Постановление арбитражного суда северо кавказского округа

г. Краснодар
12 августа 2020 г. Дело N А25-2650/2019

Резолютивная часть постановления объявлена 5 августа 2020 года.

Постановление изготовлено в полном объеме 12 августа 2020 года.

Арбитражный суд Северо-Кавказского округа в составе председательствующего Прокофьевой Т.В., судей Воловик Л.Н. и Драбо Т.Н., при участии в судебном заседании, проводимом в режиме онлайн-заседания, от заявителя — акционерного общества «Кавказ-Лада» (ИНН 0901000623, ОГРН 1020900507396) — Калашьяна А.Н. (доверенность от 26.12.2018), от заинтересованного лица — Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 3 по Карачаево-Черкесской Республике (ИНН 0914000772, ОГРН 1040900967722) — Даурова Б.Х. (доверенность от 20.09.2019), рассмотрев кассационную жалобу акционерного общества «Кавказ-Лада» на постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.06.2020 по делу N А25-2650/2019, установил следующее.

АО «Кавказ-Лада» (далее — общество) обратилось в Арбитражный суд Карачаево-Черкесской Республики с заявлением к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 3 по Карачаево-Черкесской Республике (далее — инспекция) о признании недействительным решения о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения от 13.05.2019 N 11 в части начисления 18 444 030 рублей НДС, соответствующих пеней и 1 944 607 рублей штрафа.

Решением суда от 17.03.2020 требования общества удовлетворены, признано недействительным, как несоответствующее Налоговому кодексу Российской Федерации, решение инспекции от 13.05.2019 N 11 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения в части начисления 18 444 030 рублей НДС, соответствующих пеней и 1 944 607 рублей штрафа. С инспекции в пользу общества взысканы 3 тыс. рублей государственной пошлины. Суд пришел к выводу, что премии, полученные налогоплательщиком АО «Автоваз» за выполнение Программы обновления парка колесных транспортных средств, не связаны с оплатой реализованных им товаров (работ, услуг), поэтому не подлежат обложению НДС.

Постановлением от 15.06.2020 суд апелляционной инстанции отменил решение суда от 17.03.2020, отказал в удовлетворении заявления общества о признании недействительным решения инспекции от 13.05.2019 N 11 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Судебный акт мотивирован тем, что поскольку полученные обществом от АО «Автоваз» (автопроизводителя) по Программе обновления парка колесных транспортных средств денежные средства представляют собой компенсацию неполученной выручки при предоставлении скидки покупателю — физическому лицу, т. е. связаны с оплатой реализованных автомобилей и являются по своей сути доходами от реализации, то в силу положения подпункта 2 пункта 1 статьи 162 Налогового кодекса Российской Федерации (далее — Кодекс) указанные денежные средства при их фактическом получении подлежат включению в налоговую базу по НДС.

Общество обратилось в Арбитражный суд Северо-Кавказского округа с кассационной жалобой, в которой просит отменить постановление апелляционной инстанции от 15.06.2020, оставить в силе решение суда от 17.03.2020. Заявитель жалобы считает, что общество не должно было включать суммы спорных премий в налоговую базу по НДС и восстанавливать НДС, ранее принятый к вычету, исходя из фактической цены приобретенных автомобилей. Обществом правомерно не начислен и не уплачен в бюджет НДС с сумм квартальных премий, полученных от поставщика автомобилей и запасных частей в соответствии с дилерским договором. Премии не являлись платой за оказание услуги дилером и не связаны с оплатой реализованных автомобилей и запасных частей, поэтому общество, как покупатель, не должно на основании подпункта 2 пункта 1 статьи 162 Кодекса облагать НДС полученные суммы квартальной премии.

В отзыве на кассационную жалобу инспекция считает обжалуемый судебный акт законным и обоснованным и просит кассационную жалобу оставить без удовлетворения.

В судебном заседании представитель общества заявил ходатайство об отложении судебного заседания для ознакомления с отзывом и необходимостью присутствия в судебном заседании генерального директора общества.

