Ответственность по долгам

Ответственность руководителя должника

Ответственность учредителей и руководителей должника при банкротстве

Каждый руководитель живет с постоянным ощущением ответственности. С внесением поправок в Закон о банкротстве теперь и руководитель и собственник несут ответственность по всем обязательствам организации.

Учредители (участники) юридического лица не отвечают по его обязательствам, а компания, в свою очередь, не несет ответственности за обязательства учредителя или собственника. Исключения из этого правила: государственные казенные предприятия, за которые ответственна государственная казна, и банкротство.

По Закону руководитель организации и ее участники (учредители) отвечают за те действия (или бездействие), которые привели к несостоятельности. Кредиторы, которым не хватило денег от продажи имущества предприятия, вправе требовать возмещения убытков от таких действий не только с руководителя, но и с участников (учредителей, акционеров) организации.

Для того чтобы требовать, нужно сперва доказать, что имело место сочетание следующих обстоятельств:

1) у привлекаемого к ответственности должно было быть право в добанкротный период давать указания, обязательные для организации (либо нужно доказать, что он имел возможность каким-то другим образом влиять на деятельность компании);
2) нужно доказать, что он использовал эти свои права или возможности;
3) важна причинно-следственная связь между использованием этих возможностей и действиями, которые привели компанию к банкротству;
4) имущества должника должно не хватать для расчетов с кредиторами.

Собрать все перечисленные доказательства сложно, особенно если арбитражный управляющий не хочет в этом помогать кредитору. Именно поэтому пока дела о привлечении собственников и управляющих разорившихся предприятий к ответственности на практике большая редкость.

Руководитель организации и ее участники отвечают за те действия, которые привели к банкротству

Надо отметить, что помимо прочего у руководителя организации есть еще и обязанность защищать интересы кредиторов. Во-первых, руководитель предприятия-должника обязан собирать, составлять, вести и хранить документы бухгалтерского учета и отчетности. Он отвечает за убытки, причиненные отсутствием или искажением информации об активах и обязательствах организации.

Во-вторых, в его обязанности входит своевременное обращение в суд с заявлением о банкротстве возглавляемой им организации. Сделать это нужно после того, как учредители приняли решение об обращении в арбитражный суд.

Если обращение взыскания на имущество существенно осложнит или сделает невозможной хозяйственную деятельность компании-должника, то руководитель обязан подать заявление о банкротстве — вне зависимости от того, согласны с этим учредители или нет.

Руководитель должен обратиться в суд еще в нескольких случаях: если есть не исполненные в течение более чем 3 месяцев требования кредиторов, если имущества должника явно не хватает для удовлетворения всех требований кредиторов и если погашение требований одних кредиторов приводит к невозможности погашения требований других кредиторов. Заявление должно быть подано в кратчайший срок, но не позднее месяца с того момента, когда возникли описанные обстоятельства.

Не стоит забывать, что руководитель, который «не заметил» или проигнорировал подобные обязанности, имеет все шансы ощутить на себе «прелести» субсидиарной ответственности по «новым» долгам организации. Имеются в виду те обязательства, которые возникли после истечения срока на обращение должника в суд с заявлением о банкротстве. Причем взыскать могут не только убытки, доказывать которые достаточно сложно, но и всю сумму неисполненных должником обязательств.

Утешить руководителя организации может только то, что субсидиарную ответственность он несет не по всем долгам организации. Определять, за какие именно долги придется ответить руководителю и учредителям, контролирующим должника, будет суд. Основным критерием для суда будет срок, когда руководитель должен был обратиться с заявлением о банкротстве. Суд может привлечь к субсидиарной ответственности руководителя или участников организации только по сделкам, совершенным после этого срока.

Норма о субсидиарной ответственности по всем долгам организации, возникшим после истечения срока на обращение с заявлением должника об автобанкротстве, у нас достаточно молода, но вполне обоснована с экономической точки зрения. Средний размер удовлетворения требований обычных (не обеспеченных залогом и не привилегированных, например, работники) кредиторов в делах о банкротстве до ее введения не превышал 10%.
Большинство экспертов сходились во мнении, что такой маленький процент удовлетворения требований обусловлен не низкой эффективностью работы судов и арбитражных управляющих, а запоздалым введением процедур банкротства — к моменту, когда кредиторы получали возможность контролировать происходящее при помощи суда и арбитражного управляющего, активы должника, как правило, были уже вне досягаемости. Законодатель решил, что строгая имущественная ответственность руководства должника заставит его вовремя перейти в режим пропорционального удовлетворения требований кредиторов и повысит стабильность в экономической жизни страны.

