Штрафы ФАС за нарушение конкуренции

Компаниям, которые участвуют в закупках по Закону № 223-ФЗ, часто приходится сталкиваться с нарушениями со стороны заказчиков. В мае 2018 г. Верховный суд подготовил обзор судебной практики по таким спорам. Среди прочего он указал, что требование об участии в закупке только производителей и дилеров является нарушением. А право заказчика удерживать сумму обеспечения заявки — это мера ответственности за нарушение ведения переговоров.

Президиум Верховного суда утвердил Обзор судебной практики по вопросам, связанным с применением Федерального закона от 18.07.2011 № 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц» (от 16.05.2018). В него он включил наиболее распространенные нарушения, которые допускают заказчики по Федеральному закону от 18.07.2011 № 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц» (далее — Закон № 223-ФЗ). Одна из главных ошибок при рассмотрении таких споров — это путаница с применением норм Гражданского кодекса и Закона № 223-ФЗ. Верховный суд напомнил, что суды должны применять нормы о закупках во взаимосвязи с положениями Гражданского кодекса, а при отсутствии специальных норм — непосредственно нормы Гражданского кодекса. Газета «ЭЖ-Юрист» выбрала несколько наиболее интересных споров, связанных с закупками по Закону № 223-ФЗ.

Достаточные сведения о закупке

Вывод: в документации о закупке должны быть достаточные сведения, в том числе об объекте закупки, позволяющие потенциальному участнику сформировать свое предложение.

В одном деле рассматривалась ситуация: в документации о закупке отсутствовали сведения о начальной (максимальной) цене договора. Один из участников решил оспорить закупку. Он считал, что под сведениями о начальной (максимальной) цене договора следует понимать фиксированную цену, выраженную в числовом значении. В данном случае заказчик провел конкурентные переговоры в несколько этапов. На первом этапе заказчик должен был получить дополнительную информацию о возможных вариантах наиболее оптимальной установки и функционирования закупаемого высокотехнологичного оборудования и уточнить требования технического задания, которые в последующем необходимы для формирования начальной (максимальной) цены договора. Перед вторым этапом заказчик должен был уточнить техническое задание и установить начальную (максимальную) цену договора. Суд учел специфику такого способа проводимой закупки и решил, что указание в документации о закупке на первом этапе конкурентных переговоров сведений о цене договора не в фиксированном числовом значении не является нарушением.

А вот в другом деле в закупочной документации отсутствовала информация об объеме строительно-монтажных работ, их минимальной цене и способе ее определения, о разрешительных документах (в том числе лицензиях, свидетельствах), подлежащих обязательному включению в состав заявки на участие в закупке. Суд решил, что эти сведения невозможно было определить. Разумный участник закупки, обладающий необходимым уровнем профессионализма и опыта, не мог сделать выводы самостоятельно об объеме выполняемых работ, их стоимости, перечне разрешительных документов.

Описание предмета закупки

Вывод: при описании предмета закупки можно указывать ссылки на государственные стандарты, санитарные нормы и правила, технические условия или их отдельные положения без раскрытия их содержания.

В описании предмета закупки заказчик указал лишь ссылки на положения государственных стандартов, которым услуга должна соответствовать. При этом он не отразил в документации о закупке содержательную часть этих требований.

Антимонопольный орган посчитал, что это нарушение ч. 10 ст. 4 Закона № 223-ФЗ (сведения, которые должны быть указаны в документации о закупке) и ч. 1 ст. 17 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (действия, которые приводят к ограничению конкуренции, далее — Закон о защите конкуренции). Суды не согласились с такой позицией. Закон № 223-ФЗ не содержит запрета устанавливать условия о соответствии услуг определенным нормативно-техническим документам, в которых содержатся необходимые требования к ним, а также качественные и технические характеристики этих услуг. Если исполнение договора требует соблюдения определенных норм и правил, то указание в документации о закупке требований к услугам путем ссылки на государственные стандарты, санитарные правила и иные документы является правомерным и достаточным (при условии, что данные документы общедоступны и позволяют определить конкретные параметры и характеристики оказываемых услуг).

Оценочные критерии

Вывод: оценочные критерии выбора поставщика не являются нарушением, если они носят измеряемый характер и соответствие участника закупки этим критериям можно установить объективно.

