Права и обязанности эксперта АПК

Участие экспертов в арбитражном процессе спровоцировано необходимостью арбитражного суда получить информацию, требующую специализированных познаний по вопросам, касающимся рассматриваемого дела.
Согласно замечанию А. Ф. Клеймана, процессуальное положение экспертов, которые имеют право присутствия на заседании суда и делают собственные выводы на базе ознакомления с доказательства, касающимися дела, сильно отличается от положения свидетелей, являющихся «историками происшедшего», которые сообщают суду только факты, видимые ими до процесса. К. С. Юдельсон в собственном специализированном исследовании, которое было посвящено видам доказательств в рамках гражданского процесса, отметил, что к назначаемому экспертом лицу предъявляют не только требование повышенной квалификации, но и также заинтересованности в результате дела. По этой причине назначение эксперта представляет собой очень ответственный момент, и выбор надлежащего кандидата влияет на признание достоверности экспертизы.
В дореволюционных книгах взгляды ученых относительно роли эксперта в процедуре разрешения дел судами были разными. Некоторые считали, что заключение экспертов не обязательно ни для суда, ни для сторон. Другие говорили, что юрист обязан повиноваться и доверять изречениям эксперта. По мнению Е. Л. Владимирова, эксперт практически является научным судьей, а судьи должны следовать за экспертами подобно тому, как слепой следует за поводырем.
В современной и советской процессуальной науке концепт силы экспертного заключения не может рассматриваться в теории, потому у суда есть право не соглашаться с доводами эксперта и решать дело на базе других доказательств.
Большое значение имеет участие эксперта в арбитражном процессе в наши дни. Во время после принятия АПК РФ в 2002 г. юридическая литература изобилует публикациями, которые посвящены общим вопросам доказательств и особенной роли экспертной деятельности.
Обязанности и права эксперта, которые он реализует в рамках процессуальных арбитражных правоотношений, управляются совокупностью норм ст. 55, 82, 83, 84, 85, 86, 87 АПК РФ:
1. Эксперт может заявить себе самоотвод до старта рассмотрения дела (или в процессе его разрешения, если основание для самоотвода стало ему известным после старта рассмотрения дела);
2. Эксперт может знакомиться с материалами дела, принимать участие в заседаниях суда, спрашивать участвующих в деле лиц и свидетелей, заявлять ходатайство о том, чтобы ему были предоставлены дополнительные материалы;
3. Эксперт может отказаться от того, чтобы дать заключение по выходящим за рамки его специальных познаний вопросам, если имеющиеся в его распоряжении материалы являются недостаточными для того, чтобы дать заключение;
4. При осуществлении комиссионной экспертизы более чем двумя экспертами в случае появления разногласий между экспертами любой из экспертов, которые принимали участие в проведении экспертизы, обладает правом дачи отдельного заключения, касающегося вопросов, вызвавших экспертные разногласия;
5. Эти же правила можно применить в случае появления разногласий между экспертами, которые проводили комплексную экспертизу;
6. Эксперт имеет право включить в заключение выводы, касающиеся обстоятельств, имеющих значение для дела и в отношении которых ему не поставили вопросы в определении, касающемся назначения экспертизы;
7. Эксперт может потребовать возмещения расходов, которые связаны с вызовом в суд. Кроме того, эксперты получают награду за работу, которая выполнена ими в соответствии с поручением арбитражного суда, когда данная работа не входит в область их служебных полномочий как сотрудников судебно-экспертных государственных учреждений. Размер подобного вознаграждения определяет суд в соответствии с согласованием с людьми, которые участвуют в деле, а также по соглашению с экспертом.
8. Эксперт должен выдвинуть объективное заключение относительно поставленных вопросов в срок, который установлен судом относительно определения о назначении экспертизы. Данная обязанность на самом деле закреплена законом, так как эксперта предупреждают об уголовной ответственности за предоставление изначально ложного заключения, и он подписывается под этим. Эксперт должен составлять экспертное заключение в соответствии с формой, которая установлена законом – ст. 86 АПК РФ. К данному документу предъявляют довольно строгие требования.
9. Эксперт должен по вызову из арбитражного суда прийти в суд и по оглашении в заседании суда его заключения имеет право дать требуемые разъяснения, и обязан отвечать на дополнительные вопросы людей, которые участвуют в деле, и суда. Как и в случае неявки в заседание суда свидетеля, в случае неявки эксперта в заседание суда по вызову суда арбитражный суд имеет право наложения на него судебного штрафа.
Виталий Городецкий

