Осуществление субъективного гражданского права

О характере, способах и пределах осуществления
защиты прав граждан

Гражданские права и обязанности возникают из оснований, предусмотренных законом и иными правовыми актами, а также из действий граждан и юридических лиц, которые хотя и не предусмотрены законом или такими актами, но в силу общих начал и смысла гражданского законодательства порождают гражданские права и обязанности.
В соответствии с этим гражданские права и обязанности возникают:

  1. из договоров и иных сделок, предусмотренных законом, а также из договоров и иных сделок, хотя и не предусмотренных законом, но не противоречащих ему;
  2. из актов государственных органов и органов местного самоуправления, которые предусмотрены законом в качестве основания возникновения гражданских прав и обязанностей;
  3. из судебного решения, установившего гражданские права и обязанности;
  4. в результате приобретения имущества по основаниям, допускаемым законом;
  5. в результате создания произведений науки, литературы, искусства, изобретений и иных результатов интеллектуальной деятельности;
  6. вследствие причинения вреда другому лицу;
  7. вследствие неосновательного обогащения;
  8. вследствие иных действий граждан и юридических лиц;
  9. вследствие событий, с которыми закон или иной правовой акт связывает наступление гражданско-правовых последствий.

Граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права. Отказ граждан и юридических лиц от осуществления принадлежащих им прав не влечет прекращения этих прав, за исключением случаев, предусмотренных законом.

Пределы осуществления гражданских прав

Пределы осуществления гражданских прав – это законодательно очерченные границы деятельности управомоченных лиц по реализации возможностей, составляющих содержание субъективного гражданского права.
Статьей 10 Гражданского кодекса Российской Федерации установлены следующие пределы осуществления гражданских прав:

  1. Не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах.
    Не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке.
  2. В случае несоблюдения требований, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, суд, арбитражный суд или третейский суд может отказать лицу в защите принадлежащего ему права.
  3. В случаях, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно, разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются.

Границы процесса реализации (осуществления) субъективного гражданского права определяются по-разному.
Эти границы определяются, прежде всего, определенным субъектным составом: управомоченным лицом, его представителями, в ряде случаев иными лицами и органами, действующими в интересах управомоченного лица. Границы по субъектному составу определяются рамками гражданской дееспособности субъектов гражданского права.
Законодательство устанавливает в необходимых случаях сроки осуществления гражданских прав. Эти сроки определяют временные пределы (границы) осуществления того или иного субъективного гражданского права. В ряде случаев временные пределы осуществления права характеризуют также и временные пределы существования самого права (но не всегда). Например, если покупатель не использовал гарантийный срок для заявления требования о качестве проданной вещи, то впоследствии ему будет отказано в удовлетворении требования об устранении недостатков вещи или ее замене.
Пределы осуществления субъективных гражданских прав могут определяться правилами о недопустимости или допустимости тех или иных способов осуществления. Так, запрещается использование предпринимателями методов недобросовестной конкуренции; запрещается бесхозяйственное обращение с принадлежащими гражданину на праве собственности имуществом, имеющим значительную историческую, научную, художественную или иную культурную ценность; запрещается жестокое обращение с животными и др. Эти запреты однородны с запретами, устанавливающими недопустимость нарушения формы и процедуры осуществления субъективных гражданских прав. Например, запрещается отчуждение имущества граждан, находящегося в общей долевой собственности с нарушением права преимущественной покупки.
Границы осуществления субъективных гражданских прав выражаются также в том, что управомоченным лицам предоставляются определенные законом формы и средства защиты.
Пределы осуществления гражданских прав также ограничиваются запретами использовать субъективные гражданские права для социально вредных целей. Наиболее ярко это проявляется в запрете сделок, противоречащих основам правопорядка и нравственности, посягающих на публичные интересы. Другим примером такого способа определения пределов осуществления гражданского права является ст. 51 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации». В ней запрещается использование установленных указанным законом прав журналиста в целях сокрытия или фальсификации общественно значимых сведений, распространения слухов под видом достоверных сообщений, сбора информации в пользу постороннего лица или организации, не являющейся средством массовой информации. Запрещается использовать право журналиста на распространение информации с целью опорочить гражданина или отдельные категории граждан исключительно по признакам пола, возраста, расовой или национальной принадлежности, языка, отношения к религии, профессии, места жительства и работы, а также в связи с их политическими убеждениями.
Какова бы ни была степень детализации и конкретизации запретов, они не могут исчерпать всех возможных проявлений социально неприемлимых способов, средств и целей осуществления субъективных гражданских прав. В связи с этим принципиальное правило о необходимости осуществления гражданских прав в соответствии с их социальным назначением дополняется запретом осуществления субъективных гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребления правом в иных формах.