Участвующий в судебном заседании представитель инспекции возражал против отложения рассмотрения жалобы, поскольку согласно отчету об отслеживании отправления его отзыв в адрес общества прибыл в место вручения еще 01.08.2020.

Арбитражный суд Северо-Кавказского округа, обсудив заявленное ходатайство об отложении рассмотрения кассационной жалобы, не находит оснований для его удовлетворения, поскольку в силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность решений, постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе. При рассмотрении дела арбитражный суд кассационной инстанции проверяет, соответствуют ли выводы арбитражного суда первой и апелляционной инстанций о применении нормы права установленным по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам.

Согласно пункту 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации неявка в судебное заседание арбитражного суда кассационной инстанции лица, подавшего кассационную жалобу, и других лиц, участвующих в деле, не может служить препятствием для рассмотрения дела в их отсутствие, если они были надлежащим образом извещены о времени и месте судебного разбирательства.

Таким образом, нормы Кодекса не требуют обязательного присутствия участвующих в деле лиц в суде кассационной инстанции.

Податель кассационной жалобы извещен о времени и месте судебного заседания. Новые доказательства по делу суд кассационной инстанции в силу названных норм закона принимать и исследовать не вправе. Доводы, по которым заявитель жалобы не согласен с судебными актами, достаточно подробно изложены в тексте кассационной жалобы. Необходимость выслушивать пояснения генерального директора общества в рассматриваемом случае не установлена. Отзыв инспекции в адрес общества направлен заблаговременно и согласно отчету об отслеживании отправления прибыл в место вручения еще 01.08.2020. Общество не воспользовалось возможностью ознакомиться в режиме онлайн-ознакомления с отзывом инспекции, поступившим в суд в электронном виде.

При таких обстоятельствах кассационная инстанция считает, что препятствия для рассмотрения кассационной жалобы отсутствуют. Ходатайство об отложении рассмотрения кассационной жалобы следует отклонить.

В судебном заседании представитель общества поддержал доводы, изложенные в кассационной жалобе.

Представитель инспекции в судебном заседании просил постановление апелляционной инстанции оставить без изменения, а кассационную жалобу — без удовлетворения.

Изучив материалы дела, доводы кассационной жалобы, отзыва, выслушав представителей участвующих в деле лиц, Арбитражный суд Северо-Кавказского округа считает, что жалоба не подлежит удовлетворению на основании следующего.

Как видно из материалов дела, инспекция провела выездную налоговую проверку общества по вопросам правильности исчисления, полноты и своевременности уплаты в бюджет налогов за период с 01.01.2014 по 31.12.2016, по результатам которой составила акт проверки от 16.11.2018 N 50 и вынесла решение от 13.05.2019 N 11 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, в соответствии с которым начислила обществу за 3, 4 кварталы 2014 года, 1 — 4 кварталы 2015 года, 1 — 4 кварталы 2016 года — 18 444 024 рублей НДС, 213 360 рублей налога на прибыль за 2014 год в федеральный бюджет, 1 920 240 рублей — в бюджет субъекта; за 2016 год в федеральный бюджет — 1 507 рублей, в бюджет субъекта -13 567 рублей; 1 372 рубля транспортного налога за 2014 год, за 2015 год — 1 510 рублей, за 2016 год — 2 693 рубля; пени по статье 75 Кодекса по НДС — 6 185 826 рублей, по налогу на прибыль в федеральный бюджет — 94 340 рублей, в бюджет субъекта — 849 059 рублей, по НДФЛ — 6 465 рублей, по транспортному налогу за 2014 — 2016 годы — 1 770 рублей, заявитель привлечен к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 122 Кодекса за неуплату НДС за 1 — 4 кварталы 2016 года в виде 1 944 607 рублей штрафа, за неуплату налога на прибыль за 2016 год в бюджет субъекта — 2 713 рублей; за неуплату транспортного налога — 841 рубль. Общая сумма начислений по решению от 13.05.2019 N 11 составила 29 684 194 рубля.

