Порядок разрешения споров в договоре

При подготовке к арбитражному разбирательству и при изучении договора, из-за которого возник спор, мне часто встречается примерно следующая формулировка: «Все споры по настоящему договору разрешаются путем переговоров. В случае недостижения согласия между сторонами споры подлежат рассмотрению в арбитражном суде». Возникает вполне естественный вопрос — являются ли переговоры надлежащим досудебным порядком урегулирования спора? Ответ нам дает арбитражная практика.
Как известно, в соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 148 Арбитражного процессуального кодекса РФ (далее — АПК РФ) арбитражный суд оставляет исковое заявление без рассмотрения, если после его принятия к производству установит, что истцом не соблюден претензионный или иной досудебный порядок урегулирования спора с ответчиком, если это предусмотрено федеральным законом или договором. Так, Арбитражный суд Северо-Западного округа в своем постановлении от 09.10.2014 по делу № А56-1424/2014 указал, что (цитата):
«Довод жалобы о несоблюдении истцом обязательного досудебного претензионного порядка разрешения спора суд кассационной инстанции отклоняет.
В соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 148 АПК РФ арбитражный суд оставляет исковое заявление без рассмотрения, если после его принятия к производству установит, что истцом не соблюден претензионный или иной досудебный порядок урегулирования спора с ответчиком, если это предусмотрено федеральным законом или договором.
По смыслу указанной правовой нормы претензионный или иной досудебный порядок урегулирования спора подразумевает определенную, четко прописанную договором процедуру, регламентирующую последовательность и конкретное содержание действий каждой из сторон.
Между тем из содержания пункта 13.1 Договора не следует, что стороны предусмотрели положение о досудебном порядке урегулирования спора, указанный пункт содержит декларативные положения о разрешении сторонами разногласий путем переговоров».

