По а н лутошкину

- личностные потенциалы и их актуализация в практике социальной, педагогической и психологической помощи.

Выделена также рубрика, отражающая точки зрения участников специализированного «круглого стола» по обсуждению темы: «Потенциалы профессионального воспитания и пути их актуализации в высшей школе».

Редколлегия приносит извинения ряду авторов, чьи материалы не вошли в настоящий, специализированный выпуск, а будут опубликованы в последующих номерах журнала.

УДК 159.9:316.6

Кирпичник Анатолий Григорьевич

Костромской государственный университет им. Н.А. Некрасова

kirpichnik@ksu. edu. ги

О ПСИХОЛОГИИ И ПЕДАГОГИКЕ СОЦИАЛЬНОГО ВОСПИТАНИЯ А.Н. ЛУТОШКИНА

В статье рассматриваются основные направления научного поиска известного исследователя А.Н. Лутошкина, его вклад в психологию и педагогику социального воспитания.

Ключевые слова: организаторская деятельность, психология коллектива, эмоциональные потенциалы, методы исследования, социальное воспитание.

Научные идеи Анатолия Николаевича Лутошкина, как и его научная биография, тесно связаны с потребностями и запросами практики. Острота их ощущения была ему присуща в силу ярко выраженной индивидуальной чувствительности, предшествующего практического опыта, постоянной вовлеченности в разномасштабную деятельность многих воспитательных организаций, профессиональной работы по подготовке педагогических кадров, организаторов и руководителей детских и юношеских формирований. В научном познании он видел ключ к эффективному решению многих практических задач, в практике он находил проблемное поле, требующее конкретно-исследовательского подхода и теоретического осмысления.

В науку Анатолий Николаевич входил с размышлениями о том, что было необходимо в то время практике детских организаций. О том, что казалось известным, зафиксированным в нормативных документах как один из основных принципов деятельности Всесоюзной пионерской организации, но никем четко не определенным. С размышлениями о явлении «романтика». В материалах III межрегиональной конференции по проблемам детского движения, которая в 1966 году проходила в Костроме, опубликована одна из первых его научных статей «К некоторым проблемам пионерской романтики». В изложении понимания этого явления можно обнаружить

старт к основному научному интересу А.Н. Лу-тошкина. Думаю, что данное им определение не потеряло значения и для нынешних организаторов детских объединений. Пионерская романтика, — по А.Н. Лутошкину, — «неотъемлемое и специфическое свойство особой организации деятельности детей, характеризующееся эмоциональной заразительностью, общими переживаниями, динамичностью, создающее эмоциональное, возвышенное отношение к явлениям и событиям окружающей жизни, вызывающее глубокий интерес к будничным делам, к своей деятельности и деятельности взрослых» .

В годы жизни А.Н. Лутошкина немало психологов считали его педагогом, а в среде педагогов он воспринимался как психолог. Если судить по отдельным книгам, даже скорее по их названиям, то такое разделение может быть и правильно. Но внимательное их прочтение вряд ли позволит разделить автора по видам специальностей. Помнится, в пору, когда социальная психология воспринималась руководством некоторых педагогических НИИ как нечто недостойное внимания, выслушав доклад А.Н. Лутошкина перед сотрудниками академического института, доктор педагогических наук, руководитель отдела педагогики пионерской и комсомольской работы в школе Б.Е. Ширвиндт высказал мнение, что такая социальная психология педагогике нужна. Наверное, не только Борису Евгеньевичу, но и многим другим заботящимся о чистоте педагогики автори-

тетам Анатолий Николаевич помог изменить отношение к социальной психологии.

Общая оценка научной, педагогической и сугубо практической деятельности А.Н. Лутошкина может быть определена как созидание междисциплинарной области знания и обеспечения основными ее положениями практики, несколько позже названной социальное воспитание. Немало исследователей двигались в том же направлении. Прежде всего, следует назвать А.В. Муд-рика, впитывавшего в своих педагогических трудах данные многих наук и в 90-е годы сосредоточившегося на формировании социальной педагогики как самостоятельной отрасли педагогической науки. В какой-то мере характер работ А.Н. Лутошкина сродни идее С.Д. Полякова, назвавшего свою книгу «Психопедагогика». У Анатолия Николаевича такого точного указания на то, что он создает, не оформлено. Да и не думал он об этом специально.

