Оспаривание сделок в банкротстве

На практике возникает вопрос: можно ли воспользоваться этим способом в отношении сделок физлица, если они совершены до появления в законе нормы о банкротстве физлиц (то есть до 01.10.2015)? Разберемся, на каком основании эти сделки оспариваются, каков срок исковой давности по таким требованиям и при каких условиях это в принципе возможно?

В чем выражается злоупотребление правом?

С 1 октября 2015 года стало возможным банкротство физлиц1. Сделки, совершенные после вступления в силу норм о личном банкротстве, могут быть оспорены по специальным, так называемым банкротным, основаниям. К ним относятся подозрительные сделки (ст. 61.2. Закона о банкротстве) и сделки с предпочтением (ст. 61.3. Закона о банкротстве).

Сделки, совершенные до вступления в силу норм о личном банкротстве (то есть до 01.10.2015), могут быть оспорены, если в результате их совершения кредиторам должника причинен вред. Основанием для оспаривания в этом случае будет ст. 10 ГК РФ2.

Причинение вреда третьим лицам является одной из форм злоупотребления правом. Понятие «злоупотребление правом» содержится в ст. 10 Гражданского кодекса РФ (далее — ГК РФ). Это поведение, представляющее собой заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав. Помимо причинения вреда другому лицу злоупотребление правом может выражаться в обходе закона с противоправной целью.

Названные формы злоупотребления правом являются наиболее часто встречающимися, однако не исчерпывающими. Закон допускает существование иных форм недобросовестного осуществления гражданских прав, которые также находятся под запретом. Исходя из этого о совершении сделки со злоупотреблением правом могут свидетельствовать следующие факты:

— сделка совершена во вред другим лицам;

— сделка совершена внешне правомерными действиями, однако направлена на достижение противоправной цели.

Злоупотребление правом в преддверии банкротства

При банкротстве должника ключевое значение придается защите интересов его кредиторов в получении удовлетворения по своим требованиям. Эти интересы могут быть удовлетворены главным образом за счет конкурсной массы. В связи с этим сделки, направленные на уменьшение конкурсной массы, оцениваются судами как совершенные со злоупотреблением правом3.

По требованиям об оспаривании сделок как совершенных со злоупотреблением правом суду необходимо установить следующие юридически значимые факты4:

— цель совершения сделки отличается от цели, обычно преследуемой при совершении сделок такого вида;

— при совершении сделки стороны превысили пределы осуществления правомочий, дозволенные гражданским правом;

— сделка нарушает имущественные права третьих лиц;

— совершение сделки препятствует исполнению обязательств перед иными кредиторами;

— между сторонами сделки имеется сговор либо контрагент должника знает о пороках сделки.

Под перечисленные признаки подпадает, например, безвозмездное отчуждение поручителем имущества в пользу своего сына после наступления обязанности отвечать по основному обязательству5 или дарение недвижимости в пользу своей дочери и ее последующая продажа по рыночной цене6.

Отсутствие названных признаков, напротив, свидетельствует о законности сделки7.

Однако анализ судебной практики показывает, что даже при очевидной недобросовестности должника и его контрагента суд откажет в признании таких сделок недействительными, если установит отсутствие причинения вреда кредиторам. Например, в деле № А40-10574/2017 должник, имея существенную задолженность перед банком, безвозмездно передал своей супруге все свое имущество: квартиру площадью 82 кв. метра и автомобиль. Суд отказал в признании недействительным соглашения о разделе имущества супругов, руководствуясь следующим. Во-первых, до возбуждения дела о банкротстве должника банк уже обратил взыскание на долю в праве собственности на автомобиль на основании решения суда. Во-вторых, квартира является единственным жильем должника, защищенным исполнительским иммунитетом, в связи с чем была бы впоследствии исключена из конкурсной массы8.

Иными словами, суд установил недобросовестность должника при совершении сделки. Однако сделка не привела к уменьшению конкурсной массы, а следовательно, не причинила вреда кредиторам, в связи с чем в ее оспаривании было отказано.

В другом деле суд отказал в признании недействительным алиментного соглашения, которым алименты на троих детей установлены в размере 90% ежемесячного дохода должника. В этом деле суд отступил от принципа равенства кредиторов, указав, что дети и обычные гражданско-правовые кредиторы не могут быть поставлены в равное положение, а их интересам не может предоставляться равная защита. Иное противоречило бы социальной природе российского государства. Суд также посчитал, что установленный размер алиментов соразмерен разумным потребностям детей и суммам, которые должник предоставлял на их содержание в добанкротный период9.

Таким образом, несмотря на очевидную направленность алиментного соглашения на вывод денег из конкурсной массы, суд посчитал, что интересы детей не могут быть противопоставлены интересам иных кредиторов. Как следствие суд признал отсутствующим признак причинения вреда кредиторам.

Описанные случаи доказывают, что сделки, совершенные до 01.10.2015, могут быть оспорены только при доказанности совокупности следующих признаков:

  • при совершении сделки допущено злоупотребление правом;
  • в результате кредиторам должника причинен вред.

При отсутствии одного из указанных признаков суд откажет в признании сделки недействительной.

Срок исковой давности по требованиям об оспаривании сделок по ст. 10 ГК РФ

Правильная квалификация сделки имеет значение при определении срока исковой давности. Для оспоримых сделок он составляет один год, для ничтожных — три года.

Нарушение ст. 10 ГК РФ при совершении сделки по общему правилу влечет ее оспоримость (п. 1 ст. 168 ГК РФ). Однако если сделка совершена во вред третьим лицам, она является ничтожной в силу п 2 ст. 168 ГК РФ.

Таким образом, сделка, совершенная должником во вред своим кредиторам, является ничтожной.

Срок исковой давности для оспаривания таких сделок составляет три года и начинает отсчитываться с момента, когда лицо, оспаривающее сделку, узнало или должно было узнать о наличии оснований для оспаривания. Если сделку оспаривает финансовый управляющий, таким моментом является дата введения процедуры реструктуризации долгов и назначения первого управляющего.

При этом судебная практика исходит из непрерывности фигуры финансового управляющего10. Это значит, что, если управляющий сложит с себя полномочия или будет заменен Определением суда, это не прервет течение срока исковой давности.