В закупочной документации заказчик установил такие оценочные критерии выбора поставщика, как профессионализм и наличие положительной деловой репутации. Антимонопольный орган посчитал, что это незаконно, и направил заказчику предписание об отмене протокола торгов. Суд признал предписание недействительным. В данном случае соответствие участника закупки оценочным требованиям было измеримо, поскольку в закупочной документации было указано, что участник закупки должен обладать опытом работы на соответствующем товарном рынке не менее пяти лет и иметь не менее десяти исполненных договоров. Суд отметил, что само по себе предъявление заказчиком указанных требований не приводит к необоснованному ограничению участников закупки и не влияет на развитие конкуренции. Следовательно, у антимонопольного органа отсутствовали основания для выдачи предписания.

Ограничение числа участников закупки

Вывод: уменьшение числа участников закупки в результате предъявления к ним требований само по себе не является нарушением, если такие требования предоставляют заказчику дополнительные гарантии выполнения победителем закупки своих обязательств и не направлены на предоставление преимуществ отдельным лицам либо на необоснованное ограничение конкуренции.

В одном деле антимонопольный орган признал нарушением допуск к закупке только тех хозяйствующих субъектов, величина активов и выручки которых в предшествующие отчетные периоды составляла не менее порогового значения, определенного заказчиком. В первой инстанции оспорить решение ФАС России не удалось. Но апелляция встала на сторону заказчика. Она указала, что Закон № 223-ФЗ не обязывает заказчиков допускать к участию в закупке всех хозяйствующих субъектов, которые хотят получить прибыль в результате заключения договора. В этом деле финансовые показатели деятельности участника позволяли судить о его финансовой устойчивости и способности выполнить объем работ, предусмотренный закупочной документацией. Поэтому использование таких критериев допуска к участию в закупке обоснованно. Сама по себе невозможность участия в закупке отдельных хозяйствующих субъектов, не отвечающих предъявленным заказчиком требованиям, также не означает, что действия заказчика повлекли необоснованное ограничение конкуренции.

В другом деле рассматривалась документация о закупках, согласно которой участник аукциона должен являться производителем оборудования либо обладать правом на его поставку (дилером). Суд согласился с антимонопольным органом, что это нарушение. Установленные заказчиком требования не относятся к техническим или функциональным характеристикам товара либо к иным характеристикам, связанным с определением соответствия поставляемого товара и требуемым к включению в документацию. Такие требования также не характеризуют квалификационный уровень поставщика товара и приводят к необоснованному ограничению конкуренции, поскольку потенциальный участник закупки может не быть производителем оборудования. Кроме того, предъявленные к участникам требования сами по себе не могут гарантировать надлежащего исполнения обязательства по поставке оборудования. Гарантии исполнения обязательств по договору могут обеспечиваться предъявлением к поставщику квалификационных требований, в частности о наличии опыта поставки на соответствующем товарном рынке.

Невыполнимые требования

Вывод: установление заказчиком невыполнимых требований для участников закупки ограничивает конкуренцию.

Одним из требований к участию в запросе предложений стало представление в течение одного рабочего дня с даты публикации извещения выписки из ЕГРЮЛ, полученной не ранее одного месяца до подачи заявки на участие в конкурсе. Это оказалось невозможно для всех желающих. Ведь в обычном порядке срок для получения выписки из ЕГРЮЛ равен пяти рабочим дням. Суд признал закупку недействительной. В подобных случаях срок подачи заявок участниками закупки должен определяться с учетом необходимости расширения круга лиц, участвующих в закупке, и стимулирования такого участия, развития добросовестной конкуренции.

Конкретный производитель

Вывод: включение в документацию о закупке требований к закупаемому товару, которые указывают на конкретного производителя, в отсутствие специфики такого товара, его использования является ограничением конкуренции.

Заказчик в документации о закупке указал конкретный товарный знак и марку офисной бумаги, необходимой ему для использования. Антимонопольный орган признал это нарушением ч. 1 ст. 17 Закона о защите конкуренции. Заказчик попытался оспорить это решение, но суды ему отказали. Они указали, что офисная бумага имеет свои технические характеристики, которые определяются исходя из ее размера (формата), плотности, белизны, количества листов в пачке и пр. Указание конкретного товарного знака или требований к закупаемому товару, свидетельствующих о его конкретном производителе, в отсутствие специфики такого товара, его использования приводят к созданию необоснованных препятствий для участников закупки, влекут сокращение их количества. Это является признаком ограничения конкуренции.

При этом указание в закупочной документации товарного знака допускается в случаях, когда закупка эквивалентного товара приведет к дополнительным и подтвержденным затратам, превышающим возможную выгоду заказчика. Такие затраты, например, могут быть связаны с необходимостью переобучения персонала, увеличением затрат на разноплановое техническое обслуживание в связи с низким уровнем технологической совместимости различных производителей и др.