Кроме этого, руководителю организации следует обращать пристальное внимание на претензионно-исковую работу. Необоснованные требования кредиторов руководитель организации обязан оспорить. Если он этого не сделал, другие кредиторы имеют право требовать возмещения убытков, которые они в связи с этим понесли, а учредители, в свою очередь, будут вправе требовать возмещения этих убытков с него самого.

Помимо гражданско-правовой ответственности за неправомерные действия при банкротстве есть и административная ответственность в виде штрафа или дисквалификации. Существует и уголовная ответственность — но это уже отдельный разговор.

Если вы руководитель или акционер организации, объявленной банкротом, а кредиторы или арбитражный управляющий пытаются привлечь вас к ответственности, помните, что «контролирующее должника лицо не отвечает за вред, причиненный имущественным правам кредиторов, если докажет, что действовало добросовестно и разумно в интересах должника».

Ответственность и риски владельцев ООО

Как участники ООО, так и акционеры АО не несут никакой ответственности по обязательствам соответствующих компаний и риск получения убытков ограничивается для них только величиной их вклада в предприятие. Такая ответственность называется ограниченной.

Тем не менее существует ряд ситуаций, в которых на компанию-учредителя все же может быть возложена ответственность по выполнению обязательств, принятых на себя ее дочерними структурами. Так, компания-учредитель, имеющая право давать своему дочернему предприятию обязательные для него указания, несет с таким предприятием солидарную ответственность за сделки, заключенные им в рамках следования данным указаниям. Такая солидарная ответственность возлагается как на ООО, так и на АО, и распространяется, в том числе, на случаи признания их дочерних предприятий несостоятельными (вне зависимости от формы собственности последних). В случае если компания-учредитель дает своему дочернему предприятию указания относительно выполнения им действий, которые, как это заведомо известно учредителю, приведут данное предприятие к несостоятельности, учредитель несет ответственность за уплату его долгов, если их величина превышает стоимость имеющихся у него активов.

Федеральный закон РФ «Об обществах с ограниченной ответственностью» гласит, что участники таких обществ не отвечают по их обязательствам и несут риск убытков, связанных с деятельностью обществ, только в пределах стоимости принадлежащих им долей в их уставном капитале. Данный тезис является определяющей характеристикой компаний, организованных в форме общества с ограниченной ответственностью.

Участники ООО, не полностью оплатившие свои доли в его уставном капитале, несут солидарную ответственность по обязательствам общества в пределах стоимости неоплаченной части принадлежащих им долей.

В случае несостоятельности (банкротства) общества по вине его участников или по вине других лиц, которые имеют право давать обязательные для общества указания либо иным образом определять его действия, на указанных участников или других лиц в случае недостаточности имущества общества может быть возложена субсидиарная ответственность по его обязательствам.

Согласно нормам российского права, наложение субсидиарной ответственности означает, что до предъявления требований к лицу, которое в соответствии с законом, иными правовыми актами или условиями обязательства несет ответственность дополнительно к ответственности другого лица, являющегося основным должником (субсидиарную ответственность), кредитор должен предъявить требование к основному должнику.

Если основной должник отказался удовлетворить требование кредитора или кредитор не получил от него в разумный срок ответа на предъявленное требование, это требование может быть предъявлено лицу, несущему субсидиарную ответственность. Кредитор не вправе требовать удовлетворения своего требования к основному должнику от лица, несущего субсидиарную ответственность, если это требование может быть удовлетворено путем зачета встречного требования к основному должнику либо бесспорного взыскания средств с основного должника.

Лицо, несущее субсидиарную ответственность, должно до удовлетворения требования, предъявленного ему кредитором, предупредить об этом основного должника, а если к такому лицу предъявлен иск, — привлечь основного должника к участию в деле.

Закон требует доказывать вину участников общества с ограниченной ответственностью в наступлении его несостоятельности в судебном порядке. Суд в данном случае устанавливает причинно-следственную связь между действиями (бездействием) участников общества, которые имеют право давать обязательные для него указания либо иным образом определять его действия, и наступлением несостоятельности (банкротства) общества.