Глубина проверки добросовестности должника

Одной из основных целей гражданского законодательства является обеспечение стабильности гражданского оборота. Ей служит ряд правовых традиций и конструкций. Например, срок исковой давности (ст. 196, 181 ГК РФ), недопустимость одностороннего отказа от исполнения обязательства (ст. 310 ГК РФ), эстоппель (п. 5 ст. 166, п. 2 ст. 431.1, п. 3 ст. 432, п. 6 ст. 450.1 ГК РФ) и ряд других.

Применительно к банкротству стабильность оборота обеспечивается за счет установления предельного ретроспективного периода проверки добросовестности должника и его контрагентов (период подозрительности)11. Этот период зависит от основания, по которому оспаривается сделка должника. Текущее регулирование устанавливает предельный период подозрительности три года (п. 2 ст. 61.2. Закона о банкротстве).

Применительно к банкротству стабильность оборота обеспечивается за счет установления предельного ретроспективного периода подозрительности

Период подозрительности, установленный Законом о банкротстве, распространяется только на случаи оспаривания сделок по банкротным основаниям. Применительно к оспариванию сделок, совершенных до 01.10.2015, такой период не установлен. Формально это означает, что заявитель по требованию об оспаривании сделки ограничен лишь предельным сроком исковой давности, равным десяти годам со дня, когда началось исполнение оспариваемой сделки (п. 1 ст. 181 ГК РФ).

Такой подход представляется несправедливым, поскольку предполагает более жесткие критерии проверки для сделок, совершенных до вступления в силу норм о личном банкротстве.

В судебной практике также отсутствует единообразие по вопросу о глубине проверки сделок должника, совершенных до 01.10.2015. В некоторых случаях суды, рассматривая требования об оспаривании сделок, совершенных до 01.10.2015, считают незаконным применение периода подозрительности12. В одном из дел суд округа отменил судебные акты нижестоящих судов, которые отказали в признании сделки недействительной на основании истечения периода подозрительности13. При этом нижестоящие суды исходили из трехлетнего периода подозрительности, как это предусмотрено п. 2 ст. 61.2. Закона о банкротстве.

В другом деле Верховный Суд РФ, наоборот, оставил в силе судебные акты по делу, которыми было отказано в признании сделки недействительной ввиду истечения периода подозрительности14.

Представляет особый интерес дело № А40-163832/2017. Суд округа отменил судебные акты, которыми была оспорена сделка должника, совершенная за шесть лет до возбуждения дела о банкротстве. При этом суд указал, что подход, примененный нижестоящими судами, нарушает принцип стабильности гражданского оборота и правовой определенности, поскольку позволяет оспаривать любую сделку должника вне зависимости от наличия причинной связи между ее совершением и наступлением объективного банкротства. В связи с этим суд направил дело на новое рассмотрение, дав суду первой инстанции указание самостоятельно установить период проверки добросовестности должника с учетом конкретных обстоятельств дела15.

В другом деле суд при решении вопроса о завершении процедуры банкротства решил не освобождать должника от исполнения обязательств. Основанием для такого решения стало то, что за пять лет до возбуждения дела о банкротстве должник совершил ряд сделок по отчуждению своего имущества заинтересованным лицам. На момент совершения сделок у должника уже была непогашенная задолженность перед кредитором. По логике суда, в этом случае истечение периода подозрительности блокировало возможность оспаривания сделок и возвращения отчужденного имущества в конкурсную массу. Однако недобросовестность должника должна повлечь для него неблагоприятные последствия. Применительно к банкротству таким последствием является отказ в освобождении от исполнения обязательств на основании абз. 4 п. 4 ст. 213.28 Закона о банкротстве16.

Таким образом, текущее регулирование и судебная практика не устанавливают период глубины проверки сделок, совершенных до 01.10.2015. Этот период ограничен только «пресекательным» десятилетним сроком исковой давности.

Резюме

Итак, из анализа законодательства и судебной практики можно сделать следующие выводы.

  • Оспорить сделку, совершенную до 01.10.2015, можно, только доказав совокупность следующих признаков:
    • злоупотребление правом при ее совершении;
    • нарушение прав кредиторов в результате ее совершения.
  • Срок исковой давности для оспаривания таких сделок составляет три года и исчисляется с момента, когда лицо, заявляющее о недействительности, узнало или должно было узнать о пороках сделки.
  • Закон не устанавливает период подозрительности применительно к сделкам, совершенным до 01.10.2015. Это означает, что финансовый управляющий вправе оспаривать сделки, исполнение которых началось за десять лет до введения реструктуризации долгов.

Такой подход, по нашему мнению, не способствует стабильности оборота и правовой определенности. Предложенное судебной практикой решение — возложить на суд обязанность определять субъективный период подозрительности в каждом конкретном деле о банкротстве17 — представляется громоздким и чрезмерным. На наш взгляд, логичнее предоставить суду возможность исполнить его прямую обязанность и в каждом конкретном случае устанавливать причинно-следственную связь между оспариваемой сделкой и неплатежеспособностью должника.

1. С этой даты вступили в силу масштабные поправки к Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)» от 26.10.2002 № 127-ФЗ (далее — Закон о банкротстве), которыми в российскую правовую систему был введен институт личного банкротства.
2. П. 13 ст. 14 Федерального закона от 29.06.2015 № 154-ФЗ «Об урегулировании особенностей несостоятельности (банкротства) на территориях Республики Крым и города федерального значения Севастополя и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».
3. Абз. 34 ст. 2 Закона о банкротстве, п. 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.04.2009 № 32 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)”».
4. Определение ВС РФ от 13.12.2019 № 305-ЭС19-22483 по делу № А40-245827/2016, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 14.01.2020 № Ф05-11301/2017 по делу № А41-44090/2016, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 12.03.2020 № Ф05-1825/2020 по делу № А41-43765/2018, Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 20.09.2019 № Ф07-11490/2019 по делу № А13-5804/2017.
5. Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 11.12.2019 № 10АП-20874/2019 по делу № А41-43765/2018.
6. Определение ВС РФ от 30.01.2020 № 301-ЭС19-2722(4) по делу № А43-33094/2017.
7. Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 26.11.2019 № Ф04-4872/2019 по делу № А27-19701/2018, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 05.03.2020 № Ф05-16904/2019 по делу № А40-181442/2017.
8. Постановление Арбитражного суда Московского округа от 28.01.2020 № Ф05-17889/2016 по делу № А40-250317/2015.
9. Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 27.10.2017 № 310-ЭС17-9405(1,2) по делу № А09-2730/2016.
10. Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 24.04.2019 № Ф07-2751/2019 по делу № А05-11973/2016.
11. Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 06.03.2019 № 305-ЭС18-22069 по делу № А40-17431/2016.
12. Определение ВС РФ от 11.02.2020 № 304-ЭС19-27131 по делу № А67-1454/2018, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 25.12.2019 № Ф05-5586/2019 по делу № А40-56406/2018.
13. Постановление Арбитражного суда Московского округа от 30.09.2019 № Ф05-15577/2019 по делу № А40-75639/2018.
14. Определение ВСРФ от 11.02.2019 № 308-ЭС18-24724 по делу № А32-24040/2016.
15. Постановление Арбитражного суда Московского округа от 06.03.2019 № Ф05-6523/2018 по делу № А40-163832/2017.
16. Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.10.2018 № 15АП-9320/2018 по делу № А53-35511/2016, оставленное без изменения Постановлением Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 30.11.2018 № Ф08-10403/2018.
17. Постановление Арбитражного суда Московского округа от 06.03.2019 № Ф05-6523/2018 по делу № А40-163832/2017.

