Пленум 43 исковая давность

В целях обеспечения единства практики применения судами положений Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности Пленум Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 126 Конституции Российской Федерации, статьями 2 и 5 Федерального конституционного закона от 5 февраля 2014 года N 3-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации», постановляет дать следующие разъяснения:

Начало течения срока исковой давности

1. В соответствии со статьей 195 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено. Исходя из указанной нормы под правом лица, подлежащим защите судом, следует понимать субъективное гражданское право конкретного лица.

Если иное не установлено законом, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо, право которого нарушено, узнало или должно было узнать о совокупности следующих обстоятельств: о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права (пункт 1 статьи 200 ГК РФ).

2. В случае нарушения прав физических лиц, не обладающих полной гражданской или гражданской процессуальной дееспособностью (например, малолетних детей, недееспособных граждан), срок исковой давности по требованию, связанному с таким нарушением, начинается со дня, когда об обстоятельствах, указанных в пункте 1 статьи 200 ГК РФ, узнал или должен был узнать любой из их законных представителей, в том числе орган опеки и попечительства.

В исключительных случаях, когда пропуск срока исковой давности имел место, например, ввиду явно ненадлежащего исполнения законными представителями таких лиц возложенных на них законодательством полномочий, пропущенный срок исковой давности может быть восстановлен по заявлению представляемого или другого уполномоченного лица в его интересах (статья 205 ГК РФ).

Если нарушение прав названных лиц совершено их законным представителем, срок исковой давности по требованиям к последнему, в том числе о взыскании убытков, исчисляется либо с момента, когда о таком нарушении узнал или должен был узнать иной законный представитель, действующий добросовестно, либо с момента, когда представляемому стало известно либо должно было стать известно о нарушении его прав и он стал способен осуществлять защиту нарушенного права в суде, то есть с момента возникновения или восстановления полной гражданской или гражданской процессуальной дееспособности (статья 21 ГК РФ, статья 37 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее — ГПК РФ).

3. Течение исковой давности по требованиям юридического лица начинается со дня, когда лицо, обладающее правом самостоятельно или совместно с иными лицами действовать от имени юридического лица, узнало или должно было узнать о нарушении права юридического лица и о том, кто является надлежащим ответчиком (пункт 1 статьи 200 ГК РФ). Изменение состава органов юридического лица не влияет на определение начала течения срока исковой давности.

По смыслу статей 61-63 ГК РФ при предъявлении иска ликвидационной комиссией (ликвидатором) от имени ликвидируемого юридического лица к третьим лицам, имеющим задолженность перед организацией, в интересах которой предъявляется иск, срок исковой давности следует исчислять с того момента, когда о нарушенном праве стало известно обладателю этого права, а не ликвидационной комиссии (ликвидатору).

4. В силу пункта 1 статьи 200 ГК РФ срок исковой давности по требованиям публично-правовых образований в лице уполномоченных органов исчисляется со дня, когда публично-правовое образование в лице таких органов узнало или должно было узнать о нарушении его прав, в частности, о передаче имущества другому лицу, совершении действий, свидетельствующих об использовании другим лицом спорного имущества, например, земельного участка, и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.

5. По смыслу пункта 1 статьи 200 ГК РФ при обращении в суд органов государственной власти, органов местного самоуправления, организаций или граждан с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц в случаях, когда такое право им предоставлено законом (часть 1 статьи 45 и часть 1 статьи 46 ГПК РФ, часть 1 статьи 52 и части 1 и 2 статьи 53, статья 531 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ), начало течения срока исковой давности определяется исходя из того, когда о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права, узнало или должно было узнать лицо, в интересах которого подано такое заявление.

6. По смыслу статьи 201 ГК РФ переход прав в порядке универсального или сингулярного правопреемства (наследование, реорганизация юридического лица, переход права собственности на вещь, уступка права требования и пр.), а также передача полномочий одного органа публично-правового образования другому органу не влияют на начало течения срока исковой давности и порядок его исчисления.

В этом случае срок исковой давности начинает течь в порядке, установленном статьей 200 ГК РФ, со дня, когда первоначальный обладатель права узнал или должен был узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.

7. Исковая давность не распространяется на требования, прямо предусмотренные статьей 208 ГК РФ. К их числу относятся требования собственника или иного владельца об устранении всяких нарушений его права, если эти нарушения не были соединены с лишением владения, в том числе требования о признании права (обременения) отсутствующим.

Положения, предусмотренные абзацем пятым статьи 208 ГК РФ, не применяются к искам, не являющимся негаторными (например, к искам об истребовании имущества из чужого незаконного владения).

8. Согласно пункту 2 статьи 196 ГК РФ срок исковой давности не может превышать десяти лет со дня нарушения права, для защиты которого этот срок установлен, за исключением случаев, предусмотренных Федеральным законом от 6 марта 2006 года N 35-ФЗ «О противодействии терроризму».

Началом течения такого десятилетнего срока, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 1 статьи 181 и абзацем вторым пункта 2 статьи 200 ГК РФ, является день нарушения права.

Если иное прямо не предусмотрено законом, для целей исчисления этого срока не принимается во внимание день, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права, и указанный срок не может быть восстановлен.

Названный срок применяется судом по заявлению стороны в споре. Вместе с тем истцу не может быть отказано в защите права, если до истечения десятилетнего срока имело место обращение в суд в установленном порядке или обязанным лицом совершены действия, свидетельствующие о признании долга.

Десятилетний срок, установленный пунктом 2 статьи 196 ГК РФ, не подлежит применению к требованиям, на которые в соответствии с законом исковая давность не распространяется (например, статья 208 ГК РФ).

9. В соответствии с частью 11 статьи 18 Федерального закона от 6 марта 2006 года N 35-ФЗ «О противодействии терроризму» возмещение вреда, причиненного в результате террористического акта, включая моральный вред, осуществляется за счет средств лица, совершившего террористический акт, а также за счет средств его близких родственников, родственников и близких лиц при наличии достаточных оснований полагать, что деньги, ценности и иное имущество получены ими в результате террористической деятельности и (или) являются доходом от такого имущества. При этом на требования о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью граждан, исковая давность не распространяется.