Удержание обеспечения заявки

Вывод: право заказчика удерживать сумму обеспечения заявки — это мера ответственности за нарушение ведения переговоров.

Заказчик провел конкурс на право заключения договора поставки креплений. В конкурсной документации было сказано, что участники обязаны предоставить финансовое обеспечение заявки, которое заказчик вправе удержать в случае сообщения участником заведомо ложных сведений или намеренного искажения информации. В связи с представлением одним из участников — обществом недостоверной информации о среднесписочном числе его работников заказчик по завершении конкурса не вернул обществу сумму обеспечения. Общество подало иск о взыскании неосновательно удержанных денежных средств. Первая инстанция его удовлетворила по двум основаниям. Во-первых, право на удержание не было предусмотрено в соглашении между заказчиком и обществом. Такое право содержалось только в конкурсной документации. Во-вторых, у общества не было умысла в предоставлении недостоверной информации: в справке о среднесписочной численности работников была допущена техническая ошибка. Апелляция с такой позицией не согласилась. Она отменила решение первой инстанции и отказала в иске. Кассация оставила ее постановление в силе. Суды решили, что удержание внесенных в качестве обеспечения заявки денежных средств в случае нарушения участником условий проведения конкурса представляет собой меру ответственности за нарушение обязательств по ведению переговоров.

Подача участником заявки для участия в конкурсе свидетельствует о принятии им условий его проведения, содержащихся в конкурсной документации, и, соответственно, о заключении заказчиком и участником соглашения, которое может быть квалифицировано как соглашение о ведении переговоров. Такое соглашение в том числе может устанавливать меры ответственности за нарушение предусмотренных в нем положений. В то же время такие меры должны быть соразмерны последствиям нарушения.

Заключение договора до истечения срока на обжалование

Вывод: заключение договора по результатам закупки до истечения десятидневного срока обжалования свидетельствует о злоупотреблении правом со стороны заказчика.

Общество обратилось в суд с требованием о признании недействительным договора на поставку счетчиков, заключенного заказчиком и другой организацией. Оно сослалось на недопустимость заключения договора до завершения административной процедуры оспаривания закупки по правилам ст. 18.1 Закона о защите конкуренции. Первая инстанция иск удовлетворила. Апелляция ее поддержала. Суды указали, что заключение заказчиком в такой ситуации договора с победителем закупки свидетельствует о заведомо недобросовестном поведении, в силу чего договор между ними является ничтожным.

Исх. № СП-05/3643 от 12.03.2018 г.

Заместитель руководителя Управления Федеральной антимонопольной службы по Республике Татарстан <…> – , рассмотрев протокол и материалы дела об административном правонарушении №А05-349/2018, ответственность за которое предусмотрена частью 1 статьи 14.32 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее КоАП РФ), возбужденного в отношении юридического лица – ООО «ИнформФинансСервис» (<…>, ИНН 1660086239, ОГРН 1061686002663, дата внесения записи в ЕГРЮЛ 19.01.2006г.),

УСТАНОВИЛ:

8 февраля 2018 года решением Комиссии Татарстанского УФАС России по рассмотрению дела №05-179/2017 о нарушении антимонопольного законодательства ООО «ИнформФинансСервис» признано нарушившим пункт 2 части 1 статьи 11 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции», что выразилось в достижении устного картельного соглашения, реализация которого привела к поддержанию цен на 6 аукционах в электронной форме.

В соответствии со ст. 22 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее также – Закон о защите конкуренции) антимонопольный орган призван обеспечивать государственный контроль за соблюдением антимонопольного законодательства, выявлять нарушения антимонопольного законодательства, принимать меры по прекращению нарушений антимонопольного законодательства и привлекать к ответственности за такие нарушения; предупреждать монополистическую деятельность, недобросовестную конкуренцию, другие нарушения антимонопольного законодательства федеральными органами исполнительной власти, органами государственной власти субъектов РФ, органами местного самоуправления, иными осуществляющими функции указанных органов органами или организациями, а также государственными внебюджетными фондами, хозяйствующими субъектами, физическими лицами.

В целях реализации своих функций и целей, административный орган наделен рядом полномочий, определенных ст. 23 Закона о защите конкуренции, в числе которых – недопущение действий, которые могут являться препятствием для возникновения конкуренции и (или) могут привести к ограничению, устранению конкуренции и нарушению антимонопольного законодательства.