Одна из самых распространенных ситуаций при банкротстве юридического лица – практически полная утрата имущества компанией, в отношении которой инициирована процедура признания ее несостоятельной. Причин тому может быть множество, в том числе и умышленное совершение сделок, влекущих негативные последствия для фирмы.

Действующее законодательство предоставляет право арбитражному управляющему оспаривать сделки, повлекшие значительное ухудшение имущественного состояния компании или же совершенные во вред интересам фирмы или кредиторам, в том числе при явной заинтересованности собственников или управляющих должностей фирмы. Увы, не всякая сделка может быть оспорена, как ошибочно полагают многие молодые специалисты и начинающие арбитражные управляющие.

Кто может оспорить сделку?

Правом на обращение в суд с требованием об оспаривании той или иной сделки обладают:

  • Арбитражный управляющий (в т.ч. внешний, финансовый или конкурсный);
  • Кредитор, при условии, что общая сумма его требований к должнику составляет не менее 10% от суммы всех требований, отраженных в реестре.

Примечание: Возможность кредитора обратиться с иском об оспаривании сделки введена в закон относительно недавно – с 1 июля 2015 года. До указанной даты оспорить сделку мог исключительно арбитражный управляющий.

Иск о недействительности сделки подлежит подаче в арбитраж по месту рассмотрения дела о несостоятельности должника и облагается госпошлиной в сумме 6000 рублей. Рассматривается такой иск в рамках дела о банкротстве тем же судом.

Виды оспариваемых сделок при банкротстве

Признаки сделок, которые могут быть оспорены в судебном порядке, а также порядок и правовые тонкости данной процедуры определены в главе III.1 закона «О несостоятельности (банкротстве)». По смыслу закона, могут быть оспорены практически все сделки признаваемой несостоятельной фирмы, которые являются подозрительными или же имеют иные основания для признания недействительными, перечисленные в вышеуказанной главе закона.

В частности, арбитражный управляющий или же кредиторы, при условии, что спорная сделка была утверждена арбитражным управляющем, вправе оспаривать следующие сделки компании-должника в ходе процедуры банкротства:

  1. Сделки, при совершении которых отдано явное предпочтение одному из кредиторов перед остальными. В этом случае идет речь не только о ситуациях, когда компания или же арбитражный управляющий необоснованно заключают сделку с одним из кредиторов, ущемляя интересы других участников процедуры банкротства, но и о любых сделках, совершенных в срок не более 6 месяцев до даты принятия арбитражем иска о банкротстве.

    Пример: Компания-должник продает производственное оборудование, стоимость которого составляет почти 70% его активов, одному из кредиторов, после чего выходит на процедуру банкротства. Тем самым один из кредиторов компании получил необоснованное предпочтение.

  2. Сделки, которые заключены для явного причинения убытков или нарушения имущественных прав кредитора. Например, продажа имущества перед открытием процедуры банкротства или же безвозмездная его передача лицам, не имеющим отношения к предприятию и не являющихся его кредиторами. При этом компания-должник, совершившая данную сделку, на момент ее заключения должна иметь ключевые признаки банкротства или в отношении нее должно быть подано заявление кредитора о признании несостоятельной.
  3. Сделки с неравноценными встречными обязательствами. Несоразмерное встречное исполнение – главный признак таких сделок и чаще всего несоразмерным встречным исполнением может быть занижение рыночной стоимости имущества.

Примечание: главный критерий для признания сделки недействительной – ее «подозрительность». По сути, любая сделка, содержание которой могло быть направлено на причинение вреда кредиторам или же сделка совершена с целью вывода имущества и активов из компании может быть оспорена в ходе процедуры банкротства.

На что следует обратить внимание при оспаривании сделок?

Законодательство о банкротстве – это не только весьма внушительная нормативная база, но и множество различных дополнительных нормативных актов, разъяснений высших судов и судебной практики. Кроме того, процедура оспаривания сделок тесно переплетается не только с нормами о банкротстве, но и, по сути, регулируется исключительно положениями Гражданского кодекса. Именно поэтому важно обратить внимание на следующие нюансы оспаривания сделок.

  1. Есть ли запрет на оспаривание сделок?

    Есть ряд сделок, которые не могут быть признаны недействительными в ходе процедуры банкротства. Речь идет о сделках, типичных для деятельности фирмы-должника и совершенных ей при обычном ведении своей хозяйственной деятельности – например, розничной продаже товара или же оказании услуг, а также о сделках, сумма исполнения обязательств по которым не превышает 1% от объема всех активов компании.

  2. Оспаривание сделок с правопреемником

    Если компания – сторона по сделке – уже перестала существовать, то это не лишает заинтересованное лицо права требовать отмены сделки с ее правопреемника. В этом случае закон защищает интересы кредиторов и позволяет суду признать сделку недействительной с обязанностью правопреемника исполнить данное решение.

