Споры о праве собственности на землю

_МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «ИННОВАЦИОННАЯ НАУКА» №10/2017 ISSN 2410-6070_

предоставление частному партнеру во владение и в пользование имущества, принадлежащего публичному партнеру на праве собственности, образующего единое целое с объектом соглашения.

Указанная поправка является крайне важной как для теоретического исследования Закона о ГЧП, так и для его успешного применения, поскольку нахождение объекта соглашения в государственной собственности делало невозможным реализовать соглашение в полном соответствии с Законом о ГЧП. В то время как передача прав владения отдельных элементов объекта частному партнеру позволяет решить такую проблему, тем самым расширив возможности применения Закона о ГЧП, легализовав такие права частного партнера, как управление (management); эксплуатация (operation), и передача права владения и пользования (leasing).

Путем предоставленных правовых инструментов, стороны ГЧП имеют достаточно широкие возможности конструирования формы соглашения, что безусловно скажется положительно, когда необходима реконструкция или модернизация объекта соглашения, в процессе которой публичный партнер получит современный конкурентоспособный объект, а частный партнер сможет получать прибыль.

Таким образом, исходя из системного понимания ч.2 ст.7, ч.3, ч.4 — 4.1 ст. 12 Закона о ГЧП следует, что одной из основных идей Закона о ГЧП, наряду с предоставленной возможностью приобретения частным партнером объекта соглашения в собственность, является широкая возможность разработки эффективной формы ГЧП, которая необходима для получения положительного экономического результата, и удовлетворения интересов сторон соглашения. Список использованной литературы:

1. О государственно-частном партнерстве, муниципально-частном партнерстве в Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации: Федер. закон // Собрание законодательства РФ. 2015. № 29 (часть I). Ст. 4350.

3. О морских портах в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации: Федер. закон // Собрание законодательства РФ. 2007. № 46. Ст. 5557.

5. Ширингер Л. Новая модель инвестиционного партнерства государства и частного сектора //Мир перемен. 2004. №2. С. 8-22.

© Терещенко С.В., 2017

УДК 349

Фролов С. А.

к.ю.н., доцент, ВолГУ, Волгоград, РФ Е-mail: kmp@volsu.ru

РАЗРЕШЕНИЕ СПОРОВ О ПРАВЕ СОБСТВЕННОСТИ НА ЗЕМЛЮ: СПЕЦИФИКА И ОСОБЕННОСТИ

Аннотация

В статье разграничиваются категории «земельный спор» и «спор о правах на земельный участок».

_МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «ИННОВАЦИОННАЯ НАУКА» №10/2017 ISSN 2410-6070_

Автор анализирует различные основания классификации споров о правах на земельный участок, которые являются разновидностью земельных споров. В заключении предлагаются пути устранения имеющихся в нормативных правовых актах недостатков, с тем чтобы повысить эффективность правового регулирования земельных отношений.

Ключевые слова

Земельное право, право собственности на землю, земельный спор, спор о правах на земельный участок.

В теории земельного права одновременно с термином «земельный спор» применяют термин «спор о правах на земельный участок». Понятие «спор о правах на земельный участок» не используется в Земельном Кодексе РФ в отличие от «земельного спора», однако часто упоминается в постановлениях высших судов. Так, в постановлении Пленума Верховного Суда РФ № 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 22 от 29 апреля 2010 г. «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» разъясняются особенности разрешения споров о правах на земельные участки, на которых расположены многоквартирные дома.

Анализируя научную литературу, выяснилось, что некоторые исследователи считают термины «земельный спор» и «спор о правах на земельный участок» как идентичные. По мнению Б.В. Ерофеева, земельный спор — это обсуждение и доказывание своих прав на землю с соблюдением установленной процессуальной процедуры и равноправием перед законом всех участников земельных отношений. Из этого следует, что автор прировнял земельные споры к спорам о правах на земельные участки, указывая, что земельный спор — это только обсуждение и доказывание своих прав на землю.

В отличие от «земельного спора», термину «спор о правах на земельный участок» в научной литературе внимания не уделялось и не уделяется.

Н.А. Сыродоев отмечает, что ст. 1 Земельного Кодекса РФ, посвященная принципам земельного законодательства, содержит массу «не только ненормативных, но и весьма спорных положений, привносящих лишь путаницу и засоряющих закон». В частности, указывается, что представления о земле, изложенные в ст. 1 Кодекса, не согласовываются с определением земельного участка как части поверхности.

А.П. Анисимов и А.Е. Черноморец полагают, что объектом земельных отношений всегда будет конкретный земельный участок, как бы мал или велик по размерам он ни был. Понятие «земля», как им представляется, является понятием «весьма абстрактным и характеризует лишь ее связь с природой»; понятие земли «есть не что иное, как земельные участки, объединяемые в одну группу по выполняемым функциям или, что одно и то же, в одну категорию по целевому назначению их использования»; понятие «земельный участок» просто заменяется словом «земля», которое является «сокращенным и всем понятным обозначением земельного участка… все понятно и не требует никаких объяснений». Однако совершенно ясно, что следует различать землю как объект природы и природный ресурс, как основу существования индивида, групп людей, этноса в целом, как средство производства, а также как объект гражданских отношений.

Б.В. Ерофеев утверждает, что права на земельные участки можно рассматривать с двух сторон: как юридический факт, на основании которого возникает право обладания земельным участком, и как совокупность правомочий в отношении владения, пользования и распоряжения землей.

Права на земельные участки условно делятся на право собственности, вещные права и обязательственные права. Тем временем обязательственные права, в отличие от вещных прав на земельные участки, приобретаются в результате осуществления сделок, например, при заключении договора аренды. В зависимости от вида права на земельный участок разнообразен и объем правомочий, которые может осуществлять его обладатель. Таким образом, собственник, в отличие от других, обладает более широкими правомочиями в отношении земельного участка.

Нужно отметить, что в отличие от земельных споров, в содержание споров о правах на земельные участки не входят имущественные споры, возникающие из земельных отношений.