Согласно российскому законодательству, такая причинно-следственная связь устанавливается в следующих случаях:

a) если указанные лица использовали свое право (возможность) влиять на принятие компанией (в лице ее сотрудников) решений, приведших к юридически значимым последствиям (таким, как увеличение или уменьшение уставного капитала, выпуск долговых ценных бумаг, реорганизация компании, заключение ею крупных сделок либо отказ от их заключения и т. п.);

b) если данные лица, обладая необходимой информацией, компетенцией, техническими средствами и т. п., заведомо знали, что их указания или другие действия, направленные на то, чтобы оказать влияние на принятие сотрудниками компании тех или иных решений, неизбежно приведут к наступлению несостоятельности (банкротства) данной компании.

Как показывает судебная практика по делам такого рода, соблюдение перечисленных условий встречается достаточно редко и всегда сопровождается уголовным преследованием виновных лиц.

Важно заметить, что в случае наложения субсидиарной ответственности для удовлетворения требований кредиторов может быть использовано только имущество компании. Соответственно, даже если те или иные лица будут признаны виновными в наступлении банкротства принадлежащей им компании, они не будут нести ответственности по погашению ее долгов, если стоимости собственного имущества данной компании будет достаточно для их погашения.

Ответственность и риски других лиц, участвующих в управлении ООО

Председатель и члены совета директоров (наблюдательного совета) общества с ограниченной ответственностью, лицо, действующее в качестве его единоличного исполнительного органа (генеральный директор или т. п.), члены его коллегиального исполнительного органа (правления, совета директоров или т. п.), а также его управляющий рассматриваются в качестве лиц, которые наряду с его участниками имеют право давать ООО обязательные для него указания либо иным образом определять его действия. Мера ответственности указанных лиц аналогична описанной выше мере ответственности участников ООО.

Кроме того, вне зависимости от наличия оснований для начала процедуры банкротства, члены совета директоров (наблюдательного совета) общества, лицо, действующее в качестве его единоличного исполнительного органа, члены его коллегиального исполнительного органа и его управляющий несут ответственность перед обществом за убытки, причиненные ему их виновными действиями (бездействием), если федеральными законами не установлены иные основания и размер ответственности.

При этом закон предусматривает, что члены совета директоров (наблюдательного совета) общества и члены его коллегиального исполнительного органа, голосовавшие против решения, которое повлекло причинение обществу убытков, или не принимавшие участия в голосовании, не несут данной ответственности.

При определении оснований и размера ответственности членов совета директоров (наблюдательного совета) общества, его единоличного исполнительного органа, членов его коллегиального исполнительного органа и его управляющего должны быть приняты во внимание обычные условия делового оборота и иные обстоятельства, имеющие значение для дела.

В случае если ответственность перед обществом несут несколько лиц, их ответственность является солидарной. Общество или его участник вправе обращаться в суд с иском о возмещении убытков, причиненных обществу членом его совета директоров (наблюдательного совета), единоличным исполнительным органом, членом коллегиального исполнительного органа общества или управляющим.

Кроме того, как гласит Трудовой кодекс Российской Федерации, руководитель организации в качестве ее единоличного исполнительного органа несет полную материальную ответственность за прямой действительный ущерб, причиненный данной организации.

Трудовой договор, заключаемый с главным бухгалтером общества с ограниченной ответственностью, может устанавливать для него материальную ответственность в полном размере ущерба, причиненного им работодателю.

Также напомним, что на сотрудников и руководителей ООО, как и на сотрудников и руководителей коммерческих организаций иных типов, может быть наложена уголовная ответственность за совершение ими экономических преступлений, таких, как, например, уклонение от уплаты налогов, уклонение от уплаты налогов путем непредставления налоговой декларации или иных документов, представление которых является обязательным в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, либо путем включения в налоговую декларацию или такие документы заведомо ложных сведений (ст. 199 Уголовного кодекса Российской Федерации). Такие деяния наказываются штрафом в размере от ста до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

То же деяние, совершенное (i) группой лиц по предварительному сговору, или (ii) в особо крупном размере, наказывается штрафом в размере от двухсот до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо лишением свободы на срок до шести лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Российское уголовное и административное право не содержит норм, прямо относящихся к правонарушениям, совершаемым главными бухгалтерами ООО.

Однако к административным правонарушениям, которые могут быть совершены главным бухгалтером или генеральным директором ООО, относится грубое нарушение требований к бухгалтерскому учету и правил подачи финансовой отчетности (ст. 15.11 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации). Совершение таких правонарушений влечет за собой наложение административной ответственности и может привести к взиманию штрафа в размере от двух до трех тысяч рублей.

Под грубым нарушением требований к бухгалтерскому учету и правил подачи финансовой отчетности понимается:

  • искажение сумм налогов и сборов на 10 % или более;
  • искажение любого показателя бухгалтерской (финансовой) отчетности на 10 % или более.