Если попытаться представить структурно созданное А.Н. Лутошкиным и найти более-менее близкий эквивалент среди его печатных работ, то ближе всего будет совместная с Л.И. Уманским книга «Психология и педагогика работы комсорга». В ней как в своеобразном проекте, обрисованы основные направления его научной и научно-методической работы, личной педагогической деятельности на историко-педагогическом факультете и в лагере «Комсорг».

Первый раздел в ней «Организатор и психология». Безусловен приоритет в разработке этого направления его соавтора и научного руководителя. Однако мы находим именно у А.Н. Лутошкина блестящую популяризацию исследований своего учителя в «Как вести за собой» и некоторых других изданиях. К тому же организатор у А.Н. Лу-тошкина, как и у Л.И. Уманского, — не только комсомольский вожак. Это и учитель, воспитатель, вожатый, руководитель учреждения и т.п. «У педагога и у организатора очень много общего, -прямо пишет в книге «Как вести за собой» Анатолий Николаевич. — Хороший педагог обязательно должен быть организатором. Способный организатор не может не быть педагогом. Ему приходится воспитывать других, передавать им знания организаторской, общественной работы, самому быть примером организованности, подготовленности, дисциплинированности» .

Организаторская деятельность, при всей ее значимости, по мнению Л.И. Уманского и А.Н. Лу-

тошкина, имеет вторичный характер. Ее главное назначение — обеспечить эффективность целевой деятельности. А если рассматривать индивидуальные особенности организаторов, то исследования Льва Ильича обнаружили различия в способностях организаторов по видам целевой деятельности. Эти научные данные противоречат ставшим весьма модными в наше время представлениям об универсальности менеджеров и необязательности их познаний в том виде целевой деятельности, которой они берутся управлять.

В 1966 году, начинающий свой путь в науку, А.Н. Лутошкин приходит в научный коллектив, возглавляемый Л.И. Уманским в Курском государственном педагогическом институте. В этот период здесь формируется концепция, вошедшая в историю отечественной социальной психологии под названием «параметрическая». Ее суть состояла в том, что психология контактной группы как целого может быть представлена подструктурами направленности, организованности, подготовленности, интеллектуального, эмоционального и волевого единства. Описывались взаимосвязи подструктур, они же характеризовались как параметры оценки поэтапного развития группы, высший уровень социально-психологической зрелости, которой обозначался понятием «коллектив».

Анатолию Николаевичу принадлежит по-пра-ву соавторство в коллективной разработке этой плодотворной научной концепции, получившей высокую оценку специалистов. Почти во всех публикациях 60-х — начала 70-х гг. прошлого века, содержащих обоснование ее основных положений, присутствует среди авторов (Л.И. Уманский, А.С. Чернышев, А.С. Крикунов, И.С. Полонский и др.) его фамилия. И хотя, основным предметом интереса А.Н. Лутошкина была одна составляющая, его внимание никогда не уходило от целого. Психология группы представлялась системой, в которой каждый элемент зависел от целого, а целое, в свою очередь, зависело от элементов.

Общая концептуальная основа, рожденная коллективными усилиями и в целом, разделяемая каждым из ее соавторов, позже получила развитие в трех основных направлениях.

Руководитель научной школы Л.И. Уманский дополняет подструктуры общими качествами, вследствие чего параметрическое представление становится структурно-функциональным.

Продолжатель курской ветви школы Л.И. Уман-ского А.С. Чернышев применяет факторный ана-

лиз и обосновывает организованность как системообразующее свойство, обеспечивающее группе способность быть субъектом деятельности.

А.Н. Лутошкин избирает такую форму продолжения научного поиска как «исследование поведения». Этот подход позволяет ему несколько с иных позиций уточнить место и функции ранее описанных подструктур и выразить сложный «узор» их связей и отношений тремя интегративными характеристиками: сплоченность группы, психологический климат, активность. В конечном счете, взаимосвязанные в интегративных характеристиках подструктуры объединяются и проявляются в групповой деятельности. Обозначенная схема, как писал ее автор, «открывает возможности для изучения особенностей развития группы как целого, появления новых свойств и качеств, тех путей, по которым происходит передача свойств целого его частям и наоборот» .

Системно анализируя психологию группы, исследуя групповое поведение, авторская концепция А.Н. Лутошкина открывает в групповой жизнедеятельности актуальную и потенциальную сферы. «Потенциальная сфера — своеобразная кладовая жизненных ресурсов коллектива, без которых невозможно его развитие, продвижение вперед по лестнице социальной зрелости. Потенциалы коллектива — его возможности в настоящем и будущем… Актуальная сфера — непосредственная деятельность коллектива, взаимодействие и взаимоотношения его членов, проявление поведенческой активности. В актуальной сфере проявляются все потенциальные возможности коллектива. Вместе с тем актуальная сфера коллектива обладает способностью пополнять запасы энергии, накапливать ресурсы для будущей деятельности» .