Следовательно, понятия «земельный спор» и «спор о правах на земельный участок» соотносятся как

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

_МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «ИННОВАЦИОННАЯ НАУКА» №10/2017 ISSN 2410-6070_

общее и частное. В то же время, термин «земельный спор», который является родовым по отношению к термину «спор о правах на земельный участок», включает в себя, кроме споров о правах на земельные участ ки, в свою очередь и имущественные споры, которые возникают из земельных отношений.

Исходя из сказанного, можно утверждать, что под спорами, связанными с правами на земельные участки, понимают неурегулированные разногласия между участниками земельных отношений, о которых заявлено в суд общей юрисдикции, арбитражный суд по поводу права собственности, вещных или обязательственных прав, а также отдельных правомочий в отношении земельных участков.

Споры о правах на земельный участок, которые являются разновидностью земельных споров, можно классифицировать по разным основаниям. В практическом отношении наиболее приемлемыми критериями для классификации споров о правах на земельный участок выступают: субъекты разрешения спора; субъекты спора; основание возникновения спора.

В зависимости от субъекта разрешения споры о правах на земельный участок можно условно разбить

на:

• споры, рассматриваемые судами общей юрисдикции;

• споры, подведомственные арбитражным судам;

• споры, переданные сторонами на разрешение в третейский суд.

В соответствии со статьей 64 Земельного Кодекса РФ земельные споры рассматриваются в судебном порядке. Прежде, до января 1994 г., согласно предыдущему кодексу, отдельные категории земельных споров в обязательном порядке изучались административными органами. В частности, на основании статьи 115 ЗК РСФСР, помимо судебных, к органам, имеющим право разрешать земельные споры, относились Советы народных депутатов. Помимо этого, обязательный досудебный порядок урегулирования некоторых земельных споров устанавливался отдельными федеральными законами. К примеру, на основании статьи 13 Федерального закона от 24 июля 2002 г. «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» с обязательным использованием согласительных процедур должны были рассматриваться споры о местоположении выделяемого земельного участка в счет земельной доли и размере компенсации оставшимся участникам долевой собственности. На данный момент административный (досудебный) порядок рассмотрения земельных споров законодательством не учтен.

Большое количество споров о правах на земельные участки, рассматриваемых судами общей юрисдикции, подсудны районным и городским судам. В данное время из указанной категории дел мировыми судьями могут быть рассмотрены только дела об определении порядка пользования земельным участком.

Изучение судебной практики показало, что к делам об определении порядка пользования земельным участком суды также относят дела об устранении препятствий в пользовании земельным участком.

В соответствии со статьей 64 Земельного Кодекса РФ до принятия дела к производству судом земельный спор может быть передан сторонами на разрешение в третейский суд. Принимая к сведению, что споры о правах на земельный участок являются разновидностью земельных споров, указанное положение в полной мере относится и к спорам о правах на земельный участок.

Следующим критерием, позволяющим классифицировать споры о правах на земельный участок, выступают субъекты спора. Практическое значение классификации, в основе которой выступает субъектный состав спора, заключается в определении подведомственности и подсудности споров о правах на земельный участок. Сторонами в споре о правах на земельный участок могут быть граждане, юридические лица, органы исполнительной власти, органы местного самоуправления, субъекты Российской Федерации и Российская Федерация. При этом от количества сторон будет зависеть, является ли спор двухсторонним или многосторонним. Граждан и юридических лиц, участвующих в споре о правах на земельный участок, в зависимости от вида прав на земельный участок можно разделить на следующие категории:

• собственники земельных участков — лица, являющиеся собственниками земельных участков;

• землепользователи — лица, владеющие и пользующиеся земельными участками на праве постоянного (бессрочного) пользования или на праве безвозмездного пользования;

• землевладельцы — лица, владеющие и пользующиеся земельными участками на праве пожизненного наследуемого владения;

_МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «ИННОВАЦИОННАЯ НАУКА» №10/2017 ISSN 2410-6070_

• арендаторы земельных участков — лица, владеющие и пользующиеся земельными участками по договору аренды, договору субаренды;

• обладатели сервитута — лица, имеющие право ограниченного пользования чужими земельными участками (сервитут).

В зависимости от субъектного состава споры о правах на земельный участок классифицируют, как упоминалось ранее, на:

• споры, в которых сторонами или одной из сторон выступают граждане;

• споры, в которых с обеих сторон выступают юридические лица или индивидуальные предприниматели;

• споры, в которых одной из сторон или с обеих сторон выступают органы исполнительной власти или публично-правовые образования.

Споры о правах на земельный участок, в которых обеими сторонами или одной из сторон выступают граждане, рассматриваются судами общей юрисдикции. Если сторонами спора выступают юридические лица или индивидуальные предприниматели, то спор разрешается арбитражным судом. Споры, в которых одной из сторон или с обеих сторон выступают органы исполнительной власти или публично-правовые образования, рассматриваются арбитражным судом, если они связаны с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности.

Следующим критерием для классификации споров о правах на земельный участок будет являться основание возникновения спора.

Анализ практики судов общей юрисдикции и арбитражных судов показал, что в зависимости от основания возникновения споры о правах на земельные участки условно можно разделить на:

• споры о признании права собственности и вещных прав на земельные участки;

• споры о границах земельных участков;

• споры об устранении препятствий в пользовании земельным участком;

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

• споры, связанные с предоставлением и изъятием земельных участков;

• споры о разделе земельных участков, определении порядка пользования земельным участком.

На практике нередко возникает вопрос: относятся ли споры о признании недействительной сделки с земельным участком к категории споров о правах на земельный участок? В связи с этим полагаем, что не совсем правильно расширительно толковать споры о правах на земельный участок. Споры о правах на земельные участки необходимо отграничивать от гражданско-правовых споров в отношении земельных участков. Считается, что основными отличительными признаками, позволяющими успешно разграничивать земельные и гражданско-правовые споры по поводу земельных участков, будет характер спорных отношений и законодательство, применяемое при разрешении спора.