Решением Управления Федеральной налоговой службы России по Карачаево-Черкесской Республике от 15.08.2019 N 102 отменено решение инспекции от 13.05.2019 N 11 в части начисления 2 077 935 рублей налога на прибыль за 2014 год и соответствующего размера пени. В остальной части решение инспекции от 13.05.2019 N 11 оставлено без изменения, апелляционная жалоба общества — без удовлетворения.

Не согласившись с решением инспекции от 13.05.2019 N 11 в части начисления 18 444 030 рублей НДС, соответствующих пеней и 1 944 607 рублей штрафа, общество обратилось в арбитражный суд с заявлением.

Признавая недействительным решение инспекции от 13.05.2019 N 11 в части начисления 18 444 030 рублей НДС, 1 944 607 рублей соответствующих сумм пеней и штрафа, Арбитражный суд Карачаево-Черкесской Республики пришел к выводам о том, что общество в рамках реализации автомобилей по Программе обновления парка колесных транспортных средств не совершило операций, признаваемых объектом налогообложения по НДС, вследствие чего у него отсутствует обязанность по исчислению НДС с премий, полученных от АО «Автоваз».

Отменяя решение суда и отказывая обществу в удовлетворении заявленных требований, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что в Федеральном законе от 02.12.2013 N 349-ФЗ (в редакции от 26.12.2014) «О федеральном бюджете на 2014 год и на плановый период 2015 и 2016 годов» отсутствуют субсидии на возмещение потерь в доходах торговых организаций, вследствие чего программа АО «Автоваз» «Премия за реализацию автомобилей в рамках программы обновления парка колесных транспортных средств» в спорном периоде (3, 4 кварталы 2014 года, 2015 — 2016 годы) не может рассматриваться как реализованная в рамках Правил предоставления за счет средств федерального бюджета субсидий на возмещение потерь в доходах торговых организаций при продаже новых автотранспортных средств российского производства со скидкой физическим лицам, сдавшим вышедшее из эксплуатации автотранспортное средство на утилизацию, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 31.12.2009 N 1194, которыми установлены порядок и условия получения таких субсидий, а полученные обществом денежные средства не могут рассматриваться в качестве субсидий от государства.

Руководствуясь статьями 39, 146, 153, 164, 162, 166, 167 Кодекса, суд апелляционной инстанции признал, что выплаченные обществу премии связаны с оплатой реализованных товаров и являются по своей сути доходами от реализации, подлежащими включению в налоговую базу по НДС при их фактическом получении.

Так, в силу подпункта 1 пункта 1 статьи 146 Кодекса объектом обложения НДС признается реализация товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации.

Согласно пункту 1 статьи 39 Кодекса реализацией товаров, работ, услуг организацией или индивидуальным предпринимателем признается соответственно передача на возмездной основе (в том числе обмен товарами, работами, услугами) права собственности на товары, результатов выполненных работ одним лицом для другого лица, возмездное оказание услуг одним лицом другому лицу, а в случаях, предусмотренных Кодексом, передача права собственности на товары, результатов выполненных работ одним лицом для другого лица, оказание услуг одним лицом другому лицу — на безвозмездной основе.

При определении налоговой базы выручка от реализации товаров (работ, услуг), передачи имущественных прав определяется исходя из всех доходов налогоплательщика, связанных с расчетами по оплате указанных товаров (работ, услуг), имущественных прав, полученных им в денежной и (или) натуральной формах (пункт 2 статьи 153 Кодекса).

Согласно подпункту 2 пункта 1 статьи 162 Кодекса налоговая база, определенная в соответствии со статьями 153 — 158 Кодекса, увеличивается на суммы полученных за реализованные товары (работы, услуги) в виде финансовой помощи, на пополнение фондов специального назначения, в счет увеличения доходов либо иначе связанных с оплатой реализованных товаров (работ, услуг).

