Перспективы развития экологического налога РБ

Состоялось совместное заседание Комитета ТПП РФ по природопользованию и экологии и Комитета Московской ТПП по проблемам экологии и природопользования на тему: «Экологический налог: перспективы введения и последствия для бизнеса (проект федерального закона «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации)».

В заседании приняли участие член Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию Елена Зленко, заместитель председателя Комитета по проблемам экологии и природопользования Московской ТПП Владимир Аленцин, заместитель директора Департамента инвестиционной политики и развития предпринимательства Минэкономразвития России Белла Панина, начальник отдела экономики природопользования Департамента финансово-экономического обеспечения Минприроды России Ольга Фильченкова, начальник отдела акцизов и ресурсных налогов Управления налогообложением юридических лиц ФНС России Андрей Крюков, директор Департамента законотворческой деятельности ТПП РФ Дмитрий Фадеев.

Модератором заседания выступил председатель Комитета ТПП РФ по природопользованию и экологии Сергей Алексеев. Открывая заседание, он отметил, что инициатива введения экологического налога не нова, несколько лет назад обсуждалось аналогичное предложение, которое не было поддержано бизнесом. Оценивая последнюю законодательную инициативу, разработанную Минфином России, Сергей Алексеев представил участникам основные замечания, которые были направлены Палатой в адрес разработчика в сентябре 2018 года, а также наиболее серьезные риски, которые бизнес видит в случае принятия соответствующего законопроекта и, как следствие, полного изменения компенсационного характера экологических платежей. Сергей Алексеев отметил большой вклад вице-президента ТПП РФ Дмитрия Курочкина в подготовку заседания, выстраивание взаимодействия с заинтересованными государственными органами для содержательного обсуждения позиции бизнес-сообщества.

В выступлении Сергей Алексеев отметил, что в основополагающих действующих нормативных правовых актах в сфере охраны окружающей среды в качестве основного требования к природопользователям предусмотрен поэтапный переход на наилучшие доступные технологии (НДТ) в целях снижения негативного воздействия на окружающую среду. Федеральным законом «Об охране окружающей среды» действия компаний по снижению негативного воздействия стимулируются возможностью корректировки платы за негативное воздействие – от существенного уменьшения размера до полной отмены.

Федеральным законом «Об отходах производства и потребления» предусмотрено как предпочтительное самостоятельное исполнение ответственности производителей товаров, утративших потребительские свойства, и упаковки по их утилизации. Только в случае недостижения производителями установленных нормативов утилизации возникает обязанность по уплате экологического сбора.

Изменения, предусмотренные в разработанном Минфином России законопроекте о включении экологических платежей (платы за негативное воздействие на окружающую среду) в категорию налогов (экологический налог), предусматривают ежегодное увеличение сумм соответствующих платежей вне зависимости от уменьшения негативного воздействия на окружающую среду. Существенным недостатком законопроекта является тот факт, что не обеспечивается целевое расходование собираемых средств на природоохранные мероприятия в местах оказания негативного воздействия. В результате, расходы бюджетов всех уровней на природоохранные мероприятия, мероприятия по ликвидации накопленного вреда окружающей среде будут сокращаться, а компании-природопользователи лишатся финансовых стимулов разработки и реализации программ повышения экологической эффективности. В случае отнесения к экологическому налогу действующих экологических платежей под угрозой окажется выполнение Стратегии развития промышленности по обработке, утилизации и обезвреживанию отходов производства и потребления.

Также Сергей Алексеев отрицательно оценил инициативу Минфина России о сроках введения экологического налога с 2020 года – в такой короткий срок невозможно выстроить новую систему без административных барьеров, ошибок в регулировании, дублирующих или излишних требований. Если действительно будет принято решение о переходе к экологическому налогу, то в целях разработки эффективной и прозрачной для бизнеса системы расчета, администрирования, а также контроля за полнотой и своевременностью уплаты, должна быть разработана дорожная карта. Кроме того, Торгово-промышленная палата Российской Федерации неоднократно направляла предложения в Правительство Российской Федерации о придании целевого характера экологическим платежам и воссоздании в бюджетной системе целевых экологических фондов.

Начальник отдела экономики природопользования Департамента финансово-экономического обеспечения Минприроды России Ольга Фильченкова проинформировала об основных замечаниях Министерства по рассматриваемому законопроекту. В частности, представитель Минприроды России отметила, что для природоохранных платежей немаловажное значение имеет их целевое использование. Для платы за негативное воздействие предусмотрена возможность корректировки в случае инвестирования плательщиком средств на природоохранные мероприятия. В виде субсидий перераспределяются средства, поступающие от экологических сборов производителей. Также Министерство в последние годы готовило предложения по созданию целевых экологических фондов, которые не были поддержаны Минфином России. В настоящее время прорабатывается вопрос создания целевых ликвидационных фондов природопользователей, введения целевого использования платы за размещение ТКО.

Также представитель Минприроды России отметила недостаточную проработанность финансово-экономического обоснования законопроекта. Так, разработчиком предполагается, что к 2020 году размер поступлений от налоговых платежей составит 9,8 млрд рублей. При этом, по официальным данным Минприроды России за 2017 год поступления от всех видов экологических платежей уже составили 14 млрд рублей. Вместе с тем, Минприроды России поддерживает предложение о необходимости повышения качества администрирования природоохранных платежей.

Заместитель председателя Комитета по проблемам экологии и природопользования Московской ТПП Владимир Аленцин продолжил важную для бизнеса тему совершенствования администрирования платы за негативное воздействие, экологического и утилизационного сборов.

Целевыми показателями эффективной системы администрирования должны стать достаточная квалификация сотрудников контролирующих органов в оценке размера начисления платежей и сборов, 100% охват потенциальных плательщиков, наличие инструментария для взыскания платежей и сборов, ориентированность механизма на решение задач охраны окружающей природной среды.

Недостатками действующей системы администрирования экологического сбора являются недостаточное количество сотрудников, задействованных в администрировании экологического сбора, крайне низкий охват сферы контроля и надзора и отсутствие инструментов, ресурсов и стимулов для её расширения. В результате отсутствия полноценной системы контроля и надзора, в том числе за номенклатурой и количеством ввоза товаров и, следовательно, количеством контролируемых хозяйствующих субъектов, правильностью начисления экосбора, достоверностью отчётности об утилизации формируется дискриминационная среда для хозяйственной деятельности для законопослушных хозяйствующих субъектов.