Способы защиты гражданских прав

В соответствии со статьей 12 Гражданского кодекса Российской Федерации защита гражданских прав осуществляется путем:

  • признания права;
  • восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения;
  • признания оспоримой сделки недействительной и применения последствий ее недействительности, применения последствий недействительности ничтожной сделки;
  • признания недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления;
  • самозащиты права;
  • присуждения к исполнению обязанности в натуре;
  • возмещения убытков;
  • взыскания неустойки;
  • компенсации морального вреда;
  • прекращения или изменения правоотношения;
  • неприменения судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону;
  • иными способами, предусмотренными законом.

Гражданские права защищаются только теми способами, которые предусмотрены в законе. Непосредственно в статье 12 Гражданского кодекса Российской Федерации перечислены способы, наиболее часто встречающиеся в судебной и хозяйственной практике. Но этот перечень не исчерпывающий. Применить те или иные способы защиты могут сами управомоченные и обязанные лица, суды, а также соответствующие органы в административном порядке. Некоторые способы вправе применить или только суды, или только управомоченные лица.
Для защиты гражданских прав возможно использовать один из перечисленных в статье 12 Гражданского кодекса Российской Федерации способов (например, возмещение убытков) либо несколько способов (признание права на вещь и присуждение к ее возврату в натуре; возмещение убытков и взыскание неустойки; признание акта органа государственного управления недействительным и возмещение убытков, причиненных изданием этого акта, и т.п.).

Новая редакция Ст. 9 ГК РФ

1. Граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права.

2. Отказ граждан и юридических лиц от осуществления принадлежащих им прав не влечет прекращения этих прав, за исключением случаев, предусмотренных законом.

Комментарий к Ст. 9 ГК РФ

1. Осуществление субъективного гражданского права — это реализация правомочий, достижение определенного результата, удовлетворение интереса, заключенного в принадлежащем субъекту праве. Владение и пользование собственной вещью, прощение долга, покупка и продажа имущества, принятие наследства, опубликование своего произведения и многие-многие другие действия (реже — бездействие), какие позволяет совершить лицу его право, и есть осуществление конкретных прав.

Наука.

Субъективное гражданское право является своеобразным юридическим институтом и гарантией удовлетворения субъектом своих интересов и потребностей. В нем закрепляется конкретный объем вариантов возможного поведения лица для достижения того или иного результата (цели). Чтобы удовлетворить конкретный интерес (потребность), как правило, недостаточно только приобрести субъективное право. Необходимо его осуществить, т.е. действовать определенным образом. Под осуществлением гражданского права понимается свободный выбор субъектом конкретного варианта поведения из существующей у него в силу права меры (объема) возможностей.

Б.М.Гонгало, Т.И.Илларионова, В.А.Плетнев

2. Комментируемая статья содержит основной принцип осуществления субъективных гражданских прав — принцип диспозитивности, дающий лицу возможность:

а) осуществлять свои права по своему усмотрению, самостоятельно выбирать не запрещенные законодательством способы реализации своих правомочий;

б) осуществлять или принять решение не осуществлять свои права.

В последнем случае по общему правилу неосуществленное право не прекращается. Однако в отдельных случаях закон связывает отказ от права с его прекращением, например, отказ от права принять наследство прекращает соответствующее право.

Другой комментарий к Ст. 9 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Установленный в п. 1 комментируемой статьи принцип свободы усмотрения граждан и юридических лиц в осуществлении принадлежащих им гражданских прав корреспондирует правилу ст. 1 ГК об осуществлении ими своих прав своей волей и в своем интересе. О пределах осуществления прав см. комментарий к статье 10 ГК РФ.