К сожалению, опубликованный А.Н. Лутош-киным в 1977 году концептуальный авторский взгляд, придающий большую психологичность представлениям о психологии группы, не был замечен исследователями групп и коллективов и не оценен по достоинству (в том числе коллегами и последователями).

Р. Л. Кричевский и Е.М. Дубовская, характеризуя в известной монографии «Психология малой группы» исследовательский подход, созданный Л.И. Уманским (параметрическую концепцию групповой активности), отмечают: «Наиболее значительные исследования, выполненные

в рамках этой концепции, касаются организационных, эмоциональных и динамических характеристик группы» . Организационных — это исследования А.С. Чернышева. Эмоциональных -исследования А.Н. Лутошкина, начатые в Курске и плодотворно развитые в Костроме.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Коллективные эмоции занимали приоритетное положение в научных изысканиях и педагогической практике А.Н. Лутошкина. Он отдавал себе отчет в том, что «эмоциональные состояния в коллективе — область труднодоступная для исследования». Немногие из отечественных социальных психологов второй половины ХХ века брались за эту область. При этом значимость этой области в практике, особенно воспитательной, неоценима. «Почему же тогда, в современных учебниках педагогики, в многочисленных методических пособиях для учителей по работе с коллективом мы не находим сведений о законах жизни эмоций в сообществах детей, достаточно аргументированных рекомендаций, конкретных приемов управления эмоциональными состояниями детского коллектива?» . Ставя и отвечая на этот вопрос, А.Н. Лутошкин разрабатывает целостную характеристику эмоциональной жизни человеческой общности.

Эмоциональная сфера в его представлении вплетена в общую ткань жизнедеятельности группы. Являясь значимой частью общих потенциалов коллектива, она не может рассматриваться вне связи, прежде всего с такими его потенциалами как нравственные нормы, сложившееся общественное мнение, организованность, уровень сплоченности, отлаженная система управления и др. У групповой эмоциональной коммуникативности в общей системе свое место и свои функции: самонастраивания группы, выработки адаптационных и компенсаторных механизмов поведения, «генерирование» эмоциональной энергии и создание тем самым эмоциональных потенциалов коллектива.

Эмоциональные феномены коллектива у А.Н. Лутошкина дифференцированы и иерар-хизированы. «Хранителем» эмоциональных потенциалов он называет психологический климат коллектива, а его «полномочными представителями» в актуальной сфере — ситуативные эмоциональные состояния. Между ними находится место еще одному явлению — психологической атмосфере общности.

Сами эти понятия не были изобретением Анатолия Николаевича. В 70-е годы немало исследова-

телей занимались их изучением, как в теоретическом так и в практико-прикладном плане. Институт психологии Академии наук СССР в 1979 году издал коллективную монографию в издательстве «Наука» под названием «Социально-психологический климат коллектива: теория и методы изучения». В ее состав вошла и статья А.Н. Лутошкина.

При этом, только у Анатолия Николаевича мы находим четкое определение взаимосвязи эмоциональных явлений в коллективе, представление о психологическом климате, как взаимодействии двух переменных: настроения и активности. Предложенная им модель «климата» включает в себя пять «климатических зон»: 1) радостного, мажорного настроения; 2) неудовлетворенности, тревожности; 3) спокойного, уравновешенного тона; 4) благодушия, умиротворения; 5) пессимистического настроения, уныния.

Модель Лутошкина наглядна. Она выражается в виде «климатического круга», нанесение диагностических данных на который образует своеобразное «облако». В этом «облаке» — зримая характеристика в обобщенном виде психологической атмосферы коллектива — разлитого эмоционального состояния за сравнительно небольшой отрезок времени. Информативность подобного представления несомненна. Остается лишь сопоставить эмоциональную характеристику с содержанием жизнедеятельности человеческой общности в соответствующий период, чтобы сделать необходимые выводы.

В наше время, когда период увлеченности индивидуализмом и веры в его несокрушимую побудительную силу начинает несколько спадать, в связи с проявлением интереса к корпоративности, есть смысл обратиться к столь изящному инструменту оценки состояния «совокупного персонала» организации.