В соответствии с п. 6 Положения о Территориальном органе Федеральной антимонопольной службы, утвержденного Приказом Федеральной антимонопольной службы № 649/15 от 23.07.2015 территориальный орган Федеральной антимонопольной службы осуществляет функции по контролю за соблюдением антимонопольного законодательства.

Территориальный орган ФАС России имеет право возбуждать и рассматривать дела о нарушениях антимонопольного законодательства (п. 6.4 Положения), выдавать предписания, обязательные для исполнения юридическими и физическими лицами, территориальными органами федеральных органов исполнительной власти, органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления, в случаях, предусмотренных антимонопольным законодательством (п. 6.5.1 Положения).

<…>

ПОСТАНОВИЛ:

Признать юридическое лицо – ООО «ИнформФинансСервис» (<…>, ИНН 1660086239, ОГРН 1061686002663, дата внесения записи в ЕГРЮЛ 19.01.2006г.) виновным в совершении административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 1 статьи 14.32 КоАП РФ.

Применить в отношении юридического лица – ООО «ИнформФинансСервис» (<…>, ИНН 1660086239, ОГРН 1061686002663, дата внесения записи в ЕГРЮЛ 19.01.2006г.) меру ответственности в виде административного штрафа в размере 534 052,90 (пятьсот тридцать четыре тысячи пятьдесят два рубля девяноста копеек).

Согласно части 1 статьи 32.2 КоАП РФ, административный штраф должен быть уплачен лицом, привлеченным к административной ответственности, не позднее 60 (шестидесяти) дней со дня вступления постановления о наложении административного штрафа в законную силу, за исключением случая, предусмотренного частью 1.1 статьи 32.2 КоАП РФ, либо со дня истечения срока отсрочки или срока рассрочки, предусмотренных статьей 31.5 КоАП РФ.

Сумма административного штрафа должна быть перечислена по следующим реквизитам:

<…>

Назначение платежа – УИН 16108030900001132157 денежное взыскание (штраф) по делу №А05-349/2018 за нарушение антимонопольного законодательства.

Согласно части 5 статьи 32.2 КоАП РФ, при отсутствии документа, свидетельствующего об уплате административного штрафа, и информации об уплате административного штрафа в Государственной информационной системе о государственных и муниципальных платежах, по истечении срока, указанного в части 1 или 1.1 настоящей статьи, судья, орган, должностное лицо, вынесшие постановление, направляют в течение десяти суток, а в случае, предусмотренном частью 1.1 настоящей статьи, в течение одних суток постановление о наложении административного штрафа с отметкой о его неуплате судебному приставу-исполнителю для исполнения в порядке, предусмотренном федеральным законодательством. Кроме того, должностное лицо федерального органа исполнительной власти, структурного подразделения или территориального органа, иного государственного органа, рассмотревших дело об административном правонарушении, либо уполномоченное лицо коллегиального органа, рассмотревшего дело об административном правонарушении, составляет протокол об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 20.25 настоящего Кодекса, в отношении лица, не уплатившего административный штраф. Протокол об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 20.25 настоящего Кодекса, в отношении лица, не уплатившего административный штраф по делу об административном правонарушении, рассмотренному судьей, составляет судебный пристав-исполнитель. Протокол об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 20.25 настоящего Кодекса, не составляется в случае, указанном в примечании 1 к статье 20.25 настоящего Кодекса.

В соответствии с пунктом 7 статьи 21 Федерального закона от 02.10.2007г. «229-ФЗ «Об исполнительном производстве» постановление о наложении штрафа может быть предъявлено к исполнению в течение двух лет со дня их вступления в законную силу.

В соответствии со статьей 30.1, частью 1 статьи 30.3 КоАП РФ настоящее постановление может быть обжаловано в арбитражный суд в соответствии с арбитражным процессуальным законодательством в течение десяти суток со дня вручения или получения копии постановления.

Согласно части 1 статьи 31.1 КоАП РФ постановление по делу об административном правонарушении вступает в законную силу после истечения срока, установленного для обжалования постановления по делу об административном правонарушении, если указанное постановление не было обжаловано или опротестовано.

Екатерина Черкасова

Юрист консалтинговой группы G3

специально для ГАРАНТ.РУ

Закупка товаров, работ и услуг государственными заказчиками попадает под регулирование следующих законов:

  • Федерального закона от 5 апреля 2013 г. № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее – Закон № 44-ФЗ);
  • Федерального закона от 18 июля 2011 г. № 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц».

