Срок действия договора

Согласно положениям ст. 309 ГК РФ обязательства должны исполняться в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычаями делового оборота. Односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом (ст. 310 ГК РФ).

Пунктом 3 ст. 425 ГК РФ предусмотрено, что договор признается действующим до определенного в нем момента окончания исполнения сторонами обязательства, за исключением случаев, когда договором или законом предусмотрено, что окончание срока действия договора влечет прекращение обязательств сторон по данному договору.

Согласно п. 68 постановления Пленума Верховного суда РФ от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» окончание срока действия договора не влечет прекращения всех обязательств по договору, в частности обязанностей сторон уплачивать неустойку за нарушение обязательств, если иное не предусмотрено законом или договором (п. 3, 4 ст. 425 ГК РФ).

Между тем в рассматриваемом случае в договоре было предусмотрено, что прекращение срока его действия влечет за собой прекращение обязательств сторон по нему. Таким образом, стороны предусмотрели исключение, отличное от общего правила, предусмотренного п. 3 ст. 425 ГК РФ. Такое условие соответствует диспозитивным положениям п. 3 ст. 425 ГК РФ, предоставляющим сторонам возможность договориться об ином, а именно о том, что окончание срока действия договора влечет прекращение обязательств сторон по данному договору.

Прекращение договора означает отсутствие у должника обязанности совершения действий, которые являлись предметом договора (например, отгружать товары, оказывать услуги либо, как в данном случае, продолжать выполнять работы).

Окончание срока действия договора не освобождает стороны от ответственности за его нарушение (п. 4 ст. 425 ГК РФ). Соответственно, если срок договора истек, но обязательства, возникшие к этому моменту, в силу общего правила ст. 425 ГК РФ сохраняются, то продолжают начисляться и пени за их просрочку. Если же в силу специального указания в договоре истечение срока действия договора прекращает обязательство, то начисление неустойки также прекращается.

Как отмечается в судебной практике, возможность применения договорной ответственности после прекращения договора обусловлена наличием соответствующих условий, согласованных сторонами, а также природой основного обязательства, позволяющей ему существовать после прекращения договора (например, обязательства по внесению арендной платы за пользование имуществом, по оплате товара, переданного в период действия договора, по оплате работ, выполненных и принятых заказчиком до прекращения договора и т.п.) (постановление АС Уральского округа от 22.05.2017 № Ф09-2067/17 по делу № А47-6846/2016).

В рассматриваемом случае окончание срока договора повлекло одновременно и прекращение обязательств сторон по исполнению договора в оставшейся части. Поэтому в случае обращения в суд заказчику, вероятнее всего, будет отказано во взыскании неустойки за период после прекращения договора. Иное фактически означало бы возможность начисления заказчиком пени в течение бесконечного периода времени за неисполнение подрядчиком обязательств, которые уже не подлежат исполнению в связи с прекращением договора.

Просрочка исполнения обязательств имела место всего неделю. После этого договор прекратил свое действие.

Рекомендуем участникам оборота внимательно подходить к разработке условий договора о моменте прекращения обязательства. Это касается не только подрядных договоров, но и договоров поставки, аренды помещения. С позиции должника по обязательству (как основного, так и денежного) выгоднее, чтобы обязательство прекращалось в установленный договором срок. В таком случае с него не может быть взыскана неустойка за период после прекращения договора.

Так, в сфере арендных споров весьма показательным является постановление Президиума ВАС РФ от 12.11.2013 № 8171/13 по делу № А41-19033/2012. Суть спора сводилась к следующему. Стороны заключили договор аренды нежилого помещения, по условиям которого за несвоевременное внесение арендной платы арендодатель мог взыскать с арендатора неустойку. Арендатор вносил арендные платежи несвоевременно, а после окончания срока аренды по договору не погасил возникшую задолженность. Тогда арендодатель обратился в суд с иском о взыскании с арендатора основного долга и договорной неустойки за период до предъявления иска в суд. Суд первой инстанции взыскал неустойку частично, лишь за период до даты окончания срока действия договора. Апелляция и кассация оставили это решение без изменения. Суды исходили из того, что неустойку можно взыскать только за период до даты окончания срока действия договора, а прекращение арендных отношений исключает возможность начисления неустойки, которая предусмотрена условиями договора. Президиум ВАС РФ не согласился с выводами нижестоящих судов, аргументируя следующим. В спорном договоре не указано, что окончание срока его действия влечет прекращение обязательств сторон. Поскольку арендатор несвоевременно вносил арендную плату по договору, на него возлагается ответственность в виде неустойки, размер которой установлен в договоре аренды. С учетом этого Президиум ВАС РФ отменил обжалуемые судебные акты в части отказа истцу во взыскании неустойки за период после окончания срока аренды по договору и удовлетворил исковые требования в полном объеме.