  3. Оспаривание подозрительных сделок на стадии наблюдения

    Законом установлено право управляющего или кредитора требовать недействительности сделки в рамках ФЗ «О (несостоятельности) банкротстве» лишь на стадии внешнего управления или же конкурсного производства. Но это ни в коем случае не означает, что у заинтересованных лиц отсутствует право на оспаривание сделки на стадии наблюдения – оно сохраняется всегда, но лишь на основании положений ГК РФ о признаках недействительности сделки, в том числе при ее совершении со злоупотреблением правом! Опытные специалисты в сфере банкротства, наоборот, рекомендуют не дожидаться введения «нужной» процедуры, а действовать немедленно – при первых признаках банкротства. Ведь чем раньше сделка будет оспорена, тем больше шансов реально получить назад все переданное по ней имущество и денежные средства.

  4. Незначительные сделки и реальность исполнения решения суда

    Если при заключении сделки действительно имел место злой умысел, направленный на сокрытие имущества компании-должника, фактически получить назад все, что было предоставлено компанией по сделке чаще всего бывает непросто. На первый взгляд, в законодательстве все расписано исключительно просто и, казалось бы, добиться признания недействительности подозрительной сделки весьма легко, и это действительно так – суд, при наличии явных оснований, удовлетворит требования истца.

Увы, печальное правило любых судебных споров действует и при банкротстве – мало иметь решение суда, важно добиться его фактического исполнения. И в случае с признанием сделки недействительной при банкротстве добиться двусторонней реституции – возврата полученного по сделки обоими ее участниками — подчас бывает крайне нелегко. Подозрительные сделки часто совершаются в пользу фирм-однодневок, да еще и неоднократно – чтобы «замести» следы и сделать невозможным реальный возврат имущества. Особенно когда выясняется, что другая сторона по сделке – далеко не последняя и имущество, в дальнейшем, было перепродано еще не раз, что вновь и вновь требует подачи исков в суд к новым ответчикам. С каждым иском заявитель несет расходы на оплату пошлины и услуг представителя, на технические расходы и все это следует учесть, прежде чем обратиться в суд с иском. Говоря прямо, не стоит тратить силы и нервы на попытки оспорить незначительные сделки, так как результат от таких действий может быть практически нулевым.

Помощь специалистов при оспаривании сделок

Только помощь опытных специалистов поможет добиться реального исполнения решения суда о признании сделки недействительной и полный комплекс услуг по данному направлению готовы предложить вам юристы Бородина и Кº юрист по банкротству . Кроме того, важное значение имеет и роль арбитражного управляющего: если он назначен по заявлению кредитора, то и интересы кредитора будут иметь для него первоочередное значение. Ждать же активной деятельности по возврату имущества от управляющего назначенного по самостоятельному заявлению фирмы должника явно не стоит.

Чем быстрее профессионалы приступят к работе – тем больше шансов на благоприятный исход дела!

Банкротство почти всегда предвидимо для должника и нередко предвидимо для кредиторов, и в этой связи должник и его кредиторы, знающие о грядущей или уже возникшей неплатежеспособности, начинают совершать сделки с целью избежать тех негативных последствий, которые влечет для них банкротство. У должника возникает желание своё имущество как-то укрыть. А кредиторы понимают, что при банкротстве они получат немного, и у них возникает желание получить побольше уже сейчас. Эти цели прямо противоположны тому, ради чего придумано банкротство. Любой правопорядок содержит инструменты борьбы со сделками, совершенными в преддверии дела против интересов справедливого банкротства. Российское право не является исключением.

При этом сделки должны быть не просто формально нарушающими закон, но и объективно невыгодными для должника (конкурсной массы). В Определении Верховного Суда РФ от 23.04.2018 № 305-ЭС17-6779 (2) рассмотрен следующий случай: в деле о банкротстве банка временная администрация обнаружила признаки сделок с предпочтительным удовлетворением кредитора (он приобрёл права требования к заёмщиком, рассчитавших за них денежными средствами, находившимися на счёте в проблемном банке). По взаимному согласию сторон договор цессии расторгнут, уступленные требования к заемщикам в размере 614 млн. руб. возвращены банку, денежные средства в сумме 390 млн. руб. обратной бухгалтерской проводкой восстановлены на банковском счете Кредитора. Восстановленные вследствие расторжения договора цессии требования кредитной организации к заемщикам далее реализованы конкурсным управляющим посредством публичного предложения за 3 млн. руб.

Оспаривание сделки в такой ситуации (к оспариванию приравнено расторжение по соглашению с кредитором) расценено судом как неправильное действие временной администрации: «Любой разумный и добросовестный конкурсный управляющий, находясь в сходной ситуации, не стал бы ни оспаривать, ни расторгать подобную сделку. Иное поведение управляющего означало, что он действует в ущерб интересам должника и его кредиторов… При наличии признаков недействительности сделок, действия конкурсного управляющего по расторжению либо оспариванию указанных сделок, тем не менее, не являются правомерными, если договор был выгоден должнику и его кредиторам, а его расторжение (оспаривание) повлекло за собой причинение вреда конкурсной массе».

Закон о банкротстве устанавливает специальные основания недействительности сделок.

Концептуально можно выделить два вида сделок, недействительность которых наступает при банкротстве участника этих сделок. Их объединяет то обстоятельство, что вне банкротства эти сделки могут иметь вполне законный характер и сами по себе чаще всего не являются недействительными.

Во-первых, это сделки, причинившие ущерб кредиторам несостоятельного должника (фраудаторные сделки). Такие сделки иногда называются сделками по выводу активов. Это не вполне точно, поскольку в число фраудаторных сделок входят не только сделки по отчуждению должником активов, но и сделки по принятию им на себя необоснованных обязательств. Купля-продажа активов по заниженным ценам, дарение имущества супругу или детям предпринимателя, выдача безденежных или дружеских векселей, принятие на себя поручительства по сомнительным долгам, перевод долга — это далеко не полный перечень наиболее распространенных фраудаторных сделок. Данные сделки чаще всего совершаются с заинтересованными лицами (супругами, родственниками, партнерами по бизнесу и т.п.), однако это не обязательно. Можно представить фраудаторную сделку, совершенную руководителем должника с посторонним лицом, например, в результате коммерческого подкупа.