2. Правила п. 2 ст. 9 ГК о том, что отказ субъектов гражданско-правовых отношений от осуществления принадлежащих им прав не влечет правовых последствий в виде прекращения этих прав, носит общий характер. Исключения из этого правила могут быть установлены только законом.

Вавилин Е.В., доцент кафедры гражданского права ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», кандидат юридических наук.

На процесс поступательного изменения и становления судебной практики по гражданским делам (в том числе по многим новым для отечественной практики категориям дел) влияет восприятие отечественной правовой доктриной сущности непосредственного исполнения субъективной гражданской обязанности. Проблемы исполнения субъективных гражданских обязанностей продолжают оставаться центральными, во многих случаях требующими комплексного, системного научно-теоретического и практического подхода с целью усовершенствования действующих правовых средств. Зачастую настоятельно требуется создание принципиально новых цивилистических правовых механизмов и правовых инструментов, адекватно отражающих состояние правовой действительности и сегодняшнего гражданского оборота.

Во многих случаях категории «юридическая обязанность», «исполнение субъективной гражданской обязанности» рассматриваются специалистами в контексте общей характеристики прав и обязанностей (понятия, содержания, осуществления и исполнения их). Бесспорно, это обусловлено рядом существенных методологических причин: неразрывной связью прав и обязанностей, их взаимовлиянием и парностью, а также с практической точки зрения — удобства анализа и объяснения их правовой природы друг через друга. Поэтому при объяснении категории «исполнения гражданско-правовой обязанности» закономерно затрагивается вопрос «осуществления субъективного гражданского права».

Традиционно понятие «обязанность» определяется как «определенный круг действий, возложенных на кого-нибудь и безусловных для выполнения» <1>; как долг <2>. В свою очередь, учеными-правоведами выводится и характеризуется специальная правовая категория юридической обязанности <3>. Это предписанная обязанному лицу мера необходимого поведения, которой оно должно следовать в соответствии с требованиями управомоченного лица в целях удовлетворения его интересов <4>. Юридическая обязанность представляет собой установленную законом точную меру общественно необходимого, наиболее разумного и целесообразного поведения, направленного на удовлетворение интересов общества и личности <5>.

<1> Ожегов С.И. Словарь русского языка: Ок. 57000 слов / Под ред. чл.-корр. АН СССР Н.Ю. Шведовой. 18-е изд., стереотип. М.: Рус. яз., 1987. С. 378.
<2> См., например: Александрова З.Е. Словарь синонимов русского языка: Практический справочник: Ок. 11000 синоним. рядов. 11-е изд., перераб. и доп. М.: Рус. яз., 2001. С. 282, 109; Горбачевич К.С. Словарь эпитетов русского литературного языка. СПб.: Норинт, 2002. С. 57.
<3> См., в частности: Воеводин Л.Д. Конституционные права и обязанности советских граждан. М.: Изд-во МГУ, 1972; Грибанов В.П., Ем В.С. Гражданско-правовые обязанности: содержание и факторы, его определяющие // Вестник МГУ. Сер. 11. Право. 1984. N 6; Ем В.С. Категория обязанности в советском гражданском праве. Вопросы теории: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1981; Матузов Н.И. Личность. Права. Демократия (Теоретические проблемы субъективного права). Саратов: Изд-во СГУ, 1972; Семенеко Б.М. Юридические обязанности граждан СССР (вопросы теории): Дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 1978; Тархов В.А. К вопросу о правовых отношениях // Правоведение. 1965. N 1. С. 21 — 27; Толстой Ю.К. К теории правоотношения. Л.: Изд-во ЛГУ, 1959; Халфина Р.О. Общее учение о правоотношении. М.: Юридическая литература, 1974.
<4> См.: Толстой Ю.К. К теории правоотношения. Л.: Изд-во ЛГУ, 1959. С. 46.
<5> Матузов Н.И. О категориях «субъективное право» и «юридическая обязанность» в свете современного правового развития // Личность и власть. Ростов н/Д, 1995. С. 26 — 27.