Согласно пункту 4 статьи 166 Кодекса общая сумма НДС исчисляется по итогам каждого налогового периода с учетом всех изменений, увеличивающих или уменьшающих налоговую базу в этом налоговом периоде.

Согласно изменениям, вступившим в силу с 01.07.2013, статья 154 Кодекса дополнена пунктом 2.1, в соответствии с которым выплата (предоставление) продавцом товаров (работ, услуг) их покупателю премии (поощрительной выплаты) за выполнение покупателем определенных условий договора поставки товаров (выполнения работ, оказания услуг), включая приобретение определенного объема товаров (работ, услуг), не уменьшает для целей исчисления налоговой базы продавцом товаров (работ, услуг) (и применяемых налоговых вычетов их покупателем) стоимость отгруженных товаров (выполненных работ, оказанных услуг), за исключением случаев, когда уменьшение стоимости отгруженных товаров (выполненных работ, оказанных услуг) на сумму выплачиваемой (предоставляемой) премии (поощрительной выплаты) предусмотрено указанным договором.

Таким образом, необходимость корректировки налоговых вычетов поставлена законодателем с 01.07.2013 в зависимость от условий соответствующих договоров, подлежащих оценке судами по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, однако это может привести лишь к уменьшению налоговой базы конкретного налогового периода за счет применения покупателем налоговых вычетов и не влияет на определение его доходов (выручки от реализации товаров (работ, услуг), суммы полученных за реализованные товары (работы, услуги) в виде финансовой помощи, на пополнение фондов специального назначения, в счет увеличения доходов либо иначе связанных с оплатой реализованных товаров (работ, услуг)), формирующих налоговую базу по НДС.

АО «Автоваз» с обществом ОАО «СтавропольЛада» (с 15.06.2016 согласно выписке из ЕГРЮЛ его правопреемник — общество) заключен дилерский договор от 06.11.2013 N 269675 (далее — Дилерский договор), согласно которому АО «Автоваз» поручает, а общество (дилер) принимает на себя обязательства по реализации под товарными знаками АО «Автоваз» от своего имени и за свой счет автомобилей, предварительно приобретенных у АО «Автоваз» на условиях соглашения о поставке автомобилей (приложение N 4 к Дилерскому договору), предоставление клиентам услуг послепродажного обслуживания автомобилей на условиях заключенного между АО «Автоваз» и дилером соглашения о гарантийном и техническом обслуживании автомобилей марки ЛАДА (Приложение N 9 к Дилерскому договору); принимает иные обязательства, предусмотренные Дилерским договором (раздел 2 Дилерского договора).

Соглашением о поставке автомобилей (приложение N 4 к Дилерскому договору) предусмотрено, что дилером формируется заказ на поставку автомобилей на планируемый месяц; АО «Автоваз» подтверждает заказ дилера и производит отгрузку автомобилей после предварительной оплаты 100 % стоимости автомобилей, предусмотренных к поставке в согласованном заказе; АО «Автоваз» вправе предоставить дилеру скидку; цена фиксируется на дату зачисления денежных средств дилера на расчетный счет АО «Автоваз» (пункт 4.1.1 соглашения о поставке автомобилей).

Суд апелляционной инстанции установил и материалами дела подтверждается, что общество некоторые автомобили, подпадающие под акции АО «Автоваз», реализует по цене ниже цены их приобретения, то есть, по цене, рекомендованной АО «Автоваз».

Согласно пункту 19.1 Дилерского договора и соглашения о выплате премии в рамках выполнения дилером обязательств по Дилерскому договору АО «Автоваз» имеет право выплачивать дилеру премии за участие в акции в период действия акции.

Как видно из материалов дела, общество в рамках Программы обновления парка колесных транспортных средств принимало участие в данной акции и реализовало поставленные АО «Автоваз» автомобили со скидкой потребителям, участвующим в указанной Программе.

