката, участие которого было обеспечено обществом при каждом случае продления (отложения) инспекцией срока рассмотрения материалов проверки.

Однако, по мнению суда кассационной инстанции, ни одно из приведенных судами нарушений прав общества не свидетельствует о реальности нарушения данных прав — о том, что в период продления сроков рассмотрения материалов проверки на общество инспекцией были возложены какие-либо дополнительные обязанности, либо общество было лишено каких-то прав, или в отношении него были применены ограничения.

На этом основании суд округа направил дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд Липецкой области, которым какое-либо решение пока не принято.

По итогу анализа приведенных норм и судебной практики следует сделать вывод, что арбитражные суды не идут навстречу налогоплательщикам, заявляющим требования о признании недействительными решений инспекций о продлении сроков рассмотрения материалов выездной налоговой проверки.

При этом, даже если арбитражный суд и снизойдет, сказав, что действительно продления были без должных на то оснований, то это никак не повлияет на решение вопроса законности решения о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности.

Безусловно борьба налогоплательщиков за соблюдение своих прав носит значимый характер. Но все же надо сделать вывод, что вопрос обоснованности многократных продлений и влияния эти продлений на законность итогового решения инспекции должен быть решен на уровне высших судебных инстанций, которые принимать кассационные жалобы налогоплательщиков пока отказываются, а значит, разделяют мнения нижестоящих судов.

Вопрос остается острым и актуальным, поскольку создает широкое поле для злоупотреблений со стороны налоговых органов, о которых автор упоминал по тексту данной статьи. Существование пространства для такого неподобающего поведения сотрудников налоговых органов безусловно влияет на качество бизнес-среды, а также нивелирует все усилия государства, связанные с развитием фискальной системы и экономики в целом.

Статья 101 НК РФ: официальный текст

Скачать ст. 101 НК РФ

В чем сущность положений статьи 101 НК РФ?

Ст. 101 НК РФ регламентирует процедуру вынесения ФНС решений по итогам рассмотрения документов в рамках налоговых проверок. Таковыми документами в общем случае являются:

  • акт налоговой проверки и сопутствующие ему документы, формируемые ФНС;
  • письменные возражения проверяемой фирмы.

Руководитель территориальной инспекции ФНС (ИФНС) либо его заместитель должны, исследовав соответствующие документы, вынести решение по ним в установленный срок. Обычно, это 10 дней после истечения месяца, отведенного на возражения налогоплательщика.

ВНИМАНИЕ! Если день рассмотрения материалов проверки приходится на нерабочий из-за коронавируса период по 31.05.2020 включительно, то налоговики обязаны в письменном виде уведомить участников проверки о новой дате рассмотрения, т.к. до вышеуказанной даты введен мораторий на проверки (письмо ФНС России от 09.04.2020 № СД-4-2/5985@).

Руководитель ИФНС (либо его зам) должны известить проверяемую организацию о времени и месте изучения документов в рамках налоговой проверки. Человек, представляющий фирму (например, руководитель), может лично участвовать в процессе рассмотрения данных документов. Если представитель проверяемой организации не явится на рассмотрение документов, ФНС может исследовать соответствующие источники без его участия, но при условии, что руководитель ИФНС не посчитает присутствие того или иного лица, имеющего отношение к фирме, обязательным.

К процессу рассмотрения документов по налоговой проверке могут подключаться сторонние лица — свидетели, эксперты. В ходе работы ФНС должен вестись протокол.

Рассматривая документы в рамках налоговой проверки, руководитель ФНС или его заместитель устанавливают:

  • допустила ли проверяемая фирма нарушение налогового законодательства;
  • формируют ли данные нарушения состав правонарушения;
  • есть ли основания для привлечения фирмы к ответственности;
  • есть ли обстоятельства, которые исключают вину фирмы в совершении правонарушения либо могут быть оценены как смягчающие ее ответственность.

Если на основании имеющихся документов руководитель ИФНС или его заместитель не смогут однозначно оценить действия проверяемой фирмы на предмет наличия правонарушений, после рассмотрения акта проверки и возражений налогоплательщика по нему может быть назначена дополнительная проверка, которую ФНС должна будет провести в течение месяца. В ее рамках могут истребоваться документы, предусмотренные ст. 93 и 93.1 НК РФ, допрашиваться свидетели, приглашаться эксперты. Как поясняет ФНС, налоговый орган вправе без рассмотрения материалов налоговой проверки принять решение о продлении срока рассмотрения материалов этой проверки в последний день 10-дневного срока, отведенного на подачу возражений, а затем принять решение о проведении дополнительных мероприятий налогового контроля (письмо от 13.07.2016 № АС-4-7/12625@). Продлить срок рассмотрения материалов налоговой проверки после проведения дополнительных мероприятий контроля можно только, если общий срок продления (до и после принятия решения о проведении доп. мероприятий) не будет превышать 1 месяца.

О том, как составить возражения на акт проверки, читайте в материалах:

  • «Возражения на акт камеральной налоговой проверки — образец»;
  • «Возражения на акт выездной налоговой проверки — образец».