Интегральные характеристики эмоциональной жизни коллектива у Лутошкина начинаются с эмоциональных состояний отдельного человека и самочувствия личности в коллективе. В своих исследованиях Анатолий Николаевич обнаруживает и описывает различия в сумме индивидуальных эмоциональных состояний и эмоциональных состояний коллектива в целом. Понятие «ощущение коллектива», найденное им в работах А.С. Макаренко, наполняется эмпирическим смыслом и возможностью его диагностирования.

До А.Н. Лутошкина и в годы его творческой деятельности на страницах и научных и популяр-

ных изданий активно обсуждалась и привлекала внимание тема ритмов в жизни человека, в том числе и эмоциональных ритмов. Исследовательская практика Анатолия Николаевича подвела его к эмпирическому обоснованию «маятникового эффекта» в коллективных эмоциях, определению особенностей его детерминации. Полученное знание успешно использовалось в практике, особенно в практике лагеря «Комсорг». Разработка плана работы на очередную лагерную смену сопровождалась разработкой эмоциональной «партитуры» смены. А прогноз эмоциональных состояний на предстоящий день позволял производить коррективы в намеченных воспитательных действиях.

Говоря о научно-исследовательской стороне деятельности А.Н. Лутошкина, нельзя не отметить его изобретательность в методах изучения социально-психологических и педагогических феноменов, в самом подходе к постановке экспериментов. Главная особенность его методик -их как бы двойное назначение. С одной стороны это инструменты получения нового знания, а с другой, они же, методы практической жизни и повседневной деятельности. Таковы широко известные методики цветописи и коллективной са-моаттестации, мастерски организованные экспериментальные ситуации. Вряд ли подозревали студенты-пятикурсники, разделенные на творческие группы, что они одновременно с демонстрацией приобретенных организаторских знаний и умений в подготовке и проведении факультетских мероприятий, проявляют динамический стиль группы, который изучается в научных целях. Наверняка не подозревали посаженные в зрительный зал для просмотра свежих серий «Ну, погоди!» подростки, что происходит экспериментальное изучение их поведения в ситуации эмоционального диссонанса.

Методическая стратегия исследований А.Н. Лутошкина может служить примером не просто подбора подходящих средств, а специальной разработки их адекватно предмету и целям изучения. К тому же он, как бы призывает исследователей быть более внимательными к естественным жизненным ситуациям, а не увлекаться лишь опросами, а то и «лобовыми» вопросами псевдоанкет. Вспомним, в связи с этим, его предложение приглядеться к тому, как рассаживается группа ребят для фотографирования по призыву «кто с кем хочет». Не напоминает ли это

процедуру социометрического исследования, но проведенную в живой и естественной форме.

Немало внимания во всех работах А.Н. Лутош-кина уделено методике и, в современном звучании, технологии воспитательной и организаторской деятельности. Этот раздел знания о социальном воспитании он значительно обогатил инструментовкой групповой самоаттестации с символическими обозначениями уровней социально-психологической зрелости ученической общности (песчаная россыпь, мягкая глина, мерцающий маяк, алый парус, горящий факел), приемами актуализации эмоциональных состояний, своеобразной подачей правил организаторской работы и стилей организатора (разящие стрелы, возвращающийся бумеранг, снующий челнок, плывущий плот), подсказками об учете психодинамических особенностей людей при формировании рабочих и творческих групп и многим другим.

Особенно ценны идеи и рекомендации А.Н. Лутошкина по управлению психическими состояниями и использования эмоционального фактора в педагогической и организаторской деятельности. Трудно удержаться от желания вспомнить пример из публикаций Анатолия Николаевича, известный как «развалка».

«Несколько лет подряд двор педагогического института «украшало» полуразвалившееся двухэтажное строение, нареченное попросту «развалкой». Из года в год регулярно по графику, составленному деканатом, студенты выходили расчищать двор. Кирпич туда, кирпич сюда, а «развалка» на месте. Стали даже сомневаться, можно ли вообще ее уничтожить. Так и стояла она как памятник общему долготерпению.

И вдруг предложение: «Если завтра к вечеру будут приготовлены ломы, лопаты и носилки, то наутро на месте развалки будет альпийская лужайка».

На следующий день у входа в институт появилось живописное объявление. Оно приглашало «всех, кроме нытиков, скептиков и хлюпиков… в новый клуб-кафе под открытым небом!». Приглашало сегодня вечером «встретиться… с собственной волей». В программе был обещан и штурм «замка», и пир с медом и блинами, и бивачные костры, и половецкие танцы, и многое другое. Интриговали и часы работы клуба-кафе: с 23-х и до восхода солнца…

Не было никаких дополнительных оповещений и приказов. На этом ночном субботнике

было все, что обещала программа. Утром «развалки» как не бывало! Зато было всеобщее радостное изумление по поводу неслыханного энтузиазма двух сотен полуночников, «убивших» субботу и заявивших потом, что «вот это было да!» .