Срок исковой давности по требованиям о возмещении вреда, причиненного имуществу в результате террористического акта, устанавливается в пределах сроков давности привлечения к уголовной ответственности за совершение указанного преступления. В соответствии с частью 5 статьи 78 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее — УК РФ) к лицам, совершившим преступление, предусмотренное статьей 205 УК РФ (террористический акт), сроки давности не применяются. Поэтому на требования о возмещении имущественного вреда, причиненного в результате террористического акта, за счет средств названных выше лиц исковая давность не распространяется (пункт 2 статьи 196 ГК РФ).

Порядок применения исковой давности

10. Согласно пункту 2 статьи 199 ГК РФ исковая давность применяется только по заявлению стороны в споре, которая в силу положений статьи 56 ГПК РФ, статьи 65 АПК РФ несет бремя доказывания обстоятельств, свидетельствующих об истечении срока исковой давности.

В силу части 3 статьи 40 ГПК РФ, части 3 статьи 46 АПК РФ, пункта 1 статьи 308 ГК РФ заявление о применении исковой давности, сделанное одним из соответчиков, не распространяется на других соответчиков, в том числе и при солидарной обязанности (ответственности).

Однако суд вправе отказать в удовлетворении иска при наличии заявления о применении исковой давности только от одного из соответчиков при условии, что в силу закона или договора либо исходя из характера спорного правоотношения требования истца не могут быть удовлетворены за счет других соответчиков (например, в случае предъявления иска об истребовании неделимой вещи).

Заявление ненадлежащей стороны о применении исковой давности правового значения не имеет.

Поскольку исковая давность применяется только по заявлению стороны в споре (пункт 2 статьи 199 ГК РФ), соответствующее заявление, сделанное третьим лицом, по общему правилу не является основанием для применения судом исковой давности. Вместе с тем заявление о пропуске срока исковой давности может быть сделано третьим лицом, если в случае удовлетворения иска к ответчику возможно предъявление ответчиком к третьему лицу регрессного требования или требования о возмещении убытков.

11. Пунктом 2 статьи 199 ГК РФ не предусмотрено какого-либо требования к форме заявления о пропуске исковой давности: оно может быть сделано как в письменной, так и в устной форме, при подготовке дела к судебному разбирательству или непосредственно при рассмотрении дела по существу в суде первой инстанции, а также в суде апелляционной инстанции в случае, если суд апелляционной инстанции перешел к рассмотрению дела по правилам производства в суде первой инстанции (часть 5 статьи 330 ГПК РФ, часть 61 статьи 268 АПК РФ), Если заявление было сделано устно, это указывается в протоколе судебного заседания.

12. Бремя доказывания наличия обстоятельств, свидетельствующих о перерыве, приостановлении течения срока исковой давности возлагается на лицо, предъявившее иск.

В соответствии со статьей 205 ГК РФ в исключительных случаях суд может признать уважительной причину пропуска срока исковой давности по обстоятельствам, связанным с личностью истца — физического лица, если последним заявлено такое ходатайство и им представлены необходимые доказательства.

По смыслу указанной нормы, а также пункта 3 статьи 23 ГК РФ, срок исковой давности, пропущенный юридическим лицом, а также гражданином — индивидуальным предпринимателем по требованиям, связанным с осуществлением им предпринимательской деятельности, не подлежит восстановлению независимо от причин его пропуска.

13. С учетом того, что в силу части 2 статьи 44 ГПК РФ, части 3 статьи 48 АПК РФ для правопреемника обязательны все действия, совершенные в процессе до его вступления в дело, повторное заявление о применении срока исковой давности или ходатайство о восстановлении срока исковой давности не требуется.

14. Со дня обращения в суд в установленном порядке за защитой нарушенного права срок исковой давности не течет на протяжении всего времени, пока осуществляется судебная защита (пункт 1 статьи 204 ГК РФ), в том числе в случаях, когда суд счел подлежащими применению при разрешении спора иные нормы права, чем те, на которые ссылался истец в исковом заявлении, а также при изменении истцом избранного им способа защиты права или обстоятельств, на которых он основывает свои требования (часть 1 статьи 39 ГПК РФ и часть 1 статьи 49 АПК РФ).

По смыслу статей 199, 200 ГК РФ увеличение истцом размера исковых требований до принятия судом решения не изменяет наступивший в связи с предъявлением иска в установленном порядке момент, с которого исковая давность перестает течь.

Вместе с тем, если судом принято заявление об увеличении иска в отношении задолженности за периоды, которые при обращении с первоначальным требованием не заявлялись, то срок исковой давности по измененным требованиям перестает течь с даты заявления таких требований, а не с даты предъявления первоначального иска.

15. Истечение срока исковой давности является самостоятельным основанием для отказа в иске (абзац второй пункта 2 статьи 199 ГК РФ). Если будет установлено, что сторона по делу пропустила срок исковой давности и не имеется уважительных причин для восстановления этого срока для истца — физического лица, то при наличии заявления надлежащего лица об истечении срока исковой давности суд вправе отказать в удовлетворении требования только по этим мотивам, без исследования иных обстоятельств дела.

16. Согласно пункту 3 статьи 202 ГК РФ течение срока исковой давности приостанавливается, если стороны прибегли к несудебной процедуре разрешения спора, обращение к которой предусмотрено законом, в том числе к обязательному претензионному порядку (например, пункт 2 статьи 407 Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации, статья 55 Федерального закона от 7 июля 2003 года N 126-ФЗ «О связи», пункт 1 статьи 161 Федерального закона от 25 апреля 2002 года N 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», пункт 1 статьи 12 Федерального закона от 30 июня 2003 года N 87-ФЗ «О транспортно-экспедиционной деятельности»). В этих случаях течение исковой давности приостанавливается на срок, установленный законом для проведения этой процедуры, а при отсутствии такого срока — на шесть месяцев со дня начала соответствующей процедуры.

17. В силу пункта 1 статьи 204 ГК РФ срок исковой давности не течет с момента обращения за судебной защитой, в том числе со дня подачи заявления о вынесении судебного приказа либо обращения в третейский суд, если такое заявление было принято к производству.

Днем обращения в суд считается день, когда исковое заявление сдано в организацию почтовой связи либо подано непосредственно в суд, в том числе путем заполнения в установленном порядке формы, размещенной на официальном сайте суда в сети «Интернет».