После проведения дополнительных контрольных мероприятий и возражений налогоплательщика по результатам этих мероприятий руководитель ИФНС либо его заместитель выносят окончательное решение по проверке:

  • о привлечении проверяемой фирмы к ответственности за совершение правонарушения;
  • об отказе в привлечении фирмы к ответственности.

В обоих случаях чиновники должны обосновать принятое решение. Максимально возможный срок для принятия решения складывается из суммы следующих сроков: 10 рабочих дней, 1 месяца, на который может быть продлен 10-дневный срок для рассмотрения материалов проверки и допмероприятий контроля и принятия по итогам их рассмотрения решения, и 1 месяца проведения допмероприятий налогового контроля (письмо Минфина России от 12.09.2016 № 03-02-08/53322).

У налогоплательщика при этом есть право знакомиться с материалами проверки и дополнительных контрольных мероприятий и делать копии документов и выписки из них. Ознакомиться с материалами проверки можно на территории налогового органа не позднее двух дней со дня подачи заявления. С июня 2016 года по итогам доппроверки можно прислать налоговикам письменные возражения в течение 10 дней со дня окончания срока доп. контроля, установленного в решении налогового органа (п. 6.1 ст. 101 НК РФ). Этот же срок отведен для ознакомления с результатами. Если проверяемая фирма не согласна с окончательным решением ИФНС по итогам проверки, то она может направить в вышестоящий орган ведомства апелляционную жалобу.

Руководитель ИФНС или его заместитель по факту вынесения решения после рассмотрения документов в рамках проверки могут принять обеспечительные меры, которые будут направлены на исполнение проверяемой фирмой предписаний об устранении последствий налоговых правонарушений. Таковыми могут быть:

  • запрет на продажу и передачу в залог имущества фирмы;
  • приостановление операций на банковских счетах компании.

Проверяемая фирма может обратиться в ФНС с просьбой заменить данные обеспечительные меры на иные. А именно на:

  • банковскую гарантию, которая подтверждает готовность кредитного учреждения выполнить обязательства налогоплательщика по устранению последствий правонарушения;
  • залог ценных бумаг в счет обязательств, появившихся по итогам проверки;
  • поручительства третьих лиц, гарантирующие исполнение обязательств налогоплательщика.

Решение ИФНС может быть отменено вышестоящей структурой ведомства или судом в случае, если его вынесение будет сопровождаться существенными нарушениями предписаний НК РФ.

По итогам налоговой проверки ИФНС может наложить на плательщика административный штраф — в пределах своей компетенции, а также передать документы по проверке, в соответствии с п. 3 ст. 32 НК РФ, в следственные органы, которые впоследствии в установленный срок должны направить в ИФНС уведомление о ходе рассмотрения данных документов.

Какие правонарушения рассматриваются в порядке ст. 101 НК РФ?

Давайте рассмотрим, какие именно правонарушения могут фиксировать руководители ИФНС или их заместители в порядке ст. 101 НК РФ.

В постановлении Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 57 указано, что в порядке, который предусмотрен положениями ст. 101 НК РФ, рассматриваются правонарушения, состав которых определен:

  • ст. 120 НК РФ (грубое нарушение правил учета доходов и расходов);
  • ст. 122 НК РФ (неуплата налога или сбора либо неполное его перечисление в бюджет);
  • ст. 123 НК РФ (невыполнение агентом обязательств по перечислению налогов в бюджет).

О том, какие виды нарушений считаются попадающими под ст. 123 НК РФ, читайте в материале «Минфин напомнил условия для штрафа по ст. 123 НК РФ».

В свою очередь правонарушения, состав которых определяется в иных статьях НК РФ, должны рассматриваться, как считает ВАС РФ, в порядке ст. 101.4 НК РФ.

Грубые нарушения фирмой процедуры учета доходов и расходов могут сопровождаться штрафом в размере 10 000 руб., если они допущены в рамках одного налогового периода. Если компания допустила аналогичное нарушение в последующих налоговых периодах, то величина санкций увеличивается втрое. Если грубое нарушение процедуры учета доходов и расходов привело к уменьшению налогооблагаемой базы (базы по взносам), то фирма заплатит штраф в размере 20% от неуплаченного налога (взносов), но не менее 40 000 руб.

Под грубыми нарушениями в положениях НК РФ понимаются:

  • отсутствие у фирмы первичных документов;
  • отсутствие счетов-фактур;
  • отсутствие регистров бухучета либо налогового учета;
  • некорректное либо несвоевременное отражение на синтетических, аналитических счетах бухучета, а также в налоговых регистрах хозопераций, активов, финансовых средств.

Подробнее о наказаниях за такого рода нарушения читайте в статье «Штраф за грубое нарушение правил учета доходов и расходов».

Отметим, что с апреля 2016 года за грубые нарушения в ведении бухучета ужесточили ответственность для должностных лиц налогоплательщиков (ст. 15.11 КоАП). Теперь для них штраф может составить 5 000 руб. – 10 000 руб. против 2 000 руб. — 3 000 руб. по прежним нормам. Кроме того, законодатель расширил перечень нарушений, которые влекут административную ответственность.