Определение Верховного Суда РФ от 24.04.2017 N 310-ЭС17-2315 по делу N А83-529/2015 Требование: О пересмотре в кассационном порядке судебных актов о наложении судебного штрафа по делу о взыскании задолженности по договору строительного подряда. Решение: В передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ отказано, так как имелись основания для наложения штрафа за нарушение срока проведения экспертизы и несвоевременное представление в суд заключения экспертизы на руководителя экспертного учреждения.

Удовлетворяя заявление о наложении штрафа на руководителя экспертной организации, суды, руководствуясь положениями частей 1, 2 статьи 16, части 1 статьи 19, части 6 статьи 55, статей 119, 120 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, абзаца 5 статьи 14 Федерального закона от 31.05.2001 N 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» (в ред. Федерального закона от 28.06.2009 N 124-ФЗ), установив, что эксперт своевременно не уведомил суд о наличии уважительных причин, препятствовавших проведению экспертизы в течение 30 календарных дней, не ходатайствовал перед судом о продлении срока представления в суд заключения экспертизы и не представил в суд заключение экспертизы в срок, указанный в определении от 10.08.2015, пришли к выводу о наличии оснований для наложения штрафа за нарушение срока проведения экспертизы и несвоевременное представление в суд заключения экспертизы на руководителя названного экспертного учреждения.

Определение Верховного Суда РФ от 16.03.2017 N 310-ЭС17-599 по делу N А62-6916/2014 Требование: О пересмотре в кассационном порядке судебных актов по делу о признании права на долю в уставном капитале, признании недействительной государственной регистрации изменений, внесенных в Единый государственный реестр юридических лиц, о прекращении права на долю. Решение: В передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного Суда РФ отказано, так как суды пришли к правильному выводу о том, что истец лишился доли помимо своей воли, так как не подписывал заявление о выходе из состава участников хозяйствующего субъекта.

Общество ссылается на то, что апостиль на документах, представленных истцом, противоречит Гаагской конвенции от 05.10.1961; подписка о предупреждении об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения у экспертов Харламенкова В.И. и Лопухова А.О. по статье 307 Уголовного кодекса Российской Федерации судом в нарушение процессуальных норм пункта 5 статьи 55 АПК РФ, а также статьи 80 и 171 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее — Гражданский кодекс) не отбиралась; права и обязанности эксперта в соответствии с пунктом 5 статьи 153 АПК РФ не разъяснялись.

Определение Верховного Суда РФ от 20.01.2017 N 307-ЭС16-18978 по делу N А05-11212/2015 Требование: О пересмотре в кассационном порядке судебных актов по делу об обязании устранить недостатки в выполненных работах по государственному контракту. Решение: В передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ отказано, поскольку суд пришел к правильному выводу о наличии необходимого профессионального образования эксперта и отсутствии достаточных доказательств признания его заинтересованности или предвзятости по настоящему делу.

Суды, оценив в соответствии с правилами главы 7 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные в материалы дела доказательства, руководствуясь положениями статей 55, 82, 144, 146, 147 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, разъяснениями, данными в пунктах 18 — 20 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 04.04.2014 N 23 «О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами законодательства об экспертизе», установив наличие необходимого профессионального образования эксперта Пурышева С.А. и отсутствие достаточных доказательств признания его заинтересованности или предвзятости по настоящему делу, обоснованно отказали заявителю в удовлетворении ходатайства о возобновлении производства по делу и замене эксперта.