Следует отметить также значимый вклад А.Н. Лутошкина в реализацию идеи содружества воспитателей и воспитуемых в организации совместной жизнедеятельности, дающей педагогический эффект. Именно для этого написана его наиболее известная, изданная трижды «Просвещением» (общий тираж 350 тысяч), переведенная на ряд языков, книга «Как вести за собой», адресованная старшеклассникам.

В практической деятельности Анатолия Николаевича реализовывалось, экспериментировалось, проверялось, внедрялось, закреплялось и распос-транялось многое из успевшего попасть в его книги и немало того, что осталось лишь в воспоминаниях его коллег и учеников. Кажется все известно о его взглядах на проблемы детских и юношеских организаций. Об этом во многих книгах и конкретно в главе учебника «Теория и методика пионерской и комсомольской работы в школе», в пособии «Классному руководителю о комсомольской работе в школе». Но может быть в сегодняшних дискуссиях об общественных формированиях детей полезно поразмышлять над его формулой, не вошедшей в опубликованное: «организация в коллективе, коллектив в организации».

Организуя сегодня повсеместно психологические службы, ставя перед ними задачу, откликаться на запрос клиента, не стоит ли учесть опыт активного участия психологов в проектировании воспитательного процесса, в прогнозировании коллективных реакций, осуществлявшегося еще «службой настроения» лагеря «Комсорг» в 70-е годы? В монографии «Эмоциональные потенциалы коллектива» немало идей и об этом и о других аспектах деятельности психологической службы.

Психология и педагогика (именно так, вместе) социального воспитания А.Н. Лутошкина в своих основных положениях, в результатах экспериментальных исследований, в крупицах сохраненного опыта не потеряла актуальности. Она содержит немалый потенциал как для исследователей, и психологов и педагогов, так и для современной практики всех типов учреждений образования и молодежной сферы, детских учреждений социальной защиты населения, детских и мо-

лодежных общественных объединений, загородных оздоровительных центров для детей и юношества.

Библиографический список

1. Кричевский Р.Л., Дубовская Е.М. Психология малой группы: теоретический и прикладной аспекты. — М.: Изд-во МГУ, 1991. — 207 с.

3. Лутошкин А.Н. Как вести за собой: Старшеклассникам об основах организаторской ра-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

боты. — 3-е изд., перераб. и доп. — М.: Просвещение, 1986. — 208 с.

5. Лутошкин А.Н. Эмоциональная жизнь детского коллектива. — М.: Знание, 1978. — 48 с.

6. Лутошкин А.Н. Эмоциональные потенциалы коллектива. — М.: Педагогика, 1988. — 128 с.

7. Уманский Л.И., Лутошкин А.Н. Психология и педагогика работы комсорга. — М.: Молодая гвардия, 1975. — 208 с.

  • Авторы
  • Резюме
  • Файлы
  • Ключевые слова
  • Литература

Кенсаринова М.В. 1 1 ФГБОУ ВПО «Владивостокский государственный университет экономики и сервиса» В статье рассматривается не только теория коллектива А.С. Макаренко в контексте педагогической науки, но и педагогический опыт Макаренко в воспитании, развитии, а также коррекции личности с внедрением в практику философских и психологических наук. Внимание педагогов, философов и психологов сосредотачивается на наследии Макаренко, это дает возможность не только построить современную модель воспитания и развития личности на основе макаренской системы, но и увидеть обусловленную педагогически динамику изменений подходов к воспитанию в условиях изменяющейся идеологии отношения к развивающейся личности. 2487 KB коллектив воспитание воспитание в коллективе учение закон жизни коллектива личность педагог философское понимание самосознание самооценка личности 1. Гасымова Г.А. Философско-антропологические основы мировоззрения и творчества А.С. Макаренко: дис… канд. философских наук. – Нижневартовск Н., 2008. – 205 с. 2. Королев Р.И. Педагогика коллективного воспитания / Р.И. Королев, Д.Н. Русанов // Человек: преступление и наказание. – 2013. – № 1. – С. 225-227. 3. Кораблева Т.Ф. Философско-этические аспекты теории коллектива А.С. Макаренко: дис. … канд. философских наук. – М., 2000. – 170 с. 4. Лихачев Б.Т. Педагогика: учеб.пособие для студентов пед. институтов и слушателей ИПК и ФПК. – М.: Прометей, 1992. – 309 с. 5. Михайленко О.И. Общая педагогика: Принципы и методы обучения : электронный учебник / О.И. Михайленко. – URL: http://kpip.kbsu.ru/pd (дата обращения 16.12.2014). 6. Макаренко А.С. Педагогическая поэма / А.С. Макаренко. – М., 1935. – 604 с. 7. Носаль А.Л. Проблема воспитания и развития личности в практико-теоретической деятельности А.С. Макаренко: Психологической время личности: дис.…канд. психологических наук. – М., 1999. – 140 с. 8. Подласый И.П. Педагогика: 100 вопросов – 100 ответов: учеб. пособие для вузов / И.П. Подласый. – М.: Владос-пресс, 2004. – 365 с. 9. Павлова М.П. Педагогическая система А.С. Макаренко и современность / М.П. Павлова. – М.: Высшая школа: Профпедагогика, 1980. – 240 с. 10. Юдина К.Ю. Проблемы развития личности в практико-теоретической деятельности А.С. Макаренко (Психологическая составляющая педагогической системы): дис.…канд. психол. наук. – М., 1999. – 121 с.