1. Договор вступает в силу и становится обязательным для сторон с момента его заключения.

2. Стороны вправе установить, что условия заключенного ими договора применяются к их отношениям, возникшим до заключения договора, если иное не установлено законом или не вытекает из существа соответствующих отношений.

3. Законом или договором может быть предусмотрено, что окончание срока действия договора влечет прекращение обязательств сторон по договору.

Договор, в котором отсутствует такое условие, признается действующим до определенного в нем момента окончания исполнения сторонами обязательства.

4. Окончание срока действия договора не освобождает стороны от ответственности за его нарушение.

Комментарий к статье 425 Гражданского Кодекса РФ

1. В п. 1 установлен порядок реализации фундаментального принципа договорного права — pacta sunt servanda (договоры должны исполняться). Обязательность для сторон достигнутого ими гражданско-правового соглашения начинается с момента заключения договора.

2. Правило, установленное в п. 1, позволяет определить тот момент, с которого стороны связаны достигнутым ими соглашением. Таковым является момент заключения договора. Эта норма корреспондирует со ст. ст. 432 и 433 ГК, которыми также определяется порядок заключения договора. Помимо того, следует иметь в виду и то обстоятельство, что те договоры, которые подлежат государственной регистрации, вступают в силу с момента такой регистрации.

3. Пункт 2 позволяет сторонам распространить действие заключенного договора на те фактические отношения, которые сложились между сторонами до достижения соглашения. При этом следует иметь в виду, что распространение сторонами договора на отношения, возникшие до заключения договора, не влияет на определение момента заключения договора.

4. Сам по себе факт истечения срока действия договора не влечет прекращения тех обязательств, которые возникли из этого договора. Эта презумпция заложена в абз. 2 п. 3 комментируемой статьи. В то же время в законе может быть предусмотрено иное, равно как и стороны могут договориться о том, что обязательства из договора прекращаются с истечением срока его действия.

5. В п. 4 статьи установлена императивная норма, которая не допускает освобождение стороны от ответственности за нарушение договора в связи с истечением срока его действия. Заинтересованное лицо вправе предъявить свои требования, вытекающие из нарушения обязательства, в течение срока исковой давности.

Когда истина не рождается в обычном споре — приходится обращаться к «кесаревому сечению» — в суд. Именно в этой инстанции оппоненты надеются найти разрешение для их спора, которое было бы справедливым и однозначным. Ведь однозначность — один из самых главных принципов развития судебной практики. Нижеизложенные решения ярко демонстрируют, что на данный момент однозначности применения норм материального права в судебной практике еще нет, поскольку решения трех инстанций по делу противоречат друг другу.

В Хозяйственный суд г. Киева обратилась с иском к ООО «Компания МиК» о толковании условий договора о предоставлении юридических услуг акционерная энергопоставляющая компания «Киевэнерго». Истец просил также признать правомерным свое толкование спорных условий договора. И, кроме того, взыскать с ответчика затраты на оплату государственной пошлины и расходы на информационно-техническое обеспечение судебного процесса.

Суд первой инстанции установил, что между истцом и ответчиком был подписан договор по предоставлению юридических услуг. В соответствии с вышеуказанным договором ответчик обязался взыскать задолженность в пользу истца, а истец, в свою очередь, обязался оплатить юридические услуги в сроки и на условиях, предусмот­ренных договором. Дополнением к договору было также установлено количество должников и дела, по которым возникла задолженность контр­агентов перед истцом. Пунктом 11.1 договора установлено, что этот договор вступает в силу с момента его подписания сторонами и действует 10 месяцев, а в части произведения расчетов — до полного их выполнения. Истец толкует данную норму с учетом цели заключения договора. Таковой для него было взыскание задолженности со своих должников в определенный срок. Таким образом, сроком действия договора устанавливается тот срок, который указан в договоре. Ответчик утверждал, что договор действует до момента, пока не прекратятся существующие хозяйственные правоотношения, вытекающие из договора. Данное утверждение истца корреспондирует с пунктом 7 статьи 180 Хозяйственного кодекса Украины, в котором указано, что срок действия договора — это срок, на протяжении которого существуют хозяйственные обязательства сторон, возникшие на основании договора. И поскольку до указанного срока ответчик не выполнил все взятые на себя обязательства, то срок действия договора все еще продолжается. Спорным для сторон оказалось также толкование срока действия во времени дополнительного соглашения. Истец указал, что данному соглашению обратная сила во времени не предоставлялась, и оно действует с момента его подписания. Ответчик же утверждал, что срок действия дополнительного соглашения прекратился с договором — до окончания срока действия договора и он имеет обратную силу во времени. Суд с таким выводом согласился и отказал в удовлетворении исковых требований.