Условия участия общества в Программе определены в соглашению (т.ф. N 632 от 03.09.2014, N 278917 от 08.10.2014) к Дилерскому договору (т. 6, л. д. 115 — 116), согласно АО «Автоваз» обязался осуществлять отгрузку автомобилей обществу и возмещать расходы, связанные с предоставлением обществом скидок потребителям, в виде выплаты премии.

Налогооблагаемая база по НДС определена заявителем исходя из фактически уплаченной покупателями цены автомобиля без учета выплаченных АО «Автоваз» обществу премий.

За участие в указанной Программе АО «Автоваз» перечислило на расчетный счет общества премии в сумме 16 020 тыс. рублей (в 2014 году), 48 910 тыс. рублей (в 2015 году), 63 705 тыс. рублей (в 2016 году). Размер премий определяло АО «Автоваз» и за каждый реализованный автомобиль составил 50 тыс. рублей либо 25 тыс. рублей.

Суммы полученных премий общество отражало на счете 91.01 «Прочие доходы и расходы».

Таким образом, при реализации автомобиля по Программе обновления парка колесных транспортных средств со скидкой покупателю в размере 25 тыс. рублей или 50 тыс. рублей АО «Автоваз» возмещало обществу указанную сумму скидки. При этом общество не включало суммы выплаченных премий в налоговую базу по НДС и не восстанавливало НДС, ранее принятый к вычету исходя из фактической цены приобретенных автомобилей.

Тот факт, что выплата премии по указанной Программе не сопровождалась оформлением уменьшения стоимости уже поставленных обществу автомобилей, не опровергает компенсационный характер данных выплат, названных премией, но имеющих цель возместить обществу неполученную выручку при реализации автомобилей физическим лицам по сниженным ценам (с предоставлением скидки).

На основании установленных фактических обстоятельств, приняв во внимание, что размер премии равен размеру скидки, предоставленной физическому лицу, суд апелляционной инстанции пришел к выводам, что денежные средства, полученные обществом от АО «Автоваз» по Программе обновления парка колесных транспортных средств, представляют собой компенсацию неполученной выручки при реализации автомобилей физическим лицам по сниженным ценам (с предоставлением скидки), то есть связаны с оплатой реализованных автомобилей и подлежат включению в налоговую базу по НДС на основании подпункта 2 пункта 1 статьи 162 Кодекса, в соответствии с которой налоговая база увеличивается на суммы полученных за реализованные товары (работы, услуги) в счет увеличения доходов либо иначе связанных с оплатой реализованных товаров (работ, услуг).

Аналогичная позиция поддержана в определении Верховного Суда Российской Федерации от 12.03.2018 N 308-КГ18-190.

Ссылки суда первой инстанции в решении и заявителя в кассационной жалобе на судебную практику несостоятельны, поскольку указанные ими судебные акты приняты с учетом иных фактических обстоятельств.

Выводы суда апелляционной инстанции сделаны на основе всестороннего и полного исследования материалов дела и им не противоречат.

Доводы, изложенные в кассационной жалобе, по существу направлены на переоценку фактических обстоятельств дела, установленных судом, иную оценку доказательств, представленных в материалы дела, и подлежат отклонению, как заявленные за пределами полномочий суда кассационной инстанции (статья 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Шестнадцатый арбитражный апелляционный суд правильно применил нормы материального права и не допустил нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в любом случае основаниями для отмены принятого судебного акта.

С учетом изложенного кассационная жалоба не подлежит удовлетворению.

Руководствуясь статьями 274, 286 — 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Северо-Кавказского округа

ПОСТАНОВИЛ:

постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.06.2020 по делу N А25-2650/2019 оставить без изменения, а кассационную жалобу — без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Председательствующий Т.В. Прокофьева
Судьи Л.Н. Воловик
Т.Н. Драбо

История

Прототипом арбитражных судов в дореволюционной России были коммерческие суды, рассматривавшие торговые и вексельные дела, дела о торговой несостоятельности.