Отдельную критику, отметил Владимир Аленцин, вызывают положения законопроекта, вводящих в качестве субъектов, обязанных уплачивать экологический налог, физических лиц. Подобная новелла является не только увеличением налоговой нагрузки на физических лиц, но и противоречит положениям Федерального закона «Об охране окружающей среды» в соответствии с которым плательщиками платы за негативное воздействие являются юридические лица и индивидуальные предприниматели, в результате хозяйственной и иной деятельности которых оказывается один или несколько видов негативного воздействия.

Заместитель генерального директора ООО «Юридический центр промышленной экологии» Диана Обухова в своем выступлении проанализировала финансово-экономические последствия замены экологических платежей налогом для бизнеса. На примере конкретных предприятий-плательщиков платы за негативное воздействие на окружающую среду были представлены практические последствия повышения платы за негативное воздействие на окружающую среду.

Нельзя также, по мнению Дианы Обуховой, согласиться с позицией Минфина России, представленной в пояснительной записке, что компании как природопользователи не испытывают должной мотивации к правомерному поведению в форме уплаты платы за негативное воздействие на окружающую среду. Компании крайне мотивированы, поскольку действующее природоохранное законодательство предусматривает применение 5-ти кратных коэффициентов повышения платы при выявлении нарушений, а в перспективе – до 100 кратного увеличения размера платы за неразрешенное воздействие. Кроме того, цель платы – не увеличение сборов, а снижение негативного воздействия. Следствием реализации компаниями программ по повышению экологической эффективности как раз и является снижение размера платы и, следовательно, снижение поступлений в федеральный бюджет.

В случае принятия законопроекта вместо административной ответственности, применяемой за невнесение или несвоевременное внесение платы за негативное воздействие, сокрытие, умышленное искажение или несвоевременное сообщение полной и достоверной информации, содержащейся в декларации о плате за негативное воздействие на окружающую среду, к предпринимателям будут применяться меры уголовной ответственности.

Данные риски эксперты оценивают как катастрофические и постоянные.

Управляющий партнер юридической компании «Пепеляев Групп» Сергей Пепеляев в своем выступлении обратился к участникам и представителям бизнеса, на которые распространяется обязанность по уплате всех действующих экологических платежей, принять участие в подготовке консолидированной позиции по вопросу введения экологического налога. Продолжение обсуждения состоится 30-31 октября 2018 года в ТПП России в рамках ежегодного Всероссийского налогового форума.

Генеральный директор ОАО «Соэмз», член наблюдательного совета СРО Ассоциации «Лига переработчиков макулатуры» Денис Кондратьев представил участникам негативные последствия принятия законопроекта для развития отрасли переработки отходов производства и потребления. По его мнению, введение экологического налога как инструмента пополнения федерального бюджета, уход от базовой цели экологического сбора – существенное снижение процента захоронения отходов на полигонах посредством повышения доли их переработки и вовлечения вторичных ресурсов в хозяйственный оборот, не только остановит рост новой отрасли промышленности, но и не позволит достичь цели по сокращению числа полигонов твердых коммунальных отходов и, следовательно, улучшению качества жизни граждан страны.

В дискуссии приняли участие член Комитета ТПП РФ по природопользованию и экологии Александр Багин, исполнительный директор Ассоциации производителей шин Надежда Чурмеева, менеджер по взаимодействию с органами государственной власти АО «ОХК «УРАЛХИМ» Николай Нефедьев, заместитель исполнительного директора Российской ассоциации водоснабжения и водоотведения Наталья Побединская.

Подводя итоги заседания, председатель Комитета Сергей Алексеев попросил участников направить позицию по законопроекту и о целесообразности введения экологического налога в целом для подготовки консолидированной позиции, которая будет направлена в Минфин России.

Комитет ТПП РФ по природопользованию и экологии

В начале августа 2018 года на федеральном портале проектов нормативных правовых актов была размещена информация о подготовленном Министерством финансов РФ законопроекте «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса» (ID проекта: 02/04/08-18/00083016). Документ предусматривает включение в Налоговый кодекс неналоговых платежей, имеющих квазиналоговый характер. Если точнее — законопроект предлагает заменить плату за негативное воздействие на окружающую среду на экологический налог.

Вокруг правовой природы платы за негативное воздействие на окружающую среду всегда было много споров, но именно сейчас вопрос разграничения понятий налога и неналогового платежа приобрел принципиальный характер. Ограничение объема неналоговых платежей, камуфлирование налогов в неналоговые платежи — те самые проблемы, на которые бизнес-сообщество указывало еще в начале этого года как на возможные причины снижения деловой активности или даже прекращения хозяйственной деятельности и просило правительство решить вопрос о законодательном регулировании неналоговых платежей.

Плата за негативное воздействие на окружающую среду, несмотря на свой компенсационный характер, на который указывают нормы законодательства, устанавливающие обязательность платы, фактически является источником доходов бюджета (20% идет в федеральный бюджет и по 40% — в бюджеты субъектов РФ и местные бюджеты) и не предполагает целевого использования. Такая система не может сформировать источник финансирования природоохранных мероприятий и стимулировать сокращение негативного воздействия. То есть загрязнитель платит, а деньги на восстановление нарушенного баланса не расходуются, состояние окружающей среды продолжает ухудшаться. Оксюморон!

Расширить концепцию

Однако верный диагноз не означает, что предлагаемое Минфином России «лечение» верное. И второй вопрос: если оно верное, корректен ли предложенный способ внедрения этого решения? Сам Минфин, предлагая данный механизм, действует в парадигме системы «поручений», признанной правительством низкоэффективной. Пояснительная записка к новому документу вполне четко дает понять, что таким образом регулятор решает задачу пополнения бюджета, из доходов которого ввиду низкой эффективности взимания платы вынужденно финансируются государственные экологические программы. Вряд ли это можно назвать результативным решением проблемы.

Справка

В соответствии с пунктом 1 статьи 8 Налогового кодекса налог — это обязательный, индивидуально безвозмездный платеж, взимаемый с организаций и физических лиц в форме отчуждения принадлежащих им на праве собственности, хозяйственного ведения или оперативного управления денежных средств в целях финансового обеспечения деятельности государства и (или) муниципальных образований. Налог подлежит оплате в безусловном порядке, без учета специфики оснований и целей его уплаты. Сбор же представляет собой обязательный взнос, взимаемый с организаций и физических лиц, его уплата является одним из условий совершения в отношении плательщиков сборов государственными органами, органами местного самоуправления, иными уполномоченными органами и должностными лицами юридически значимых действий, включая предоставление определенных прав или выдачу разрешений (лицензий); либо уплата которого обусловлена осуществлением в пределах территории, где введен сбор, отдельных видов предпринимательской деятельности. То есть сбор в отличие от налога учитывает целевую составляющую его уплаты.