Статья 2 Федерального закона № 14-ФЗ Об обществах с ограниченной ответственностью от 8 февраля 1998 г.

Статья 3(3) Федерального закона № 14-ФЗ Об обществах с ограниченной ответственностью от 8 февраля 1998 г.

Статья 399 Гражданского кодекса Российской Федерации

Статья 3(3(2)) Федерального закона № 208-ФЗ Об акционерных обществах от 26 декабря 1995 г.

Статья 44 Федерального закона № 14-ФЗ Об обществах с ограниченной ответственностью от 8 февраля 1998 г.

Статья 277 Трудового кодекса Российской Федерации

Статья 243 Трудового кодекса Российской Федерации

Юридический департамент компании Аккаунтор с радостью поможет решить юридические вопросы вашей компании.

Ответственность участников ограничивается лишь размером вклада, внесенного в уставный капитал общества. Но в данном случае речь идет об экономических рисках учредителей юридического лица, поскольку собственником имущества, внесенного в уставный капитал, является юридическое лицо, и говорить о юридической ответственности участников в пределах внесенного вклада не совсем корректно. Поэтому в законодательстве чаще всего говорится о том, что участники несут не ответственность, а риск убытков в пределах стоимости внесенных вкладов.

Раздельная имущественная ответственность юридического лица и его участников (собственника имущества) по своим обязательствам вытекает из основополагающего принципа корпоративного права, суть которого — «последовательное отделение юридической личности (самостоятельной правосубъектности) и имущества корпорации от личности и имущества ее участников («принцип отделения») . Вместе с тем в законодательстве предусмотрены случаи, когда учредители (участники) или собственник имущества юридического лица привлекаются к ответственности по долгам юридического лица. Эти случаи как исключения из общего правила должны быть специально предусмотрены непосредственно в ГК РФ или в учредительных документах юридического лица. Они обусловлены либо особенностями организационно-правовой формы юридического лица, либо особыми обстоятельствами, носящими экстраординарный характер.

В обществах с ограниченной ответственностью и в акционерных обществах участники (акционеры) не отвечают по обязательствам общества. Вместе с тем в целях защиты интересов кредиторов для хозяйственных обществ предусмотрены отдельные случаи, когда участники (акционеры) все же несут ответственность по обязательствам общества. Эти случаи связаны с ситуацией, когда обособленное имущество общества либо вообще не сформировалось, либо находится в стадии формирования, в связи с чем кредиторы нуждаются в дополнительных гарантиях в виде ответственности учредителей (участников).

В частности, учредители хозяйственных обществ несут солидарную ответственность по обязательствам, связанным с учреждением общества и возникшим до его государственной регистрации (абз. 1 п. 2 ст. 89, абз. 1 п. 2 ст. 98 ГК РФ). К ответственности по таким обязательствам учредителей само общество может быть привлечено лишь в случае, если действия учредителей впоследствии будут одобрены общим собранием участников общества (абз. 2 п. 2 ст. 89, абз. 2 п. 2 ст. 98 ГК РФ). В этом случае наступает солидарная ответственность учредителей, которая является дополнительной гарантией для кредиторов на период, пока обособленное имущество общества не сформировалось. С точки зрения О.В.Гутникова, здесь речь идет об ответственности учредителей по собственным обязательствам, хотя и принятым в интересах юридического лица, но не об ответственности по обязательствам еще не существующего юридического лица, исходя из того, что в случае одобрения соответствующих действий учредителя указанные обязательства становятся после создания хозяйственного общества его собственными обязательствами.

Отвечают по долгам общества также участники (акционеры), не полностью оплатившие свою долю участия или акции. В этом случае участники (акционеры) несут солидарную ответственность по долгам общества в пределах стоимости неоплаченной части доли (акций) каждого из участников (абз. 2 п. 1 ст. 87, абз. 2 п. 1 ст. 96 ГК РФ).

Возможности привлечения к ответственности учредителей (участников) или собственника по долгам юридического лица обусловлены либо особенностями организационно-правовой формы юридического лица, либо автономией воли участников (учредителей) юридического лица, которые могут по своей инициативе установить свою дополнительную ответственность по долгам юридического лица в учредительных документах.