Эксперт не может принимать участие в рассматривании дела и подлежит отводу в соответствии с основаниями, которые указаны в статье 16 Кодекса.
Помимо этого, в качестве оснований для отвода эксперта рассматриваются:
Служебная или другая зависимость эксперта при разбирательстве дела или в прошлом от людей, которые участвовали в деле, либо их представителей;
Производство экспертом ревизии, материалы которой являются основанием, либо поводом для того, чтобы обратиться в арбитражный суд, или применяются во время рассмотрения дела.
Участие эксперта в предыдущем рассмотрении это дела в качестве эксперта нельзя рассматривать основанием для его отвода.
Чтобы гарантировать беспристрастность правосудия, законодательство обязывает эксперта заявлять самоотвод в случае наличия обстоятельств, которые указаны в ст. 16 и 17 АПК.
Отвод и самоотвод необходимо заявить до старта рассмотрения дела. Это означает, что в результате любой временной остановки разбирательства суда, когда дело рассматривается сначала: в случае отложения рассмотрения дела, возобновления остановленного по делу производства, однако не после того, как объявлен перерыв по делу согласно ст. 117 АПК, могут либо должны быть заявлен самоотвод или отвод. В процессе рассмотрения дела самоотвод или отвод могут быть заявленными лишь в ситуации, когда основание самоотвода или отвода стало известным заявителю после старта рассмотрения дела (например, о том, что один судья, рассматривающий дело о банкротстве, является кредитором должника, стало известно другому кредитору в процессе разбирательства при ознакомлении с полным перечнем кредиторов).
Участниками арбитражного процесса, которых можно отвести, в ст. 43 Кодекса являются эксперты в связи с их особенной ролью. Экспертом является лицо, которое обладает специализированными знаниями и дает соответствующее заключение. Часто решение по делу основывается именно на экспертном заключении. Именно по этой причине эксперт подлежит отводу по ровно тем же основаниям, как и судья (необходимо обратиться к комментарию к ст. 16 АПК).
Но основания для того, чтобы отвести эксперта, законодательство также связывает с его служебной, либо иной деятельностью в прошлые годы или настоящее время. Служебная зависимость может быть спровоцированной совместной деятельностью, которая основана на отношениях подконтрольности и подчиненности. Зависимость другого рода может проистекать из внедоговорных или договорных связей. По ревизией понимают каждое обследование (частичное, либо полноценное), выводы которого применяются в рамках судебного разбирательства.
В предыдущей редакции Кодекса одним из оснований для отвода эксперта является его некомпетентность. Сейчас данное основание полностью отсутствует. Лицо, у которого отсутствуют специализированные познания, которые являются необходимыми с целью дачи заключения, если и будет призванным в роли эксперта, не будет иметь возможности представления арбитражному суду квалифицированного заключения. Помимо этого, экспертное заключение, как одно из возможных доказательств, подлежит вместе с иными доказательствами оценке и его могут принять в связи с недостаточной обоснованностью. Кроме того, необходимо также учитывать, что у эксперта есть возможность отказать от дачи заключения, когда у него отсутствуют необходимые для этого познания (смотрите часть 3 статьи 45 Кодекса).
В результате закон дает процессуальные возможности с целью устранения из процесса эксперта. Само участие эксперта в ранее состоявшемся процессе по этому делу, вне зависимости от инстанции, в которой проходил этот процесс, не может являться основанием для его отвода.
Самоотвод обязан заявить судебный эксперт до момента рассмотрения дела. Вместе с общими основаниями для отвода участников процесса есть специфические основания для того, чтобы произвести самоотвод судебного эксперта:
Служебная или другая зависимость, в которой состоял эксперт от лица, принимавшего участие в деле;
Некомпетентность эксперта;
Личный интерес в завершении дела.
В дополнение к этому в арбитражном процессе приводится еще одно необычное основание (статья 23 АПК РФ), в соответствии с которым можно произвести отвод эксперта. Это осуществление проверки знающим лицом проверки или ревизии, материалы которой использовались в качестве повода для того, чтобы обратиться в арбитражный суд, либо применяются во время рассмотрения дела.
Иных оснований для того, чтобы отвести судебного эксперта от разбирательства не имеется, к примеру: требование о наличии аккредитации, лицензии, членства в определенном профессиональном объединении, высшего образования, высшего профильного образования и т.д.
Виталий Городецкий

В рамках экономических споров достаточно часто (и в последнее время, к сожалению, всё чаще) возникает необходимость проведения почерковедческих экспертиз.