Лексический анализ предложенных в юридической науке определений приводит к выводу, что понятие юридической обязанности как в объективном, так и в субъективном смысле чаще всего раскрывается через свою реализацию, осуществление, другими словами, через ту содержательную составляющую, которая указывает на идеальную модель поведения, деятельности обязанного лица. С точки зрения методологии исследования данный подход выглядит вполне оправданным. Действительно, на первый план выступает именно осуществление гражданско-правовой обязанности. Это квинтэссенция рассматриваемой категории. Развитие ее, выявление и формирование качественных характеристик является одной из приоритетных задач. Таким образом, категория «исполнение субъективной гражданско-правовой обязанности» является неотъемлемым содержательным элементом «субъективной гражданско-правовой обязанности». Однако она не только красной нитью проходит через предлагаемые специалистами дефиниции юридической обязанности, но и присутствует в выявлении ее структурных элементов (содержания), соотношения с категорией субъективного гражданского права.

Исполнение субъективной гражданской обязанности — это воздержание от запрещенных действий либо осуществление обязанным субъектом действий, которые составляют содержание обязанности. Формами исполнения обязанности являются: а) состояние — воздержание от недозволенных действий со стороны обязанного лица (форма исполнения обязанностей пассивного типа); б) процесс (движение, динамика) — совершение обязанным лицом требуемого в силу обязанности действия (форма совершения обязанностей активного типа).

Анализ формирования судебной практики по гражданским делам дает представление о том, что принятие судебного решения или исполнение судебного решения судебным приставом-исполнителем зачастую отражает сугубо формальный подход, то есть правильный с точки зрения формы и квалификации, применения закона или иного нормативного правового акта. Однако всегда ли юридическая (формальная) составляющая имманентна действенному настоящему, то есть правильному по сути исполнению гражданско-правовой обязанности (а также ответственности), а значит, и надлежащей непосредственной реализации субъективного гражданского права (осуществления защиты гражданского права)? В качестве примера весьма показательным представляется дело, рассмотренное Арбитражным судом Саратовской области. ФГОУ ВПО «Саратовский государственный аграрный университет им. Н.И. Вавилова» в соответствии с заключенным договором передало ООО «Биос» строительную площадку, расположенную в Октябрьском районе г. Саратова на пересечении ул. Горького и ул. Бахметьевской, с находящимся на ней объектом незавершенного строительства — девятиэтажным общежитием, которое представляло собой сооружение, состоящее из двух этажей и фундамента. Общая площадь первого этажа составляет 900,16 кв. м, общая площадь второго этажа — 893,72 кв. м. ООО «Биос» после передачи объекта строительства произвело надстройку восьми этажей над переданными ФГОУ ВПО «СГАУ» двумя этажами. 17 декабря 2001 г. Арбитражным судом Саратовской области были применены последствия недействительности ничтожной сделки и вынесено решение, в соответствии с которым Суд обязал ООО «Биос» возвратить ФГОУ ВПО «Саратовский государственный аграрный университет им. Н.И. Вавилова» строительную площадку с находящимся на ней объектом незавершенного строительства — девятиэтажным общежитием ФГОУ ВПО «СГАУ». Судебный пристав-исполнитель, выехав на место, составил протокол об отсутствии объекта реституции: незавершенного объекта строительства. Свой вывод пристав обосновал тем, что возведенное здание содержит десять, а не девять этажей. На основании протокола пристав обращается в Суд с требованием о прекращении исполнительного производства. ООО «Биос» обращается с заявлением в Суд об изменении способа исполнения судебного решения. 10 декабря 2003 г. Суд выносит определение, которым изменяет способ исполнения судебного решения, обязав ООО «Биос» уплатить ФГОУ ВПО «СГАУ» 909495 руб. 82 коп., сумму размера вложенных федеральных средств в ценах 1984 г. <6>.

<6> Дело N 6398/01-25 из архива Арбитражного суда Саратовской области.

Таким образом, Суд формально защитил субъективное право ФГОУ ВПО «Саратовский государственный аграрный университет им. Н.И. Вавилова», однако фактически закрепил возможность другой стороны исполнять обязанность по возврату имущества (денежных средств) в объеме, значительно (в кратном отношении) меньшем фактически необходимого. Суд не учел ни внушительный размер инфляции (не проиндексировав размер вложенных денежных средств), ни фактическую рыночную стоимость незавершенного строительства, которая в кратном размере превышает присужденную арбитражным судом.