Неуплата налога, сбора либо их неполное перечисление в бюджет сопровождаются штрафом величиной 20% от соответствующего долга фирмы. Если будет установлено, что налогоплательщик осознанно отказался от уплаты налогов и сборов, то штраф может составить 40% от долга перед бюджетом.

Если налоговый агент не выполнит свои обязательства по удержанию и перечислению в российский бюджет положенных сумм либо выполнит их не полностью, то должен будет заплатить штраф в размере 20% от величины денежной суммы, которая должна быть перечислена государству.

Вместе с тем решения чиновников из ФНС, выносимые по итогам рассмотрения документов в рамках проверок и отражающие позицию ведомства по установлению фактов правонарушений, могут быть обжалованы. Рассмотрим данный аспект подробнее.

Каков порядок обжалования действий ФНС?

В соответствии с п. 8 ст. 101 НК РФ налоговики должны объяснить налогоплательщику порядок обжалования решения, принятого ИФНС по итогам рассмотрения документов в рамках проверки.

Текущие правовые нормы делают соответствующий механизм обжалования двухступенчатым: сначала плательщик должен выразить несогласие с решением ИФНС, обратившись в вышестоящую структуру ведомства, а если реакция налоговиков его не устроит либо жалоба останется без ответа — можно обращаться в суд (п. 2 ст. 138 НК РФ).

Срок рассмотрения жалобы вышестоящим органом ФНС — 1 месяц. Ведомство также вправе продлить его еще на 1 месяц, если возникнет необходимость в получении документов от нижестоящих структур ФНС (п. 6 ст. 140 НК РФ).

В соответствии с положениями п. 4 ст. 198 АПК РФ заявления в арбитраж должны подаваться не позже чем через 3 месяца после выявленных нарушений прав гражданина. В качестве таковых признаются следующие действия налоговиков:

  • вышестоящая структура ФНС приняла решение по жалобе, не устроившее заявителя, и уведомила его о принятии данного решения;
  • истекли сроки рассмотрения жалобы ведомством.

Альтернативой обращению в суд по факту вынесения вышестоящей структурой ФНС решения по жалобе может быть последующее направление жалобы в центральный аппарат ФНС в Москве. Это также нужно успеть сделать в течение 3 месяцев с момента ознакомления с решением территориальной структуры ведомства, которая является вышестоящей относительно ИФНС, проводившей проверку (п. 2 ст. 139 НК РФ).

Жалоба в структуру ФНС, которой подчиняется проверяющая ИФНС, должна подаваться в письменном виде за подписью непосредственно подавшего ее лица или его представителя. Также можно подать ее в электронной форме по телекоммуникационным каналам связи или через личный кабинет налогоплательщика (п. 1 ст. 139.2 НК РФ).

В структуре жалобы должны присутствовать:

  • Ф. И. О. заявителя, адрес фирмы;
  • сведения об обжалуемом решении ИФНС;
  • наименование ИФНС, действия которой обжалуются;
  • основания, на которых заявитель обжалует решение ИФНС;
  • требования заявителя;
  • контактные данные заявителя;
  • документы, которые подтверждают доводы заявителя;
  • при необходимости — документы, подтверждающие полномочия лица, представляющего интересы заявителя и подписывающего жалобу;
  • способ получения решения по жалобе (на бумажном носителе, в электронной форме или через личный кабинет налогоплательщика).

Можно отметить, что издержки, связанные с возможным обращением к юристам с целью более грамотного составления жалобы в ФНС, могут быть включены в состав расходов при исчислении налога на прибыль (письмо Минфина РФ от 07.12.2012 № 03-03-06/1/644).

О последних новшествах в процедуре обжалования читайте в материале «Начали действовать нововведения в обжаловании действий налоговиков».

В каких случаях ФНС вправе не удовлетворять жалобу налогоплательщика?

Полезно будет рассмотреть нормы НК РФ, в соответствии с которыми ФНС приобретает право отказать в удовлетворении жалобы плательщика. Прежде всего, отметим, что данное действие — в числе 5 возможных, которые налоговики вправе осуществить. Не считая отказа в удовлетворении жалобы, в числе таковых:

  • отмена акта нижестоящего налогового органа;
  • отмена решения нижестоящего налогового органа (полностью или частично);
  • отмена решения нижестоящей структуры ФНС и принятие нового
  • признание действия (бездействия) должностных лиц налоговых органов незаконными и вынесение решения по существу.

Положения п. 1 ст. 139.3 НК РФ включают основания, по которым ФНС вправе отказать плательщику в удовлетворении жалобы. Подобный сценарий возможен, если:

  • не соблюден порядок подачи жалобы или в ней не указаны акты налогового органа ненормативного характера, действия или бездействие его должностных лиц, которые привели к нарушению прав;
  • срок подачи жалобы пропущен, нет ходатайства о его восстановлении либо в этом праве плательщику отказано;
  • заявитель до принятия ФНС решения по жалобе направил в ведомство отзыв документа — полностью либо в части;
  • жалоба подается в ФНС не в первый раз, но по тем же основаниям, что и предыдущая;
  • до принятия решения по жалобе налоговый орган сообщил об устранении нарушения прав налогоплательщика.