Так, если спор в отношении земельного участка не связан с земельными отношениями и при разрешении спора применяется гражданское законодательство, то, соответственно, спор будет относиться к гражданско-правовым. Отметим, что к гражданско-правовым спорам, объектом которых является земельный участок, будет относиться большинство споров о признании недействительной сделки с земельным участком.

Например, Омаров обратился в Борский городской суд Нижегородской области с иском к Волковой о признании договора купли-продажи земельного участка площадью 600 м2 недействительным, о признании недействительной регистрации права собственности ответчика на спорный земельный участок, так как в момент совершения сделки не мог понимать значения своих действий и руководить ими, потому что находился в состоянии алкогольного опьянения. Ответчик, работая продавцом в магазине, расплачивалась за купленный земельный участок продуктами и спиртным, давая их без оплаты. Разрешая спор, суд первой инстанции в соответствии с п. 1 ст. 177 ГК РФ решением от 23 апреля 2014 г. удовлетворил заявленные требования о признании договора купли-продажи и государственную регистрацию права собственности Волковой на спорный земельный участок недействительными. Выводы суда подтверждаются объяснениями истца, показаниями свидетелей, заключением судебно-психиатрической амбулаторной экспертизы и

МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «ИННОВАЦИОННАЯ НАУКА» №10/2017 ISSN 2410-6070

заключением дополнительной судебно-психиатрической амбулаторной экспертизы.

В данном случае, учитывая факт, что спор хотя и связан с земельным участком, но не вытекает из земельных отношений, а также то, что при разрешении спора не применяется земельное законодательство, считается, что спор будет относиться к категории гражданско-правовых.

Учет изложенных положений позволит устранить имеющиеся в нормативных правовых актах недостатки, тем самым повысить эффективность правового регулирования земельных отношений.

Таким образом, специфика споров о правах на земельный участок зависит от видов классификации. Список использованной литературы:

4.Земельный кодекс РСФСР (утв. ВС РСФСР 25.04.1991 N 1103-1) (ред. от 24.12.1993) // СПС «Консультант Плюс».

5. Корнеев А.Л. Сделки с земельными участками: Учебное пособие. М., 2006. С. 39.

6. Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29.04.2010 (ред. от 23.06.2015) «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» // СПС»КонсультантПлюс».

7. Сыродоев Н.А. Новый Земельный кодекс Российской Федерации // Правоведение. 2002. № 1. С. 7.

9. Федеральный закон «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» от 24.07.2002 N 101-ФЗ//СПС «КонсультантПлюс».

© Фролов С.А., 2017.

УДК 343.2/.7

Я.В. Фроловичев

канд. юрид. наук, старший преподаватель ННГУ им. НИ. Лобачевского, г. Нижний Новгород, РФ

ЗАЧЕТ ВРЕМЕНИ ДОМАШНЕГО АРЕСТА В СРОКИ УГОЛОВНЫХ НАКАЗАНИЙ: ЗАКОНОДАТЕЛЬНАЯ РЕГЛАМЕНТАЦИЯ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА

Аннотация

В работе рассмотрены положения уголовного и уголовно-процессуального законов, которыми руководствуются суды при зачете времени меры пресечения в виде домашнего ареста в сроки наказаний. Анализ этих законодательных положений позволил сделать вывод о том, что судебные решения по зачету времени домашнего ареста в сроки наказаний не соответствуют требованиям уголовно-процессуального закона о законности, справедливости и обоснованности приговора. Такой вывод прежде всего обосновывается тем, что действующее уголовное законодательство России не предусматривает положений о зачете времени домашнего ареста в сроки наказаний. Вместе с тем предложено внести дополнения в УК РФ в целях создания отсутствующего до сих пор правового механизма зачета времени домашнего ареста в сроки наказаний.

Резолютивная часть определения объявлена 12 декабря 2017 г.

Полный текст определения изготовлен 19 декабря 2017 г.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Грачевой И.Л.,

судей Киселевой О.В. и Поповой Г.Г.,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело N А65-6671/2016 по кассационной жалобе муниципального казенного учреждения «Комитет земельных и имущественных отношений» Исполнительного комитета муниципального образования города Казани (г. Казань) на постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.12.2016 (судьи Романенко С.Ш., Балакирева Е.М., Терентьев Е.А.) и постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 30.05.2017 (судьи Коноплева М.В., Ананьев Р.В., Карпова В.А.), установила:

муниципальное казенное учреждение «Комитет земельных и имущественных отношений» Исполнительного комитета муниципального образования города Казани (далее — Комитет) обратилось в Арбитражный суд Республики Татарстан с иском к индивидуальному предпринимателю Афлятунову Рафаэлю Рашитовичу о взыскании 137 495 руб. 32 коп. неосновательного обогащения за пользование земельным участком в период с 27.09.2013 по 31.01.2016 и 15 239 руб. 33 коп. процентов за пользование чужими денежными средствами, начисленных на сумму неосновательного обогащения.

Арбитражный суд Республики Татарстан решением от 20.04.2016 удовлетворил иск в полном объеме.

Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд постановлением от 01.12.2016, оставленным без изменения постановлением Арбитражного суда Поволжского округа от 30.05.2017, изменил решение от 20.04.2016 и взыскал с предпринимателя 63 013 руб. 28 коп. неосновательного обогащения и 5072 руб. 64 коп. процентов, в остальной части иска отказал.

Комитет, ссылаясь на нарушение судами норм материального и процессуального права, обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о пересмотре постановлений судов апелляционной и кассационной инстанций от 01.12.2016 и от 30.05.2017 в кассационном порядке.

Определением от 16.11.2017 судьи Верховного Суда Российской Федерации Грачевой И.Л. жалоба Комитета вместе с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

От Комитета поступило ходатайство, в котором он указал, что поддерживает доводы жалобы и просит рассмотреть дело в отсутствие его представителя.

Другие лица, участвующие в деле, извещенные надлежащим образом о времени и месте судебного заседания, своих представителей также в суд не направили, что в соответствии со статьей 291.10 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) не является препятствием для рассмотрения дела в их отсутствие.