Согласно их положениям, от заказчика в первую очередь зависит набор условий заключенного в будущем контракта и критериев отбора исполнителя. Таким образом, заказчик занимает главенствующее положение при инициировании закупочной процедуры. Соответственно, именно им зачастую применяются различные «схемы» злоупотребления, направленные на ограничение конкуренции.

Учитывая, что грань между необходимыми условиями контракта и ограничением конкуренции достаточно тонка, заказчик имеет возможность манипулировать количеством участников закупок, а также ценой. Проблема ограничения конкуренции наиболее актуальна в сфере государственных закупок.

Перед тем как опубликовать извещение о закупке и закупочную документацию заказчик определяет, что закупать и каким способом. Уже на данном этапе заказчик может ограничить конкуренцию.

К способам ограничения конкуренции, используемым заказчиками, можно отнести, в частности:

  • выдвижение жестких требований к товару или компаниям, которым заведомо удовлетворяет малое количество потенциальных исполнителей;
  • манипулирование информацией в ходе проведения процедуры.

Выдвижение жестких требований к товару или компаниям как способ ограничения конкуренции

Под жестким требованиями к товару или компаниям могут пониматься указание излишне подробных характеристик товара, сводящих выбор в пользу единственного поставщика, укрупнение предмета контракта даже при закупке типового товара, включение технологически и функционально не взаимосвязанных между собой товаров, работ или услуг, установление в качестве обязательного критерия отбора наличие успешного опыта оказания услуг государственным или муниципальным компаниям или непосредственно заказчику. При этом логичным представляется, что чем более жесткие требования устанавливает заказчик, тем меньше компаний участвуют в государственных закупках.

Так, например, п. 10 Обзора судебной практики по вопросам, связанным с применением Федерального закона от 18 июля 2011 г. № 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц» (утв. Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 16 мая 2018 г.) устанавливает, что включение в документацию о закупке требований к закупаемому товару, которые свидетельствуют о его конкретном производителе, в отсутствие специфики такого товара, его использования является ограничением конкуренции. При этом в обзоре указано следующее: «Указание конкретного товарного знака или требований к закупаемому товару, свидетельствующие о его конкретном производителе приводят к созданию необоснованных препятствий для участников закупки, влекут сокращение их количества, что является признаком ограничения конкуренции».

В п. 3 Обзора судебной практики применения законодательства Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд (утв. Президиумом ВС РФ 28 июня 2017 г.) рассматривается также ситуация, когда заказчик объединил технологически и функционально не взаимосвязанные между собой работы. В рассмотренном в указанном обзоре деле арбитражный суд указал на неправомерность действий заказчика по объединению в одном лоте работ по подготовке проектно-сметной документации и выполнению строительно-монтажных работ. Как указал суд, результатом такого объединения является необоснованное ограничение количества участников конкурса ввиду того, что проектные и строительные работы представлены на разных товарных рынках, на каждом из которых имеется круг потенциальных участников торгов, готовых выполнить эти работы.

Известны также и случаи ограничения заказчиками круга потенциальных участников закупки путем включения требования о допуске к дальнейшему участию в закупке организаций, имеющих опыт оказания услуг организации –заказчику, разместившей извещение о закупке.

Например, из решения Управления ФАС России по Оренбургской области от 25 мая 2016 г. по делу № 07-16-61/2016 следует, что «комиссия установила, что к дальнейшему участию в закупке допускаются организации, имеющие опыт оказания охранных услуг на объектах дочерних обществ и организаций ПАО «Г.» (не менее пяти организаций) в строгом соответствии с «Концепцией охраны объектов ПАО «Г.» и его дочерних обществ и организаций и имеющие положительные отзывы дочерних обществ и организаций ПАО «Г.». Участники, имеющие опыт работы и положительные отзывы от иных организаций, к дальнейшему участию в закупке не допускается». По данному делу УФАС России вынесло решение о выдаче предписания об отмене требования о допуске к участию в закупке только организаций, имеющих опыт оказания услуг заказчику.

В Определении ВС РФ от 14 августа 2018 г. № 308-КГ18-11230 по делу № А32-42845/2017 указано буквально следующее: «Отменяя судебные акты, суд округа исходил из того, что установленный в конкурсной документации в качестве критерия оценки заявок показатель о наличии у участника закупки опыта по выполнению строительных работ (по строительству, реконструкции, капитальному ремонту) автомобильных дорог общего пользования по государственным (муниципальным) контрактам не может быть признан объективным и правомерным, поскольку наличие в документации такого критерия влечет нарушение принципа обеспечения конкуренции, предусмотренного статьей 8 Закона № 44-ФЗ, приводит к ограничению свободного доступа участников, создает неравные стартовые условия, ставит в преимущественное положение хозяйствующих субъектов, имеющих опыт выполнения указанных работ для государственных нужд, перед хозяйствующими субъектами, которые такого опыта не имеют».