Другой пример из судебной практики, где судебный пристав-исполнитель не использует предоставленные ему законом те или иные эффективные способы исполнения судебного решения. В частности, в соответствии с абз. 5 ст. 12 Федерального закона от 21 июля 1997 г. «О судебных приставах» <7>, с Федеральным законом от 21 июня 1997 г. «Об исполнительном производстве» <8> судебный пристав-исполнитель имеет право арестовывать, изымать, передавать на хранение и реализовывать арестованное имущество. В свою очередь, в предлагаемом на рассмотрение казусе Суд выносит решение, руководствуясь в первую очередь формальными обстоятельствами, не утруждая себя поиском фактического адекватного сложившейся спорной ситуации решения, которое бы требовало от должника надлежащего (объективного, справедливого) исполнения гражданско-правовой обязанности.

<7> СЗ РФ. 1997. N 30. Ст. 3591; 2000. N 46. Ст. 4537.
<8> СЗ РФ. 1997. N 30. Ст. 3592.

Гражданин С. в 2000 г. заключил с ООО «Трест N 7» договор долевого участия в строительстве жилого дома, по которому С. должен был внести 573 846 рублей, а ООО «Трест N 7» обязан был предоставить в апреле 2002 г. двухкомнатную квартиру общей площадью 62 кв. м. Гражданин С. выполнил свои обязанности в полном объеме, а ООО «Трест N 7» с ноября 2001 г. приостановил строительные работы. В июне 2003 г. гражданин С. обратился с иском в Октябрьский районный суд г. Саратова с требованием о расторжении договора и возврате денежных средств с неустойкой, предусмотренной договором. Суд удовлетворил требования С. и взыскал с ООО «Трест N 7» 611917 рублей. В процессе исполнительного производства судебным приставом был выявлен факт отсутствия на балансе ООО «Трест N 7» денежных средств и другого имущества, за исключением незавершенного строительства жилого дома. Гражданин С. обратился в Суд с требованием обязать ООО «Трест N 7» передать ему квартиру площадью 62 кв. м. Суд отказал в удовлетворении требований, сославшись на отсутствие договорных отношений между С. и ООО «Трест N 7», а также на то обстоятельство, что до сдачи дома в эксплуатацию и регистрации в установленном законом порядке прав на квартиры ООО «Трест N 7» не может быть собственником жилого помещения, находящегося в незавершенном строительством жилом доме <9>.

<9> Дело N 2-188 из архива Октябрьского районного суда г. Саратова.

Одной из самых острых и нерешенных проблем в правоприменительной практике является исполнение государством, субъектами РФ и муниципальными образованиями своих гражданско-правовых обязанностей. Общие положения, принципы участия данных субъектов в гражданских отношениях определены, в частности, в гл. 5 ГК РФ; в ст. 13, 16, п. 5 ст. 115, ст. 212, 306, 1069 — 1071, абз. 3 ст. 1100 ГК РФ <10>. Так, в соответствии с п. 1 ст. 124 ГК РФ государство, субъекты РФ и муниципальные образования выступают в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, на равных началах с гражданами и юридическими лицами. Установлены правила о гражданско-правовой ответственности государства за вред, причиненный незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностными лицами (ст. 53 Конституции РФ, ст. 16 ГК РФ). Конкретизация указанного принципа представлена наряду с ГК РФ и в иных нормативно-правовых актах: в Законе РСФСР от 18 октября 1991 г. «О реабилитации жертв политических репрессий» <11>; Законе РСФСР «О реабилитации репрессированных народов» <12>; Законе РФ от 27 апреля 1993 г. «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» <13> и др.

<10> Кроме того, законодателем приняты отдельные законы в области тех или иных отношений. См., например: Федеральный закон от 2 декабря 1994 г. «О закупках и поставках сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия для государственных нужд»; Федеральный закон от 13 декабря 1994 г. «О поставках продукции для федеральных государственных нужд»; Федеральный закон от 29 декабря 1994 г. «О государственном материальном резерве»; Федеральный закон от 27 декабря 1995 г. «О государственном оборонном заказе»; Федеральный закон от 6 мая 1999 г. «О конкурсах на размещение заказов на поставку товаров, работ, оказание услуг для государственных нужд»; Федеральный закон от 14 ноября 2002 г. N 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях».
<11> Ведомости ВС РСФСР. 1991. N 44. Ст. 1428; 1993. N 1. Ст. 21.
<12> Ведомости ВС РСФСР. 1991. N 18. Ст. 573.
<13> СЗ РФ. 1995. N 51. Ст. 4970.