Второй вид сделок — преференциальные сделки, т.е. сделки, влекущие преимущественное удовлетворение одних кредиторов перед другими. Как правило, эти сделки совершаются должником в условиях, когда ему понятно, что оставшегося в наличии имущества не хватит для расчетов со всеми имеющимися кредиторами, и он выбирает некоторых из них и рассчитывается. Неслучайно ими оказываются наиболее сильные в экономическом плане кредиторы. Расчет может быть осуществлен как посредством обыкновенного платежа (передачи иного имущества, если обязательство неденежное), так и посредством так называемых суррогатов исполнения — зачета, отступного и т.п. Подобные сделки можно назвать расчетными. Наряду с ними могут существовать иные преференциальные сделки, когда один из многих кредиторов получает дополнительные преимущества, например обеспечение, которое изначально не предполагалось.

Если подвергнуть приведенную выше классификацию недействительных сделок при банкротстве внимательному анализу, может оказаться, что граница между обоими упомянутыми видами сделок весьма зыбка. В каком-то смысле преференциальные сделки являются разновидностью фраудаторных, поскольку также причиняют ущерб кредиторам. Однако данная классификация является устоявшейся, поэтому целесообразно ее придерживаться, в том числе для утилитарных целей.

Есть ещё одно основание оспаривания сделок – объективная невыгодность для кредиторов (неэквивалентность). Оспаривание данного вида сделок допускается лишь в связи с тем, что впоследствии невыгодность сделки для должника становится особо значимой ввиду недостаточности прочих его средств для удовлетворения кредиторов в деле о банкротстве. Этот вид сделок закреплён в п.1 ст.61.2 ЗоБ и не относится напрямую ни к подозрительным (фраудаторным), ни к преференциальным сделкам.

Сделки и банкротство: искусство нападать и защищаться

Подробнее эта тема будет раскрыта на нашем семинаре

На практике возникают ситуации, когда конкурсный кредитор подает заявление о признании сделок должника недействительными в дело о банкротстве должника одновременно по общим основаниям (предусмотренными гражданским законодательством) и по специальным основаниям (предусмотренными законодательством о банкротстве). Суд, ссылаясь на положения абзаца 7 пункта 17 постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63, оставляет без рассмотрения требование о признании сделки недействительной по общегражданским основаниям и рассматривает требование только по специальным основаниям (например, https://kad.arbitr.ru/Document/Pdf/8311f5e8-c337-4d26-b6f2-2e9233124acd/d19bc080-02e5-4f6b-8800-2942304f8da4/A40-79738-2018_20200115_Opredelenie.pdf?isAddStamp=True).

Согласно положению абзаца 7 пункта 17 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – постановление Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63) заявления о признании сделок должника недействительными по общим основаниям, предусмотренным гражданским законодательством (в частности, по основаниям, предусмотренным ГК РФ или законодательством о юридических лицах), предъявляемые другими помимо арбитражного управляющего лицами (например, контрагентами по сделкам или должником в ходе процедур наблюдения или финансового оздоровления), подлежат рассмотрению в исковом порядке с соблюдением общих правил о подведомственности и подсудности.

Однако постановление Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 принято до вступления в силу пункта 2 статьи 61.9 Закона о банкротстве, который вступил в силу с 23.12.2014 (дата опубликования на официальном интернет-портале правовой информации http://www.pravo.gov.ru).

Согласно пункту 1 статьи 61.8 Закона о банкротстве заявление об оспаривании сделки должника подается в арбитражный суд, рассматривающий дело о банкротстве должника, и подлежит рассмотрению в деле о банкротстве должника.

На основании п. 2 ст. 61.9 Закона о банкротстве конкурсный кредитор может подать заявление об оспаривании сделки должника, если размер кредиторской задолженности перед ним, включенной в реестр требований кредиторов, составляет более десяти процентов общего размера кредиторской задолженности, включенной в реестр требований кредиторов, не считая размера требований кредитора, в отношении которого сделка оспаривается, и его аффилированных лиц.

В законе не уточнено, по каким именно основаниям кредитор может оспаривать сделку.

Установленный Законом десятипроцентный порог служит ограничением для чрезмерного и несогласованного оспаривания сделок по заявлениям миноритарных кредиторов, что может нарушить баланс интересов участвующих в деле о банкротстве лиц, привести к затягиванию процедуры банкротства и увеличению текущих расходов (Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 10.05.2016 по делу N 304-ЭС15-17156, А27-2836/2013).

Применение положений абзаца 7 пункта 17 Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 приводит к возможности обойти ценз путем предъявления заявления конкурсным кредитором, обладающим менее десяти процентов общего размера кредиторской задолженности, об оспаривании сделки в рамках общего искового производства, поскольку суд, не рассматривающий дело о банкротстве должника, не выясняет размер требований конкурсного кредитора при проверке его права на предъявление требования.

Таким образом, кредитор может оспаривать сделку в рамках дела о банкротстве как по специальным, так и по общим основаниям.

Аналогичного подхода придерживается и судебная практика (при этом судебная практика, применяющая положения абзаца 7 пункта 17 Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 также встречается):

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 25.01.2019 N Ф05-2414/2018 по делу N А40-137649/2016:

«Оставляя заявление ИП Карданова А.О. без рассмотрения, суды сослались на абзац 8 пункта 17 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» которым разъяснено, что заявления о признании сделок должника недействительными по общим основаниям, предусмотренным гражданским законодательством (в частности, по основаниям, предусмотренным Гражданского кодекса Российской Федерации или законодательством о юридических лицах), предъявляемые другими помимо арбитражного управляющего лицами (например, контрагентами по сделкам или должником в ходе процедур наблюдения или финансового оздоровления), подлежат рассмотрению в исковом порядке с соблюдением общих правил о подведомственности и подсудности.

Оспаривая вынесенные по делу судебные акты, ИП Карданов А.О. ссылался на нарушение судами норм процессуального права, поскольку в соответствии с п. 1 ст. 61.8 Закона о банкротстве заявление об оспаривании сделки должника подается в арбитражный суд, рассматривающий дело о банкротстве должника.

Обсудив доводы кассационных жалоб, заслушав представителей лиц, участвующих в деле, проверив в порядке статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судами норм материального и процессуального права, арбитражный суд округа пришел к следующим выводам.