Налогоплательщик вместе с тем может попробовать оспорить отказ в удовлетворении жалобы, а также обратиться с жалобой еще раз, если причиной отказа были не отзыв жалобы или повтор.

Может ли налогоплательщик отказаться от участия в рассмотрении документов?

Один из актуальных вопросов рассматриваемой сферы взаимодействия налогоплательщиков и ФНС — могут ли первые отказываться от участия в изучении документов в рамках налоговых проверок. В соответствии с п. 2 ст. 101 НК РФ отсутствие представителей проверяемой организации при рассмотрении материалов проверки не может быть препятствием для проведения соответствующего мероприятия, но только, если руководитель ИФНС не посчитает, что их участие обязательно. Таким образом, представитель вправе не взаимодействовать с ФНС в ходе изучения документов, но чиновники ведомства могут посчитать, что без его участия данная процедура не может быть осуществлена.

При этом в распоряжении ФНС есть весьма эффективная контрмера на случай, если участие плательщика в рассмотрении документов крайне желательно, но он уклоняется от взаимодействия с налоговиками. Минфин в п. 4 письма от 23.05.2013 № АС-4-2/9355 рекомендует территориальным налоговым структурам вручать налогоплательщикам уведомления о дате, времени, а также месте рассмотрения документов по проверкам одновременно с актами, которые данным проверкам соответствуют. Если плательщик не возьмет данное уведомление, инспектор может в соответствии с рекомендацией ФНС составить протокол об административном нарушении, предусмотренном ст. 19.1.4 КоАП РФ. То есть налогоплательщик в этом случае может быть привлечен к ответственности за воспрепятствование деятельности налогового органа. В результате должностное лицо фирмы и сама организация могут быть оштрафованы.

Какие нарушения ФНС при проверке и оформлении решений существенны?

В соответствии с п. 14 ст. 101 НК РФ налогоплательщик вправе рассчитывать на отмену вышестоящим органом ФНС решения, принятого руководителем или замом ИФНС, если соответствующая структура допустит нарушения существенных условий процедуры изучения документов в рамках проверки. Какими они могут быть?

Бывает, что налоговики пренебрегают обязательством по вручению проверяемой фирме акта камеральной проверки, по итогам которой также могут выноситься решения о признании фирмы нарушителем налогового законодательства, а также по обеспечению необходимой доказательной базы, отражающей факт направления отмеченного акта. ФАС Западно-Сибирского округа в постановлении от 17.07.2014 № А45-20696/2013 приходит к выводу, что это недопустимо.

Акт налоговой проверки, а также решение руководителя ИФНС или его заместителя должны содержать, прежде всего, систематизированное изложение фактов, свидетельствующих о нарушении налогоплательщиком законодательства в сфере налогов и сборов (постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 20.03.2013 № А78-4025/2012). Если налоговики формируют документы, не соответствующие указанному критерию, то это может быть квалифицировано как существенное нарушение процедуры рассмотрения материалов проверки.

Акт налоговой проверки, а также решение руководителя ИФНС либо его заместителя должны обязательно содержать ссылки на положения нормативно-правовых актов, которые нарушила проверяемая фирма, а также ссылки на документы, свидетельствующие о данных нарушениях (постановление ФАС Московского округа от 14.01.2014 № Ф05-16619/2013). Прежде всего, это первичные документы. Если таковые, а также ссылки на НПА не указаны в акте проверки, данное действие ФНС может быть квалифицировано как существенное нарушение процедуры рассмотрения документов.

Является ли отсутствие подписей всех проверяющих в акте проверки существенным основанием для отмены решения налогового органа? Эксперты КонсультантПлюс собрали судебные решения по данной теме в единый обзор. Изучите материал, получив пробный доступ к системе бесплатно.

В то же время нарушение налоговиками срока принятия решения по проверке существенным не является и основанием для отмены решения быть не может. Подробнее см. .

В какие сроки нужно предоставлять документы по запросу ФНС?

В соответствии с п. 1 ст. 93 НК РФ, а также п. 6 ст. 101 НК РФ инспекторы ФНС вправе запрашивать у проверяемой фирмы различные документы в ходе проверки. Полезно будет рассмотреть, в какие сроки должно осуществляться их предоставление.

При любых типах проверок, включая дополнительные, налогоплательщик должен направить в ФНС требуемые документы в течение 10 дней с момента получения соответствующего запроса (п. 3 ст. 93 НК РФ).

ФНС может вручить данный запрос лично (п. 1 ст. 93 НК РФ), направить через личный кабинет, по телекоммуникационным каналам связи, либо по обычной почте (п. 4 ст. 31 НК РФ). Если требование направляется по почте, то датой его получения признается 6-й рабочий день с момента отправки. Если требование отправлено через личный кабинет налогоплательщика, то оно считается полученным уже на следующий день после отправки (абз. 3 п. 4 ст. 31 НК РФ).