В первые годы после Октябрьской революции в условиях слаборазвитых товарно-денежных отношений судебные споры между казенными учреждениями не допускались (Декрет о суде 2 // СУ РСФСР 1917-1918. 26.Ст.347). Разногласия между предприятиями и организациями решались в административном порядке вышестоящими органами управления.

С развитием хозяйственных отношений появилась необходимость в создании специального органа по разрешению споров между государственными предприятиями и организациями. В1922 году, с этой целью, в России были созданы арбитражные комиссии. Имущественные споры между государственными учреждениями и предприятиями разных ведомств решались Высшей арбитражной комиссией при Совете Труда и Обороны и арбитражными комиссиями при областных экономических совещаниях, а затем совнаркомах автономных социалистических республик, арбитражными комиссиями при исполкомах областей и губерний.

В мае 1931 года в системе органов управления был образован государственный арбитраж, призванный разрешать имущественные споры между учреждениями, предприятиями и организациями социалистического хозяйства. Образовалось два вида арбитража — государственный и ведомственный. В государственном арбитраже разрешались споры предприятий и организаций различного подчинения, в ведомственном — подчинения одному ведомству (министерству, комитету, и т.д.).

Последний этап развития госарбитража связан с принятием законодательства о нем. В 1977 году, после принятия Конституции СССР, Арбитраж был признан конституционным органом. Организация и порядок деятельности органов госарбитража впервые определялись Законом «О Государственном арбитраже в СССР», который был принят 30 ноября 1979 года.

В Российской Федерации госарбитраж руководствовался Положением о Государственном арбитраже, утвержденном постановлением Совета Министров РСФСР от 5 декабря 1980 года.

В 1991 году система арбитражей была отменена Постановлением Верховного Совета РСФСР о введении в действие Закона РСФСР «Об арбитражном суде», принятым 4 июля 1991 года. Замена системы арбитражей арбитражными судами предопределялась новыми экономическими условиями перехода к рыночным отношениям, существования нескольких форм собственности.

После принятия Конституции Российской Федерации, первой части нового Гражданского кодекса РФ, другого законодательства, появилась необходимость в новом законе об арбитражных судах.

В 1995 году был принят Федеральный Конституционный Закон «Об арбитражных судах в Российской Федерации» и Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации, которые в настоящее время определяют систему, состав и структуру арбитражных судов и процессуальную форму их деятельности.

Место в судебной системе

Десять окружных судов — первые в новейшей истории России, не связанные с административно-территориальным делением и вовсе избавленные от какого-либо давления. В этом заключается важнейшая гарантия как независимости судебной системы, так и осуществляемого правосудия.

С точки зрения устойчивости системы организации общества судебная власть, бесспорно, является ее стабилизирующим элементом.

Цели кассационного производства, вытекающие из сущности данного процессуального института, получившие нормативное закрепление в статьях 274 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не только сводятся к объективному разрешению спора, но и направлены на обеспечение единообразной судебной практики путем проверки законности решений арбитражных судов субъектов Российской Федерации, принятых ими в первой и апелляционной инстанциях.

Между арбитражными судами округов и арбитражными судами субъектов Федерации отсутствуют отношения административной подчиненности. Они действуют в качестве самостоятельных юридических лиц; суды округов не вправе давать обязательные указания нижестоящим судебным инстанциям по вопросам ведения хозяйственной, финансовой, организационной, кадровой деятельности.

Характер арбитражного суда округа как вышестоящей судебной инстанции по отношению к арбитражному суду первой и апелляционной инстанции в процессуальном смысле проявляется в том, что указания арбитражного суда, рассматривающего дело в кассации, излагаются в постановлении по конкретному делу и обязательны для арбитражного суда вновь рассматривающего данное дело (часть вторая подпункт 15 пункта 2 статьи 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Специфика правоприменения в арбитражном суде кассационной инстанции предопределяется целями и функциями арбитражного судопроизводства в кассационной инстанции и заключается не в рассмотрении и разрешении спора между его участниками, а в проверке законности принятого судебного акта, чем и достигается эффект защиты прав заинтересованных лиц.