Положение пункта 1 статьи 204 ГК РФ не применяется, если судом отказано в принятии заявления или заявление возвращено, в том числе в связи с несоблюдением правил о форме и содержании заявления, об уплате государственной пошлины, а также других предусмотренных ГПК РФ и АПК РФ требований.

В случае своевременного исполнения истцом требований, изложенных в определении судьи об оставлении искового заявления без движения, а также при отмене определения об отказе в принятии или возвращении искового заявления, об отказе в принятии или возвращении заявления о вынесении судебного приказа такое заявление считается поданным в день первоначального обращения, с которого исковая давность не течет.

18. По смыслу статьи 204 ГК РФ начавшееся до предъявления иска течение срока исковой давности продолжается лишь в случаях оставления заявления без рассмотрения либо прекращения производства по делу по основаниям, предусмотренным абзацем вторым статьи 220 ГПК РФ, пунктом 1 части 1 статьи 150 АПК РФ, с момента вступления в силу соответствующего определения суда либо отмены судебного приказа.

В случае прекращения производства по делу по указанным выше основаниям, а также в случае отмены судебного приказа, если неистекшая часть срока исковой давности составляет менее шести месяцев, она удлиняется до шести месяцев (пункт 1 статьи 6, пункт 3 статьи 204 ГК РФ).

Если после оставления иска без рассмотрения неистекшая часть срока исковой давности составляет менее шести месяцев, она удлиняется до шести месяцев, за исключением случаев, когда иск был оставлен без рассмотрения по основаниям, предусмотренным абзацами вторым, четвертым, седьмым и восьмым статьи 222 ГПК РФ, пунктами 2, 7 и 9 части 1 статьи 148 АПК РФ (пункт 3 статьи 204 ГК РФ).

19. В случае замены ненадлежащего ответчика надлежащим исковая давность по требованию к надлежащему ответчику не течет с момента заявления ходатайства истцом или выражения им согласия на такую замену (статьи 41 ГПК РФ и 47 АПК РФ).

20. Течение срока исковой давности прерывается совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга (статья 203 ГК РФ).

К действиям, свидетельствующим о признании долга в целях перерыва течения срока исковой давности, в частности, могут относиться: признание претензии; изменение договора уполномоченным лицом, из которого следует, что должник признает наличие долга, равно как и просьба должника о таком изменении договора (например, об отсрочке или о рассрочке платежа); акт сверки взаимных расчетов, подписанный уполномоченным лицом. Ответ на претензию, не содержащий указания на признание долга, сам по себе не свидетельствует о признании долга.

Признание части долга, в том числе путем уплаты его части, не свидетельствует о признании долга в целом, если иное не оговорено должником.

В тех случаях, когда обязательство предусматривало исполнение по частям или в виде периодических платежей и должник совершил действия, свидетельствующие о признании лишь части долга (периодического платежа), такие действия не могут являться основанием для перерыва течения срока исковой давности по другим частям (платежам).

21. Перерыв течения срока исковой давности в связи с совершением действий, свидельствующих о признании долга, может иметь место лишь в пределах срока давности, а не после его истечения.

Вместе с тем по истечении срока исковой давности течение исковой давности начинается заново, если должник или иное обязанное лицо признает свой долг в письменной форме (пункт 2 статьи 206 ГК РФ).

22. Совершение представителем должника действий, свидетельствующих о признании долга, прерывает течение срока исковой давности при условии, что это лицо обладало соответствующими полномочиями (статья 182 ГК РФ).

23. Исковая давность не может прерываться посредством бездействия должника (статья 203 ГК РФ). То обстоятельство, что должник не оспорил платежный документ о безакцептном списании денежных средств, возможность оспаривания которого допускается законом или договором, не свидетельствует о признании им долга.

Срок исковой давности по повременным платежам и процентам

24. По смыслу пункта 1 статьи 200 ГК РФ течение срока давности по иску, вытекающему из нарушения одной стороной договора условия об оплате товара (работ, услуг) по частям, начинается в отношении каждой отдельной части. Срок давности по искам о просроченных повременных платежах (проценты за пользование заемными средствами, арендная плата и т.п.) исчисляется отдельно по каждому просроченному платежу.

25. Срок исковой давности по требованию о взыскании неустойки (статья 330 ГК РФ) или процентов, подлежащих уплате по правилам статьи 395 ГК РФ, исчисляется отдельно по каждому просроченному платежу, определяемому применительно к каждому дню просрочки.

Признание обязанным лицом основного долга, в том числе в форме его уплаты, само по себе не может служить доказательством, свидетельствующим о признании дополнительных требований кредитора (в частности, неустойки, процентов за пользование чужими денежными средствами), а также требований по возмещению убытков, и, соответственно, не может расцениваться как основание перерыва течения срока исковой давности по дополнительным требованиям и требованию о возмещении убытков.

Аналогичным образом исчисляется срок исковой давности по требованию о взыскании процентов на сумму долга за период пользования денежными средствами (статья 3171 ГК РФ).

26. Предъявление в суд главного требования не влияет на течение срока исковой давности по дополнительным требованиям (статья 207 ГК РФ). Например, в случае предъявления иска о взыскании лишь суммы основного долга срок исковой давности по требованию о взыскании неустойки продолжает течь.

Согласно пункту 1 статьи 207 ГК РФ с истечением срока исковой давности по главному требованию считается истекшим срок исковой давности и по дополнительным требованиям (проценты, неустойка, залог, поручительство, требование о возмещении неполученных доходов при истечении срока исковой давности по требованию о возвращении неосновательного обогащения и т.п.), в том числе возникшим после начала течения срока исковой давности по главному требованию.

Вместе с тем если стороны договора займа (кредита) установили в договоре, что проценты, подлежащие уплате заемщиком на сумму займа в размере и в порядке, определяемых пунктом 1 статьи 809 ГК РФ, уплачиваются позднее срока возврата основной суммы займа (кредита), срок исковой давности по требованию об уплате суммы таких процентов, начисленных до наступления срока возврата займа (кредита), исчисляется отдельно по этому обязательству и не зависит от истечения срока исковой давности по требованию о возврате основной суммы займа (кредита).