Основаниями для отмены или изменения судебных актов в порядке кассационного производства в Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации являются существенные нарушения норм материального права и (или) норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод, законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а также защита охраняемых законом публичных интересов (часть 1 статьи 291.11 АПК РФ).

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Грачевой И.Л., Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации пришла к выводу о том, что обжалуемые постановления апелляционного и окружного судов подлежат отмене.

Как установлено судами и следует из материалов дела, предприниматель по договору купли-продажи от 20.03.2009 приобрел у общества с ограниченной ответственностью «Жилстрой» (далее — Общество, продавец) в собственность административное здание, расположенное на земельном участке площадью 290 кв.м с кадастровым номером 16:50:090120:17, право государственной собственности на которое не разграничено, предоставленном продавцу на основании постановления администрации города Казани от 07.12.1998 N 2492 в постоянное (бессрочное) пользование. Право собственности предпринимателя на здание зарегистрировано 27.09.2013.

Ни Общество, ни предприниматель с заявлением о переоформлении права постоянного (бессрочного) пользования на право собственности или аренды в отношении указанного земельного участка в срок, установленный в пункте 2 статьи 3 Федерального закона от 25.10.2001 N 137-ФЗ «О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации» (далее — Закон N 137-ФЗ), не обращались.

Предприниматель обратился в Комитет с заявлением о формировании земельного участка, занятого принадлежащим ему зданием и необходимым для его использования, в целях оформления права собственности на участок только в декабре 2015 года. На основании данного заявления был сформирован и поставлен на кадастровый учет земельный участок площадью 352 кв.м с кадастровым номером 16:50:090120:97, занятый указанным зданием и необходимый для его использования. По заключенному с Комитетом договору купли-продажи от 29.02.2016 N 23598 предприниматель приобрел указанный участок в собственность за плату.

Комитет, ссылаясь на то, что предприниматель в период с 27.09.2013 по 31.01.2016 не платил за пользование спорным земельным участком, на котором расположено принадлежащее ему на праве собственности здание, обратился в арбитражный суд с настоящим иском о взыскании платы за фактическое пользование земельным участком, рассчитанной в размере арендной платы на основании нормативных правовых актов Республики Татарстан об установлении арендной платы за период до 30.11.2015 исходя из площади земельного участка 290 кв.м, а с 01.12.2015 исходя из площади 352 кв.м.

Суд первой инстанции, руководствуясь статьями 395, 1102, 1105, 1107 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), статьями 1, 65 Земельного кодекса Российской Федерации (далее — ЗК РФ), пунктом 10 статьи 3 Закона N 137-ФЗ, Федеральным законом от 08.03.2015 N 42-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации», разъяснениями, приведенными в пункте 14 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 24.03.2005 N 11 «О некоторых вопросах, связанных с применением земельного законодательства» (далее — постановление Пленума ВАС РФ N 11), правовыми позициями Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенными в постановлениях от 15.11.2011 N 8251/11 и от 17.12.2013 N 12790/13, пришел к выводу о наличии оснований для взыскания с ответчика неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими денежными средствами в указанном в иске размере.

Суд исходил из следующего: с момента государственной регистрации права собственности на объект недвижимости предприниматель обязан платить за пользование публичным земельным участком, на котором этот объект расположен; предприниматель пользовался указанным земельным участком в спорный период и не платил за пользование, в связи с чем неосновательно обогатился на сумму невнесенной платы; ответчик не является плательщиком земельного налога; отсутствие договора аренды земельного участка не освобождает предпринимателя от обязанности оплачивать фактическое пользование земельным участком в сумме, соответствующей размеру арендной платы; Комитет правомерно произвел расчет платы за пользование земельным участком в соответствии с постановлением Кабинета Министров Республики Татарстан от 09.02.1995 N 74 «Об арендной плате за землю», решением Казанской городской Думы от 11.11.2013 N 5-26 «О земельном налоге», постановлениями Кабинета Министров Республики Татарстан от 24.12.2010 N 1102 и от 25.11.2013 N 927 «Об утверждении результатов государственной кадастровой оценки земельных участков в составе земель населенного пункта города Казань»; в силу пункта 2 статьи 1107 ГК РФ с ответчика подлежат взысканию проценты за пользование чужими денежными средствами, начисленные на сумму долга по правилам статьи 395 того же Кодекса.

Суд апелляционной инстанции признал правильным вывод суда первой инстанции о наличии оснований для взыскания с ответчика платы за пользование земельным участком, на котором расположено принадлежащее ему здание, но посчитал неверным расчет неосновательного обогащения и процентов.

Апелляционный суд пришел к следующим выводам: при приобретении предпринимателем здания, расположенного на спорном земельном участке, к нему на основании пункта 1 статьи 35 ЗК РФ и пункта 1 статьи 552 ГК РФ перешло имевшееся у продавца здания право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком, занятым зданием; поскольку ответчик в силу пункта 2 статьи 3 Закона N 137-ФЗ был вправе переоформить указанное право путем заключения договора аренды или купли-продажи, на него распространяются положения данного пункта об установлении годовой арендной платы в случае переоформления права постоянного (бессрочного) пользования в пределах двух процентов кадастровой стоимости земельного участка; с учетом данной ставки с предпринимателя следует взыскать 63 013 руб. 28 коп. неосновательного обогащения и 5072 руб. 64 коп. процентов, начисленных на указанную сумму долга.

Суд округа поддержал выводы суда апелляционной инстанции.

Судебная коллегия считает, что суды апелляционной и кассационной инстанций при рассмотрении требований Комитета о взыскании с предпринимателя платы за пользование земельным участком и процентов неправильно применили нормы материального права и не учли следующего.

В соответствии с пунктом 1 статьи 65 ЗК РФ использование земли является платным; формами платы за пользование землей являются земельный налог (до введения в действие налога на недвижимость) и арендная плата.

Предприниматель на основании заключенного с Обществом договора купли-продажи от 20.03.2009 приобрел административное здание, право собственности на которое зарегистрировано в установленном порядке 27.09.2013.