Если исходить из предложенного премьер-министром Д. И. Медведевым проектного подхода государственного управления, необходимо ориентироваться на цели и задачи, которые определены как стратегические, а ведомствам и министерствам нужно регулярно сверяться в ходе их достижения и исполнения. На мой взгляд, стратегической задачей должно стать расширение концепции «загрязнитель платит» путем распространения ее действия не только на загрязнение, но и на процессы ценообразования на всех этапах жизненного цикла субъекта загрязнения (это и расширенная ответственность производителя, и экологический и утилизационный сборы, а также текущие затраты и капитальные вложения с целью снижения негативного воздействия), что приведет к снижению негативного воздействия на окружающую среду.

Было ли это сделано Минфином России? Судя по сдержанным комментариям Минприроды, которое оценило инициативу коллег как недостаточно проанализированную и потому преждевременную, о сверке позиций регуляторов при разработке данного законопроекта речи не шло. Министерство финансов в очередной раз выбрало привычный путь: исполнило прямое поручение правительства, заявив, что введение экологического налога позволит увеличить поступления в бюджетную систему РФ за счет улучшения качества администрирования. То есть возможности применения мер налоговой, административной и уголовной ответственности, способов обеспечения исполнения обязанности по уплате налогов и сборов, механизма принудительного и бесспорного взыскания.

Налог ситуацию не исправит

Говоря о механизме решения, следует упомянуть и о его сути, обсуждаемой сейчас на всевозможных площадках. Как часто бывает: не изучив вопрос досконально (по разным причинам), эксперты различного уровня и компетенций стремительно начинают рассуждения, давая комментарии и прогнозы. А ведь ничто так не заразительно, как заблуждение, поддерживаемое обладателем громкого имени, и вот уже различные источники информации повторяют за такого рода путающими себя и окружающих. Чего только стоила паника, напомнившая «бурю в стакане», по поводу замены экологическим налогом экологического сбора, уплачиваемого производителями и импортерами в рамках реализации принципа расширенной ответственности.

Так о чем на самом деле этот законопроект и касается ли он экологического сбора? Насколько изложенная в нем мотивировка отражает нормы действующего законодательства? Как уже упоминалось, документ предполагает введение экологического налога для финансового обеспечения деятельности Правительства РФ, связанной с проведением государственной политики в области экологии и направленной на обеспечение условий для реализации гражданами конституционного права на благоприятную окружающую среду. При этом экологическим налогом предполагается заменить существующий неналоговый платеж — плату за негативное воздействие на окружающую среду, так как он обладает признаками налога и должен быть включен в Налоговый кодекс. То есть размещенный для обсуждения проект закона не касается экологического сбора.

Справка

Пришло время перемен Плата, взимаемая за негативное воздействие на окружающую среду, которая в настоящее время не имеет установленной формы (налог, сбор или платеж), должна ее обрести и перестать быть источником пополнения бюджетов всех уровней, не имея при этом шансов осуществлять функцию стимулирования.

При поступлении в бюджет налоги не имеют целевого назначения. Совершение государственных расходов не обусловлено поступлением каких-либо категорий налоговых платежей. Следовательно, квалификация указанного платежа как налогового не приведет к возможности выделения денежных средств для финансирования природоохранных мероприятий, связанных с возмещением ущерба и затрат на охрану и восстановление окружающей среды. Платежи за негативное воздействие на окружающую среду будут поступать на финансовое обеспечение деятельности государства, законных механизмов воздействия на их целевое использование не имеется.

Придание статуса налога платежу, не являющемуся налогом по своей правовой природе, необоснованно. Сам по себе факт низкой собираемости платежа не является основанием для придания ему статуса налога, иных обоснований необходимости таких изменений не приведено. Таким образом, возникает вопрос: отвечает ли выбранное решение о трансформации платы за негативное воздействие в экологический налог всем необходимым требованиям? Если предлагаемое Минфином решение по факту является «выстрелом себе в ногу», то говорить о запуске в России системы замкнутого цикла по обращению с отходами придется только после «лечения» новой проблемы и подборки «нового лекарства» для нерешенной проблемы стимулирования природопользователей к рациональному использованию природных ресурсов и обеспечения благоприятной окружающей среды.

Н. С. БЕЛЯЕВА, генеральный директор ООО «Дельфи», заместитель председателя Комитета по природопользованию и экологии Общероссийской общественной организации «Деловая Россия»

ПНВОС превратилась в фискальное обременение

С 2012 по 2017 год в Конституционный суд РФ было подано 744 жалобы, связанные с применением экономического и природоохранного законодательства.

Утверждение о плохой собираемости платы за негативное воздействие на окружающую среду (ПНВОС) неоднозначно: несмотря на то что любое промышленное предприятие обязано вносить плату, закон предусматривает льготы для природопользователей. Так, статьей 16.3 Закона № 7 ФЗ «Об охране окружающей среды» установлено три группы льгот. Первая предусматривает полное освобождение от платы, которое стимулирует внедрение наилучших доступных технологий на объекте, оказывающем негативное воздействие на окружающую среду, развитие технологий переработки отходов, совершенствование систем и методов их хранения и размещения. Вторая группа говорит о применении к ставкам платы понижающих коэффициентов, способствующих созданию специализированных объектов для размещения отходов производства, развитию технологий утилизации и обезвреживания отходов высокой опасности. Третья предлагает корректировку платы или уменьшение платы на сумму затрат по снижению негативного воздействия на окружающую среду.

Однако проблемы применения льгот по ПНВОС заключаются в симулировании возможности их применения, и связано это в первую очередь с тем, что показателем эффективности деятельности государственных экологических надзорных органов по-прежнему являются поступления по платежу, которые должны увеличиваться, что дискредитирует цели ПНВОС. Приемы и способы, применяемые Росприроднадзором для недопущения сокращения платежей, ярко демонстрируют материалы многочисленных судебных споров с участием природопользователей. Анализ судебной практики позволяет утверждать, что ПНВОС утратила свое основное назначение — стимулирующее — и превратилась в банальное фискальное обременение, симулирующее стимул.

Правовым подтверждением такой аксиомы (разновекторность экономических и экологических интересов: собираемость ПНВОС — льготы по ПНВОС) являются положения Стратегии экономической безопасности РФ на период до 2030 года (утверждена указом Президента РФ от 13 мая 2017 года № 208), согласно которым установление избыточных требований в области экологической безопасности, рост затрат на обеспечение экологических стандартов производства и потребление отнесены к основным угрозам экономической безопасности нашей страны.

Следовательно, прежде чем говорить о необходимости замены платы на экологический налог в связи с плохой собираемостью самой платы, нужно дать релевантную оценку причинам такой плохой собираемости.