27. Положения ГК РФ о сроках исковой давности и правилах их исчисления в редакции Федерального закона от 7 мая 2013 года N 100-ФЗ «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации», в том числе закрепленные в статьях 181, 1814, пункте 2 статьи 196 и пункте 2 статьи 200 ГК РФ, применяются к требованиям, возникшим после вступления в силу указанного закона, а также к требованиям, сроки предъявления которых были предусмотрены ранее действовавшим законодательством и не истекли до 1 сентября 2013 года (пункт 9 статьи 3 Федерального закона от 7 мая 2013 года N 100-ФЗ «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации»).

28. В связи с принятием настоящего постановления признать не подлежащим применению постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12,15 ноября 2001 года N 15/18 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности».

Председатель Верховного Суда Российской Федерации

В. Лебедев

Секретарь Пленума,

судья Верховного Суда

Российской Федерации

В. Момотов

Правом на обращение в арбитражный суд с заявлением о признании гражданина банкротом обладает сам гражданин, который не может обслуживать свои денежные обязательства (не может по какой-либо причине вернуть кредит, займ или осуществлять платежи по их погашению). Право обратиться в суд есть также у конкурсного кредитора, уполномоченного органа. Такое заявление подается в арбитражный суд по месту жительства гражданина в письменной форме.

Заявление о признании гражданина банкротом принимается арбитражным судом , если требования к гражданину составляют не менее чем 500 тыс. рублей, и указанные требования не исполнены в течение трех месяцев с даты, когда они должны быть исполнены, если иное не предусмотрено Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)».

Гражданин также вправе подать в арбитражный суд заявление о признании его банкротом, если он предвидит банкротство и при наличии обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что он не в состоянии исполнить денежные обязательства и (или) обязанность по уплате обязательных платежей в установленный срок, при этом гражданин отвечает признакам неплатежеспособности и (или) признакам недостаточности имущества.

Признаки неплатежеспособности (должен иметь место один из признаков):

— гражданин прекратил расчеты с кредиторами, то есть перестал исполнять денежные обязательства и (или) обязанность по уплате обязательных платежей, срок исполнения которых наступил;

— более чем десять процентов совокупного размера денежных обязательств и (или) обязанности по уплате обязательных платежей, которые имеются у гражданина и срок исполнения которых наступил, не исполнены им в течение более чем одного месяца со дня, когда такие обязательства и (или) обязанность должны быть исполнены;

— размер задолженности гражданина превышает стоимость его имущества, в том числе права требования;

— наличие постановления об окончании исполнительного производства в связи с тем, что у гражданина отсутствует имущество, на которое может быть обращено взыскание.

Возможно также признание гражданина банкротом посмертно. Обращаться в суд с таким заявлением могут уполномоченные организации, кредиторы или законные наследники покойного.

Справочно

Порядок банкротства граждан установлен положениями Главы X Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)».

Единый федеральный реестр сведений о банкротстве http://bankrot.fedresurs.ru

Телефоны контактного центра Банка России: 8 800 250-40-72 (для бесплатных звонков из регионов России); 8 495 771-91-00 (круглосуточно, по рабочим дням).

Адрес для направления корреспонденции в Центральный аппарат Службы по защите прав потребителей финансовых услуг и миноритарных акционеров: 107016, г. Москва, ул. Неглинная, д. 12.

Также можно направить электронное обращение в Интернет-приемную Банка России по адресу www.cbr.ru/reception или зайдя на соответствующую страницу через гиперссылку в разделе «Контактная информация».

Влияет ли соглашение о переводе долга на срок исковой давности? Как посчитать его, если договор действует ретроспективно? Когда регистрация спорной сделки в Росреестре не значит, что лицо должно было узнать о нарушении своих прав? На эти и другие вопросы отвечают материалы подборки дел, в которых суды применили постановление Пленума Верховного суда от 29 сентября 2015 года № 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности».

О долгах из периодических платежей

В 2010 году ООО «Солорент», собственник помещения в Москве, гарантийным письмом пообещало ГУП ДЭЗ Басманного района оплатить долги предыдущего владельца за «коммуналку» – 611 757 руб. за 2008–2010 годы. Обязанность погасить эту сумму была закреплена и в контракте сторон, заключенном тогда же, в 2010 году. Правда, срок оплаты установлен не был.

Затем помещения опять сменили владельца, а в 2014 году в отношении предприятия возбудили дело о несостоятельности (А40-17394/2014; конкурсный управляющий – Мария Булатова). В 2015-м банкрот напомнил «Солоренту» о старом долге. Компания отказалась его выплачивать, и коммунальная служба обратилась в суд (А40-138457/15). Ответчик, конечно, заявил о пропуске срока исковой давности, но Арбитражный суд Москвы отклонил этот довод и взыскал задолженность в полном размере. Срок ее уплаты в договоре не указан, значит, исковая давность не пропущена, рассудил АСГМ. 9 Арбитражный апелляционный суд с этим согласился.

Но накопившийся долг представляет собой периодические платежи. Поэтому суды должны были учесть разъяснения из п. 24 постановления Пленума № 43: если задолженность возникла по договору об оплате услуг частями, то срок давности надо исчислять отдельно по каждому неперечисленному платежу. АС Московского округа дал нижестоящим судам указание учесть это правило и отправил дело на новое рассмотрение.

Машина времени для исковой давности

В деле А40-27148/2014 суды решали, как считать срок исковой давности, если договор действует ретроспективно. Компания «Инбытцентр+» занимала здание магазина в Москве на Плющихе. Городской землей под домом она пользовалась на основании соглашений 1998, 2002 года, а в 2012 году заключила новый договор, который предусматривал оплату аренды с 1999 года. Судя по материалам дела, с 1999 по 2011 год «Инбытцентр+» не платил, и Департамент городского имущества в начале 2014-го подал иск о взыскании 1,7 млн долга.

Ответчик заявил о пропуске срока исковой давности, и судам пришлось его проверять. Арбитражный суд Москвы посчитал так: задолженность с 1999 по 2011 годы возникла из предыдущих соглашений (1998 и 2002 года), а значит, Департамент был об этом в курсе. И, поскольку арендодатель узнает о нарушении его права всякий раз, когда арендатор не платит вовремя, срок давности считается так же – периодами (здесь – ежеквартально).