Экспертиза согласно ст.82 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) является одним из доказательств по делу, которое наравне с другими доказательствами должно оцениваться судом на предмет достоверности. Конечно согласно ст.71 АПК РФ никакие доказательства не имеют для арбитражного суда заранее установленной силы. На практике же заключение эксперта, безусловно, обладает большим доказательственным весом, по сравнению с другими видами доказательств. Отчасти, по моему мнению, это связано с тем, что эксперт обладает соответствующими узкими специальными знаниями по вопросам, которые не могут быть разрешены и оценены юристами в рамках судебного дела самостоятельно. Во-вторых, определенную роль в этом вопросе играет тот факт, что эксперт предупреждается об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения.

Такое положение вещей (некий доказательственный приоритет экспертного заключения) опасно тем, что в случае возникновения ошибки сознательной или случайной крайне сложно в арбитражном процессе это выявить, ещё сложнее доказать и исправить. Безусловно, существует возможность назначения повторной экспертизы, но те, кто сталкивался с такой необходимостью, представляют, каких усилий это стоит, и насколько неохотно на это идут суды.

Когда выводы эксперта вызывают сомнения, юристу для полноценного анализа необходимо обратить внимание на следующие узловые моменты при ознакомлении с заключением:

  1. Выявить ошибки, неточности и нестыковки в рамках самого экспертного заключения (процессуальные и фактические). Все ли стадии исследования эксперт произвёл, всё ли отразил в заключении, насколько чётко и последовательно был сделан анализ образцов и т.д..

Какие нарушения могут быть:

1.1. Например, эксперт пропустил стадию микроскопического исследования самого спорного документа и непосредственно подписи на предмет выявления (наличия/отсутствия) признаков технической подделки при их выполнении (изменения первоначального текста документа, сумм, монтажа, подгонки текста под имеющуюся подпись, карандашную подготовку и т.д.). Обязательность данной стадии описана в специальной литературе, и её проведение должно быть отражено в заключении.

1.2. Эксперт не устанавливает (не исследует) условия выполнения спорной подписи: (рукописная ли она вообще, каков материал документа, присутствовала ли подложка (мягкая, жесткая), определение пишущего прибора (ручка, карандаш, фломастер, выполнение через копировальную бумагу и т.п.).

1.3. Эксперт не исследовал подпись и ее рукописную расшифровку вместе, как единый почерковый материал для устранения проблемы информационного дефицита такого краткого почеркового объекта как подпись.

1.4. Эксперт указывает, на существование «сбивающих факторов» при выполнении спорной подписи, но при этом одновременно делает вывод об отсутствии признаков снижения темпа и координации движений, которые должны указывать на выполнение подписи под действием сбивающих факторов.

1.5. Экспертом не проведено детальное исследование сравнительных образцов. Это имеет принципиальное значение. Ход такого исследования и выводы также должны быть отражены непосредственно в заключении эксперта.

Многие эксперты в случае вызова в судебное заседание заявляют, что те или иные действия были произведены, однако не отражались в заключении. Более того, существует мнение, что это не обязательно, якобы эксперт всё делает по своему усмотрению, а в случае возникновения вопросов может прояснить их при вызове в суд. Уверена, что это необоснованно вольное толкование закона, поскольку согласно ст.86 АПК РФ в заключении эксперта должно быть отражено: содержание и результаты исследований с указанием примененных методов (подп.7 п.2 ст.86 АПК РФ); оценка результатов исследований, выводы по поставленным вопросам и их обоснование (подп.8 п.2 ст. 86 АПК РФ). Действительно, каким образом, суд может дать оценку заключению эксперта как доказательству, если в экспертном заключении отсутствует необходимая информация?

Итак, эксперт обязан перед исследованием установить достоверность всех представленных образцов. Согласно методике это достигается путем проведения сравнительного исследования неудостоверенных образцов между собой (свободных) с достоверными (экспериментальными). В противном случае не удостоверенные образцы не могут быть положены экспертом в основу сравнительного исследования. Таким образом, сложится ситуация, при которой эксперт проводит исследование с необработанными вводными данными.

  1. Определиться, не противоречат ли выводы эксперта другим доказательствам по делу.

В соответствии со ст.71 АПК РФ доказательство признается арбитражным судом достоверным, если в результате его проверки и исследования выясняется, что содержащиеся в нем сведения соответствуют действительности. При этом каждое доказательство подлежит оценке арбитражным судом наряду с другими доказательствами, и, что немаловажно, во взаимосвязи с другими доказательствами.