ФИНАНСЫ, ДЕНЕЖНОЕ ОБРАЩЕНИЕ, КРЕДИТ

Yelena Alekseevna Yermakova,

Doctor of Economics,

professor of the department of finance,

Saratov socio-economic institute (branch)

of Plekhanov Russian University of Economics

Nina Nikolaevna Tyupakova,

Doctor of Economics,

professor of the department of finance,

Kuban State Agrarian University, Krasnodar

Елена Алексеевна Ермакова,

доктор экономических наук, профессор кафедры финансов, Саратовский социально-экономический институт (филиал)

РЭУ им. Г.В. Плеханова

йй^ Eae13@mail.ru

УДК 336.0/.5

Нина Николаевна Тюпакова,

доктор экономических наук, профессор кафедры финансов, Кубанский государственный аграрный университет им. И.Т. Трубилина, г. Краснодар

КОМПЛЕКСНАЯ КЛАССИФИКАЦИЯ ЭКОЛОГИЧЕСКИХ НАЛОГОВ

Рассмотрение проблемы функционирования в налоговой системе экологических налогов и повышающаяся их регулирующая роль в большинстве стран мира приобрела в последнее время еще большую актуальность в связи с активизацией зеленых налоговых реформ. Целью данной статьи является анализ статистических данных, раскрывающих роль экологических налогов, с выделением классификационных признаков и групп экологических налогов. Сложившаяся ситуация с загрязнением окружающей среды и последствиями сделала актуальным исследование системы экологических налогов. Систематизированы и раскрыты четыре наиболее значимых классификационных признака экологических налогов, которые будут важны для практических целей анализа и сравнения. С помощью эконометрических методов проанализированы в четырнадцатилетней динамике поступления экологических налогов в странах Евросоюза, классифицированных по сфере применения. Сделан вывод о преобладании в общей структуре экологических налогов поступлений по энергетическим налогам. В статье показано, что структурный анализ экологических налогов по видам экономической деятельности возможно проводить только по основным категориям налогов (классифицированных по сфере применения). Сделан вывод, что классификация экологических налогов по видам экономической деятельности важна с позиции анализа распределения налоговой нагрузки. Доходы бюджетов от поступлений экологических налогов могут быть распределены в соответствии с различными видами экономической деятельности, уплачивающей налоги.

Ключевые слова: экологические налоги, налоги, классификация, охрана окружающей среды, энергетические налоги, транспортные налоги, ресурсные налоги, налоги за загрязнение окружающей среды.

COMPREHENSIVE CLASSIFICATION OF ENVIRONMENTAL TAXES

Возрастающая обеспокоенность в связи с изменением климата привела во многих странах к необходимости активизации в том числе экономических инструментов, воздействующих на регулирование выброса загрязняющих веществ. В 1990-х гг. ряд европейских стран вводили налоги на выбросы углерода.

По оценкам Всемирной организации здравоохранения, наличие в атмосфере загрязняющих веществ стало причиной смерти в России более чем 52 тыс. человек в 2004 г., а в 2008 г. — почти 70 тыс. человек . Попытаться переломить ситуацию можно и экономическими мерами, в частности с помощью налоговой системы, учитывая, что налоги являются инструментом регулирования, что способно сделать их и инструментом воздействия на объемы выбросов экологически вредных веществ. Функционирование экологических налогов базируется на принципе «загрязнитель платит» (polluterpays’ principle), суть которого, согласно словарю статистических терминов ОЭСР, заключается в том, что источник загрязнения должен нести затраты за загрязнение, чтобы уровень загрязнения снижался, в сумме, равной ущербу, нанесенному обществу, либо в сумме, соответствующей превышению приемлемого уровня (стандарта) загрязнения . Таким образом, тот, кто наносит ущерб окружающей среде, должен выплачивать компенсацию обществу за это.

В основе экологического налогообложения лежит теория экстернальных, или внешних, издержек А. Пигу. Проявлением отрицательных внешних эффектов может выступать именно загрязнение окружающей среды.

По своему предназначению и содержанию экологические налоги выражают в денежном эквиваленте потери для общества и государства вследствие негативного воздействия на окружающую среду деятельности налогоплательщиков. Назначение экологических налогов состоит в том, что они побуждают налогоплательщика снижать уровень

экологического ущерба. В таком случае экологические налоги выступают инструментом достижения баланса между объемом производства налогоплательщика и потерями для общества, поэтому налог должен быть равен предельным социальным издержкам . Данный налог называют налогом Пигу, или пигувианским налогом.

Несмотря на существующие в экономической литературе разные определения экологического налога, наиболее применимо в целях настоящей статьи определение, разработанное Евростатом : налог, налоговая база которого является физической единицей того, что имеет доказанное, специфическое негативное воздействие на окружающую среду.

Общий государственный доход от экологических налогов в странах Европы в 2015 г. составил 359,3 млрд. евро, что составляет 2,4% валового внутреннего продукта и 6,3% от общих доходов бюджетов от обязательных платежей.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Классификация видов экологических налогов основана на использовании нескольких признаков.

С теоретических позиций могут быть представлены разные классификации, например по сфере применения, основной цели введения, объекту налогообложения, налоговой базе, направлениям осуществления расходов (рис. 1). Именно такие классификационные признаки и виды экологических налогов, как правило, используются в международной и европейской статистике для анализа и сопоставления.

По цели введения экологические налоги разделяют на три группы :

1. Налоги, покрывающие расходы государства по защите окружающей среды (cost-covering charges).

Самый ранний опыт экологических налогов возник из-за реализации традиционной нормативной экологической политики. Первая категория экологических налогов, которые по-прежнему важны сегодня, — это затраты на покрытие расходов,

г -Ч

•налоги, покрывающие расходы по зашите

окружающей среды (cost-covering charges)

цель введения •регулирующие (стимулирующие) (incentive taxes)

•увеличивающие налоговые доходы государства

L J (fiscal environmental taxes)

г ч •энергетические налоги (energy taxes)

сфера применения •транспортные налоги (transporttaxes)

•налоги за загрязнение окружающей среды (pollution

taxes)

L J •ресурсные налоги (resource taxes)

1 •налоги на загрязняющие вещества (pollution taxes)

объект •налоги на средства производства (taxes on capital

нал огообл оже н ия goods)

J •налога на виды деятельности (taxes on activities)

F Ч •сельское хозяйство и рыболовство

•промышленность

вид экономической

•транспорт

деятельности •домохозяйства

L À •нерезиденты

Рис. 1. Классификационные признаки и виды экологических налогов

в соответствии с которыми те, кто использует окружающую среду, вносят вклад или покрывают расходы на мониторинг или контроль за этим использованием.