Как разъяснено в абзаце девятом пункта 17 Постановления N 63, заявления о признании сделок должника недействительными по общим основаниям, предусмотренным гражданским законодательством (в частности, по основаниям, предусмотренным ГК РФ или законодательством о юридических лицах), предъявляемые другими помимо арбитражного управляющего лицами (например, контрагентами по сделкам, должником в ходе процедур наблюдения или финансового оздоровления, кредиторами), подлежат рассмотрению в исковом порядке с соблюдением общих правил о подведомственности и подсудности; при предъявлении в рамках дела о банкротстве заявления об оспаривании сделки по указанным основаниям иным помимо арбитражного управляющего лицом суд оставляет это заявление без рассмотрения применительно к пункту 4 части 1 статьи 148 АПК РФ.

Однако необходимо учитывать, что статьей 7 Закона N 432-ФЗ внесены изменения в Закон о банкротстве, в частности пункт 2 статьи 61.9, согласно которому заявление об оспаривании сделки должника может быть подано в арбитражный суд наряду с лицами, указанными в пункте 1 настоящей статьи, конкурсным кредитором или уполномоченным органом, если размер кредиторской задолженности перед ним, включенной в реестр требований кредиторов, составляет более десяти процентов общего размера кредиторской задолженности, включенной в реестр требований кредиторов, не считая размера требований кредитора, в отношении которого сделка оспаривается, и его аффилированных лиц.

В соответствии со статьей 15 Закона N 432-ФЗ настоящий Закон вступает в силу со дня его официального опубликования, за исключением положений, для которых настоящей статьей установлены иные сроки вступления их в силу.

Положения статьи 61.9 Закона о банкротстве в новой ее редакции подлежат применению независимо от даты возбуждения дела о банкротстве либо введения соответствующей процедуры банкротства, с 23.12.2014.

Таким образом, с 23.12.2014 правом на обращение в арбитражный суд с заявлением об оспаривании сделок должника в рамках дела о банкротстве обладают конкурсные кредиторы, размер кредиторской задолженности перед которыми составляет более десяти процентов общего размера кредиторской задолженности, включенной в реестр требований кредиторов.

Поскольку требования заявителя, по сути, не были рассмотрены судом, суд округа считает, что оспариваемые судебные акты не могут быть признаны законными и обоснованными, в связи с чем подлежат отмене».

Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 09.04.2019 N Ф06-44356/2019 по делу N А49-6629/2012:

«Как разъяснено в абзаце девятом пункта 17 постановления Пленума от 23.12.2010 N 63, заявления о признании сделок должника недействительными по общим основаниям, предусмотренным гражданским законодательством (в частности, по основаниям, предусмотренным ГК РФ или законодательством о юридических лицах), предъявляемые другими помимо арбитражного управляющего лицами (например, контрагентами по сделкам, должником в ходе процедур наблюдения или финансового оздоровления, кредиторами), подлежат рассмотрению в исковом порядке с соблюдением общих правил о подведомственности и подсудности; при предъявлении в рамках дела о банкротстве заявления об оспаривании сделки по указанным основаниям иным помимо арбитражного управляющего лицом суд оставляет это заявление без рассмотрения применительно к пункту 4 части 1 статьи 148 АПК РФ.

Статьей 7 Федерального закона от 22.12.2014 N 432-ФЗ внесены изменения в Закон о банкротстве, в частности пункт 2 статьи 61.9, согласно которому заявление об оспаривании сделки должника может быть подано в арбитражный суд наряду с лицами, указанными в пункте 1 настоящей статьи, конкурсным кредитором или уполномоченным органом, если размер кредиторской задолженности перед ним, включенной в реестр требований кредиторов, составляет более десяти процентов общего размера кредиторской задолженности, включенной в реестр требований кредиторов, не считая размера требований кредитора, в отношении которого сделка оспаривается, и его аффилированных лиц.

Положения статьи 61.9 Закона о банкротстве в новой ее редакции подлежат применению независимо от даты возбуждения дела о банкротстве либо введения соответствующей процедуры банкротства, с 23.12.2014.

Таким образом, с 23.12.2014 правом на обращение в арбитражный суд с заявлением об оспаривании сделок должника в рамках дела о банкротстве обладают конкурсные кредиторы, размер кредиторской задолженности перед которыми составляет более десяти процентов общего размера кредиторской задолженности, включенной в реестр требований кредиторов.

Следовательно, установив, что размер кредиторской задолженности перед уполномоченным органом, включенной в реестр требований кредиторов, составляет более десяти процентов общего размера кредиторской задолженности, включенной в реестр требований кредиторов, суды должны были проверить наличие оснований для признания сделки недействительной на основании статей 10, 168 ГК РФ.

Поскольку требования заявителя не были рассмотрены по существу судами первой и апелляционной инстанций, суд округа считает, что оспариваемые судебные акты не могут быть признаны законными и подлежат отмене на основании частей 1, 3 статьи 288 АПК РФ, а обособленный спор — направлению на новое рассмотрение в арбитражный суд первой инстанции на новое рассмотрение для принятия решения по существу заявленных требований».

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 23.03.2018 N Ф05-1985/2018 по делу № А40-181685/2016:

«Оценив по правилам ст. 71 АПК РФ собранные по делу доказательства, доводы и возражения лиц, участвующих в деле, руководствуясь указанными выше нормами и разъяснениями, принимая во внимание наличие у заявителя статуса конкурсного кредитора, размер кредиторской задолженности перед Банком, включенной в реестр требований кредиторов и составляющей более десяти процентов общего размера кредиторской задолженности, а также заявленные кредитором основания оспаривания сделки (специальные и общие), суд апелляционной инстанции пришел к правильному выводу о том, что данный спор подлежит рассмотрению в рамках дела о банкротстве».

Заказать судебное представительство в арбитражных и районных судах Заказать

Оспаривание сделок должника в ходе банкротства всегда было актуальной задачей для кредиторов, тем более это актуально сейчас, когда стало возможным банкротство физических лиц. Ведь именно через различные гражданско-правовые сделки должники, как юридические, так и физические лица, выводят свои активы, как говорят в народе, «переписывают» свое имущество.

Кроме гражданско-правовых сделок возможно оспаривание сделок, совершенных и в иных отраслях законодательства, например, в деле о банкротстве, можно оспорить соглашение о выплате компенсаций при увольнении, приказы о выплате значительных сумм премий. Возможно оспаривание и сделок совершенных супругом должника – физического лица в отношении совместно нажитого имущества супругов.