Однако в законодательстве установлены и иные случаи привлечения учредителей и других лиц к ответственности по долгам юридического лица перед кредиторами, независимо от того, несут ли они в силу закона или учредительных документов дополнительную ответственность. В европейском праве данная возможность именуется «проникновением за корпоративную вуаль», а в американском праве – «прокалыванием корпоративной маски» (Piercingthe Corporate Veil), за которой скрываются учредители (участники) корпорации. Речь идет о случаях отказа от применения «принципа отделения» имущества компании и имущества ее участников. Иными словами, имеется в виду игнорирование юридической самостоятельности юридического лица, которое проявляется в привлечении к ответственности по долгам юридического лица его участников, или менеджеров, или иных лиц, контролирующих юридическое лицо, за счет их личного имущества .

В судебной практике такие случаи обычно допускаются в отношениях с участием обществ с ограниченной ответственностью или акционерных обществ, т.е. «объединений капиталов» (в американском праве только они и считаются «корпорациями» – business corporations), и не распространяются на деятельность «объединений лиц» – полных и коммандитных товариществ (или partnerships – «партнерств» в американском и в английском праве), участники которых в силу закона отвечают всем своим имуществом по долгам этих юридических лиц также на отношения с участием некоммерческих корпораций – союзов (ассоциаций и т.п.). Чаще всего дело касается ситуаций использования формы юридического лица его единственным или господствующим участником в качестве «инструмента для обхода определенных правовых предписаний», т.е. для злоупотребления правом .

«Проникающую ответственность» принято подразделять на «прямое», или «подлинное проникновение», применение которого «открывает» кредиторам компании личное имущество ее участников, независимо от виновного характера их поведения, и «ненастоящее проникновение», основанное на появлении убытков у компании и ее кредиторов в результате личной вины ее участников (например, в наступлении банкротства), которые в силу этого обязаны отвечать по долгам «своей» компании личным имуществом в порядке традиционной деликтной ответственности .

В германском гражданском праве отдельные авторы выделяют «приписываемое проникновение», когда какие-то свойства, знания или поведении юридического лица приписываются («вменяются») его участникам, и наоборот. К примеру, компания-покупатель имущества может не быть квалифицирована в качестве добросовестного приобретателя, если ее основной участник был осведомлен о пороках титула на стороне отчуждателя. В российской судебной практике данная идея отражена в п. 8 Обзора судебной практики по некоторым вопросам, связанным с истребованием имущества из чужого незаконного владения (утв. информационным письмом Президиума ВАС РФ от 13 ноября 2008 г. N 126): «Разрешая вопрос о добросовестности приобретателя и определяя круг обстоятельств, о которых он должен был знать, суд учитывает родственные и иные связи между лицами, участвовавшими в заключении сделок, направленных на передачу права собственности. Кроме того, суд учитывает совмещение одним лицом должностей в организациях, совершавших такие сделки, а также участие одних и тех же лиц в уставном капитале этих организаций, родственные и иные связи между ними».

Интересно, что в российской судебной практике последнего времени термин «снятие корпоративных покровов» («срывание корпоративной вуали») используется преимущественно именно для таких случаев «приписываемого проникновения». В частности, данный термин был использован в Постановлении Президиума ВАС РФ от 24 апреля 2012 г. N 16404/11 по делу N А40-21127/11-98-184 (дело «Парекс Банка») для обоснования того, что латвийский «Парекс Банк» может считаться имеющим на территории России обособленное подразделение в значении норм процессуального права, если он фактически осуществляет в России свою деятельность через постоянное представительство аффилированного лица в обход российских правил о регулировании банковской деятельности . В данном случае невозможно говорить о подлинном снятии корпоративных покровов, поскольку речь вообще не шла о привлечении к ответственности каких-либо третьих лиц, за исключением самого «Парекс Банка». Правовая позиция, сформулированная Президиумом ВАС в данном деле, нашла развитие в п. 9 Обзора судебной практики по некоторым вопросам, связанным с рассмотрением арбитражными судами дел с участием иностранных лиц (утв. информационным письмом Президиума ВАС РФ от 9 июля 2013 г. N 158): «Постоянное место деятельности, через которое полностью или частично осуществляется коммерческая деятельность иностранного лица на территории Российской Федерации, может для целей пункта 2 части 1 статьи 247 АПК РФ признаваться филиалом или представительством такого лица независимо от факта его формальной регистрации в установленном законом порядке». Характерно, что в Обзоре для обоснования указанного вывода уже не используются ссылки на концепцию снятия корпоративных покровов .