В силу пункта 1 статьи 35 ЗК РФ (в редакции, действовавшей до 01.03.2015) и пункта 3 статьи 552 ГК РФ при продаже недвижимости (переходе права собственности), находящейся на земельном участке, не принадлежащем продавцу на праве собственности, покупатель приобретает право на использование части земельного участка, которая занята этой недвижимостью и необходима для ее использования.

Земельный участок, на котором расположено приобретенное предпринимателем здание, принадлежал Обществу — продавцу на праве постоянного (бессрочного) пользования.

Согласно пункту 2 статьи 3 Закона N 137-ФЗ (в редакции, действовавшей в спорный период) юридические лица, за исключением указанных в пункте 1 статьи 20 ЗК РФ юридических лиц, обязаны переоформить право постоянного (бессрочного) пользования земельными участками на право аренды земельных участков или приобрести земельные участки в собственность до 01.07.2012. В действующей с 01.03.2015 редакции указанного пункта статьи 3 Закона N 137-ФЗ закреплено аналогичное правило.

В пункте 13 постановления Пленума ВАС РФ N 11 также разъяснено, что если недвижимость находится на земельном участке, принадлежащем продавцу на праве постоянного (бессрочного) пользования, а покупателю согласно статье 20 ЗК РФ (в редакции, действовавшей на момент приобретения предпринимателем здания) земельный участок на таком праве предоставляться не может, последний как лицо, к которому перешло право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком в связи с приобретением здания, строения, сооружения, может оформить свое право на земельный участок путем заключения договора аренды или приобрести его в собственность в порядке, предусмотренном пунктом 2 статьи 3 Закона N 137-ФЗ.

Согласно статье 20 ЗК РФ, действовавшей до 01.03.2015, и статье 39.9 ЗК РФ, действующей в настоящее время, в постоянное (бессрочное) пользование земельные участки предоставляются исключительно органам государственной власти и органам местного самоуправления, государственным и муниципальным учреждениям, казенным предприятиям, центрам исторического наследия президентов Российской Федерации, прекративших исполнение своих полномочий.

Предприниматель не относится к лицам, которым земельные участки могут предоставляться на праве постоянного (бессрочного) пользования, указанное право не было зарегистрировано, не является ранее возникшим, не приобретено в порядке универсального правопреемства, поэтому правовым основанием для взыскания с ответчика как фактического пользователя земельного участка являются статья 1102 ГК РФ, статьи 1 и 65 ЗК РФ.

В случае переоформления в порядке пункта 2 статьи 3 Закона N 137-ФЗ права постоянного (бессрочного) пользования земельными участками на право аренды земельных участков годовой размер арендной платы устанавливается в пределах двух процентов кадастровой стоимости арендуемых земельных участков.

Установленная данным законом льготная ставка арендной платы распространяется исключительно на лиц, которые совершили необходимые юридические действия по переоформлению принадлежащего им права постоянного (бессрочного) пользования земельного участка на право аренды.

При отсутствии переоформления права постоянного (бессрочного) пользования на земельный участок, право государственной собственности на который не разграничено, плата за пользование таким участком до 01.03.2015 подлежала определению по правилам абзаца пятого пункта 10 статьи 3 Закона N 137-ФЗ (действовавшего до 01.03.2015), с 01.03.2015 — по правилам, установленным пунктом 3 статьи 39.7 ЗК РФ.

Поскольку ни Общество до продажи объекта недвижимости по договору от 20.03.2009, ни предприниматель после приобретения этого объекта не исполнили обязанность, предусмотренную пунктом 2 статьи 3 Закона N 137-ФЗ и не обратились до 01.07.2012 с заявлениями о переоформлении права постоянного (бессрочного) пользования земельным участком на право аренды, данное право не переоформили, размер платы за пользование участком, право государственной собственности на который не разграничено, подлежит определению на основании действовавших в спорный период нормативных правовых актов Республики Татарстан об установлении арендной платы.

При таком положении у апелляционного суда и у окружного суда, оставившего постановление суда апелляционной инстанции без изменения, не имелось оснований считать, что с ответчика надлежало взыскать плату за фактическое пользование земельным участком в размере двух процентов кадастровой стоимости.

Таким образом, суд первой инстанции, руководствуясь статьями 395, 1102, 1107 ГК РФ, пришел к правильному выводу о том, что с ответчика следует взыскать неосновательное обогащение в размере арендной платы и проценты за пользование чужими денежными средствами, начисленные на сумму долга, в размере, указанном в исковом заявлении Комитета.

Принимая во внимание изложенное, Судебная коллегия считает, что постановление апелляционного суда от 01.12.2016 и постановление окружного суда от 30.05.2017 приняты с существенным нарушением норм материального права, определяющих размер платы за пользование земельным участком, право постоянного (бессрочного) пользования которым в установленном пунктом 2 статьи 3 Закона N 137-ФЗ порядке не переоформлено, поэтому на основании части 1 статьи 291.11 АПК РФ постановления апелляционного и окружного судов следует отменить, а решение суда первой инстанции от 20.04.2016 — оставить в силе.

Руководствуясь статьями 167, 176, 291.11-291.15 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации определила:

постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.12.2016 и постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 30.05.2017 по делу N А65-6671/2016 отменить.

Оставить в силе решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 20.04.2016 по тому же делу.

Определение вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в порядке надзора в Верховный Суд Российской Федерации в трехмесячный срок.

Председательствующий И.Л. Грачева
Судьи О.В. Киселева
Г.Г. Попова

Разнообразие земельных правоотношений связано прежде всего со статусом земельных участков, порядком распоряжения ими, неразрешенностью вопроса о разграничении государственной собственности на землю. Как важнейший природный ресурс земля всегда остается одним из наиболее ценных объектов гражданского оборота, кроме того, это объект с особым правовым статусом. Динамично развивающееся и зачастую противоречивое законодательство в данной сфере вызывает к жизни множество споров, связанных как с оборотом земель, так и с различными вопросами административного характера.

Статья 64 Земельного кодекса РФ указывает, что земельные споры рассматриваются в судебном порядке; до принятия дела к производству судом земельный спор может быть передан сторонами на разрешение в третейский суд.