Расходы на покрытие расходов могут быть двух типов:

а) плата за пользование, когда плата взимается за определенную экологическую услугу. Причем возлагается эта плата на конкретных пользователей. Пример: обработка сточных вод или удаление отходов (the Dutch pollution charge в Нидерландах);

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

б) целевые сборы или отложенные платежи, которые предполагают, что доходы от платы расходуются на соответствующие экологические цели, но не в виде конкретной услуги плательщику. Пример: доходы для финансирования услуг по переработке мусора (the Swedish battery charge в Швеции).

2. Регулирующие налоги, которые стимулируют экологически релевантное поведение производителей и потребителей (incentive taxes).

Экологический налог может взиматься исключительно с целью изменения экологически вредного поведения и без какого-либо намерения повышать доходы. Такой налог может выполнять стимулирующую функцию. Уровень стимулирующего налога может быть установлен в соответствии с оценками: стоимости экологического ущерба; какой ценовой сигнал потребуется для достижения экологических целей.

Полученные налоговые доходы часто используются для дальнейшего поощрения изменения поведения с помощью грантов или налоговых льгот. Примером может служить шведский налог на выбросы в атмосферу окиси азота (tax on NOx) и не-

мецкий сбор токсичных отходов (toxic waste charge).

3. Налоги, увеличивающие налоговые доходы государства и выполняющие преимущественно фискальную функцию (fiscal environmental taxes).

Они включают налоги на энергию и ряд других неэнергетических налогов, такие как налоги на отходы, сточные воды, пестициды, удобрения и сера и т.д. Экологические налоги, предназначенные главным образом для увеличения значительных доходов, называются налоговыми (фискальными) экологическими налогами (fiscal environmental taxes). Примерами являются налоги на выбросы CO2 в Швеции и Норвегии (CO2 taxes).

Очевидно, что эти три типа экологических налогов не являются взаимоисключающими: плата за покрытие расходов может иметь стимулирующие эффекты, а доходы от фискального экологического налога могут быть частично использованы для соответствующих экологических целей. Мотивация налогов может со временем меняться. Однако классификация по основному намерению помогает с оценкой эффективности.

Регулирующие или стимулирующие экологические налоги призваны в первую очередь изменить поведение налогоплательщиков, наносящее ущерб окружающей среде, без намерения получить доходы в казну государства. Более того, как правило, налоговые поступления от платежей с фиксированной ставкой чаще сокращаются, если налог эффективен, так же как и налогооблагаемая база.

Экологические налоги, как источник доходов бюджетов, также могут влиять на поведение, но при этом приносят значительные доходы в бюджет

государства, причем заметно превышающие затраты на сбор этих налогов. Экологические налоги могут служить источником поступлений для целевых экологических программ. Для того чтобы платежи за загрязнение были реальным источником бюджетных поступлений, облагаемая база должна быть достаточно стабильной для обеспечения предсказуемого потока поступлений; бремя платежей должно быть либо широко распределено, либо приходиться на ту часть объектов регулирования, которая получает наибольшую выгоду от выплаты поступлений; административные затраты следует удерживать на низком уровне. Поскольку трудно обеспечить соблюдение данных условий в системе платежей за загрязнение, особенно в системе, охватывающей большое число загрязняющих веществ, в странах ОЭСР принято считать, что она не является эффективным источником целевых доходов. Важно отметить, что экологические налоги являются неотъемлемым инструментом экологической политики государства. Тем не менее, какой бы ни была цель введения и пересмотра системы платежей за загрязнение, она должна быть направлена на достижение конкретных целей экологической политики.

По сфере применения выделяют четыре основные группы налогов, связанных с защитой окружающей среды:

1) энергетические налоги;

2) транспортные налоги;

3) налоги на загрязнение окружающей среды;

4) ресурсные налоги.

Энергетические налоги (energy taxes) представлены налогами на энергоресурсы (энергоносители), которые используются в транспортных целях и стационарно.

Энергетические налоги объединяют налоги на энергоносители, используемые как в транспортных, так и в стационарных целях. Основными энергетическими продуктами для транспортных целей являются прежде всего бензин и дизельное топливо. Энергетические продукты для стационарного использования включают природный газ, топливные масла, уголь и электроэнергию.

Заметим, что налоги, взимаемые за выбросы углекислого газа (CO2), относятся к группе энергетических налогов, а не налогов на загрязнение. На это есть несколько причин. Прежде всего, часто невозможно определить налоги на СО2 отдельно в налоговой статистике, поскольку они интегрированы с энергетическими налогами, например, путем дифференциации ставок налога на нефть. Кроме того, они частично введены в качестве замены других энергетических налогов, а выручка от этих налогов зачастую велика по сравнению с налогами на загрязнение. Вследствие этого возможны искажения международных сопоставлений.

Энергетические налоги подразделяются на следующие виды:

— налоги на моторное топливо;

— налоги на энергетическое топливо;

— налоги на электричество.

Основу энергетического налогообложения, например, в Великобритании составляют акцизы на углеводородные масла. Объектов обложения достаточно много, но все они разделяются на четыре группы: легкие масла, необработанную нефть, биотопливо, а также газ, используемый в качестве топлива. В Германии энергетическим является налог на нефтепродукты. К видам транспортного топлива отнесены: дизельное топливо, этилированный и неэтилированный бензин, а также заменители обычных видов топлива: природный газ и сжиженный нефтяной газ.

Энергетические налоги представляют собой самую высокую долю общих налоговых поступлений по экологическим налогам, что составляет от общего объема чуть более 76%. В Чешской Республике, Литве, Люксембурге и Румынии на их долю приходится более 0,9 общих налоговых поступлений от налогов на окружающую среду. Напротив, налоги на энергию немного превысили 50% доходов от экологических налогов на Мальте (51,3%) и составили лишь 55-56% от общего числа в Норвегии (55,4%), Дании (55,5%) и Нидерландах (55,9%). На протяжении последнего десятилетия наблюдается небольшой рост поступлений от энергетических налогов, что объективно связано с потреблением энергии, ростом цен на энергоносители, а также с политикой энергоэффективности.

Транспортные налоги (transport taxes) представляют собой группу налогов, связанных с владением и пользованием транспортными средствами. При этом важно, что налоги на бензин, дизельное топливо и другое транспортное топливо включены в состав энергетических налогов и не относятся к транспортным налогам.

Транспортные налоги можно разделить на единовременные и периодические. Единовременные транспортные налоги связаны с импортом или продажей оборудования. К периодическим транспортным налогам относится, в частности, ежегодный дорожный налог.

При этом транспортные налоги включают такие платежи, как:

— налоги на пройденные километры;

— ежегодный налог с владельцев транспортных средств;

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

— акцизы при покупке транспортного средства.