В то же время компания в договоре 2011 года признала накопившиеся долги, а это прерывает течение исковой давности в пределах ее срока (то есть от дня подписания договора надо отсчитать три года назад), рассудил АГСМ. Об этом гласят п. 20 и 21 Постановления Пленума № 43. Таким образом, подытожила первая инстанция, можно взыскать лишь плату с 2008 года (всего получилось 0,6 млн).

Апелляция, наоборот, присудила городу всю сумму – 1, 7 млн. Арендатор начал пользоваться землей до 2011 года, и поэтому условия договора обеспечивают оплату уже состоявшегося владения. Когда договор был зарегистрирован в 2012 году – тогда и возникло «новое договорное обязательство по уплате арендных платежей за предшествующий период», объяснила коллегия под председательством Бронислава Веклича.

Но в кассации ее постановление не устояло: АС Московского округа согласился с первой инстанцией.

В час по чайной ложке: как разобраться с законными процентами

Разъяснения ВС помогли разобраться в деле А56-89970/2015, в котором «Сибирская кофейная компания» взыскивала с покупателя «Окей» 1,1 млн руб. «законных» процентов за не оплаченные в 2012–2015 годах товары. Ответчик возразил, что срок оплаты некоторых товарных накладных превышает три года до дня подачи иска, поэтому на них «штраф» не начисляется. АС Санкт-Петербурга и Ленобласти эти доводы отклонил и принял во внимание дату просроченного платежа применительно к каждому дню просрочки. 13 Арбитражный апелляционный суд, наоборот, прислушался к ответчику. Поскольку требование об уплате процентов дополнительное по отношению к основному долгу, то срок исчисляется с даты поставки товара с учетом остальных условий договора (например, рассрочки платежа), рассудила коллегия под председательством Жанны Колосовой. Поставщику она присудила лишь 327 443 руб.

С этим не согласился АС Северо-Западного округа, который занял точку зрения первой инстанции. Кассация процитировала п. 25 постановления Пленума № 43, который предписывает считать сроки по неустойке (330 ГК) или «законным» процентам (395 ГК) «по каждому просроченному платежу, который определяется применительно к каждому дню просрочки». В итоге АС СЗО оставил в силе решение первой инстанции – полностью в пользу поставщика.

Когда регистрация в Росреестре не равна осведомленности

В деле А39-6278/2015 суды определяли срок исковой давности по заявлению замгенпрокурора Мордовии. В ноябре 2015 года он потребовал признать недействительными договоры аренды земли, которые в 2011 году заключила администрация Лямбирского муниципального района с птицефабрикой «Атемарская». Местные власти передали птицефабрике для рыбоводства участки с искусственными прудами. Они были образованы с помощью плотин на реке Амогра, притоке Волги. Но жители близлежащего села жаловались на неудобства: доступ к водоему ограничен, снизился уровень воды в колодцах. Прокуратура за них вступилась и потребовала прекратить аренду. Раз птицефабрика пользуется прудами из притока Волги, то это федеральная собственность, а значит, муниципалы не имела права распоряжаться этими участками, в том числе – сдавать за плату в пользование, считало ведомство.

«Атемарская» не признала требований и обратила внимание, что договор аренды зарегистрирован еще в 2011 году, а значит, срок исковой давности истек. Как его посчитать, если прокуратура (или кто-то другой) защищает права других лиц, объясняет п. 5 постановления Пленума ВС № 43: срок исковой давности начинает течь с того момента, как иные лица узнали (или должны были узнать), что их право нарушается, и кто ответчик по иску. Прокуратура, в свою очередь, уверяла, что срок не пропущен. Истец указывал, что защищает интересы России как собственника водоемов в лице местного Росимущества. А оно узнало о нарушениях как раз в 2015 году из письма прокурора.

Арбитражный суд Мордовии занял сторону птицефабрики. В 2011 году Росреестр включил договор в госреестр недвижимости, который является открытым и доступным источником. Именно тогда Росимущество, как добросовестный и рачительный собственник, должно было узнать о распоряжении водоемами, решила судья Марина Алехина. Что же касается жалоб местных жителей – их разберет суд общей юрисдикции по правилам ГПК, указала она. Это решение устояло в апелляции.

Но с ним не согласился АС Волго-Вятского округа. Действительно, срок исковой давности здесь связан с осведомленностью, но в то же время ГК презюмирует, что участники гражданских отношений ведут себя добросовестно, отметила коллегия под председательством Евгения Кислицына. Местное Росимущество управляет землями, а не выявляет нарушения. Поэтому нет уверенности, что ведомство могло узнать о договоре после его регистрации в Росреестре. В данном деле, продолжала кассация, нет доказательств, что Росимущество в 2011 году обследовало спорные участки или могло знать о нарушениях. В то же время прокуратура сообщила Росимуществу о нарушениях в 2015 году, а значит, срок исковой давности не пропущен, подытожил АС ВВО. Сейчас дело заново рассматривает АС Мордовской области.

«Зеленый свет» для исковой давности

Влияет ли перевод долга на срок исковой давности, решали суды в деле А56-62530/2015. В нем ООО «Зеленый свет» взыскивало с компании «Грузомобиль Питер» неуплаченные 6 млн руб. по займам 2011 – начала 2012 годов. Должник согласился отвечать по ним в конце 2012 года, когда подписал соглашения о переводе долга. Но в 2015 году, когда «Зеленый свет» потребовал деньги через суд, Ответчик заявил о пропуске трехлетнего срока исковой давности. Истец возражал, что в соглашении о переводе долга в конце 2012-го «Грузомобиль Питер» фактически признал долг, а это означает перерыв течения срока исковой давности (ст. 203 ГК). Последняя точка зрения оказалась близка АС Санкт-Петербурга и Ленобласти, который удовлетворил требования «Зеленого света» в полном объеме.

Иного мнения оказался АС Северо-Западного округа. Он прислушался к ответчику, который твердил, что срок исковой давности истек, потому что перевод долга не может его прерывать. Подтверждение этого тезиса кассация нашла в п. 6 постановления № 43. Оно гласит, что правопреемство (наследование, уступка права и так далее) не влияет на начало срока исковой давности. А значит, исчислять его надо по общим правилам, без учета перерывов. С такими указаниями АС СЗО отправил дело на новое рассмотрение.

Екатеринбург
25 мая 2015 г. Дело N А60-33135/2014

Резолютивная часть постановления объявлена 18 мая 2015 г.

Постановление изготовлено в полном объеме 25 мая 2015 г.