Земельные споры возникают по поводу земли в связи с отказом предоставления земельного участка, его изъятием, ограничением прав на землю, нарушением границ землепользования, самовольным занятием и в других случаях, когда нарушено субъективное право лица. Спор может возникнуть и в связи с тем, что лицо заблуждалось в отношении своего действительного права.

Сторонами в земельном споре являются:

— исполнительный орган государственной власти либо орган местного самоуправления, с одной стороны, и физическое либо юридическое лицо, с другой стороны, при отказе в предоставлении земельного участка, изъятии, ограничении или прекращении прав административно-правовым актом властного органа;

— граждане и юридические лица по спорам между собой — в связи с нарушением границ землепользования, самовольным занятием земли, созданием помех в осуществлении правомочий по владению, пользованию и распоряжению земельным участком.

Споры о признании прав на землю рассматриваются судами в порядке искового производства как споры о праве гражданском. В качестве ответчика выступает администрация государственного органа исполнительной власти или органа местного самоуправления, обладающего правом распоряжения землей в соответствии со статьями 10 и 11 Земельного кодекса РФ, во втором случае

— лицо, нарушившее земельные права потерпевшей стороны.

Из анализа норм ЗК РФ можно сделать вывод, что в судах подлежат рассмотрению, в частности, следующие иски и споры о праве на землю:

— в связи с отказом в предоставлении земельного участка в собственность гражданам и юридическим лицам из государственного и муниципального земельного фонда (ст.ст. 15, 36);

— в связи с отказом в переоформлении постоянного (бессрочного) пользования землей на право собственности или в аренду (п. 5 ст. 20 ЗК РФ, п. 2 ст. 3 ФЗ «О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации»);

— в связи с отказом в переоформлении пожизненного наследуемого владения земельным участком в собственность (п. 3 ст. 21);

— в связи с изъятием или отказом в предоставлении служебного земельного надела (ст. 24);

— спор о земельном участке при переходе права собственности на недвижимость (ст. 35);

— спор о земельном участке при продаже его с торгов (аукциона, конкурса) и признании права на землю (ст. 38);

— иск о признании права на землю при разрушении здания, строения, сооружения при условии начала восстановления их в течение трех лет (ст. 39);

— споры о признании прав на земельные участки при принудительном прекращении прав на землю по основаниям, предусмотренным ст.ст. 44-48, 51, 54 ЗК РФ, ст.ст. 284-286 ГК РФ;

— спор по иску исполнительного органа государственной власти либо органа местного самоуправления о принудительном изъятии (выкупе) земельного участка для государственных или муниципальных нужд (ст.ст. 49, 55 ЗК РФ, ст.ст. 279-283 ГК РФ).

Судебному рассмотрению подлежат также споры, возникающие из договоров по поводу земли, — купли-продажи, мены, аренды, ипотеки, дарения, сервитута и др. Следует иметь в виду, что, помимо ЗК РФ и ГК РФ, названные виды земельного оборота регулируются ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения».

При определении подсудности споров, связанных с земельными правоотношениями, следует учитывать правила родовой подсудности. В соответствии со ст. 23 ГПК дела по имущественным спорам при цене иска, не превышающей пятисот минимальных размеров оплаты труда, установленных законом на день подачи заявления, дела об определении порядка пользования земельными участками подсудны мировому судье.

Территориальная подсудность земельных споров в большинстве случаев является исключительной и определяется по правилам ст. 30 ГПК РФ — иски о правах на земельные участки подсудны суду по месту нахождения земельного участка.

Остальные требования подсудны судам по общему правилу, закрепленному в ст. 28 ГПК РФ, — по месту жительства ответчика, а требования к организации — по месту нахождения организации.

Исковые заявления оплачиваются государственной пошлиной. Требования о признании неправомерным отказа местной администрации в предоставлении земельного участка, об устранении препятствий в пользовании земельным участком, об определении порядка пользования земельным участком оплачиваются государственной пошлиной как требования неимущественного характера.

Как уже было сказано, ЗК РФ предусмотрена возможность передачи земельных споров на рассмотрение третейского суда. Третейский суд принимает решение большинством голосов. Решение излагается в письменном виде, в нем указывается время и место постановления решения, состав третейского суда; третейская запись, на основании которой действовал суд; наименование всех участников спора; предмет спора; причины, по которым суд принял решение; постановление третейского суда. Решение подписывается всеми судьями и участниками спора. Решение третейского суда, не исполненное добровольно, может быть исполнено в принудительном порядке на основании исполнительного листа, который выдается судом общей юрисдикции. В том случае, если судья отказывает в выдаче исполнительного листа, спор может быть решен в суде, по заявлению заинтересованной в этом стороны.

Резолютивная часть определения объявлена 21 марта 2019 г.

Полный текст определения изготовлен 26 марта 2019 г.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Грачевой И.Л.,

судей Киселевой О.В. и Чучуновой Н.С.,

при участии представителя Министерства имущественных и земельных отношений Тверской области Кузьменко О.Ю. (доверенность от 09.01.2018), индивидуального предпринимателя Демидовой Лидии Ивановны — Гузеева Ю.Г. (доверенность от 02.11.2017),

рассмотрев в открытом судебном заседании дело N А41-80395/2017 по кассационной жалобе индивидуального предпринимателя Демидовой Лидии Ивановны на решение Арбитражного суда Московской области от 06.02.2018, постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 18.05.2018 и постановление Арбитражного суда Московского округа от 13.09.2018, установила:

Министерство имущественных и земельных отношений Тверской области (далее — Министерство) обратилось в Арбитражный суд Московской области с иском к индивидуальному предпринимателю Демидовой Лидии Ивановне о взыскании 414 883 руб. неосновательного обогащения — платы за пользование земельным участком в период с 27.01.2015 по 06.02.2017.

Арбитражный суд Московской области решением от 06.02.2018, оставленным без изменения постановлением Десятого арбитражного апелляционного суда от 18.05.2018 и постановлением Арбитражного суда Московского округа от 13.09.2018, удовлетворил требование Министерства в части взыскания с предпринимателя 314 378 руб. 02 коп. неосновательного обогащения.