Таким образом, совокупность особых правил, учитывающих специфику регулирования отношений с участием публично-правовых образований, существует. Вместе с тем, как показывают многочисленные примеры из практической деятельности и судебной практики, государство, органы публичной власти зачастую фактически (реально) не исполняют свои гражданско-правовые обязанности, уклоняются от предусмотренной законом ответственности. В чем недостатки механизма исполнения обязанностей? Рассмотрим пример. Граждане, выиграв в судах дела по финансовым претензиям к государству, направляют исполнительные листы для исполнения во Второй межрайонный отдел службы судебных приставов по Центральному административному округу г. Москвы. Ценные письма с исполнительными листами, поступая в 17-е отделение связи г. Москвы, обслуживающее службу судебных приставов, не забираются ее представителями. Пролежав месяц на почте, возвращаются отправителям как неполученные адресатом. Граждане переоформляют ценные письма в заказные, которые служба судебных приставов вынуждена получать. Однако и в этом случае служба судебных приставов никаких исполнительных действий не производит: исполнительное производство не возбуждается, копия постановления об этом взыскателю не направляется, исполнительные листы не регистрируются и возвращаются назад без исполнения. Ссылаясь на ст. 110 Федерального закона от 27 декабря 2000 г. «О федеральном бюджете на 2001 год» и Постановление Правительства РФ от 22 декабря 2001 г. N 143 «Об утверждении Правил взыскания на основании исполнительных листов судебных органов средств по денежным обязательствам получателей средств федерального бюджета», судебные приставы-исполнители предлагают взыскателям самим предъявлять Минфину РФ исполнительный документ. В ст. 110 указанного Федерального закона говорится о том, что Правительство РФ вправе установить только порядок исполнения рассматриваемых исполнительных документов, но не вводить новых субъектов исполнительного производства (т.е. самих взыскателей). Следовательно, нарушаются конституционные права граждан, закрепленные в ст. 52, 53 Конституции РФ <14>. Решение суда по восстановлению нарушенных имущественных прав лица и необходимости исполнения обязанности есть, а фактического восстановления имущественного положения потерпевшего лица, т.е. надлежащего исполнения обязанности, нет.

<14> См.: Скачкова Г. Победить бюрократа // Российская газета. 2001. 14 дек.

Таким образом, механизм исполнения своих обязанностей государством далеко не совершенен, и в частности в вопросах исполнения судебных решений. Требуются новые правовые средства. В этой связи выглядит целесообразным предложение о принятии закона, который бы регулировал гражданско-правовую ответственность государства, субъектов РФ и муниципальных образований за вред, причиненный его органами и (или) их должностными лицами <15>.

<15> См.: Фомичева О.В. Принцип полного возмещения убытков и его реализация в российском гражданском праве: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2001. С. 9.

Для полной реализации субъективного гражданского права, надлежащей его защиты требуется не только формальное (абстрактное), но и фактическое (реальное) исполнение субъективной гражданской обязанности. Именно с этого момента можно считать юридическую обязанность исполненной в полном соответствии с духом и буквой закона. С целью дальнейшего совершенствования гражданского законодательства предлагается внести дополнение в абз. 2 п. 1 ст. 12 Федерального закона «О судебных приставах», а именно: после слов «судебный пристав-исполнитель: принимает меры по своевременному, полному и правильному исполнению исполнительных документов» добавить «принимает меры по реальному (фактическому) исполнению судебных решений».

Кроме того, целесообразно включить в главу 2 ГК РФ отдельную статью с названием «Исполнение гражданских обязанностей» (а может быть, даже ряд статей, посвященных дефинитивным характеристикам гражданско-правовой обязанности и ответственности). В данной статье необходимо предусмотреть определение и основополагающие принципы исполнения гражданско-правовых обязанностей, в частности правило, а точнее — общий принцип гражданского права, по которому исполнение субъективной гражданской обязанности считается осуществленным (реализованным), т.е. достигшим своей правовой цели, с момента формального и фактического должного, требуемого поведения.