Арбитражный суд Уральского округа в составе:

председательствующего Черкасской Г.Н.,

судей Васильченко Н.С., Гайдука А.А.

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Лыжина Владимира Леонидовича (ОГРНИП: 304660122200028, ИНН: 660100222812; далее — предприниматель Лыжин В.Л.) на решение Арбитражного суда Свердловской области от 20.11.2014 по делу N А60-33135/2014 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.02.2015 по тому же делу.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы извещены надлежащим образом, в том числе публично, путем размещения информации о времени и месте судебного заседания на сайте Арбитражного суда Уральского округа.

Предприниматель Лыжин В.Л. обратился в Арбитражный суд Свердловской области с иском к обществу «Ростелеком» о взыскании 143 233 руб. 63 коп. неосновательного обогащения, 984 руб. 73 коп. пени за период с 02.07.2014 по 31.07.2014 с последующим начислением процентов за пользование чужими денежными средствами до даты фактического погашения задолженности перед истцом в размере 143 233 руб. 63 коп. исходя из ставки рефинансирования, а также расходов на услуги представителя в размере 25 000 руб.

Определением суда от 07.08.2014 к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены открытое акционерное общество «Уралсвязьинформ» (далее — общество «Уралсвязьинформ»), судебный пристав-исполнитель Алапаевского районного отдела службы судебных приставов Пятыгина Е.А.

Решением суда от 20.11.2014 (судья Бирюкова Л.А.) в удовлетворении исковых требований отказано.

Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.02.2015 (судьи Мармазова С.И., Казаковцева Т.В., Чепурченко О.Н.) решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе предприниматель Лыжин В.Л. просит указанные судебные акты отменить, принять новый судебный акт об удовлетворении исковых требований, ссылаясь на нарушение норм материального права. В обоснование позиции заявитель жалобы указывает, что взыскиваемая денежная сумма была перечислена предпринимателем Лыжиным В.Л. на стадии исполнительного производства на основании вступившего в законную силу определения Арбитражного суда Свердловской области от 28.01.2014 о процессуальном правопреемстве. По мнению заявителя жалобы, судами неправомерно применена ст. 206 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку предприниматель Лыжин В.Л. исполнял вступивший в законную силу судебный акт, подтверждающий процессуальное правопреемство ответчика. Отказ от исполнения требования судебного пристава-исполнителя мог повлечь нарушение предпринимателем Лыжиным В.Л. ст. 6 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации» от 31.12.1996 N 1-ФКЗ, ст. 6 Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве».

Между тем, поскольку законные основания для принудительного взыскания денежной суммы по делу N А60-46252/09 в пользу общества «Ростелеком» отсутствовали, на стороне ответчика возникло неосновательное обогащение.

Проверив законность обжалуемых судебных актов в порядке, предусмотренном нормами ст. 274, 284, 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд кассационной инстанции установил, что оснований для их отмены не имеется.

При рассмотрении спора судами установлено, что решением Арбитражного суда Свердловской области от 11.02.2010 по делу N А60-46252/2009 в удовлетворении иска открытого акционерного общества «Уралсвязьинформ» (далее — общество «Уралсвязьинформ») к предпринимателю Лыжину В.Л. отказано.

Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.04.2010 решение от 11.02.2010 отменено, с истца в пользу общества «Уралсвязьинформ» взыскана задолженность в сумме 136 993 руб. 76 коп.

Семнадцатым арбитражным апелляционным судом выдан исполнительный лист от 30.04.2010 АС N 000807370.

Определением Арбитражного суда Свердловской области от 28.01.2014 произведено процессуальное правопреемство с общества «Уралсвязьинформ» на ответчика в связи с реорганизацией в форме присоединения.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 02.07.2014 определение Арбитражного суда Свердловской области от 28.01.2014 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.04.2014 по делу N А60-46252/2009 отменены, в удовлетворении заявления общества «Ростелеком» о процессуальном правопреемстве отказано в связи с истечением срока на предъявление исполнительного листа к исполнению.

Ссылаясь на неосновательное обогащение общества «Ростелеком» в связи с перечислением на расчетный счет УФК по Свердловской области денежных средств в размере 143 233 руб. 63 коп. по платежному поручению от 25.04.2014 N 477 с назначением платежа — перечисление денежных средств по исполнительному производству от 21.02.2014 N 6185/14/13/68 и последующим перечислением указанных денежных средств платежным поручением от 29.04.2014 N 447511 со счета службы судебных приставов-исполнителей на счет ответчика, истец обратился в арбитражный суд с рассматриваемым иском.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из того, что исполнение судебного решения не может расцениваться как неосновательное обогащение, отмена определения о процессуальном правопреемстве не является безусловным основанием для взыскания спорной суммы в качестве неосновательного обогащения.

Суд апелляционной инстанции, оставляя решение без изменения, с выводами суда первой инстанции согласился, признал их правильными, соответствующими имеющимся в материалах дела доказательствам и требованиям закона.

Выводы судов первой и апелляционной инстанций являются правильными, соответствуют установленным по делу обстоятельствам и действующему законодательству.

Согласно п. 3 ст.1 Гражданского кодекса Российской Федерации при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно.

Добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются (п. 5 ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Согласно п. 1 ст. 8 Гражданского кодекса гражданские права и обязанности возникают из оснований, предусмотренных законом и иными правовыми актами, а также из действий граждан и юридических лиц, которые хотя и не предусмотрены законом или такими актами, но в силу общих начал и смысла гражданского законодательства порождают гражданские права и обязанности. В соответствии с этим гражданские права и обязанности в частности возникают из договоров и иных сделок, а также вследствие неосновательного обогащения.

Законодательное определение понятия обязательства дано в ст. 307 Гражданского кодекса Российской Федерации. В силу обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как-то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т.п., либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности. Обязательства возникают из договора, вследствие причинения вреда и из иных оснований, указанных в Кодексе (п. 2 ст. 307).

Обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями (статья 309 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Факт возникновения у предпринимателя Лыжина В.Л. договорного обязательства установлен Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.04.2010 по делу N А60-46252/2009, с предпринимателя Лыжина В.Л. в пользу общества «Уралсвязьинформ» взыскана задолженность за предоставленные услуги связи по обеспечению доступа к сети Интернет, в сумме 136 993 руб. 76 коп., 4 239 руб. 87 коп. в возмещение расходов по уплате государственной пошлины по иску и 2 000 руб. по апелляционной жалобе. При разрешении спора суд руководствовался ст. 779, 781 Гражданского кодекса Российской Федерации, устанавливающими обязательства в рамках договора возмездного оказания услуг, а также п. 1 ст. 54 Федерального закона от 07.07.2003 г. N 126-ФЗ «О связи», на основании которого оплата услуг связи производится посредством наличных или безналичных расчетов — непосредственно после оказания таких услуг, путем внесения аванса или с отсрочкой платежа.

Надлежащее исполнение прекращает обязательство (п. 1 ст. 408 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено (ст. 195 Гражданского кодекса Российской Федерации). Исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения.

Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске. Односторонние действия, направленные на осуществление права (зачет, безакцептное списание денежных средств, обращение взыскания на заложенное имущество во внесудебном порядке и т.п.), срок исковой давности для защиты которого истек, не допускаются (ст. 199 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Из содержания ст. 199, а также ст. 206 Гражданского кодекса Российской Федерации следует, что субъективное право кредитора за пределами давностного срока не прекращается. Должник, исполнивший обязанность по истечении срока исковой давности, не вправе требовать исполненное обратно, хотя бы в момент исполнения и не знал об истечении давности.

При присоединении юридического лица к другому юридическому лицу к последнему переходят права и обязанности присоединенного юридического лица (п. 2 ст. 58 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Принудительное исполнение решения производится в порядке, установленном разделом VII Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве».

Правопреемство в материальном правоотношении служит основанием процессуального правопреемства. Суд производит замену выбывшей стороны ее процессуальным правопреемником по правилам ст. 48 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, ст. 52 Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве».

Поскольку должник добровольно исполнил обязательство надлежащему лицу, обладателю субъективного материального права, перешедшего к нему в порядке универсального правопреемства, и на момент надлежащего исполнения обязательство не было прекращено, арбитражный суд правомерно отказал в возврате указанной суммы в качестве неосновательного обогащения.

В соответствии со ст. 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных ст. 1109 названного Кодекса.

Основания возникновения неосновательного обогащения могут быть различными: требование о возврате ранее исполненного при расторжении договора, требование о возврате ошибочно исполненного по договору, требование о возврате предоставленного при незаключенности договора, требование о возврате ошибочно перечисленных денежных средств при отсутствии каких-либо отношений между сторонами и т.п.

Не подлежит возврату в качестве неосновательного обогащения имущество, переданное во исполнение обязательства по истечении срока исковой давности (п. 2 ст. 1109 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Таким образом, ст. 1109 ГК РФ предполагает возможность передачи имущества и после истечения срока исковой давности. Исполнение обязательства в таком случае происходит на законном основании.

В связи с изложенным в удовлетворении иска о взыскании неосновательного обогащения правомерно отказано на основании п. 2 ст. 1109 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Доводы кассационной жалобы по существу аналогичны доводам, изложенным в апелляционной жалобе, были предметом рассмотрения в суде апелляционной инстанции, им дана надлежащая правовая оценка. Данные доводы направлены на переоценку имеющихся в деле доказательств и обстоятельств, установленных судами первой и апелляционной инстанций, в связи с чем подлежат отклонению.

Нарушений норм материального или процессуального права, являющихся основанием для отмены обжалуемых судебных актов (ст. 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), судом кассационной инстанции не установлено.

С учетом изложенного обжалуемые судебные акты подлежат оставлению без изменения, кассационная жалоба — без удовлетворения.

Руководствуясь ст. 286, 287, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Свердловской области от 20.11.2014 по делу N А60-33135/2014 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.02.2015 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Лыжина Владимира Леонидовича — без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном ст. 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Председательствующий Г.Н. Черкасская
Судьи Н.С. Васильченко
А.А. Гайдук

С 2008 г. я занимаюсь административным производством (со стороны различных административных органов), и все это время и мне, и судам было очевидно: если правонарушение совершено (обнаружено), к примеру, 10.07, то двухмесячный срок давности истекает 10.09 и — самое важно — эта дата является последним днем срока давности, когда еще можно вынести постановление.

Но этой весной все изменилось, и наш АС вдруг начал считать по-другому: теперь если правонарушение совершено (обнаружено) 10.07, то срок истекает 09.09 и выносить постановление после этой даты нельзя.

При этом суд не утруждает себя мотивировками, а просто ссылается на кассационное определение коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 04.04.2017 № 305-АД16-16921.

А в этом определении сказано вот что (прошу прощения за обширную цитату):

Согласно части 1 статьи 4.5 КоАП РФ постановление по делу об административном правонарушении не может быть вынесено по истечении двух месяцев (по делу об административном правонарушении, рассматриваемому судьей, – по истечении трех месяцев) со дня совершения административного правонарушения.

В соответствии с положениями частей 1, 2 статьи 4.8 КоАП РФ (действующей с 07.12.2011) сроки, предусмотренные настоящим Кодексом, исчисляются часами, сутками, днями, месяцами, годами. Течение срока, определенного периодом, начинается на следующий день после календарной даты или наступления события, которыми определено начало срока. Срок, исчисляемый сутками, истекает в 24 часа последних суток. Срок, исчисляемый месяцами, истекает в соответствующее число последнего месяца, а если этот месяц не имеет соответствующего числа, срок истекает в последние сутки этого месяца. Срок, исчисляемый годами, истекает в соответствующие месяц и число последнего года.

В силу примечания к статье 4.8 КоАП РФ ее положения не применяются, если другими статьями КоАП РФ установлен иной порядок исчисления сроков, а также при исчислении сроков административных наказаний.

Таким образом, положения части 1 статьи 4.8 КоАП РФ об исчислении срока, определенного периодом, со следующего дня после календарной даты или наступления события, которыми определено начало срока, не отменяют установленный частью 1 статьи 4.5 КоАП РФ специальный порядок исчисления срока для вынесения постановления по делу об административном правонарушении со дня совершения административного правонарушения.

Как следует из материалов дела, вменяемое правонарушение было совершено предприятием 13.02.2016 – момент поступления спорного почтового 6 отправления с нарушением предусмотренного Нормативами срока в ОПС адресата.