Таким образом, устанавливая жесткие требования к поставляемому товару или компаниям, заказчики осознанно идут на ограничение круга участников закупки, в нарушение основополагающих принципов добросовестности и равноправия, используемых при осуществлении закупок для государственных и муниципальных нужд.

Конечно, у заказчика могут быть различные мотивы – от желания обеспечить поставку качественного товара в нужное время до желания извлечь дополнительную выгоду, однако необходимо в первую очередь руководствоваться положениями законодательства о закупках, не допускающих ограничение конкуренции.

Ограничение конкуренции в форме манипулирования информацией в ходе проведения процедуры закупки

Не только установление жестких требований к предмету закупки и компаниям является способом ограничения конкуренции. Манипулирование информацией в ходе проведения процедуры также является действенным способом, позволяющим ограничить круг участников закупки. При этом подобное манипулирование может проявляться в различных формах. Но наиболее часто встречается сокрытие информации о предмете закупки.

Для целей информационного обеспечения закупки в документации о закупке должны содержаться достаточные сведения, в том числе, об объекте закупки, позволяющие потенциальному участнику сформировать свое предложение. В описании объекта закупки указываются функциональные, технические и качественные характеристики, эксплуатационные характеристики объекта закупки (при необходимости).Пожалуй, это самое важное условие, формирующие представление потенциального участника о предмете закупки.

Зачастую, заказчики целенаправленно не размещают полный комплект закупочной документации, особенно в отношении поставки технически сложных товаров или оказания работ, сопряженных со сложным технологическим процессом. Не каждый потенциальный участник проявляет настойчивость и направляет в адрес заказчика запрос о даче разъяснений, что дает заказчику возможность сформировать узкий круг лиц, изначально знающий обо всех условиях закупки, в том числе о тех документах, которые к закупочной документации не приложены.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 5 Обзора судебной практики применения законодательства Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд (утв. Президиумом ВС РФ 28 июня 2017 г.) при закупке работ по строительству, реконструкции, капитальному ремонту объекта капитального строительства проектно-сметная документация подлежит размещению в составе документации о закупке на официальном сайте в информационно-телекоммуникационной сети Интернет.

В вышеуказанном обзоре указаны приведен пример одного из дел, где суд указав, что в соответствии с ч. 7 ст. 50 Закона № 44-ФЗ любой участник открытого конкурса при наличии необходимости, вправе направить в письменной форме заказчику запрос о даче разъяснений положений конкурсной документации. Указанный вывод последовал после рассмотрения требований о признании незаконным неразмещение заказчиком проектно-сметной документации.

Арбитражный суд апелляционной инстанции отменил решение суда по рассматриваемому делу, указав на следующее.

Отсутствие в документации информации о технических характеристиках работ, требованиях к их безопасности, результату работ, в том числе отсутствие проектной документации в полном объеме, не позволяет определить потребности заказчика и приводит к невозможности формирования участником закупки предложения по исполнению государственного (муниципального) контракта.

Помимо указанной ситуации, достаточно часто встречаются случаи, когда заказчик размещает информацию технического характера (например, чертежи) в нечитаемом или плохо читаемом формате. Такого рода отклонения позволяют заказчику одновременно выполнить условие об обязательном размещении необходимой информации, и в то же время повлиять на количество претендентов на участие в закупке.

***

Таким образом, ограничение конкуренции весьма неоднозначный способ злоупотребления. Достаточно тонкая граница между потребностями заказчика, описанными посредством включения условий исполнения контракта и требований, предъявляемых к участникам закупки, позволяет заказчикам находить новые способы ограничения конкуренции.

Неудивительно, что практика ФАС России, арбитражных судов и ВС РФ содержит небольшое количество примеров выявления фактов ограничения конкуренции, так как зачастую заказчики манипулируют тем, что участники закупки не проявляют достаточной активности на стадии приема заявок. В частности, речь идет о не направлении запроса о даче разъяснений относительно закупочной документации. В связи с этим, для защиты своих прав, в случае применения заказчиками механизмов ограничения конкуренции, потенциальным участникам следует проявлять инициативу, не дожидаясь принятия решения комиссией в пользу другого участника.