Кто может оспаривать сделки должника?

Лица, которые могут оспаривать сделки должника указаны в Законе о банкротстве. Итак, кто же это?

  1. Конкурсный или внешний управляющий при банкротстве организаций, административный управляющий в деле о банкротстве физического лица. В большинстве случаях конкурсные управляющие оспаривают сделки должника, направленные на вывод его активов, вот почему так важно, как для должника, так и для его кредиторов иметь «своего» конкурсного управляющего, зачастую между реальными кредиторами и «подставными» кредиторами должника идет целая война за право поставить именно своего человека на это место.
  2. Представителем собрания кредиторов или иным уполномоченным собранием кредиторов лицом. У этого лица такое право есть только тогда, когда конкурсный управляющий не выполнил указание собрания кредиторов по оспариванию какой-то конкретной сделки в установленный собранием срок. В практике такие ситуации встречаются очень редко, так как конкурсному управляющему, даже если он не считает нужным оспаривать сделку, легче хотя бы формально выполнить указание собрания кредиторов, чем портить с ними отношениями, ведь собрание кредиторов всегда может отстранить конкурсного управляющего от должности.
  3. Конкурсным кредитором, если размер его задолженности, включенный в реестр требований кредиторов, более 10% от общей суммы задолженности данного должника. При этом, если оспариваемая сделка заключена с каким-то другим кредитором должника (а такое бывает!), то размер задолженности такого кредитора (ответчика по заявлению об оспаривании сделки) не учитывается. Это очень мудрое правило, которое позволяет даже незначительному кредитору оспорить сделку, участником которой является крупный кредитор должника.
  4. Временной администрацией финансовой организации.
  5. Временным управляющим, если должник в период наблюдения совершил сделку без согласия временного управляющего, хотя должен был получить такое предварительное согласие от временного управляющего.

Как оспариваются сделки должника и каковы последствия признания сделки недействительной?

Путем подачи заявления об оспаривании сделки должника, в заявлении указывается номер банкротного дела, стороны, участвующие в деле. По сути – это обыкновенное исковое заявление, где истец в качестве ответчиков указывает стороны оспариваемой сделки. В качестве ответчиков могут выступать их правопреемники (наследники, реорганизованные юридические лица). О том, как оформлять исковые заявления правильно, мы не раз писали на страницах сайта нашей юридической компании.

По результатам судебных слушаний суд выносит решение, которым или отказывает в признании сделки недействительной, или признает её недействительной.

В последнем случае надо различать два случая: когда сделка признается недействительной, как таковая, и когда применяются последствия её недействительности в виде взыскания с ответчиков ранее полученных денежных средств, возвращении в конкурсную массу движимого или недвижимого имущества. Поясним мысль на таком примере, предположим суд признает недействительным договор уступки прав требования, здесь возможны два варианта: когда кредитор не перечислил цессионарию денежные средства, в этом случае он должен по основному договору перечислить денежные средства цеденту (должнику-банкроту), когда кредитор перечислил денежные средства цессионарию, в этом случае цессионарий должен вернуть полученные от кредитора денежные средства цеденту – банкроту. Цель признания сделки недействительной – возвратить утраченное имущество в самом широком смысле этого слова в конкурсную массу. Многих интересует вопрос, а что если имущество утрачено, например, перепродано другому лицу? В этом случае с ответчика будут взыскана рыночная стоимость перепроданного имущества.

В рамках дела о банкротстве институт взаимной реституции работает особым, специфическим образом. Как правило, при признании любой сделки недействительной, не только кредитор становится должен что-либо должнику, но и должник кредитору. В этом случае кредитор имеет право установить свои «восстановленные требования» в реестре требований кредитора, за реестром требований кредиторов или в текущих платежах. Тот или иной вариант зависит от оснований признания сделки недействительной, а так же от времени её совершения.

Иначе говоря, контрагент возвращает полученное от должника последнему немедленно, а должник контрагенту немедленно ничего не возвращает — контрагент, по сути, становится в очередь, или относительно короткую (текущие требования), или очень длинную (реестровые требования или требования за реестром).

Таким образом, для контрагента возникают крайне неблагоприятные последствия, а для должника и, соответственно, кредиторов — наоборот, крайне благоприятные, поскольку пополняется конкурсная масса. Зачастую, контрагенты остаются просто с носом.

Теперь обратимся к тем основаниям, по которым конкурсный управляющий, представитель собрания кредиторов или сам кредитор, могут оспорить сделку.

Подозрительные сделки

Именно через эти сделки, как правило, выводят все активы. Определяются они легко. Это заниженная, не рыночная цена сделки. По этому основанию, сделку можно оспорить, если она совершена в период наблюдения, или за один год до введения первой процедуры банкротства. Оспорить сделку легко: проводится экспертиза рыночной стоимости проданного на сторону имущества по состоянию на день продажи, и если цена указанная в договоре купли-продажи существенно ниже, чем рыночная стоимость проданного актива, договор купли-продажи признается недействительным.

Например, 17 января 2014 года Арбитражный суд Волгоградской области признал недействительным договор купли-продажи недвижимого имущества от 10.10.2011 заключенный между ООО «Волгоградская строительная компания «Развитие» и Калюжным Андреем Владимировичем. Суд обязал Калюжного Андрея Владимировича возвратить ООО «Волгоградская строительная компания «Развитие» следующее имущество: здание склада, кадастровый номер 34:07:110002:0178:18:212:001:003961640, общей площадью 617,9 кв. м, расположенное по адресу: Россия, Волгоградская область, Жирновский район, с. Нижняя Добринка; здание склада, кадастровый номер 34:07:110002:0178:18:212:001:003961710, общей площадью 355, 6 кв. м, расположенное по адресу: Россия, Волгоградская область, Жирновский район, с. Нижняя Добринка; здание склада, кадастровый номер 34:07:110002:0178:18:212:001:003961590, общей площадью 604, 2 кв. м, расположенное по адресу: Россия, Волгоградская область, Жирновский район, с. Нижняя Добринка; здание склада, кадастровый номер 34:07:110002:0178:18:212:001:003961630, общей площадью 1161, 2 кв. м, расположенное по адресу: Россия, Волгоградская область, Жирновский район, с. Нижняя Добринка; здание весовой, кадастровый номер 34:07:110002:0178:18:212:001:003961520, общей площадью 12, 1 кв. м, расположенное по адресу: Россия, Волгоградская область, Жирновский район, с. Нижняя Добринка; здание склада, кадастровый номер 34:07:110001:0274:18:212:001:003961500, общей площадью 1075, 6 кв. м, расположенное по адресу: Россия, Волгоградская область, Жирновский район, с. Нижняя Добринка.