Аналогичным образом в Постановлении от 26 марта 2013 г. N 14828/12 по делу N А40-82045/11-64-444 (дело ТСЖ «Скаковая, 5») Президиум ВАС РФ подошел близко к концепции снятия корпоративных покровов, сделав вывод о том, что определенные действия участников имущественного оборота могут представлять собой «использование юридического лица для целей злоупотребления правом, то есть находиться в противоречии с действительным назначением конструкции юридического лица». Хотя сам термин «срывание корпоративной вуали» ВАС РФ в данном деле использован не был, комментаторы оценивают выраженные в нем правовые позиции именно в контексте данной концепции. В этом деле речь шла о том, что при наличии подозрений в искусственном отчуждении объекта недвижимого имущества в пользу офшорной компании, бенефициар которой неизвестен (однако существуют косвенные доказательства аффилированности с первоначальным владельцем объекта), на ответчика (нового владельца объекта) может быть возложено бремя доказывания «самостоятельности» офшорной компании в отношениях с третьими лицами и – в отсутствие соответствующих доказательств – распространен преюдициальный характер выводов, сделанных в предыдущем судебном разбирательстве против первоначального владельца объекта, несмотря на то, что сама офшорная компания в этом предыдущем процессе не участвовала. Данное дело является типичным примером «приписываемого проникновения», в рамках которого правовое положение одного субъекта (его связанность преюдициальными выводами решения российского суда) распространяется на другого, формально самостоятельного субъекта (офшорную компанию) на основании выводов о том, что конструкция юридического лица в данном деле была использована для целей злоупотребления правом и ущемления интересов третьих лиц. Очевидно, что в данном случае также невозможно говорить о подлинном снятии корпоративных покровов, поскольку речь не идет об ответственности участника юридического лица по долгам самой компании.

По общему правилу, в условиях обычного делового оборота и в пределах обычного предпринимательского риска кредиторы гарантированы имуществом самого юридического лица, а также дополнительной ответственностью участников (учредителей) в случаях, когда она установлена законом или учредительными документами. Привлечение к дополнительной ответственности учредителей в процессе деятельности юридического лица, даже если учредители виновны в причинении убытков кредиторам, сводит на нет саму конструкцию юридического лица, которое и должно отвечать перед кредиторами своим имуществом. Пока юридическое лицо существует и у него имеется имущество, этим имуществом и должны гарантироваться интересы кредиторов. Если этого недостаточно для покрытия убытков кредиторов, юридическое лицо подлежит ликвидации в процессе банкротства, и только в этом случае должна наступать субсидиарная ответственность лиц, виновных в банкротстве . В этом и заключается гражданско-правовой смысл конструкции юридического лица, призванного защитить личное имущество учредителей от возможных притязаний кредиторов за результаты деятельности юридического лица. Только в экстраординарной ситуации, когда действия учредителей или иных лиц, стоящих за юридическим лицом, носят характер явных злоупотреблений, направленных на причинение убытков кредиторам, допустимо привлекать их к ответственности по долгам юридического лица.

Гутников О.В. Юридическая ответственность в корпоративных отношениях // Вестник гражданского права. -2014. -№ 6. -С. 51-117.

Там же.

Гутников О.В. Ответственность перед кредиторами в корпоративных отношениях: тенденции и перспективы развития правовых норм // Журнал российского права. 2014. № 7.

Там же.

Асосков А.В. Коллизионное регулирование снятия корпоративных покровов // Вестник гражданского права. 2013. N 5. С. 120 — 144.

Асосков А.В. Указ. соч.

Гутников О.В. Юридическая ответственность в корпоративных отношениях // Вестник гражданского права. -2014. -№ 6.

Применение мер государственного принуждения составляет юридическую ответственность. Она применяется по отношению к правонарушителю. За совершение противоправного деяния человек отвечает перед законом.

Алгоритмы привлечения

Статья 56 ГК РФ устанавливает, что учредитель (участник) ООО не отвечает по обязательствам общества. ООО, в свою очередь, не отвечает по его долгам. Таким образом, получается, что учредитель ООО несет ответственность только в пределах уставного капитала.

Что касается АО, то его участники несут ответственность в рамках сумм, внесенных за счет оплаты акций. Это положение предусмотрено ст. 2 п. 1 ФЗ №208.

Если организация является платежеспособной, вовремя рассчитывается по налогам перед государством, платежам – перед контрагентами, то ее нельзя привлечь за долги. Поэтому обыватели, мало знакомые с законами и изменениями, произошедшими в них, создают себе ложное представление об отсутствии у учредителей и участников ООО, АО реальной ответственности.