В одном из моих дел заключение эксперта о подлинности подписи противоречило показаниям потенциального подписанта и документам, подтверждающим что данное лицо в указанный период находилось в другом месте и подписать соответствующие документы физически не могло. Здесь необходимо обратить внимание суда на то, что не только эксперт предупреждается об уголовной ответственности, но и свидетель при даче показаний. Поэтому основания для того, чтобы придавать большую доказательственную значимость заключению эксперта по сравнению с показаниями свидетеля отсутствуют.

Нужно помнить также тот нюанс, что результаты оценки доказательств суд обязан отразить в судебном акте, в том числе указать конкретные мотивы принятия или отказа в принятии доказательств. Если суд не обоснует игнорирование показаний свидетеля, например, и примет решение на основании только выводов эксперта, это будет служить весомым аргументом при обжаловании судебного акта.

  1. Установить, на все ли поставленные вопросы эксперт дал ответы.

В данном случае, если эксперт не дал ответ на какой-либо из поставленных вопросов (по технической или иной причине) имеются основания для назначения повторной экспертизы. Если для ответа на вопрос необходимо провести дополнительные исследования и ответить на дополнительные вопросы, то подлежит назначению дополнительная экспертиза.

Если с этой ситуацией всё более или менее понятно, то что делать в случае, когда эксперт даёт ответы на вопросы, которые не были заданы и не были обозначены в определении суда о назначении экспертизы?

В моей практике был такой случай, когда эксперт не смог дать ответ на основной вопрос о подлинности подписи в передаточном документе, однако установил подлинность подписи на доверенности, которая не была предметом исследования. В моем случае это не влияло на ход судебного спора и не повлияло на его исход. Однако если подходить к этому случаю строго, то эксперт одновременно с установлением подлинности подписи в доверенности не обозначил тот факт, что в этом документе в разделе дата была сделана техническая подчистка, которая была видна невооруженным глазом. То есть документ имел другие существенные пороки, на которые эксперт почему-то не указал. Всё, безусловно, зависит от обстоятельств конкретного дела, однако, считаю, что при возникновении таких казусов, назначения дополнительной экспертизы не избежать.

В упомянутом выше случае суд первой инстанции лояльно отнесся к тому, что был дан ответ на вопрос, который не был заявлен в определении арбитражного суда. Если же анализировать ситуацию с точки зрения требований закона, то согласно ст. 82 АПК РФ круг и содержание вопросов, по которым должна быть проведена экспертиза, определяются арбитражным судом. Эксперт не вправе самостоятельно ставить перед собой вопросы и отвечать на них, так же как проводить самостоятельный поиск документов и ставит перед собой вопросы, не указанные в определении о назначении экспертизы и не относящееся к спорному документу.

Ещё одним важным моментом является то, насколько однозначными являются выводы эксперта. В моей практике однажды сложилась ситуация, когда эксперт сделал вероятностный вывод по вопросу достоверности и принадлежности подписи, и арбитражный суд посчитал, что этого достаточно, для того, чтобы считать факт установленным. Однако суд апелляционной инстанции такое решение суда первой инстанции отменил, ссылаясь на то, что «эксперт не смог с достаточной уверенностью ответить на поставленный перед ним вопрос». И этот подход, по моему мнению, является единственно верным, поскольку вероятное суждение носит предположительный характер и не является доказательством.

Конечно, помимо всего выше указанного, важно занять очень активную позицию ещё на стадии назначения экспертизы. И дело тут не только в том, чтобы в обязательном порядке со своей стороны предложить суду несколько достойных учреждений (организаций), которые проводят такие экспертизы. Очень важно сформулировать грамотные вопросы. Задать несколько вопросов, уточняющих друг друга, чтобы не было возможности дать на них уклончивые, вероятностные или двусмысленные ответы.

Важно ещё на стадии назначения экспертизы предоставить корректные свободные образцы (то есть те, которые являются достоверными), проанализировать отобранные судом для проведения экспертизы образцы и в случае сомнений или несогласия — заявить это суду.

Я столкнулась в одном из своих процессов с ситуацией, когда арбитражный суд в качестве свободных образцов приобщил документы, представленные нашими оппонентами, которые содержали очевидные подчистки и несколько исправлений. В частности, исследуемая подпись была обведена несколько раз шариковыми ручками разного цвета. Такие ситуации тоже случаются. Считаю, что в таких обстоятельствах нужно своё мнение донести и до суда, и до эксперта в письменном виде. Для этого я составляю письменные пояснения для эксперта, в которых подробно отражаю свою правовую позицию, видение обстоятельств дела и сомнения в отношении подлинности документов, подписей, печатей, времени изготовления документа и т.д.). Впервые с такой практикой я столкнулась несколько лет назад. Одна из судей арбитражного суда, помимо вопросов для эксперта, настоятельно просила стороны сделать такие развёрнутые письменные пояснения. Это не предусмотрено АПК РФ, однако и не запрещено, поэтому я в своей практике таким инструментом пользуюсь. Это позволяет обратить внимание эксперта на детали, которые ввиду большого объема материалов дела или по другим причинам могут ускользнуть от его внимания. Кроме того, нельзя забывать о человеческом факторе: такой подход демонстрирует Вашу активную процессуальную позицию, компетентность и, как следствие, в определённой степени дисциплинирует эксперта при выполнении исследования.

Заключение эксперта в любом судопроизводстве имеет важнейшее доказательственное значение. Заключение эксперта считается средством доказывания, как правило, заслуживающим особого доверия, и в случае возникновения сомнений многие судьи полагаются на показания эксперта, т.е. обычно ограничиваются допросом эксперта.

При проведении повторной экспертизы эксперт не правомочен оценивать первичное заключение, однако в случае расхождения результатов первичной и повторной экспертиз он должен объяснить суду причины такого расхождения. Таким образом, повторная экспертиза является не только способом получения нового доказательства, но и эффективным методом проверки обоснованности и достоверности заключения первичной экспертизы.

«Допрос эксперта» в гражданском и арбитражном процессуальном законодательстве содержится в соответствующих статьях закона и обладает тем же доказательственным значением, что и показания эксперта в уголовном судебном производстве. Его порядок регламентируется ст. 187 ГПК РФ и ч. 3 ст. 86 АПК РФ, в соответствии с которыми после оглашения заключения эксперта в судебном заседании эксперту могут быть заданы вопросы в целях разъяснения (пояснения) и дополнения заключения.

Допрос эксперта – это дополнительная возможность разъяснить сторонам отдельные положения исследований, понять и уточнить сделанные выводы. На практике экспертам при допросе в суде часто приходится обосновывать правомерность и целесообразность применения методик и технических средств, которые они использовали при исследовании; отстаивать правильность проведенных расчетов и т.п.

Отвечая на вопросы, эксперт имеет возможность выдвинуть дополнительные аргументы в обоснование сделанных им выводов, сослаться на справочную литературу; объяснить, почему в основу вывода положены те или иные признаки, какова достоверность полученных результатов, на чем основаны его расчеты и выводы. Это подтверждает и судебная практика.

Отвечая на вопросы сторон и суда, эксперт своими показаниями-разъяснениями и дополнениями должен способствовать правильному пониманию сторонами и судом его заключения, надлежащей его оценке.

В отличие от свидетелей эксперт не подлежит удалению из зала суда до его допроса (дачи показаний). Он должен присутствовать в зале с самого начала судебного разбирательства. Эксперт может участвовать в допросе участвующих в деле лиц и свидетелей, задавать вопросы, выяснение которых имеет отношение к предмету экспертизы (ч. 3 ст. 85 ГПК РФ, ч. 3 ст. 55 АПК РФ).

При допросе эксперта судья может предложить ему прокомментировать свое заключение, после чего ему задают вопросы, относящиеся к предмету экспертизы. Эксперт в процессе – носитель специальных знаний и вызывается по конкретному делу. Поэтому ему могут быть заданы вопросы, относящиеся только к его специальности и данному им заключению (ч. 1 ст. 85 ГПК РФ, ч. 3 ст. 86 АПК РФ).

Общие положения криминалистической тактики проведения допроса вообще не допускают постановку наводящих вопросов. Конечно, это правило действует и в отношении допроса эксперта. Что касается постановки иных вопросов, то четких тактических рекомендаций (кроме предмета допроса) ни законодательство, ни теория не сформулировали.

В соответствии с ч. 1 ст. 187 ГПК РФ первыми задают вопросы лицо, по заявлению которого назначена экспертиза, его представитель, а затем задают вопросы другие лица, участвующие в деле, их представители. В случае если экспертиза назначена по инициативе суда, первым задает вопросы эксперту истец, его представитель. Судьи вправе задавать вопросы эксперту в любой момент его допроса.

В арбитражном процессе подобная очередность вопросов эксперту и ответов на них законом не регламентируется. В части 3 ст. 86 АПК РФ закреплена только обязанность эксперта ответить на дополнительные вопросы лиц, участвующих в деле, и суда.

Экспертам часто ставятся вопросы относительно базового образования, специализации эксперта и формы его подготовки, стажа работы по специальности. Многие вопросы относятся к проведенному исследованию.

Как свидетельствует судебная практика, эксперту задают вопросы относительно:

— научных основ экспертизы, которую он представляет;

— научной обоснованности методик, использованных экспертом при производстве данной экспертизы;

— правильности выбора и применения методик;

— степени достоверности выводов.

В суде предметом обсуждения нередко бывают методики, избранные и примененные экспертом, условия и правильность их применения.

Эксперту могут быть заданы следующие вопросы:

1) является ли примененная им методика общепринятой, сертифицированной либо эксклюзивной, используемой в качестве авторской апробации; каков официальный статус методики;

2) имеются ли другие методики для решения данной задачи, и почему была выбрана именно эта;

3) были ли соблюдены условия применения данной методики; были ли достаточными данные условия для ее применения;

4) все ли исходные данные учел эксперт; если не все, то почему;

5) достаточно ли было признаков и их совокупности для того, чтобы сделать вывод?

Государственные эксперты, как правило, используют общепринятые сертифицированные методики и методы исследования, прошедшие апробацию и рекомендованные к внедрению в установленном порядке. Однако, если сведения об этом не вытекают из текста заключения, эксперту могут быть заданы вопросы относительно статуса примененной методики.

В судебной практике при проведении экспертных исследований иногда применяются авторские методики, не прошедшие процедуру сертификации и не рекомендованные к применению.

Одновременно эксперту может быть задан вопрос о том, нет ли других методик, позволяющих решать данную задачу, и почему эксперт избрал именно примененную в данном случае. Эксперт должен объяснить свой выбор.

Эксперту могут быть заданы вопросы относительно соответствия (адекватности) методики объекту с целью выяснения, точно ли объект подпадает под условия применения данной методики и, если не вполне точно, то существенно ли это несоответствие? Эксперт обязан такие тонкости объяснить.

Условиями применения методики могут быть не только свойства исследуемого объекта, но и другие исходные данные. Например, для применения некоторых методик обязательно определенное количество образцов или проб.

Одним из основных принципов судебно-экспертной деятельности являются всесторонность и полнота проводимых исследований. Поэтому эксперту могут быть заданы вопросы относительно того, все ли исходные данные использованы и учтены экспертом, а если не все, то почему. Эксперт должен объяснить, по какой причине он не учел те или иные обстоятельства, существенны ли они для его заключения или они не имели значения для принятия решения.

Эксперту может быть задан вопрос и относительно обоснованности его выводов: достаточно ли было признаков, их количества, совокупности для того, чтобы сделать выводы по предоставленным материалам. В любой методике экспертизы имеются свои критерии принятия решений. Поэтому эксперту могут быть заданы вопросы относительно того, какие критерии оценки результатов исследования предусмотрены в данной методике и какими руководствовался он, принимая решение.

Вопросы относительно обоснованности выводов обычно сводятся к оценке достаточности или недостаточности признаков для принятия определенного решения.

В каждой методике имеются свои критерии оценки необходимости и достаточности (значимости) полученной в результате проведения исследования информации для принятия определенных решений. Если эксперту заданы вопросы относительно такого рода критериев и того, как они были применены в данном случае, эксперт должен эти моменты разъяснить.

Вопрос о степени достоверности результатов конкретного исследования требует от эксперта ответа во всех случаях, независимо от того, проводилось ли исследование на качественно-описательном или количественном уровне. Если примененная экспертом методика имеет качественно-описательный характер, эксперт отвечает на вопрос, исходя из общих критериев формирования вывода по данному виду экспертизы и материалов конкретного дела, насколько они информативны для дачи заключения.

В случае если речь идет о количественной методике, она имеет количественные критерии принятия решений. Тогда эксперт должен пояснить, каким решающим правилом он руководствовался и какую степень надежности в числовом выражении имеет его вывод.

Кроме того, сторона может ходатайствовать о предоставлении экспертной методики на обозрение в судебном заседании. Это полезно делать для того, чтобы эксперт непосредственно показал не только примененную им методику, но и те решающие правила, которые легли в основу сделанного им вывода.

В судебной практике могут быть ситуации, когда в процесс вызываются несколько экспертов. Это имеет место в случае производства комиссионных, комплексных и повторных экспертиз. Все эксперты должны присутствовать в зале судебного заседания с самого начала судебного разбирательства и обязательно слушать показания своих коллег.

Допрашиваются все эксперты. Причем они могут задавать вопросы друг другу и участвовать в перекрестных, шахматных допросах.

Если выводы экспертов не совпадают, обязательно должны быть заданы вопросы относительно тех базовых моментов, которые были положены в основу выводов.

Необходимо выяснить:

— использовали ли они одну и ту же методику или разные, в чем их различие, почему каждым экспертом была избрана именно эта;

— какие признаки, их совпадения и различия были выявлены каждым экспертом и как была оценена их информативность, по каким критериям;

— достаточны ли были полученные в результате исследования данные для сделанных выводов.

В процессе допроса необходимо выяснить причину расхождений в выводах разных экспертов.

Каждому эксперту может быть предоставлена возможность прокомментировать заключение и показания своего коллеги. Это очень важно для соблюдения принципа состязательности в процессе. Если этого не сделано, дело не может быть успешно рассмотрено.

В гражданском и арбитражном процессе специалист выполняет технические и консультативные функции (ч. 1 ст. 188 ГПК РФ, ст. ст. 55.1, 87.1 АПК РФ). В процессе рассмотрения дела заслушиваются его показания, разъяснения и консультации и ему могут быть заданы вопросы (ч. ч. 2 и 3
ст. 188 ГПК РФ, ч. 3 ст. 87.1 АПК РФ).

Поскольку консультации специалиста имеют преимущественно справочный характер, ему могут быть заданы вопросы относительно источника сведений, на основе которых он дает консультацию, о их надежности и достоверности.

Порядок очередности вопросов специалисту и ответов на них такой же, как и при даче показаний экспертом (ч. 4 ст. 188 ГПК РФ, ч. 3 ст. 87.1 АПК РФ).

Часто одна из сторон процесса прибегает к помощи специалиста с целью получения рецензии на заключение эксперта, которое оформляется, как правило, заключением специалиста, или проведения нового исследования, не имеющего процессуальной формы судебной экспертизы. Затем эти документы представляются суду. Хотя они не имеют доказательственного значения судебной экспертизы, суд может их учесть при оценке экспертного заключения.

В этом случае при допросе эксперта последнему может быть предложено прокомментировать заключение специалиста и ответить на возникшие в связи с этим вопросы. В рецензии обычно содержатся недостатки, замеченные рецензентом в заключении эксперта. Эксперт должен быть ознакомлен с рецензией заранее (до судебного заседания) и готов ответить на все высказанные замечания.

Если в деле имеется несудебное экспертное исследование, оформленное актом экспертного исследования или заключением специалиста, эксперт также должен иметь возможность ознакомиться с ним и прокомментировать его.

В соответствии с ч. 1 ст. 188 ГПК РФ, ч. 1 ст. 87.1 АПК РФ консультации специалист должен давать суду. Поэтому приглашение специалиста в судебное заседание должен осуществлять суд, а не сторона, которая может только ходатайствовать об этом. Процессуальных оснований для допроса эксперта специалистом нет, поэтому участие специалиста в допросе эксперта в гражданском (арбитражном) деле является процессуальным нарушением и не должно допускаться судом.

Правовой отдел УМВД России по Ярославской области.