При рассмотрении другого дела № А56-57722/2013 Арбитражный суд Северо-Западного округа в своем постановлении от 06.08.2014 указал, что (цитата):
«Довод ответчика о несоблюдении истцом досудебного порядка урегулирования спора, предусмотренного пунктом 10.1 договора, не принимается судом кассационной инстанции.
В соответствии с пунктом 2 статьи 148 АПК РФ арбитражный суд оставляет исковое заявление без рассмотрения, если после его принятия к производству установит, что истцом не соблюден претензионный или иной досудебный порядок урегулирования спора с ответчиком, если это предусмотрено федеральным законом или договором.
По смыслу указанной правовой нормы претензионный или иной досудебный порядок урегулирования спора подразумевает определенную, четко прописанную договором процедуру, регламентирующую последовательность и конкретное содержание действий каждой из сторон.
Из содержания пункта 10.1 договора не следует, что стороны предусмотрели положение о досудебном порядке урегулирования спора, указанный пункт содержит декларативные положения о разрешении сторонами разногласий путем переговоров».
При рассмотрении дела № А56-48305/2013 Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в своем постановлении от 03.07.2014 сделал аналогичные выводы (цитата):
«Пунктом 7.2 договора, на который ссылается податель жалобы, определено, что все споры по договору разрешаются путем переговоров. В случае недостижения согласия между сторонами споры подлежат рассмотрению в Арбитражном суде города Санкт-Петербурга и Ленинградской области.
Согласно статье 431 ГК РФ, при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.
Суд кассационной инстанции считает, что претензионный порядок урегулирования спора можно признать установленным только в случае, если в договоре определены конкретные требования к форме претензии, а также порядку и срокам ее предъявления и рассмотрения. Из пункта 7.2 договора не следует, что стороны установили необходимость соблюдения обязательного досудебного порядка урегулирования данного спора в претензионном порядке в части требования об уплате неустойки.
Суды, исходя из буквального толкования положений договора по правилам статьи 431 ГК РФ, сделали обоснованный вывод, что сторонами досудебный порядок урегулирования спора не предусмотрен».
Из вышеперечисленных судебных актов становится очевидно, что арбитражная практика не признает переговоры надлежащим досудебным порядком урегулирования споров при отсутствии четкой регламентации этой процедуры (то есть без указания порядка и сроков переговоров). Услуги юриста в арбитражном суде должны оказываться с учетом сложившегося единства арбитражной практики толкования и применения судами норм действующего законодательства Российской Федерации.
Вышеуказанные судебные акты не имеют прямого преюдициального значения для всех других арбитражных дел, однако то толкование и применение положений пункта 2 части 1 статьи 148 АПК РФ, которое дается в этих судебных актах, обязательно должно учитываться при рассмотрении других дел, постольку поскольку пункт 3 статьи 308.8 АПК РФ говорит о необходимости единообразия в толковании и применении арбитражными судами норм права.
Однако будет полезным рассмотреть и другое мнение по данному вопросу.
В соответствии со статьей 431 Гражданского кодекса РФ (далее — ГК РФ) при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений.
Напомним, что условие договора о переговорах сформулировано следующим образом: «Все споры по настоящему договору разрешаются путем переговоров. В случае недостижения согласия между сторонами споры подлежат рассмотрению в арбитражном суде».
Исходя из буквального толкования вышеуказанного условия следует, что стороны передают споры на рассмотрение в суд, только если такие споры им не удалось разрешить путем переговоров. Иное мнение по данному вопросу противоречит волеизъявлению сторон и прямому толкованию данного условия договора.
В силу статьи 421 ГК РФ стороны свободны в заключении договора и вправе сами формулировать условия заключаемого договора, в том числе и условие о досудебном порядке урегулирования спора. При этом необходимо, чтобы условия договора не противоречили действующему законодательству РФ. Следует отметить, что ни одним нормативно-правовым актом РФ не установлено требование обязательного указания в договоре порядка и сроков проведения досудебных переговоров. В этой связи тот факт, что стороны не конкретизировали порядок и сроки проведения досудебных переговоров, не противоречит нормам действующего законодательства РФ. Напротив, это означает, что Истец и Ответчик свободны в выборе способа проведения таких переговоров: путем личной встречи представителей, путем видеоконференции с использованием средств связи, путем обмена письменной корреспонденцией и т.д.
Согласно статье 65 АПК РФ «каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений». В силу данной нормы права, арбитражный юрист как представитель истца должен предоставить доказательства того, что он предпринимал меры по ведению досудебных переговоров с ответчиком: протоколы переговоров, телефонограммы, письма, претензии и т.д. И только если такие доказательства не будут представлены, исковое заявление в силу пункта 2 части 1 статьи 148 АПК РФ может быть оставлено без рассмотрения.
Таким образом, несмотря на устоявшийся характер арбитражной практики, следует сделать вывод, что она не безупречна.

Между поставщиком и покупателем был заключен договор поставки продукции собственного производства. По данному договору поставщик передал покупателю продукцию. В свою очередь покупатель по договору с третьим лицом передал изделие собственного производства третьему лицу, в состав которого входила продукция, переданная поставщиком. В ходе эксплуатации изделия у третьего лица выявился дефект продукции. Продукция была возвращена покупателем поставщику для замены. Она была признана браком по вине поставщика и заменена на годную.
Покупатель предъявил поставщику претензию о возмещении понесенных расходов, возникших в связи с дефектом продукции, причем в общую сумму расходов включил как свои собственные расходы, так и расходы, которые он возместил третьему лицу. В договоре поставки, заключенном между поставщиком и покупателем, нет условия о том, что поставщик возмещает расходы, убытки покупателю, возникшие у третьих лиц по договорам, заключенным покупателем с ними. Договора между поставщиком и третьим лицом нет. Размер ответственности поставщика за убытки, причиненные покупателю передачей ему некачественного товара, договором не ограничены.
Правомерно ли предъявление покупателем поставщику претензии с требованием оплатить в порядке регресса свои расходы, которые он заплатил третьему лицу с учетом вышеизложенных обстоятельств?