Воспитание в коллективе – это процесс целенаправленного и планомерного воздействия на личность с целью создания условий для раскрытия духовно-нравственных качеств личности и формирования у нее необходимых механизмов для жизнедеятельности в современных российских условиях.

Виднейшим представителем отечественной педагогики, разрабатывавшим теорию коллектива, был А.С. Макаренко. Его перу принадлежат многочисленные педагогические и художественные сочинения, в которых детально разработана методика коллективистского воспитания ,. Сегодня великий педагог известен не только в нашем обществе, но и во всем мире. «Великого советского педагога и писателя, чья деятельность оказала значительное влияние на становление педагогики как науки, формирования методов образования, нравственного развития и творческого воспитания подрастающего поколения», – это оценка Генеральной конференции ЮНЕСКО которая приняла в 1988 году резолюцию о международном годе Макаренко. Учение А.С. Макаренко содержит подробную технологию поэтапного формирования коллектива. Он сформулировал закон жизни коллектива: движение–форма жизни коллектива, остановка–форма его смерти; определил принципы развития коллектива (гласность, ответственная зависимость, перспективные линии, параллельное действие); вычленил этапы (стадии) развития коллектива .

Латинское слово «коллективус» переводят по-разному – сборище, толпа, совместное собрание, объединение, группа. В современной литературе употребляется два значения понятия «коллектив»– первое, под коллективом понимается любая организованная группа людей», и второе, которое приобрело понятие «коллектив» в педагогической литературе, «коллективом называется объединение воспитанников или учеников, отличающееся рядом важных признаков: общая социально значимая цель, общая совместная деятельность, отношения ответственной зависимости, общий выборный руководящий орган» . Группа формально сотрудничающих людей может обходиться без этих качеств, коллектив без них теряет свои преимущества. В коллективе, обладающем всеми перечисленными признаками, формируется иная система отношений к труду, к людям, к своим личным и общественным обязанностям. В сплоченном коллективе система отношений определяется разумным сочетанием личных и общественных интересов, умением подчинять личное общественному. Такая система формирует ясную и уверенную позицию каждого члена коллектива, знающего свои обязанности, преодолевающего субъективные и объективные препятствия .

«Человек не может жить на свете, если у него нет впереди ничего радостного. Истинным стимулом человеческой жизни является завтрашняя радость. Самое важное, что мы привыкли ценить в человеке,- это сила и красота. И то и другое определяется в человеке исключительно по типу его отношения к перспективе. Воспитать человека – значит воспитать у него перспективные пути, по которым располагается его завтрашняя радость. Можно написать целую методику этой важной работы. Она заключается в организации новых перспектив, в использовании уже имеющихся, в постепенной постановке более ценных»,– писал Макаренко в «Педагогической поэме» . Макаренко говорил, что воздействовать на отдельную личность возможно лишь воздействуя на коллектив, членом которого является эта личность. Это положение педагог называл «принципом параллельного действия», в данном принципе реализуется требование коллектива – «все за одного, один за всех». «Принцип параллельного действия» не может исключать применения «принципа индивидуального действия» – прямого, непосредственного воздействия педагога на отдельного воспитанника.