Рассмотрев апелляционную жалобу акционерной энергопоставляющей компании «Киевэнерго», суд апелляционной инстанции принял кардинально противоположное решение по делу. Он согласился с доводами истца о том, что обязательства должны выполняться соответствующим образом и в срок, указанный в договоре. Поэтому юридические услуги ответчика должны были предоставляться точно в сроки, предусмотренные договором, а именно на протяжении 10 месяцев. Суд, проанализировав статью 180 Хозяйственного процессуального кодекса Украины, пришел к выводу о том, что данная норма является производной от других норм этой же статьи и суд первой инстанции применил ее без учета этих норм. Поскольку установление срока действия договора является существенным условием при заключении договора, то вывод суда первой инстанции о том, что действие договора продлевается на срок, пока не прекратятся хозяйственные обязательства, не соответствует действительнос­ти. Срок действия договора — это срок, на протяжении которого договор подлежит исполнению, а не срок, на протяжении которого действуют хозяйственные правоотношения. Кроме того, одностороннее изменение условий договора не допускается. Что касается дополнительного соглашения, то суд указал, что договор считается заключенным, когда между сторонами в нужное время и в надлежащей форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям, а если договор требует письменной формы — то с момента придания договору именно этой формы. Обязательства по договору не могут устанавливаться до момента заключения договора и могут возникнуть только на будущее.

На основании вышеизложенного суд решил, что решение суда первой инстанции подлежит отмене, а апелляционная жалоба — удовлетворению.

Ответчик по делу не был согласен с решением суда апелляционной инстанции и обратился с кассационной жалобой в Высший хозяйственный суд Украины. Результат удивил обоих оппонентов, поскольку постановление, вынесенное ВХСУ, отличалось от двух предыдущих. ВХСУ указал, что нормы Гражданского кодекса Украины, вступившего в силу с 1 января 2004 года, которые были применены судами первой и второй инстанции при решении данного спора, являются необоснованными, поскольку спорные правоотношения возникли до момента вступления в силу вышеуказанного Кодекса. На этом основании решения по делу были отменены, и дело было направлено на новое рассмот­рение.

Рассматривая новеллы законодательства, изложенные в Хозяйственном кодексе Украины (ХК), нельзя обойти вниманием установленные в статье 180 ХК существенные условия хозяйственного договора. Так, в части 3 статьи 180 ХК указывается, что «при заключении хозяйственного договора стороны обязаны в любом случае согласовать предмет, цену и срок действия договора».

Таким образом, с 1 января 2004 года существенными условиями каждого хозяйственного договора являются предмет, цена и срок действия договора.

Но если не вызывает возражений отнесение к существенным таких условий, как предмет и цена, то причисление к ним срока действия договора не может быть признано адекватным, на что уже обращалось внимание юристов (Гусейнов Я. Пробудятся ли нотариусы? Проблемы при совершении нотариальных действий, связанные с договорами // Юридическая практика. 2004. №11).

Однако необходимо отметить, что в отношении агентского договора и договора коммерческой концессии в ХК делается исключение, допускающее заключение указанных договоров и без определения срока их действия. При этом остается лишь гадать, чем они столь уникальны, что ХК позволяет не устанавливать для них срок действия, и чем не угодили иные виды договоров?

Так, в части 2 статьи 297 ХК «Предмет агентского договора» указывается, что «агентский договор должен определять сферу, характер и порядок исполнения коммерческим агентом посреднических услуг, права и обязанности сторон, условия и размер вознаграждения коммерческому агенту, срок действия договора, санкции в случае нарушения сторонами условий договора, иные необходимые условия, определенные сторонами». Как видим, в приведенной норме определен круг существенных условий агентского договора, среди которых продублировано и условие о сроке действия договора. Но, вот в части 1 статьи 304 ХК предусматривается, что агентский договор прекращается в случае «отказа коммерческого агента от дальнейшего осуществления коммерческого посредничества по договору, заключенному сторонами без определения срока его действия». Таким образом, требование части 3 статьи 180 и части 2 статьи 297 ХК об обязательном согласовании срока действия договора как существенного условия агентского договора нивелируется положением части 1 статьи 304 ХК. Следовательно срок действия не является обязательным условием агентского договора.

Такое же исключение в ХК сделано и в отношении договора коммерческой концессии. Так, в соответствии с частью 1 статьи 366 ХК «по договору коммерческой концессии одна сторона (правообладатель) обязуется предоставить другой стороне (пользователю) на срок или без определения срока право использования в предпринимательской деятельности пользователя комплекса прав, принадлежащих правообладателю». В части 4 статьи 374 ХК предусматривается «досрочное расторжение договора коммерческой концессии, заключенного на определенный срок, а также расторжение договора, заключенного без определения срока». Таким образом, в отношении договора коммерческой концессии прямо указывается, что он может быть заключен либо на срок, либо без определения такового.