В кассационной жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, предприниматель, ссылаясь на нарушение судами трех инстанций норм материального и процессуального права, просит отменить указанные судебные акты и принять новый судебный акт об отказе в иске.

Определением от 28.02.2019 судьи Верховного Суда Российской Федерации Грачевой И.Л. жалоба предпринимателя вместе с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

В отзыве на жалобу Министерство просит оставить принятые по делу судебные акты без изменения, считая их законными и обоснованными.

В судебном заседании представитель предпринимателя поддержал доводы жалобы, а представитель Министерства — доводы, приведенные в отзыве на нее.

Согласно части 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) основаниями для отмены или изменения судебных актов в порядке кассационного производства в Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации являются существенные нарушения норм материального права и (или) норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод, законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Грачевой И.Л., выслушав объяснения представителей лиц, участвующих в деле, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации пришла к выводу о том, что обжалуемые судебные акты подлежат отмене.

Как установлено судами и следует из материалов дела, государственному унитарному предприятию «Андреапольский районный лесхоз» (далее — Предприятие) на праве хозяйственного ведения принадлежали следующие объекты недвижимости, находящиеся по адресу: Тверская область, г. Андреаполь, Октябрьская ул., д. 20: автогараж, комната приезжих, контора лесхоза, красный уголок.

Данные объекты расположены на земельном участке площадью 3527 кв.м с кадастровым номером 69:01:0070223:6, находившемся в собственности субъекта Российской Федерации — Тверской области, предоставленном Предприятию на праве постоянного (бессрочного) пользования.

Комитет по управлению имуществом Тверской области (далее — Комитет) распоряжением от 01.09.2009 N 1753 «О переоформлении прав на земельный участок, находящийся в собственности Тверской области» прекратил право постоянного (бессрочного) пользования Предприятия на земельный участок кадастровым номером 69:01:0070223:6 и предоставил участок Предприятию в аренду для производственных нужд сроком до 15.09.2058.

Во исполнение указанного распоряжения Комитет (арендодатель) и Предприятие (арендатор) 15.09.2009 заключили договор аренды земельного участка площадью 3527 кв.м с кадастровым номером 69:01:0070223:6, расположенного по адресу: Тверская область, г. Андреаполь, Октябрьская ул., д. 20, сроком на 49 лет.

Договор зарегистрирован в установленном порядке 06.02.2010.

Арендная плата за пользование земельным участком установлена в соответствии с пунктом 2 статьи 3 Федерального закона от 25.10.2001 N 137-ФЗ «О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации» (далее — Закон N 137-ФЗ) в размере двух процентов кадастровой стоимости земельного участка.

Предприниматель по договору купли-продажи от 03.12.2014, заключенному по результатам открытых торгов в форме публичного предложения по продаже имущества Предприятия, находившегося в процедуре банкротства, приобрел у Предприятия в лице конкурсного управляющего в собственность объекты недвижимости (автогараж, комнату приезжих, контору лесхоза, красный уголок), расположенные на указанном земельном участке, предоставленном продавцу в аренду.

Право собственности предпринимателя на указанные объекты недвижимости зарегистрировано 27.01.2015.

По заключенному с Министерством, осуществляющим полномочия по распоряжению земельными участками, находящимися в собственности Тверской области, договору купли-продажи от 10.01.2017 N 1-кп/2017 предприниматель приобрел указанный участок в собственность за плату в порядке статей 39.3 и 39.20 Земельного кодекса Российской Федерации (далее — ЗК РФ). Право собственности предпринимателя на участок зарегистрировано 06.02.2017.

Министерство, ссылаясь на то, что предприниматель в период с 27.01.2015 по 06.02.2017 не платил за пользование спорным земельным участком, на котором расположены принадлежащие ему на праве собственности объекты недвижимости, обратилось в арбитражный суд с настоящим иском о взыскании платы за фактическое пользование земельным участком, рассчитанной в размере арендной платы в соответствии с Методикой определения и расчета арендной платы за пользование имуществом, находящимся в государственной собственности Тверской области, утвержденной постановлением Законодательного Собрания Тверской области от 24.06.2004 N 965-П-3 (далее — Методика), исходя из рыночной стоимости размера ежегодной арендной платы, определенной на основании отчета об оценке, с учетом коэффициента инфляции.

В отзыве на иск предприниматель указал на то, что в связи с приобретением объектов недвижимости, расположенных на земельном участке, находившемся у продавца в аренде, к покупателю перешли права и обязанности арендатора по договору от 15.09.2009, в том числе обязанность платить за пользование участком в размере, установленном договором и пунктом 2 статьи 3 Закона N 137-ФЗ, из расчета два процента кадастровой стоимости участка, что составляет за спорный период 100 504 руб. 98 коп. Плату за пользование участком в указанном размере ответчик перечислил арендодателю по платежному поручению от 27.12.2017.

Суды первой и апелляционной инстанций, сославшись на статьи 424, 552, 1102, 1105 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), статьи 1, 39.9, 65 ЗК РФ, статью 388 Налогового кодекса Российской Федерации, пункт 2 статьи 3 Закона N 137-ФЗ, разъяснения, приведенные в пункте 1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.07.2009 N 54 «О некоторых вопросах, возникших у арбитражных судов при рассмотрении дел, связанных с взиманием земельного налога», пришли к выводу о наличии оснований для взыскания с ответчика 314 378 руб. 02 коп. неосновательного обогащения (с учетом представления предпринимателем доказательств оплаты 100 504 руб. 98 коп. задолженности).