Но алгоритм привлечения к ответственности, например, участников ООО таков: пока работает общество, ограниченная ответственность действует. Если общество находится в процессе банкротства, учредители могут быть привлечены к субсидиарному типу ответственности, а также к дополнительной.

Но в этом случае действует один нюанс: кредиторы, желающие вернуть свои деньги, должны доказать, что к краху фирмы привели недальновидные, а местами и незаконные действия ее учредителей и участников.

О возможности возложения на этих лиц субсидиарного типа ответственности говорит статья 3 №14-ФЗ.

Ответственность юридического лица и участников ООО

Защищать права кредиторов призван №127-ФЗ. Его положения направлены на применение того или иного способа защиты в рамках банкротства, а возмещение и ответственность зависят от степени виновности учредителя.

Правовые последствия виновного деяния можно ликвидировать определенными способами. Например, в рамках признания совершенных ими сделок незаконными: в этом случае по ГК РФ к таким правоотношениям будут применяться положения о недействительности заключаемых договоров.

Кроме того, существует вариант привлечения этих лиц к разному виду ответственности.

Руководитель и учредитель в одном лице

Это лицо несет ответственность в рамках уставного капитала общества. Кроме того, субсидиарную ответственность, если инициирована им или кредитором, иным заинтересованным лицом процедура банкротства.

Субсидиарную ответственность рассматривают как дополнительное наказание лицам, на которых может быть наложено взыскание вместе с должником, не имеющим возможность рассчитаться по долгам. Но основания наложения этого наказания строго регламентированы рамками закона.

Статья 56 ГК РФ гласит, что участник или собственник общества не отвечает по обязательствам ООО, как и общество не может отвечать по долгам создателя. Но из этого правила, как обычно, существуют исключения. Они отражены в статье 56: банкротство ЮЛ произошло из-за его учредителей, также иных лиц, которые вправе определять работу общества.

В этом случае на этих лиц может быть возложена субсидиарная ответственность, включая руководителя и учредителя в одном лице. Положения, которые подтверждают нормы ГК РФ, содержатся в №14-ФЗ, №208-ФЗ, №161-ФЗ.

Условия в рамках уставного капитала

Условия, по которым учредитель общества отвечает по долгам в пределах суммы уставного капитала, определены ГК РФ и №14-ФЗ. При ликвидации общества либо его банкротстве учредитель отвечает исключительно собственностью организации, ее активами.

Если на предприятии произошел финансовый крах, его долги перед кредиторами и контрагентами превышают стоимость имущества предприятия, учредитель может не покрывать разницу. Это обусловлено тем, что он не отвечает собственным имуществом по долгам ООО.

Таким образом он отличается от правового положения того же самого ИП, который лично, своим имуществом рассчитывается по долгам ИП. Именно поэтому по существующей статистике граждане чаще пытаются организовать ООО, а ИП создаются реже. Получается, что дольщик ООО фактически не несет риски потери собственного имущества.

Расчеты по долгам

Привлечение виновного лица к ответственности за недоимку денег в казну государства не может освободить его от выплаты последующих сумм. Ответственность за недоимку в пределах ЮЛ несут его должностные лица (генеральный директор, главный бухгалтер), кроме того, субъектом ответственности (кроме уголовной) может быть само ЮЛ.

За неуплату налогов

Ответственность установлена НК РФ, кроме того, в отношении общества, уклоняющегося от уплаты обязательных сборов, действуют положения, предусмотренные уголовным законодательством. Формы ответственности:

  • административная;
  • налоговая.

Кредиты

Кредиты ЮЛ выдают банки. Если со стороны заемщика имеют место нарушения кредитного договора или его отдельных положений, банк вправе предъявлять претензии в организации, направленные на устранение допущенных нарушений.

Так как кредитные правоотношения подразумевают обязательный внесудебный порядок рассмотрения спорного вопроса, сначала банки отправляют претензию. Необходимо убедиться, что она рассмотрена второй стороной.

В случае если в разумный срок на претензию не поступил ответ, банк может обратиться в суд. Иск составляется по установленной в статье 131 ГПК РФ форме, с требованием об оплате долга, с % и неустойкой по действующему договору. В случае положительного решения судьи, ЮЛ обязано оплатить долг, со всеми % покрыть неустойку, то есть полностью выполнить требования кредитного учреждения.

Если ЮЛ не может выполнить свои финансовые обязательства перед банком, уже неоднократно, более трех месяцев со дня оплаты кредита, то банк вправе инициировать банкротство общества.