Можно отметить, что даже если налогоплательщик получил требование по почте до истечения 6 дней с момента отправки, то отсчитывать срок предоставления документов он, так или иначе, вправе именно по истечении 6 дней (письмо Минфина РФ от 06.05.2011 № 03-02-07/1-159 ).

Если плательщик не предоставит дополнительные документы для проверки, то ФНС наложит на него штраф в размере 200 рублей за каждый непредоставленный источник (п. 1 ст. 126 НК РФ).

В свою очередь плательщики обязаны предоставлять необходимые документы по запросу в случае, если они имеются в распоряжении фирмы (письмо ФНС РФ от 20.02.2015 № АС-3-2/636).

Как ФНС должна уведомлять плательщика о рассмотрении документов?

Итак, НК РФ довольно подробно регламентирует то, каким образом ФНС должна направлять плательщикам требования о предоставлении дополнительных документов. Однако данный НПА детально не регламентирует то, как ФНС должна извещать налогоплательщика о времени и месте изучения документов в рамках проверки — то есть выполнять обязательство, предусмотренное п. 2 ст. 101 НК РФ.

ВАС РФ в постановлении от 30.07.2013 № 57 указывает, что извещение о рассмотрении документов в рамках проверки налоговики могут осуществлять любым способом. Арбитраж считает, что в НК РФ нет положений, регламентирующих конкретный способ коммуникации ФНС с проверяемыми фирмами в данном случае.

Важно при этом, чтобы тот или иной метод извещения позволял идентифицировать отправителя и получателя информации о рассмотрении документов. Также ФНС должна иметь доказательства факта передачи соответствующей информации (постановления Президиума ВАС РФ от 25.02.2010 № 14458/09, от 12.02.2008 № 12566/07).

Какие последствия предусмотрены законодательством, если налогоплательщику не вручили акт выездной проверки? Ответ на этот вопрос есть в КонсультантПлюс. Если у вас нет доступа к системе, получите пробный онлайн-доступ бесплатно.

Подробнее о предоставлении документов ФНС читайте в статье «Как представить документы по требованию налоговой инспекции».

Можно ли направлять уточненку во время проверки?

Как мы отметили выше, в числе правонарушений, которые могут фиксироваться в порядке ст. НК 101, — неуплата налога, сбора либо неполное их перечисление в бюджет (ст. 122 НК РФ). Величина данных обязательств фиксируется, главным образом, исходя из сведений в налоговой декларации, предоставляемой фирмой в ФНС.

Может так получиться, что бухгалтерия проверяемой организации обнаружит, что в уже поданной декларации содержатся ошибки, вследствие которых между реальными обязательствами по уплате налогов и декларируемыми возникают расхождения не в пользу налогоплательщика. ФНС, обнаружив их в ходе проверки, может зафиксировать правонарушение. Многие фирмы по факту обнаружения соответствующих ошибок тут же направляют в ФНС уточненную декларацию. Но можно ли делать это непосредственно во время проведения проверки?

Налогоплательщики обязаны направлять налоговикам уточненки, если ошибки в предыдущей декларации привели к уменьшению налога (п. 1 ст. 81 НК РФ). В свою очередь, нормы НК РФ не устанавливают обстоятельств и критериев, ограничивающих направление в ФНС уточненных деклараций.

Таким образом, направлять налоговикам уточненки в ходе проверок вполне допустимо. Однако поможет ли это избежать приличного штрафа по факту обнаружения ФНС недоимок — в 20% от неуплаченного налога (п 1. ст. 122 НК РФ), а если инспекторы посчитают неверное исчисление налога фирмой умышленным — то 40% (п. 3 ст. 122 НК РФ)?

К сожалению, уточненка не гарантирует отказа ФНС от выписывания штрафа. Но избежать его можно, если:

  • сдать уточненку до срока перечисления налога в бюджет;
  • сдать уточненку до момента информирования о том, что ФНС обнаружила ошибку в основной декларации, либо что налоговики инициируют выездную проверку за соответствующий период, — при условии, что к моменту подачи уточненки фирма заплатит налог и пени;
  • ФНС в ходе выездной проверки не выявила ошибок в декларации.

Еще один вариант избежать штрафа — уплатить налоги и пени, подать уточненку и направить в ФНС просьбу не начислять штраф, исходя из положений подп. 3 п. 1 ст. 112 НК РФ. То есть, сославшись на обстоятельства, которые могли бы смягчить ответственность за выявленное налоговое правонарушение.

Предоставление уточненки, уплата налогов и пеней, как минимум, убедят ФНС в том, что занижение суммы налога в основной декларации плательщик осуществил неумышленно, и вероятность наложения ведомством штрафа в 40% существенно снизится.

О том, как будет рассчитан штраф за неуплаченный вовремя налог при подаче нескольких уточненок за один и тот же период, читайте в материале «Как посчитают штраф за неуплату, если подано несколько уточненок за один период?».

Каковы законные основания для принятия ФНС обеспечительных мер?