Среди экологических налогов транспортные

налоги являются вторыми по объему налоговых поступлений и составляют около 20% суммарных доходов бюджетов от экологических налогов. При этом сложилась устойчивая тенденция роста поступления по транспортным налогам, что во многом связано с ежегодным увеличением количества транспортных средств. Относительная значимость транспортных налогов значительно выше в Австрии (35,5% всех доходов от экологических налогов), Ирландии (38%) и Дании (38,7%), а также на Мальте (40,3%) и в Норвегии (40,6%). Наименьшая доля транспортных налогов в общем объеме поступлений от экологических налогов отмечается в Эстонии (2,2%) и Литве (2,5%).

Налоги за загрязнение окружающей среды

(pollution taxes) представляют собой налоги на рассчитанные или предполагаемые выбросы вредных веществ в атмосферу и воду, на шумовые эффекты, а также на деятельность, связанную с управлением отходами производства. Исключение составляют налоги на CO2 (они входят в состав энергетических налогов). В свою очередь, налоги на SO2 включаются именно в эту группу платежей. Налоги на загрязнения представлены большим количеством разнообразных платежей и включают несколько подгрупп в зависимости от объекта загрязнения . В Дании, например, налог на CO2 взимается с целой совокупности объектов. Однако к таким объектам относится названная выше подакцизная продукция. Углеродный налог выступает в качестве надбавки к уже имеющимся акцизам.

В России к таким платежам относятся плата за загрязнение окружающей среды в соответствии с Федеральным законом от 10 января 2002 г. N° 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» (с изменениями от 31.12.2017 № 503-ФЗ). Нормативы платы утверждаются правительством России. В то же время плата продолжает взиматься только с ограниченного числа видов негативного воздействия на окружающую среду, хотя существуют и предусмотрены законом его иные виды (например, шумовое, электромагнитное, радиационное воздействие). За них плата фактически не взимается.

Ресурсные налоги, или налоги на ресурсы, (taxes on natural resources, resource taxes) представляют собой налоги на водопользование, добычу отдельных полезных ископаемых, ведение лесного хозяйства. Таким образом, ресурсные налоги взимаются при эксплуатации природных ресурсов, в

частности воды, полезных ископаемых (за исключением нефти и газа) и лесов, в коммерческих целях. Однако пока не установлено, является ли извлечение природных ресурсов само по себе вредным, хотя все согласны, что это может привести к таким экологическим проблемам, как эрозия почв и загрязнение.

При этом все налоги, относящиеся к добыче нефти и газа (taxes on the extraction of oil and gas), не только не входят в группу ресурсных налогов, но и не являются экологическими налогами в принципе, так как они функционируют с целью изъятия ресурсной ренты.

Налоги за загрязнение окружающей среды и ресурсные налоги, как правило, анализируются вместе, так как они представляют собой относительно небольшую долю (3,5%) от общего размера экологических налоговых поступлений. К ним относятся налог на добычу сырья, на выбросы в атмосферу окиси азота (КОх) и СО2, сточные воды, шум, отходы и т.д. Во многих европейских странах такие налоги были введены совсем недавно, по сравнению с налогами на энергию или транспорт. Однако в Хорватии (16,9%) и в Нидерландах (13,7%) отмечается гораздо более высокая доля налогов на загрязнение и ресурсы. Напротив, в Греции не взимаются налоги этой категории, а в Германии, Румынии и на Кипре были зарегистрированы предельные суммы налогов на загрязнение и ресурсы.

Доходы бюджетов от поступлений экологических налогов относительно невелики, хотя на протяжении последнего десятилетия наблюдается небольшой рост. Это подтверждают данные европейской статистики: около 2,4% ВВП и 6,1% налоговых поступлений (табл.1).

Таблица 1

Поступления и роль экологических налогов, классифицированных по сфере применения в странах Европейского союза

Год Экологические налоги, всего Энергетические налоги Транспортные налоги

млн евро % от общей суммы поступлений от налогов и социальных взносов % от ВВП млн евро % от общей суммы поступлений от налогов и социальных взносов % от ВВП млн евро % от общей суммы поступлений от налогов и социальных взносов % от ВВП

2007 304 506,6 5,99 2,34 224 993,3 4,42 1,73 68 953,6 1,36 0,53

2008 297 944,8 5,86 2,28 221 045,9 4,35 1,69 66 118,4 1,3 0,51

2009 289 825,6 6,14 2,35 219 944 4,66 1,79 60 057,5 1,27 0,49

2010 304 077,7 6,17 2,37 231 288,8 4,7 1,8 62 459,1 1,27 0,49

2011 317 172,4 6,18 2,4 241 637,8 4,71 1,83 64 770,2 1,26 0,49

2012 327 476,2 6,16 2,43 250 374,1 4,71 1,86 65 875,6 1,24 0,49

2013 332 907,4 6,14 2,45 255 415,1 4,71 1,88 66 030,7 1,22 0,49

2014 344 137,5 6,15 2,45 264 051,7 4,72 1,88 68 173,2 1,22 0,49

2015 360 134,3 6,13 2,43 276 179,3 4,7 1,87 71 497,1 1,22 0,48

2016 364 398,1 6,11 2,44 280 353,9 4,7 1,88 71 746,9 1,2 0,48

ISSN 1994-5094

Увеличение доходов от экологических налогов следует интерпретировать с осторожностью. Оно может быть вызвано введением новых налогов или увеличением налоговых ставок или может быть связано с увеличением налоговой базы, вызванной, например, более высоким потреблением энергетических продуктов.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Большую долю экологических налогов составляют энергетические налоги. Так, согласно данным Евростата, в 2015 г. они составляли 76,6%, на втором месте были транспортные налоги — 19,8%, а остальные (налоги на загрязнение окружающей среды и ресурсные налоги) составили только 3,5% общей суммы экологических налогов (рис. 2).

В зависимости от объекта налогообложения Европейское агентство по вопросам окружающей среды классифицирует экологические налоги на четыре вида :

1) налоги на загрязняющие вещества (pollution taxes);

2) налоги на продукты (product taxes);

3) налоги на средства производства (taxes on capital goods);

4) налоги на виды деятельности (taxes on activities).

Выделяют классификацию экологических налогов по налоговой базе. Такая классификация

более детально характеризует энергетические, транспортные, ресурсные налоги и налоги на загрязнение окружающей среды. Причем по сути она является логическим продолжением классификации экологических налогов по объекту налогообложения. Классификация налогов в соответствии с налоговой базой является расширением классификации по областям применения. Для того чтобы точно и объективно определять экологические налоги и обеспечивать международную сопоставимость, был создан список налоговых баз (табл. 2)1.

Например, различают такие базы, как бензин, дизельное топливо, уголь, кокс и другие энергоносители.