При банкротстве

Банкротство – это довольно длительная процедура, которая содержит в себе определенные признаки. В частности, ЮЛ может быть признано несостоятельным, если оно:

  • совокупно задолжало кредиторам сумму в 300 000 рублей (налоги и сборы в казну государства также включены в эту сумму);
  • общество нарушило сроки выплат: более трех месяцев не платит кредиторам;
  • сотрудникам предприятия (организация) не выплачена заработная плата, выходные пособия.

Начать банкротство может само ООО, а также иные, заинтересованные в этом процессе лица:

  • прокурор;
  • суд;
  • кредиторы;
  • уполномоченные органы государства.

В рамках банкротства общества выступает конкурсный управляющий. Целями этой процедуры не обязательно является ликвидация ЮЛ. В большинстве случаев задача банкротства иная – финансово оздоровить предприятие и дать ему новую жизнь.

Конкурсный управляющий имеет право предъявить требования к учредителям ООО по субсидиарной ответственности. Это происходит только в случае, если по анализу деятельности ЮЛ было выявлено, что финансовый крах наступил из-за виновных действий учредителей.

К новым условиям наступления ответственности относят:

  1. У должника может быть контролирующего его лицо. Этот гражданин действует во благо не только кредиторов, но и самой организации по ее финансовому оздоровлению. Если в действиях контролирующего лица будут выявлены правонарушения, то он несет совместно с учредителями общества-банкрота субсидиарную ответственность о возмещении причиненного кредиторам вреда. Он должен быть причинен при условии исполнения указаний лиц, которые контролируют должника, а также при выполнении текущих обязательств общества при недостаточности его имущества, которое составляет конкурсную массу.
  2. Закон устанавливает основания, по которым контролирующее лицо может быть привлечено к субсидиарной ответственности. В частности, причинение вреда кредиторам, наличие причинной связи между вредом и последствиями.

Субсидиарная ответственность обусловлена не доведением ЮЛ до банкротства в чистом виде, а больше — с причинением вреда кредиторам. А причинение вреда имущественным правам кредиторов связано с достаточно большим перечнем противоправных действий контролирующих ЮЛ лиц.

По новым правилам, однозначно можно говорить о том, что противоправное действие контролирующего лица – это действие, направленное на усугубление имущественного положения ЮЛ, которое итак не может выплатить свои долги, имея обязательства перед кредиторами.

Подробнее про ответственность учредителей ООО можно узнать из данного видео:

Уголовное наказание

Проблема привлечения ЮЛ к уголовной ответственности является одной из самых трудноразрешимых в РФ. Дело в том, что в отличие от зарубежных стран, в России ЮЛ не является субъектом уголовной ответственности. По УК РФ, уголовную ответственность несут только вменяемые граждане. Как быть с привлечением ЮЛ к этому виду ответственности?

Процедура привлечения

Пока законодатель не посчитает нужным изменить УК РФ путем внесения в него изменений, касающихся привлечения ООО или АО к уголовной ответственности, за него действует КОАП. Именно в этом законе можем увидеть все наказания, которые в настоящее время предусмотрены для ЮЛ:

  1. Штраф.
  2. Изъятие (возмездное).
  3. Конфискация.
  4. Отзыв лицензии.
  5. Взыскание цены товаров или транспортных средств.

Многие юристы говорят о том, что в практической деятельности ЮЛ целесообразно ввести такое наказание, как предупреждение. Но в настоящий период времени самым часто встречающимся наказанием выступает штраф. Он может быть различным по размеру: все зависит от виновного деяния.

Штраф – это наказание имущественного характера. Положениями КоАП РФ, вместе с тем, не охвачены иные ситуации, которые могут быть рассмотрены в качестве наказания ЮЛ. Это такие обстоятельства, как:

  • приостановление работы предприятия;
  • изменение режима квотирования предприятия.

Считается, что эти положения выходят за рамки административного регулирования работы предприятия. Соответственно, не могут быть наложены на ЮЛ.

При наложении на ЮЛ штрафа оно обязано уплатить его в строго определенный законом срок. Сделать это можно через Сбербанк, а также иные платежные сервисы. У ЮЛ должно на руках остаться доказательство того, что оно заплатило штраф. Это квитанция.

Одной из мер наказания выступает ликвидация ЮЛ в принудительном порядке. Мера установлена ГК РФ, в частности, в статье 61, п. 2. Это происходит в случае, если ЮЛ без разрешения занимается работой, на которую необходимо получать лицензию.

Кроме того, существует ряд оснований, по которым можно принудительно ликвидировать ЮЛ. Все про ответственность генерального директора ООО — в данном видео: