Сальдо счета текущих операций России

Институт «Центр развития» НИУ ВШЭ констатирует, что сальдо счета текущих операций в августе 2020 г. оказалось отрицательным по сравнению с профицитом за тот же период прошлого года. Главным образом, это было вызвано более чем двукратным снижением положительного сальдо торгового баланса.

В очередном выпуске бюллетеня «Комментарии о государстве и бизнесе» эксперт ЦР НИУ ВШЭ Сергей Пухов отмечает, что, согласно данным Банка России, положительное сальдо счета текущих операций (СТО) в январе — августе 2020 г. составило 23,3 млрд долл. Исходя из оценок за семь месяцев, эксперт делает вывод, что в августе сформировался дефицит СТО в размере 1,3 млрд долл. при профиците месяцем ранее и за аналогичный период прошлого года. Как правило, отмечает он, отрицательное сальдо СТО формировалось и раньше в отдельные месяцы за счет сезонного фактора (особенно в июне и августе) и случайных факторов, но в тенденцию это не переходило — трендовый показатель ни разу не опускался ниже нулевой отметки с 2007 г., когда появилась ежемесячная статистика платежного баланса. Причем снижение СТО в таком случае сопровождалось ослаблением рубля, что произошло и в этот раз — в августе рубль потерял 5,2% в реальном выражении и 3,3% в июле.

Основной причиной понижательной тенденции в СТО является динамика торгового баланса. Торговый профицит в августе, с учетом последних данных ФТС и Банка России, по оценкам аналитика ЦР, составил около 6 млрд долл., сократившись более чем в два раза по сравнению с уровнем прошлого года. С устраненной сезонностью торговое сальдо снизилось почти на 2% по отношению к июлю — рост экспорта товаров в августе полностью перекрыл растущий импорт несмотря на ослабление рубля.

В этой ситуации дефицит текущего счета балансировался притоком капитала по финансовому счету денежных властей и Центрального банка. Сентябрьский прогноз Банка России предполагает сохранение дефицита СТО до конца года, который будет балансироваться за счет притока капитала частного сектора и сокращения резервов.

«По нашему мнению, в условиях возросших рисков привлечь нерезидентов в страну будет проблематично без значительного повышения процентных ставок. Либо придется и дальше ослаблять рубль, чтобы сбалансировать текущий счет до конца года», — считает С. Пухов.

По итогам квартала статистика встала на свое место – рубль оказался слишком крепким. Согласно опубликованным ЦБ РФ данным по платежному балансу, сальдо счета текущих операций во 2 кв. оказалось почти нулевым (+0,6 млрд долл.). Из этого следует, что в июне произошел огромный провал (сальдо составило —6,6 млрд долл.), с учетом ранее опубликованных данных за апрель-май. Однако, скорее всего, такого резкого падения не было, просто данные за апрель и май были существенно скорректированы в сторону понижения. В своих комментариях к предварительным (внутриквартальным) оценкам ЦБ РФ выборочных показателей платежного баланса мы неоднократно указывали (см. наш комментарий «Платежный баланс: низкие импорт услуг и дивиденды пока играют на стороне рубля” от 11 июня 2020 г.) на существенное расхождение этих значений с нашей моделью, а также на различие между данными ФТС и ЦБ РФ по торговому балансу в апреле. Сейчас пересмотренная оценка ЦБ соответствует нашей модели (согласно которой сальдо во 2 кв. составляет минус 0,2 млрд долл.).

Таким образом, подавленный импорт (из-за ограничительных мер) и низкий объем выплаты дивидендов (их отмена или перенос из-за негативных экономических условий некоторыми компаниями, даже теми, кто получили большую чистую прибыль в 2019 г.) оказались недостаточными факторами для поддержания счета текущих операций (от провала ниже нуля в некоторые месяцы во 2 кв.) по причине избыточно сильного рубля (поддержку оказала продажа валюты ЦБ РФ в размере 10,8 млрд долл.).

Большой вывоз капитала частным сектором. Помимо близкого к нулю сальдо счета текущих операций другим негативным фактором, отраженным в платежном балансе, стал относительно высокий вывоз капитала частным сектором (не включающим операции с госдолгом). Он составил 11,4 млрд долл. (на банки пришлось 7,3 млрд долл. из-за выплаты по внешним обязательствам, в то время как нефинансовый сектор увеличил активы в иностранных юрисдикциях). Для сравнения — во 2 кв. 2019 г. было вывезено всего 1,1 млрд долл. При этом невысокий запас валютных активов у банковского сектора не сможет компенсировать вывоз капитала нефинансовым сектором без влияния на курс рубля. Отметим, что сальдо трансграничных операций по госдолгу оказалось вблизи нуля (+1 млрд долл.), против + 10,1 млрд долл. во 2 кв. 2019 г.

При прочих равных улучшений в 3 кв. не произойдет: рубль сохраняет потенциал для ослабления. Исходя из снятия ряда ограничений и наличия некоторых признаков восстановления экономической активности, мы ожидаем увеличения товарного импорта и дивидендных платежей, что будет удерживать сальдо счета текущих операций вблизи нулевых значений. При текущем соотношении курса рубля (70,8 руб./долл.) и цены нефти (42,7 долл./барр. Brent), по нашей оценке, сальдо в 3 кв. составит всего +1,3 млрд долл. при следующих предположениях: 1) восстановление роста номинального ВВП с —5,7% до —0,7% г./г. (что приведет к росту импорта на 30% кв./кв.), 2) почти двукратное сокращение продажи валюты ЦБ РФ, 3) выплаты дивидендов в размере 14 млрд долл. Такое низкое сальдо счета текущих операций не сможет компенсировать остающийся высоким вывоз капитала частным сектором (направленным, в том числе, на платежи по внешнему долгу, которые, по оценкам ЦБ РФ, могут составить 12,6 млрд долл.) на фоне почти нулевого притока нерезидентов в госдолг. Это должно при прочих равных способствовать дальнейшему ослаблению рубля (в район 75 руб./долл.).

Возобновление ограничительных мер в РФ хоть и вероятно (принимая во внимание развитие текущей эпидемиологической ситуации в США), но оно, скорее всего, не окажет заметную поддержку рублю, поскольку такой сценарий будет сопровождаться обесценением нефти. Также риск для рубля представляет исход президентских выборов в США (поражение Д. Трампа может привести к более жесткой фискальной и монетарной политике, а также усилить санкционную риторику).