«Задача нашего воспитания сводится к тому, чтобы воспитать коллективиста»,- пишет Макаренко в статье «Некоторые выводы из моего педагогического опыта». Воспитание в коллективе и через коллектив, педагог подробно освещает в художественных, педагогических и теоретических произведениях. «Марксизм учит нас, что нельзя рассматривать личность вне общества, вне коллектива» – писал Макаренко. Под коллективом он понимал не случайное скопление людей, а объединение их для достижения общих целей в общем труде, объединение которое отличается определенной системой полномочий и ответственности а также определенным соотношением и взаимозависимостью отдельных частей. Макаренко ставил акцент на том, что коллектив это часть советского общества – «через коллектив каждый его член входит в общество».

По окончанию Великой октябрьской революции педагогическая школа стала интенсивно развиваться под влиянием идей марксистской философии. Концепция воспитания была отражена в программе Коммунистической Партии Советского союза – формирование гармонически развитой личности, в которой заложены моральная чистота, духовное богатство и физически развитое тело. Поскольку социализм – это общество коллективных тружеников, то с самых первых лет советской власти встала конкретная задача сформировать человека-коллективиста и общество коллективистов. Важнейшую задачу воспитания, соответствующую духу и потребностям времени, которая, по сути, остается актуальной и сегодня, А.С. Макаренко видел в воспитании человека, способного не только эффективно и творчески действовать при новых формах собственности и организации труда, но и ориентироваться в социально-экономических реалиях общества, быть активным участником и преобразователем культурно-нравственной жизни своей страны. Он разработал подробную технологию воспитания человека через коллектив, где коллектив выступал как средство, инструментформирования человека. В марксистской теории есть понятия «подлинная коллективность» и «формальная, или псевдоколлективность». Макаренко работал на то, чтобы сформировать подлинную коллективность. Принципами подлинной коллективности у него выступают гласность, ответственная зависимость, взаимоответственность .

«Самым прямым образом с этим комплексом вопросов связано у Макаренко философское понимание социализма как упорядоченности и закономерности, противоположных хаосу капиталистического рынка, случайностям судьбы. Оно конкретизируется посредством идеи русской дореволюционной общественной мысли о социализме как солидарном обществе. Человек, по Макаренко, явление культурно-историческое, самоценное на любом отрезке жизни (детство, юность, зрелость, старость). В рассуждениях о природе человека у него проявляется заметная осторожность. Избегая тем биологической предопределённости развития личности, он, тем не менее, указывает на недопустимость связывания биологической наследственности только с негативными проявлениями. Биологическая предопределённость может быть и положительной (физическая сила, ловкость, сообразительность, изобретательность)» . Макаренко был атеист, его отношение к религии основывалось на философском антропоцентризме. Педагог считал, что вера в бога парализует активность личности. «Подход к религии как к патологическому явлению, своеобразной форме душевного недуга, у Макаренко близок пониманию религии в позитивистской традиции русской дореволюционной социологии, определившей его интеллектуальную биографию (П.Л. Лавров). Подобное умонастроение весьма типично для русской интеллигенции рубежа веков. Не случайно совпадение «цивилизаторского» противопоставления религии «электричеству и пару» у А.П. Чехова и аналогичного мотива у Макаренко в материалах к роману «Пути поколения». В то же время в своей педагогической деятельности Макаренко никогда не вёл антирелигиозную пропаганду .

Макаренское воспитание заключалось в преодолении дихотомии индивидуального и социального развития человека. Макаренко реализовал на практике выдвинутую идею КПСС о гармонизации развития личности которая стала основополагающей в его личностной концепции воспитания. Больше шестидесяти лет макаренские методы воспитания воспринимались только как педагогические. Уже позднее в России макаренская система стала восприниматься более широко не имея узко педагогических штампов. Внимание педагогов, философов и психологов сосредотачивается на наследии Макаренко. Обнаруживается глубокая связь педагогического опыта Макаренко в воспитании, развитии и коррекции личности на опыте теории и практики психологической науки.