Классификация экологических налогов по видам экономической деятельности, как правило, важна в статистических целях. Экологические налоги по данным экономической деятельности охватывают все секторы экономики: производители (хозяйственная деятельность), домашние хозяйства, как потребители, так и нерезиденты.

1 Статистика экологического налогообложения основана на документе Евростата, принятого в 2013 г., «Экологические налоги — статистическое руководство».

128 Вестник СГСЭУ. 2018. № 2 (71) ♦-♦

Таблица 2

Виды налоговых баз по экологическим налогам

Вид экологического налога Объект налогообложения Налоговая база

Энергетические Энергетические продукты для транспортных целей Неэтилированный бензин

Этилированный бензин

Дизель

Другие энергетические продукты для транспортных целей (например, природный газ, керосин или мазут)

Энергетические продукты для стационарных целей Легкий мазут

Мазут

Натуральный газ

Каменный уголь

Кокс

Биотопливо

Потребление и производство электроэнергии

Потребление и производство тепловой энергии в округе

Другие энергоносители для стационарного использования

Парниковые газы Содержание углерода в топливе

Выбросы парниковых газов (включая поступления от разрешений на выбросы, зарегистрированные в качестве налогов в национальных счетах)

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Транспортные Импорт или продажа автотранспортных средств (один налог)

Регистрация или использование автотранспортных средств, повторяющихся (например, годовые налоги)

Использование дорог (например, налоги на автостраду)

Сборы за проезд и городские пошлины

Другие транспортные средства (суда, самолеты, железные дороги и т.д.)

Авиарейсы и авиабилеты

Страхование транспортных средств (исключая общие налоги на страхование)

На загрязнение Измеренные или оцененные выбросы в атмосферу Измеренные или оцененные выбросы NOx

Измеренные или оцененные выбросы SOx

Другие измеренные или оцененные выбросы в атмосферу (за исключением CO2)

Озоноразрушающие вещества (например, хлорфто-руглеродов (ХФУ) или талоны)

Измеренные или оцененные стоки воды Измеренные или оцененные стоки окисляемого вещества (BOD, COD)

Другие измеренные или оцененные стоки воды

Сбор и обработка сточных вод, фиксированные ежегодные налоги

Неточечные источники загрязнения воды Пестициды

Искусственные удобрения (на основе, например, содержания фосфора или азота)

Навоз

Управление отходами Сбор, обработка или удаление

Индивидуальные продукты (например, упаковка, контейнеры для напитков, батареи, шины, смазочные материалы

Шум (например, взлет и посадка самолета)

Ресурсные Водозабор

Сбор биологических ресурсов (например, древесина, охота и промысел)

Добыча сырья (например, минералов, нефти и газа)

Ландшафтные изменения и вырубка деревьев

Исследования экологических налогов по видам деятельности проводят в разрезе основной классификации и по наиболее значимым группам налогов (энергетические и транспортные). Во всех государствах — членах ЕС предприятия выплатили чуть больше половины (54%) всех поступлений от налогов на энергию. Вклад домохозяйств хотя и ниже, но также значителен (44%). Остальная часть (2%) относится к сумме, которая выплачена нерезидентами или которая не может быть выделена как определенная группа плательщиков (рис. 3).

Доля доходов от налога на энергию, взимаемых с промышленности, строительства и услуг, помимо транспортировки и хранения, составила 38%: от 13% в Люксембурге до 48-49% в Великобритании, Чешской Республики и Финляндии. Третий самый важный вклад в доходы от налога на электроэнергию (13%) обусловлен деятельностью по транспортировке и хранению. В некоторых государствах-членах эта деятельность способствовала более четверти общих доходов от налога на электроэнергию: Хорватия (42%), Эстония (33%), Словакия (31%), Болгария (28%) и Польша (26%). Вклад сельского хозяйства, лесоводства и рыболовства в общий объем налогов на электроэнергию составлял менее 3%: от 0% в Словении до 6% в Болгарии, Греции, Латвии и Венгрии.

В среднем среди государств — членов ЕС доля транспортных налогов, уплачиваемых домохозяй-ствами, была намного выше, чем доля, уплачиваемая предприятиями: 68% по сравнению с 30%. Это связано с тем, что в большинстве стран — членов ЕС домашние хозяйства платят большую часть налоговых поступлений автотранспорта (важный ком-

понент налоговых поступлений от транспорта), чем предприятия. Однако в некоторых государствах-членах структура транспортных налоговых поступлений плательщиком значительно отличается, поскольку домохозяйства вносят незначительный вклад в налоговые поступления в Литве, Словакии и Чехии.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Группировка экологических налогов по видам экономической деятельности важна и с позиции анализа распределения налоговой нагрузки. Доходы бюджетов от поступлений экологических налогов могут быть распределены в соответствии с различными видами экономической деятельности, уплачивающей налоги.

Экологические налоги все чаще используются, чтобы влиять на поведение экономических субъектов, будь то производители или потребители. Именно налоговые инструменты обеспечивают гибкие и эффективные средства для укрепления принципа «загрязнитель платит» и достижения целей экологической политики.

1. Бархударова М.Р. Экологические налоги на примере Норвегии // European journal of law and political sciences.

2016. № 2. Р. 64-67.

2. Германова М.А. Система обязательных платежей за природопользование: коллизии законодательства // Пробелы в российском законодательстве. 2015. № 4. С. 302-305.

3. Громов В.В., Малинина Т.А. Перспективы экологизации налоговой системы Российской Федерации. М.: ИД «Дело» РАНХиГС, 2015.

4. Майбуров И.А., Леонтьева Ю.В. Теоретико-методологические аспекты построения оптимальной системы транспортных платежей // Вестник СПбГУ. Экономика.

2017. Т. 33. Вып. 3. С. 392-414.

5. Новиков Р., Быстрова А. Экологическое регулирование в странах Западной Европы. Сер.: Экологические проблемы в современном мире. М., 1991.

7. Филичева Т.П., Горкина И.Д.. Экономика природопользования и охраны окружающей среды: учебник. Владивосток, 2015.

10. Официальный сайт Евростата. URL: http://ec.europa. eu/eurostat/help/new-eurostat-website (дата обращения: 24.01.2018).

11. Benabou R., Tirole J. Incentives and Prosocial Behavior // American Economic Review. 2006. № 96. Р. 1652-1678.

12. Enkvist P.-A., Naucler T., Rosander J. A Cost Curve for Greenhouse Gas Reduction // The McKinsey Quarterly. 2007. No. 1. Р. 35-45.

16. Helm D., Pearce D. Assessment: Economic Policy towards the Environment // Oxford Review of Economic Policy. 1990. № 1. P. 1-16.