В соответствии с п. 10 ст. 101 НК РФ ФНС может применить в отношении проверяемой организации обеспечительные меры, направленные на сохранение активов плательщика, за счет которых могут быть погашены его обязательства перед бюджетом, возникшие по факту проверки. Полезно будет рассмотреть, каковы законные поводы для принятия данных мер ФНС и в каких случаях налоговики не вправе их осуществлять.

НК РФ не содержит детально регламентирующих критерии инициирования обеспечительных мер положений, которых должна придерживаться ФНС. В п. 10 ст. 101 НК РФ сказано только о том, что налоговики должны иметь достаточные основания полагать, что отказ от принятия обеспечительных мер может отрицательно сказаться на исполнении решения ФНС, предполагающего уплату фирмой недоимок, пеней и штрафов. Какими могут быть те самые «достаточные основания»?

Судебная практика свидетельствует, что таковым основанием могут быть, в частности, действия проверяемой фирмы, выражающиеся в передаче основных средств в пользу учредителей, по срокам совпадающие с проведением проверки (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 27.01.2012 № А27-5430/2011). Налоговики, зафиксировав данное обстоятельство, вправе посчитать, что фирма, уменьшая активы, стремится уклониться от последующей уплаты недоимок, и суд может согласиться с этим доводом ФНС.

Другое возможное достаточное основание — инициирование фирмой процедуры ликвидации, сопровождающейся уменьшением сумм, доступных на расчетных счетах (постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 21.01.2013 № А53-9359/2012). Данное основание может оцениваться как особенно веское, если у ликвидируемой компании кроме денежных средств на расчетном счету нет в значительном количестве иного имущества, за счет которого долг перед бюджетом может быть погашен.

Активная распродажа имущества фирмой непосредственно по факту получения от ФНС акта проверки — еще один возможный повод для налоговиков обнаружить достаточные основания для принятия обеспечительных мер (постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 04.09.2012 № А10-3116/2011).

Другое возможное основание для обнаружения достаточных оснований для принятия ФНС обеспечительных мер в отношении налогоплательщика — осуществление проверяемой компанией расчетов с фирмами-однодневками (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 10.04.2015 № А70-6490/2014).

Так или иначе, в большинстве случаев налогоплательщик вправе оспорить решение ФНС о принятии обеспечительных мер в суде, поскольку НК РФ детально не определяет критерии обнаружения достаточных оснований для его вынесения.

Вместе с тем у плательщика также есть возможность дать налоговикам встречный ответ в виде собственных «обеспечительных мер». Рассмотрим их сущность подробнее.

Обеспечительные меры в пользу налогоплательщика: в чем их сущность?

Термин «обеспечительные меры» в российском законодательстве может трактоваться разными способами. Так, в НК РФ под таковыми понимаются действия ФНС, направленные на сохранность имущества налогоплательщика, в счет которого можно будет погашать недоимки. Однако есть также обеспечительные меры, предусмотренные арбитражно-процессуальным законодательством. В соответствии с п. 1. ст. 90 АПК РФ под таковыми следует понимать меры, которые направлены на обеспечение имущественных интересов субъекта.

Основными обеспечительными мерами (в приведенном в АПК РФ значении) в этом случае могут быть:

  • запрет ФНС совершать действия с имуществом и счетами в банке, фактически являющимися предметом спора (подп. 2 п. 1 ст. 91 АПК РФ);
  • приостановление действия решения ФНС о принятии обеспечительных мер в значении, приведенном в НК РФ (п. 3 ст. 199 АПК РФ).

Как мы отметили выше, обращение в арбитраж возможно только после того, как налогоплательщик осуществит необходимые взаимодействия с ФНС в досудебном порядке. Но, если фирма в законном порядке инициировала иск в арбитраж, предмет которого — принятие обеспечительных мер (в значении, приведенном в АПК РФ), то ФНС, пока идет рассмотрение дела в суде, не может применять собственные обеспечительные меры в значении, приведенном в НК РФ (п. 77 постановления ВАС РФ от 30.07.2013 № 57).

Более полную информацию по теме вы можете найти в КонсультантПлюс.
Полный и бесплатный доступ к системе на 2 дня.

Одним из основных нарушений со стороны налоговой инспекции при проведении проверок является нарушение сроков их проведения. Это обстоятельство, несомненно, создает повод для налогового спора, ведь процедура проведения проверки затрудняет нормальный ход бизнес-процессов в компании и создает массу неудобств. Вопрос заключается в том, является ли нарушение срока проведения проверки достаточным основанием для отмены судом решения налогового органа.

Сроки проведения налоговой проверки

Сроки проведения выездной налоговой проверки закреплены в п. 6 ст. 89 НК РФ, в котором указано, что выездная налоговая проверка не может продолжаться более 2-х месяцев. Указанный срок может быть продлен до 4-х месяцев, а в исключительных случаях – до 6-ти месяцев. Основания и порядок продления срока проведения выездной налоговой проверки установлены Приказом ФНС России от 25.12.2006 № САЭ-3-06/892.

При этом налоговая проверка может быть продлена на указанные сроки только на основаниях, установленных ФНС России.