Указанное обстоятельство установлено как в оспариваемом постановлении Тверского РОСП, так и судами при рассмотрении настоящего дела.

Соответственно, течение двухмесячного срока, установленного частью 1 статьи 4.5 КоАП РФ для вынесения постановления по делу об административном правонарушении, начинается с 13.02.2016 – со дня совершения административного правонарушения, а заканчивается 12.04.2016 – в дату, определенную с учетом части 2 статьи 4.8 КоАП РФ и примечания к указанной статье, соответствующую истечению двухмесячного срока.

Таким образом, привлечение предприятия к административной ответственности после 12.04.2016 является недопустимым.

Аналогичная позиция исчисления сроков давности привлечения к ответственности изложена в пункте 18 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27.06.2013 № 19 «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности», согласно которой сроки давности привлечения к уголовной ответственности оканчиваются по истечении последнего дня последнего года соответствующего периода (например, если преступление небольшой тяжести было совершено 12 августа 2010 года в 18 часов, то срок давности в данном случае начинает течь 12 августа 2010 года, последний день срока давности – 11 августа 2012 года, по истечении которого, т.е. с 00 часов 00 минут 12 августа 2012 года, привлечение к уголовной ответственности недопустимо). При этом не имеет значения, приходится ли окончание сроков давности на рабочий, выходной или праздничный день.

Учитывая изложенное, установленный частью 1 статьи 4.5 КоАП РФ двухмесячный срок давности привлечения предприятия к ответственности истек к моменту вынесения Тверским РОСП оспариваемого постановления от 13.04.2016 о привлечении к административной ответственности.

Изложу по порядку, почему я с такой позицией не согласен.

Во-первых, если я ничего не путаю, кассационное определение судебной коллегии ВС РФ — это отнюдь не тот судебный акт, которым надлежит руководствоваться другим судам.

Во-вторых, коллегия при рассмотрении дела об административном правонарушении сослалась на постановление Пленума ВС РФ от 27.06.2013 № 19 по уголовным делам. (Что уже само по себе… ммм… удивительно.) При этом, на мой взгляд, коллегия в судорожных поисках зацепки по аналогии не учла, что в УК РФ отсутствует норма об определении момента истечения срока, что, возможно, и побудило Пленум к такому разъяснению. Напротив, в КоАП РФ такая норма имеется (ч. 2 ст. 4.8), что исключает необходимость руководствоваться какими-либо аналогиями. И эта норма вполне понятно гласит (на примере двухмесячного срока):

Срок, исчисляемый месяцами, истекает в соответствующее число последнего месяца, а если этот месяц не имеет соответствующего числа, срок истекает в последние сутки этого месяца.

В-третьих, возможно, осознавая зыбкость опоры на «уголовку», коллегия сослалась на примечание к ст. 4.8 КоАП РФ:

Положения настоящей статьи не применяются, если другими статьями настоящего Кодекса установлен иной порядок исчисления сроков, а также при исчислении сроков административных наказаний.

И далее торжественно нашла эту «другую» статью: ч. 1 ст. 4.5 КоАП рФ. Которая говорит, что срок давности исчисляется со дня совершения правонарушения.

Так ведь с этим никто и не спорит! Вопрос не в том, когда с какого дня срок начинает исчисляться, а когда он заканчивается! И ответ на этот вопрос лежит не пленуме по «уголовке» и не в УК РФ, а нашем родном КоАП РФ.

В-четвертых, КоАП РФ действует с 2002 г., а постановление Пленума ВС РФ, на которое в апреле 2017 г. сослалась коллегия, действует — с 2013 г. Выходит, что суды 15 лет (или 4 года, смотря откуда считать) выносили и выносят заведомо неправосудные решения ввиду неправильно определения срока давности, а какие-то трое судей из коллегии по экономическим спорам вдруг достали с дальней полки пленум по «уголовке» и внезапно прозрели? Но вот их коллеги так не считают и как выносили до апреля 2017-го, так и выносят совершенно противоположные решения.

Вот, например, постановление ВС РФ от 09.10.2014 № 305-АД14-61(1):

Из материалов дела об административном правонарушении усматривается, что в предписании № 12-ЮБ-13/50480-прд от 27 ноября 2012 г. Федеральной службы по финансовым рынкам срок его исполнения был установлен до 27 декабря 2012 г.

Следовательно 27 декабря 2012 г. являлся последним днем исполнения предписания, а 28 декабря 2012 г. – днем совершения правонарушения.

При таких обстоятельствах по настоящему делу двухмесячный срок давности привлечения ООО «Росгосстрах» к административной ответственности по части 9 статьи 19.5 КоАП РФ начал исчисляться с 28 декабря 2012 г. и истек 28 февраля 2013 г.

Таким образом, 28 февраля 2013 г. постановление о назначении ООО «Росгосстрах» административного наказания вынесено с соблюдением установленного частью 1 статьи 4.5 КоАП РФ срока давности привлечения к административной ответственности.

Или постановление ВС РФ от 07.03.2018 № 8-АД18-2 (заметьте, позже рассматриваемого определения):

Из материалов дела усматривается, что в предписании от 14 апреля 2016 г. № 6/1/1 срок его исполнения установлен до 1 ноября 2016 г.

Следовательно, 31 октября 2016 г. являлся последним днем исполнения предписания, а 1 ноября 2016 г. — днем совершения правонарушения.

При таких обстоятельствах по настоящему делу трехмесячный срок давности привлечения общества к административной ответственности по части 12 статьи 19.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях начал исчисляться с 1 ноября 2016 г. и истек 1 февраля 2017 г.

Таким образом, 1 февраля 2017 г. постановление о назначении обществу административного наказания вынесено мировым судьей с соблюдением установленного частью 1 статьи 4.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях срока давности привлечения к административной ответственности.

Смею заверить вас, что таких постановлений и за 2016-й, и за 2017-й, и за 2018-й года уйма.
Как видно, судьи из административной коллегии ВС РФ то ли не знают об открытии их коллег, то ли просто предпочитают судить по старинке, но надежно, то есть по КоАП РФ, а не по УК РФ.

Но! Я вполне допускаю, что могу где-то ошибаться или вовсе чего-то не знать. Может, я страшно заблуждаюсь.
Буду весьма благодарен за ваши соображения по проблеме.