Суды исходили из следующего: с момента государственной регистрации права собственности на объекты недвижимости предприниматель обязан платить за пользование публичным земельным участком, на котором эти объекты расположены; поскольку предприниматель в спорный период не платил за пользование, с него по правилам статьи 1102 ГК РФ и статьи 65 ЗК РФ надлежит взыскать неосновательное обогащение в размере арендной платы; так как предприниматель не относится к лицам, которым земельные участки могут предоставляться на праве постоянного (бессрочного) пользования, и он не является универсальным правопреемником Предприятия, при расчете платы за пользование земельным участком не может быть применен льготный порядок определения арендной платы, установленный пунктом 2 статьи 3 Закона N 137-ФЗ для лиц, переоформивших право постоянного (бессрочного) пользования на право аренды, и который был определен договором аренды для Предприятия; Министерство правомерно произвело расчет платы за фактическое пользование предпринимателем спорным земельным участком в размере арендной платы в соответствии с Методикой исходя из рыночной стоимости права аренды.

Суд округа согласился с выводами судов первой и апелляционной инстанций.

Судебная коллегия считает, что суды трех инстанций, при рассмотрении настоящего спора неправильно применили нормы материального права и не учли следующего.

Нормами земельного законодательства предусмотрен принцип единства судьбы земельных участков и прочно связанных с ними объектов (подпункт 5 пункта 1 статьи 1 ЗК РФ).

В силу пункта 1 статьи 35 ЗК РФ и пункта 3 статьи 552 ГК РФ при переходе права собственности на здание, сооружение, находящиеся на чужом земельном участке, к другому лицу оно приобретает право на использование соответствующей части земельного участка, занятой зданием, сооружением и необходимой для их использования, на тех же условиях и в том же объеме, что и прежний их собственник.

В абзаце 2 пункта 14 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 24.03.2005 N 11 «О некоторых вопросах, связанных с применением земельного законодательства» (далее — постановление Пленума ВАС РФ N 11) разъяснено, что покупатель здания, строения, сооружения, находящихся на земельном участке, принадлежащем продавцу на праве аренды, с момента регистрации перехода права собственности на такую недвижимость приобретает право пользования земельным участком, занятым зданием, строением, сооружением и необходимым для их использования, на праве аренды, независимо от того, оформлен ли в установленном порядке договор аренды между покупателем недвижимости и собственником земельного участка.

В пункте 25 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.11.2011 N 73 «Об отдельных вопросах практики применения правил Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре аренды» (далее — постановление Пленума ВАС РФ N 73) подтверждена позиция, согласно которой к покупателю недвижимости переходит то право на земельный участок, которое принадлежало продавцу недвижимости, а также связанные с этим правом обязанности при наличии таковых (перемена лица в договоре аренды).

По смыслу названных норм и разъяснений Пленума ВАС РФ при отчуждении объекта недвижимого имущества его покупатель в силу прямого указания закона приобретает право пользования земельным участком, занятым объектом недвижимости, на тех же условиях и в том же объеме, что и прежний его собственник, и тем самым принимает права и обязанности арендатора земельного участка, а прежний собственник объекта недвижимости выбывает из обязательства по аренде данного земельного участка.

Земельный участок, на котором расположены приобретенные предпринимателем объекты недвижимости, Предприятие (продавец) использовало на основании договора аренды от 15.09.2009, заключенного в порядке переоформления права постоянного (бессрочного) пользования.

В силу положений пункта 2 статьи 422, пункта 1 статьи 424 ГК РФ, пункта 3 статьи 65 ЗК РФ в редакции, действовавшей до 01.03.2015, и статьи 39.7 ЗК РФ в действующей редакции за находящиеся в публичной собственности земельные участки, переданные в аренду без проведения торгов по договорам, заключенным после введения в действие Земельного кодекса Российской Федерации, взимается арендная плата, которая определяется в порядке, установленном соответственно Правительством Российской Федерации, органами государственной власти субъектов Российской Федерации (включая земельные участки, право собственности на которые не разграничено) и органами местного самоуправления, и относится к категории регулируемых цен.

Согласно пункту 2 статьи 3 Закона N 137-ФЗ в случае переоформления права постоянного (бессрочного) пользования земельными участками на право аренды земельных участков годовой размер арендной платы устанавливается в пределах двух процентов кадастровой стоимости арендуемых земельных участков.

Поскольку содержащиеся в Законе N 137-ФЗ ставки утверждены непосредственно федеральным законом, они являются обязательными при определении размера арендной платы для всех публичных собственников.

Таким образом, в связи с приобретением объектов недвижимости, расположенных на земельном участке, находящемся в аренде у продавца, к предпринимателю перешли права и обязанности арендатора по договору от 15.09.2009, в том числе обязанность платить за пользование участком исходя из условий данного договора аренды с применением ставки в размере два процента кадастровой стоимости участка.

При таком положении является неверным, сделанным с неправильным применением приведенных норм права и разъяснений, изложенных в постановлениях Пленума ВАС РФ N 11 и 73, вывод судов о том, что с ответчика надлежит взыскать плату за пользование земельным участком, рассчитанной истцом исходя из рыночной стоимости права аренды.

Ввиду того, что предприниматель до рассмотрения спора по существу перечислил арендную плату, определенную в соответствии с условиями договора аренды от 15.09.2009 в размере два процента актуальной в спорной период кадастровой стоимости земельного участка, правильность представленного предпринимателем в материалы дела в суде первой инстанции расчета подтвердил представитель Министерства в судебном заседании судебной коллегии, у судов не имелось оснований для удовлетворения иска Министерства.

Принимая во внимание изложенное, Судебная коллегия считает, что решение от 06.02.2018, постановление апелляционного суда от 18.05.2018 и постановление окружного суда от 13.09.2018 приняты с существенным нарушением норм материального права, поэтому на основании части 1 статьи 291.11 АПК РФ указанные судебные акты следует отменить, а в иске Министерству отказать.

Руководствуясь статьями 167, 176, 291.11-291.15 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Арбитражного суда Московской области от 06.02.2018, постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 18.05.2018 и постановление Арбитражного суда Московского округа от 13.09.2018 по делу N А41-80395/2017 отменить.

В иске Министерству имущественных и земельных отношений Тверской области отказать.

Определение вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в порядке надзора в Верховный Суд Российской Федерации в трехмесячный срок.

Председательствующий И.Л. Грачева
Судьи О.В. Киселева
Н.С. Чучунова