Кроме того, существует такая процедура, как приостановление выездной налоговой проверки, предусмотренная п. 9 ст. 89 НК РФ. Общий срок приостановления проверки не может превышать 6-ти месяцев. В отдельных случаях этот срок может быть увеличен еще на 3 месяца.

Как видно, налоговым органам предоставлены достаточно широкие временные рамки для проведения выездной налоговой проверки. Учитывая, что в соответствии с п. 5 ст. 89 НК РФ налоговые органы имеют право проводить две проверки в течении года (за разные налоговые периоды), то период времени, в течении которого в отношении налогоплательщика совершаются какие-либо действия (помимо камеральных проверок налоговой отчетности) и вовсе может составить полгода и более.

Срок проведения камеральной проверки составляет 3 месяца со дня представления налогоплательщиком налоговой декларации (расчета) (п. 2 ст. 88 НК РФ). Принимая во внимание, что основная масса налоговой отчетности сдается поквартально, указанный срок также более чем достаточен. При этом ни приостановление, ни продление камеральных проверок НК РФ не предусмотрено.

Напомним, что в этом году вступили в силу изменения в п. 2 ст. 88 НК РФ. Из данной нормы исключены положения о документах, которые в соответствии с НК РФ прилагаются к налоговой декларации. Эти положения были источником частых споров о времени начала камеральной проверки. Налоговики утверждали, что проверка начинается не с момента представления самой декларации, а с момента предоставления последнего необходимого для проведения проверки документа.

Внесенные в п. 2 ст. 88 НК РФ изменения вызвали в предпринимательской среде некоторое моральное облегчение. Однако облегчение действительно оказалось исключительно моральным.

Несмотря на, казалось бы, строгое законодательное ограничение сроков проведения проверки, ответственность налогового органа за нарушение указанных сроков в НК РФ не предусмотрена.

Мнение ВАС РФ: срок проверки можно не соблюдать

Судебная практика свидетельствует, что нарушение срока проверки само по себе не может являться основанием для отмены решения налогового органа.

Показательным в этом плане является одно из недавних определений ВАС РФ. По всей видимости, оно призвано развеять начавшее формироваться представление о необходимости соблюдения налоговыми органами всех без исключения процедурных вопросов при проведении налоговых проверок.

ВАС РФ в определении от 09.06.2009 № ВАС-6921/09 указал, что нарушение сроков проведения камеральной проверки не относится к нарушениям процедуры проведения налоговой проверки и вынесения решения, являющимся в соответствии со ст. 101 НК РФ безусловными основаниями для отмены решения налогового органа.

Рассмотрим материалы данного дела подробнее.

Организация оспорила в арбитражном суде решение налоговой инспекции о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Как следует из материалов дела, организация учла в расходах, уменьшающих налоговую базу по налогу на прибыль, затраты на приобретение товаров и услуг у контрагентов. На основании счетов-фактур контрагентов заявителем предъявлен налоговый вычет по НДС.

Инспекция посчитала, что заявитель нарушил требования ст. 252, 171, 172, 169 НК РФ, ст. 9 Федерального закона от 21.11.1996 № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете». Поэтому налоговые вычеты применены неправомерно, а спорные затраты необоснованно отнесены на расходы в целях налогообложения. Инспекция обосновала свою позицию тем, что документы, на основании которых применены налоговые вычеты и понесены расходы, содержат недостоверную информацию о лицах, действовавших от имени названных контрагентов.

Налоговый орган сослался на объяснения и протоколы допросов лиц, числящихся руководителями организаций-контрагентов – в соответствии с данными объяснениями эти лица фактически руководителями организаций не являлись. Таким образом, все первичные документы по совершению хозяйственных операций с названными организациями подписаны неустановленными лицами.

При этом причиной обращения общества в суд стал тот факт, что указанные объяснения инспекция получила от сотрудников органов внутренних дел, участвующих в проведении проверки, уже после окончания сроков налоговой проверки.

Суды первой и апелляционной инстанции признали неправомерным решение налогового органа в части доначислении налогов, а также штрафов и пеней, связанных с взаимодействием общества с контрагентами (Решение Арбитражного суда г. Москвы от 24.10.2008 по делу № А40-34099/08-111-79, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 25.12.2008).

ФАС Московского округа отменил решения судов первой и апелляционной инстанций в части признания недействительным решения инспекции о привлечении к налоговой ответственности, начислении налогов и пени по хозяйственным операциям общества с его контрагентами. В указанной части дело было направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Принимая данное решение, ФАС Московского округа указал на следующее. Инспекции сделала вывод о нереальном характере хозяйственных операций вследствие подписания первичных документов неустановленными лицами. Этот вывод не может быть опровергнут ссылкой судов на то, что доказательства подписания документов неустановленными лицами получены вне рамок налоговой проверки и не соответствуют требованиям ст. 90 НК РФ.

Также суд кассационной инстанции признал несостоятельным довод налогоплательщика о нарушении налоговым органом срока проведения выездной налоговой проверки, установленного ст. 89 НК РФ. Поскольку такое нарушение не опровергает правильность вывода суда и не приводит к отмене судом оспариваемого решения в этой части с учетом положений п. 14 ст. 101 НК РФ (Постановление ФАС Московского округа от 31.03.2009).