«А.С. Макаренко рассматривается не только в контексте исторических предтеч, но и с точки зрения психологической концепции самосознания личности, в контексте анализа значений имени, притязания на признание, половой принадлежности. Это дает возможность не только построить модель воспитания и развития личности на основе практической и теоретической деятельности А.С. Макаренко, но увидеть обусловленную исторически динамику изменений подходов к воспитанию в условиях изменяющейся идеологии отношения к развивающейся личности» . «Новые общественно-исторические условия, крупные поворотные периоды в жизни общества порождают новые трудные ситуации. В нашей стране происходят изменения в мировоззрении, пересмотр прежних ценностей и идеалов, частыми становятся акты гражданского неповиновения, обостряются межнациональные отношения. Именно в этот период общественно-политических и экономических кризисов, переосмысления исторического пути развития нашего общества вновь возникла проблема детской преступности и беспризорности. С особой остротой встает проблема правильности ориентации личности в социальных явлениях, раннего приобщения детей-подростков к общечеловеческим ценностям. Социальная ситуация побуждает нас обратиться к опыту А.С. Макаренко – педагогу и психологу, специалисту в сфере воспитания подростков в ситуациях социальных катаклизмов» . Огромное значение в воспитании личности Макаренко придавал формированию самосознания а также самооценки личности. Главный метод педагога в теории и практике воспитания подростков это организация отношения к прошлому, настоящему и будущему личности. Он не связывал прошлое, настоящее, будущее в единую концепцию внутри теории воспитания, однако, на уровне практике время личности для А.С. Макаренко являлось средством воспитания. Данная проблема рассматривалась им, в первую очередь, с точки зрения применения конкретных практических приёмов и техник, связанных с психологическим временем личности в педагогическом процессе. В создании своей педагогической системы А.С.Макаренко ориентировался на современные ему психологические работы созвучных ему научным постулатом практики, через систему эмоционального воздействия все три времени взаимодействовали органически .

«Педагогический процесс влияния на прошлое подростков в воспитательной системе А.С.Макаренко основывается на методе девальвации значения негативного прошлого для формирования социального и личностного статуса в настоящем, и методе взрыва, который сталкивает прошлое и настоящее, и содействует созданию новых условий развития подростков» . Главным фактором формирования здорового психологического и психического будущего подростков в педагогической концепции Макаренко это – система перспективных линий личности: коллективная и личная, близкая, средняя и дальняя.

«Макаренко был одним из первых советских педагогов, поставивших перед педагогической наукой вопрос о необходимости специального изучения проблем, связанных с собственно воспитанием. Это требование он мотивировал тем, что методика воспитательной работы имеет свою логику, сравнительно независимую от логики обучения, образовательной или производственной работы. Но он не противопоставлял воспитание обучению, рассматривал их в единстве, утверждая, что обучение должно быть воспитывающим. Теория Макаренко непосредственно вырастала из практики. Опираясь на традиции прогрессивной отечественной и зарубежной педагогики, Макаренко заявил о решающем влиянии социальной среды, условий труда и отдыха, быта на формирование мировоззрения и нравственности личности. Все воспитывает – обстоятельства, вещи, действия, поступки людей, иногда и совсем незнакомых. Занимаясь воспитанием подросткового поколения, он боролся прежде всего за гармоническое развитие личности. Личность и коллектив, коллектив и личность. Развитие их взаимоотношений, конфликты и их разрешение, переплетение интересов и взаимозависимость – в самом центре новой воспитательной системы, которую он всякий раз стремился создать и создание которой он считал главной заповедью педагога» .

Основой педагогической системы Макаренко является педагогическая логика, концепция теории это тезис параллельного действия. Квинтэссенцией методики воспитания великого педагога является идея воспитательного коллектива. Педагогическая система Макаренко базирующаяся на теории коллектива обращена к воспроизводству национальной традиционной русской культуры, формированию типа личности коллективиста с высокой ответственностью за человека и его судьбу.

Библиографическая ссылка

Кенсаринова М.В. ТЕОРИЯ КОЛЛЕКТИВА А.С. МАКАРЕНКО: ФИЛОСОФСКИЕ И ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ // Успехи современного естествознания. – 2015. – № 1-2. – С. 301-304;
URL: http://www.natural-sciences.ru/ru/article/view?id=34836 (дата обращения: 27.10.2020).Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания» (Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления) «Современные проблемы науки и образования» список ВАК ИФ РИНЦ = 0.791 «Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074 «Современные наукоемкие технологии» список ВАК ИФ РИНЦ = 0.909 «Успехи современного естествознания» список ВАК ИФ РИНЦ = 0.736 «Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований» ИФ РИНЦ = 0.570 «Международный журнал экспериментального образования» ИФ РИНЦ = 0.431 «Научное Обозрение. Биологические Науки» ИФ РИНЦ = 0.303 «Научное Обозрение. Медицинские Науки» ИФ РИНЦ = 0.380 «Научное Обозрение. Экономические Науки» ИФ РИНЦ = 0.600 «Научное Обозрение. Педагогические Науки» ИФ РИНЦ = 0.308 «European journal of natural history» ИФ РИНЦ = 1.369 Издание научной и учебно-методической литературы ISBN РИНЦ DOI