Согласно недействительному договору купли-продажи, цена каждого объекта недвижимого имущества определена сторонами в размере 5 000 руб., общая стоимость реализованного имущества составляла соответственно 50 000 руб. Из заключения судебной экспертизы ООО «Волгоградский Центр Экспертизы» № 678/2013 следует, что рыночная стоимость всех проданных объектов недвижимости составляет 846 609 руб. Разумеется, такая сделка является подозрительной, так как направлена на вывод активов в преддверии банкротства должника (по материалам Постановления Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.04.2014 по делу № А12-20957/11).

Многие недобросовестные должники, не делают таких явных ляпов, как в вышеуказанном деле, и ставят в договор рыночные цены, но они не должны полагать, что эта их хитрость поможет им. Во-первых, договор должен быть фактически оплачен, то есть денежные средства должны поступить на расчетный счет организации, во-вторых, доказать вывод активов, совершенный в течении 3 лет до принятия арбитражным судом заявления о банкротстве можно и более сложным способом.

Закон о банкротстве, прямо говорит, что если сделка совершена в течение 3 лет до даты введения наблюдения, то она так же может быть признана подозрительной, но для этого надо установить, что её цель – причинить имущественный вред кредиторам, то есть, опять же, пресловутый вывод активов. Для этого Закон о банкротстве устанавливает ряд презумпций виновности должника, то есть факторы, которые при их установлении позволят считать сделку подозрительной:

  • другая сторона сделки заинтересованное лицо (например, член Совета директоров должника)
  • другая сторона сделки знала о неплатежеспособности контрагента, будущего банкрота
  • стоимость переданного имущества более 20% от балансовой стоимости активов должника при том, что уже на момент сделки было состояние фактического банкротства, грубо говоря, объективно имелись задолженности свыше 300 000 рублей;
  • должник изменил свое место жительства или место нахождения без уведомления кредиторов непосредственно перед совершением сделки или после ее совершения, либо скрыл свое имущество, либо уничтожил или исказил правоустанавливающие документы, документы бухгалтерской и (или) иной отчетности или учетные документы, ведение которых предусмотрено законодательством Российской Федерации, либо в результате ненадлежащего исполнения должником обязанностей по хранению и ведению бухгалтерской отчетности были уничтожены или искажены указанные документы
  • после совершения сделки по передаче имущества должник продолжал осуществлять пользование и (или) владение данным имуществом либо давать указания его собственнику об определении судьбы данного имущества.

При хорошей работе конкурсного управляющего можно много до чего докопаться, и вскрыть незаконные схемы.

Оспаривание сделок должника, влекущих за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами

Одним из главных принципов банкротства – это равенство всех кредиторов. Но у руководителей должника среди кредиторов могут быть «любимчики», именно им они в первую очередь гасят задолженность, оставляя остальных за бортом. Речь вовсе не идет об аффилированных лицах, речь идет о вполне реальных, а не подставных кредиторах. Просто по тем или иным причинам им было оказано предпочтение. Цель оспаривания таких сделок – уровнять всех в правах. Эти сделки, в отличие от подозрительных сделок, могут быть оспорены в период до 6 месяцев до дня введения наблюдения. Причем относительно легко можно оспорить сделки совершенные за месяц до введения наблюдения. Разумеется, могут по этому основанию оспорены и сделки, совершенные в процессе наблюдения, ведь в этот период Директор организации-банкрота остается у руля, временный управляющий в основном лишь делает финансовый анализ.

Приведем пример такой недействительной сделки. ООО «Химтрансойл» (поставщик) и ООО «Новэм» (покупатель) 04.04.2013 заключили договор поставки N ХТО/2013-498, в соответствии с которым поставщик обязуется поставить и передать в собственность покупателя товар, а покупатель обязуется принять и оплатить товар на условиях, определяемых договором и приложениями к нему.

12.12.2013 ООО «Новэм» и ООО «Химтрансойл» подписали акт зачета встречных требований, согласно которому, с момента его подписания обязательства сторон в сумме 18 183 023 руб., включая НДС, прекращаются зачетом встречных однородных требований (пункт 4) (л.д. 100, т. 1). Просрочка оплаты на момент проведения зачета составила почти полтора месяца.

31.03.2014 по заявлению общества с ограниченной ответственностью Торговый Дом «Регионнефтесбыт» Арбитражным судом Челябинской области возбуждено дело о банкротстве ООО «Новэм».

Определением Арбитражного суда Челябинской области от 24.08.2015 сделка признана недействительной. Суд постановил:

  • взыскать в пользу ООО «Новэм» с ООО «Химтрансойл» денежные средства в сумме 18 183 023 руб.;
  • восстановить задолженность ООО «Новэм» перед ООО «Химтрансойл» в сумме 18 183 023 рублей.

Кстати, очень часто конкурсные управляющие по данному основанию оспаривают безакцептное списание денежных средств Банками, а так же налоговым органом с расчетного счета должника.

Когда арбитражный суд откажет в признании сделки недействительной?

Если для этого нет оснований, указанных в статьях 61.2 и 61.3. Закона о банкротстве. Кроме того, суд может отказать в признании сделки недействительной в случае, если стоимость имущества, приобретенного должником в результате оспариваемой сделки, превышает стоимость того, что может быть возвращено в конкурсную массу в результате оспаривания сделки. Само собой, если ответчик добровольно исполнит требования конкурсного управляющего и возвратит полученное по сделке до вынесения судом решения, суд откажет в удовлетворении требования конкурсного управляющего. Кстати, мировые соглашения в этих делах невозможны. Не могут быть оспорены и сделки, которые должник совершал в обычной хозяйственной деятельности, правда, если цена сделки не более 1% стоимости активов должника за последний отчетный период.

Автор статьи: юрист «Правового бюро «ТРИБУН» Самохин С.В.