28 февраля 2019

Рассмотрев вопрос, мы пришли к следующему выводу:
Поставщик обязан возместить покупателю убытки в виде реального ущерба, в том числе включающего расходы на возмещение покупателем убытков, причиненных третьим лицам, если такие убытки возникли вследствие недостатков товара, за которые отвечает поставщик.

Обоснование вывода:
В соответствии со ст. 506 ГК РФ по договору поставки поставщик-продавец, осуществляющий предпринимательскую деятельность, обязуется передать в обусловленный срок (сроки) производимые или закупаемые им товары покупателю для использования в предпринимательской деятельности или в иных целях, не связанных с личным, семейным, домашним и иным подобным использованием. К поставке товаров согласно п. 5 ст. 454 ГК РФ применяются общие положения о договоре купли-продажи, если иное не предусмотрено правилами о договоре поставки.
Статья 469 ГК РФ устанавливает обязанность продавца передать покупателю товар, качество которого соответствует договору купли-продажи, а при отсутствии в договоре условия о качестве — передать товар, пригодный для целей, для которых товар такого рода обычно используется. В случае, когда договором купли-продажи предусмотрено предоставление продавцом гарантии качества товара, продавец обязан передать покупателю товар, который должен соответствовать требованиям, предусмотренным ст. 469 ГК РФ, в течение определенного времени, установленного договором (гарантийного срока), при этом гарантия качества товара распространяется и на все составляющие его части (комплектующие изделия), если иное не предусмотрено договором купли-продажи (ст. 470 ГК РФ).
Таким образом, поставка товара ненадлежащего качества является нарушением условий договора поставки.
Должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства (п. 1 ст. 393 ГК РФ). Поскольку данная обязанность предусмотрена напрямую законом, постольку отсутствие указания на нее в договоре не освобождает должника от ее исполнения. При этом согласно ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.
В свою очередь, последняя норма относит к убыткам любые расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). Как видно из приведенной нормы, понятие убытков охватывает, в том числе, любые потери, реально понесенные лицом, чье право нарушено, по причине нарушения указанного права.
Следовательно, если понесенные покупателем расходы на возмещение убытков третьего лица имеют своей причиной именно передачу некачественного товара поставщиком, то такие расходы не являются регрессным требованием, а относятся к убыткам покупателя в виде реального ущерба.
Тем не менее вышеизложенное также указывает и на то, что сам по себе факт возмещения покупателем убытков, причиненных третьим лицам, не является бесспорным доказательством того, что такие расходы покупателя (реальный ущерб) подлежат взысканию с поставщика.
В силу ст.ст. 15 и 393 ГК РФ возмещение убытков — мера гражданско-правовой ответственности, и ее применение возможно лишь при наличии определенных условий. По требованию о взыскании убытков обстоятельствами, подлежащими доказыванию, являются: противоправность действий (бездействия) причинителя вреда, факт и размер понесенного ущерба, причинная связь между действиями причинителя вреда и возникшими убытками (п. 5 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 N 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств»). При недоказанности любого из вышеуказанных обстоятельств основания для взыскания убытков отсутствуют.
Анализ судебной практики показывает, что суды в ряде случаев принимают решения о взыскании с продавца расходов покупателя (в том числе по возмещению контрагентам кредитора убытков), вызванных ненадлежащим качеством поставленного товара. Так, например, ФАС Московского округа в постановлении от 28.12.2009 N КГ-А40/13596-09 посчитал доказанным наличие прямой причинно-следственной связи между виновными действиями ответчика, передавшего товар ненадлежащего качества, и убытками истца в виде суммы, выплаченной истцом третьему лицу в возмещение упущенной выгоды (смотрите также постановление ФАС Северо-Западного округа от 27.02.2008 N А56-24636/2006).
Таким образом, при наличии доказательств того, что убытки покупателя в виде сумм, уплаченных третьим лицам, возникли вследствие недостатков товара, за которые отвечает поставщик, указанные суммы могут быть учтены при определении размера ущерба, подлежащего взысканию с поставщика.

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
кандидат юридических наук Широков Сергей

Ответ прошел контроль качества