17. Lin E., Francis P. Industrial analysis of environmental taxes // Economic Trends. 2004. No. 609. P. 54-59.

19. Opshoor J.B., Vos H. Economic Instruments for Environmental Protection. Paris, OECD, 1989.

В настоящее время сложился обширный корпус нормативных правовых актов, разъяснений органов, уполномоченных в области охраны окружающей среды, судебных решений, которые в совокупности регулируют вопросы взимания платы за негативное воздействие на окружающую среду.

По ряду признаков такие неналоговые платежи действительно могут быть отнесены к налогам, что и предлагает сделать Минфин РФ, разработавший проект федерального закона о внесении изменений в НК РФ (далее – законопроект), суть которого – объединение под общим названием «Экологический налог» регулирования уплаты действующих платежей за сбросы, выбросы загрязняющих веществ, захоронение отходов и другие виды вредного воздействия на окружающую среду в налоговом законодательстве.

Согласно законопроекту объектом налогообложения предлагается признать различные виды воздействия на окружающую среду, такие как выброс в атмосферный воздух веществ от стационарных источников, сброс веществ в водные объекты и образование отходов производства и потребления.

Налоговой базой признается масса выбросов и сбросов веществ в атмосферный воздух и водные объекты от стационарных источников загрязнения, масса образованных отходов производства и потребления.

Законопроектом предусмотрены фиксированные налоговые ставки для каждого вида воздействия в зависимости от вида загрязняющего вещества с учетом коэффициентов, характеризующих степень опасности вещества (показателя). Определены и иные обязательные элементы налога.

Взимание экологического налога неразрывно связано с учетом различных показателей хозяйственной деятельности налогоплательщиков, связанных с негативным воздействием на окружающую среду, а налоговые органы не обладают соответствующими техническими возможностями по их контролю. В связи с данным обстоятельством предусмотрен порядок предоставления налоговым органам информации органом, выдающим разрешение на осуществление негативного воздействия на окружающую среду, для обеспечения полноценного налогового контроля.

Однако основными заявленными целями введения экологического налога являются повышение эффективности взимания платежей за негативное воздействие на окружающую среду за счет применения мер по обеспечению исполнения обязанностей по уплате налогов, предусмотренных налоговым законодательством, создание стимулов для уплаты данного налога под угрозой привлечения к уголовной ответственности предпринимателей и руководителей организаций.

Безусловно, введение экологического налога при сохранении действующего уровня налоговой нагрузки в виде существующих платежей за негативное воздействие на окружающую среду позволит увеличить поступления в бюджетную систему РФ за счет улучшения качества администрирования, т.е. возможности применения к налогоплательщикам мер не только административной, но и налоговой и уголовной ответственности, а также различных способов обеспечения исполнения обязанности по уплате налогов и сборов, включая столь любимый налоговыми органами механизм принудительного и бесспорного взыскания.

Однако для того, чтобы новеллы налогового законодательства заработали действительно эффективно, необходимо, во-первых, органично вплести новые положения в ткань налогового закона, а во-вторых, устранить пробелы в порядке применения отдельных норм закона, поскольку налоговое законодательство предъявляет повышенные требования к качеству регулирования: желательно, чтобы неясностей не было.

Например, законопроект предполагает льготу для налогоплательщиков, осуществляющих мероприятия по снижению негативного воздействия на окружающую среду и внедрению наилучших доступных технологий, в виде применения к налоговым ставкам коэффициента 0. Данный коэффициент можно будет применять после внедрения наилучших доступных технологий на объекте, оказывающем негативное воздействие на окружающую среду. Однако, помимо разработки справочников по наилучшим доступным технологиям для различных видов деятельности, необходимо определить порядок фиксации момента выполнения налогоплательщиком соответствующего условия.

Согласно законопроекту в случае несоблюдения снижения объема или массы выбросов загрязняющих веществ, сбросов загрязняющих веществ в течение 6 месяцев после наступления сроков, определенных планом мероприятий по охране окружающей среды или программой повышения экологической эффективности, исчисленный за соответствующие налоговые периоды налог за объем или массу выбросов загрязняющих веществ, сбросов загрязняющих веществ, превышающие нормативы допустимых выбросов, нормативы допустимых сбросов или технологические нормативы, подлежит пересчету с применением коэффициента 100. Однако неясно, к какому именно временному отрезку применяется данный коэффициент: с момента принятия плана мероприятий, с момента истечения шестимесячного срока или к иному периоду. Не определен и порядок подачи налогоплательщиком новой налоговой декларации или предъявления налоговыми органами соответствующего требования.

Кроме того, предполагается, что в течение налогового периода налогоплательщики, за исключением субъектов малого и среднего предпринимательства, уплачивают в бюджет авансовые платежи, которые исчисляются как одна четвертая общей суммы налога за предыдущий налоговый период. Поскольку экологический налог предполагается ввести с 1 января 2020 г., из буквального толкования указанной нормы следует, что авансовые платежи исчислять будет невозможно. Однако не исключено, что на переходный период 2020 г. авансовые платежи будут исчисляться на основе определенной за 2019 г. платы за негативное воздействие на окружающую среду.

Также необходимо привести используемые в законе выражения в соответствие с общей терминологией налогового законодательства: выражение «товарно-материальные ценности» должно быть заменено на «товарно-материальные запасы», а счет-фактура не может являться документом, подтверждающим оказание услуг, выполнение работ по проектированию, строительству и реконструкции объектов и сооружений.

Безусловно, законопроект потребует дальнейшей тщательной проработки, чтобы закон мог заработать эффективно сразу после принятия, а не после внесения многочисленных последующих поправок. Многолетний опыт расчета платежей за негативное воздействие на окружающую среду должен помочь заранее выявить все выявленные практикой «узкие места».

В то же время констатация факта, что даже судебный порядок не обеспечивает полноценное взимание экологического неналогового платежа, что порождает необходимость финансировать государственные экологические программы за счет иных доходов федерального и региональных бюджетов, демонстрирует неэффективность существующего порядка защиты прав и законных интересов даже самого государства, что вызывает серьезнейшее беспокойство.

Фактически сейчас только налоговые органы могут обеспечить быстрое и эффективное взыскание платежей путем обращения взыскания на денежные средства на банковских счетах. И если в рамках действующего законодательства у плательщиков отсутствует должная мотивация к правомерному поведению в форме уплаты платы за негативное воздействие на окружающую среду, то что остается говорить о прочих случаях обращения граждан и юридических лиц за защитой их прав и законных интересов в суд. Возможно, пришло время поднимать вопрос не столько о налоговой природе экологических и иных платежей, сколько о более глубокой проработке проблем существующего правоприменения и исполнения судебных решений.