Общество, не согласившись с решением кассационной инстанции, обратилось в ВАС РФ с просьбой о пересмотре дела в порядке надзора.

ВАС РФ отказал обществу в передаче дела на рассмотрение в Президиум ВАС РФ (Определение ВАС РФ от 09.06.2009 № ВАС-6921/09).

ВАС РФ указал, что суды правильно применили нормы права. При рассмотрении дела суды не установили нарушений процедуры проведения налоговой проверки и вынесения решения, являющихся в соответствии со ст. 101 НК безусловными основаниями для отмены решения налогового органа. Суды сделали верный вывод о том, что нарушение срока проведения налоговой проверки не отнесено НК РФ к существенным условиям, нарушение которых является основанием для отмены судом решения налогового органа.

Следует отметить, что позиция ВАС РФ по делам, связанным с нарушением сроков проведения налоговых проверок, последовательна.

Так, например, в п. 9 информационного письма Президиума ВАС РФ от 17.03.2003 № 71 указано следующее. Проведение камеральной налоговой проверки за пределами срока, предусмотренного ст. 88 НК РФ, само по себе не может повлечь отказ в удовлетворении требования налогового органа о взыскании налога и пеней, предъявленного с соблюдением срока, предусмотренного п. 3 ст. 48 НК РФ.

ВАС РФ ссылался на то, что согласно абзацу второму ст. 88 НК РФ камеральная проверка проводится уполномоченными должностными лицами налогового органа в соответствии с их служебными обязанностями без какого-либо специального решения руководителя налогового органа. Проверка проводится в течение 3-х месяцев со дня представления налогоплательщиком налоговой декларации и документов, служащих основанием для исчисления и уплаты налога, если законодательством о налогах и сборах не предусмотрены иные сроки.

По мнению ВАС РФ, применяя указанную норму, следует исходить из того, что установленный ею срок не является пресекательным и его истечение не препятствует выявлению фактов неуплаты налога и принятию мер по его принудительному взысканию.

Кроме того, ВАС РФ отметил, что пропуск налоговым органом срока проведения камеральной проверки не влечет изменения порядка исчисления срока на принудительное взыскание налога и пеней (п. 3 ст. 48 НК РФ).

Новые нормы о недопустимости доказательств

В 2009 году в НК РФ была внесена такая новация, как недопустимость использования доказательств, полученных с нарушением НК РФ при рассмотрении материалов налоговой проверки (п. 4 ст. 101 НК РФ).

Что же можно отнести к «недопустимым» доказательствам? По мнению налогоплательщиков, к таким доказательствам относятся, в том числе, доказательства (в частности, документы), полученные инспекцией по истечению срока налоговой проверки.

Однако это мнение довольно спорно.

НК РФ предусматривает, что основанием для отмены решения налогового органа о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения (решения об отказе в привлечении к ответственности) является нарушение существенных условий процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки.

К существенным условиям относится обеспечение возможности лица, в отношении которого проводилась проверка, участвовать в процессе рассмотрения материалов налоговой проверки лично и (или) через своего представителя и обеспечение возможности налогоплательщика представить объяснения.

Иные нарушения процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки могут являться основаниями для отмены решения налогового органа вышестоящим налоговым органом или судом в случае, определенном НК РФ. А именно – если такие нарушения привели или могли привести к принятию руководителем (заместителем руководителя) налогового органа неправомерного решения (п. 14 ст. 101 НК РФ).

Из изложенного можно предположить, что вопрос о применении в данном случае недопустимых доказательств зависит от того, могло ли привести использование недопустимых доказательств к принятию руководителем (заместителем руководителя) неправомерного решения.

Выводы

Ссылка на нарушение срока проверки как на существенное нарушение процедуры рассмотрения материалов проверки не принесет пользы в суде. Судебные инстанции однозначно указывают, что это не так.

Учитывая отношение судов к нарушениям сроков проведения налоговыми органами проверок (а именно, фактическая «легализация» такой практики), налогоплательщикам необходимо искать новые инструменты защиты своих интересов.

Учитывая рассмотренное постановление ВАС РФ, начинать, вероятно, следует с обжалования незаконных действий налогового органа (проведение мероприятий налогового контроля предусмотренных в рамках ст. 88 и 89 НК РФ за пределами законодательно установленного срока проведения налоговой проверки). Право на обжалования незаконных действий налоговых органов дает статья 137 НК РФ.

Специфика здесь заключается в том, что указанное обжалование должно быть осуществлено до того, как налогоплательщик сможет увидеть и оценить результат налоговой проверки (т.е. во время произведения этих самых незаконных действий).

После того, как судом будем принято решение о незаконности действии налогового органа (если таковое будет принято), ссылаться на недопустимость предъявленных налоговым органом доказательств, полученных в рамках уже оспоренных в суде действий, представляется более логичным.

Тем не менее, вопрос об отмене судами решений налоговых органов, принятых на основании такого рода недопустимых доказательств, остается открытым.