В отличие от ХК, в новом Гражданском кодексе Украины (ГК) срок действия договора не отнесен к существенным условиям каждого гражданско-правового договора. Данный вопрос в ГК разрешается на уровне специальных правил об отдельных видах договоров.

И хотя нормы ГК в понятии «срок договора» не содержат слово «действие», все же можно говорить о том, что «срок действия договора» по ХК и «срок договора» по ГК — понятия если и не идентичные, то, во всяком случае, сходные, особенно если учесть наличие двух одинаковых правил, относящихся к институту действия договора во времени. Правило первое: договором может быть установлено, что его условия применяются к отношениям между сторонами (к обязательствам сторон), возникшим до его заключения (часть 3 статьи 631 ГК, часть 7 статьи 180 ХК). Правило второе: окончание срока действия договора не освобождает стороны от ответственности за его нарушение, имевшее место во время действия договора (часть 4 статьи 631 ГК, часть 7 статьи 180 ХК). Кроме того, в проекте ГК использовалось понятие «срок действия договора», которое было заменено в процессе правки текста на «срок договора». К тому же в части 4 статьи 631 ГК используется понятие «действие договора» по отношению к понятию «срок договора». Поэтому можно говорить о том, что в ГК используется понятие «срок действия договора». В ХК же наряду со словосочетанием «срок действия договора» используется словосочетание «срок договора» в качестве синонима. Так, в первом предложении части 4 статьи 284 ХК указывается на «срок договора», а во втором предложении на «срок действия договора».

Неопределенный срок

Попытаться обойти подход ХК к сроку действия договора как существенному условию можно путем указания в договоре так называемого неопределенного срока. Однако установление в договоре «неопределенного срока», или «срока до полного исполнения сторонами своих обязательств», является отсутствием срока. Следовательно, попытка может оказаться фатальной.

Так, в соответствии с частью 1 статьи 251 ГК «сроком является определенный период во времени, с истечением которого связано действие или событие, имеющее юридическое значение». А в соответствии с частью 1 статьи 252 ГК «срок определяется годами, месяцами, неделями, днями или часами». Следовательно, срок — это всегда определенный промежуток времени.

Словосочетание «неопределенный срок» используется лишь в статье 763 ГК. В части 2 статьи 763 ГК «Срок договора найма» указывается, что «если срок найма не установлен, договор найма считается заключенным на неопределенный срок». То есть неопределенный срок — это отсутствие срока. В иных случаях законодатель непосредственно указывает на заключение договора без указания (определения) срока его действия.

В отношении некоторых договоров закон прямо указывает на необходимость предусматривать в договоре конкретный календарный период в качестве срока действия договора. Так, в части 1 статьи 267 ХК указывается, что «договор поставки может быть заключен на один год, на срок более одного года (долгосрочный договор) или на иной срок, определенный соглашением сторон», и «если в договоре срок его действия не указан, он считается заключенным на один год».

В части 1 статьи 366 ХК указывается, что право использования комплекса прав по договору коммерческой концессии предоставляется на срок или без определения срока. То есть срок — это определенное время, а отсутствие срока — отсутствие определенного времени.

Таким образом, установление в хозяйственном договоре условия о том, что договор заключен на неопределенный срок либо договор действует до полного исполнения сторонами своих обязательств, означает отсутствие срока действия договора и, следовательно, отсутствие существенного условия договора, то есть отсутствие самого договора.

Истечение срока как основание прекращения обязательств

В части 7 статьи 180 ХК дается определение понятия «срок действия договора», в соответствии с которым «сроком действия хозяйственного договора является время, в течение которого существуют хозяйственные обязательства сторон, возникшие на основании этого договора».

Данное определение не может быть признано адекватным, поскольку его буквальный анализ позволяет сделать вывод, что окончание срока действия хозяйственного договора прекращает все обязательства сторон, возникшие на основании договора. То есть, следуя логике определения, если в течение срока обязательства существуют, то по окончании срока они прекращают свое существование.

Следовательно, по окончании определенного отрезка времени, на который был заключен договор, неисполненные или не прекращенные иным образом обязательства сторон, в том числе обязательство произвести оплату за товары (работы, услуги, пользование имуществом), прекращают свое существование. Соответственно не существующее более обязательство не может быть исполнено.

В ГК также дается определение понятия «срок действия договора». Так, в соответствии с частью 1 статьи 631 ГК «сроком договора является время, в течение которого стороны могут осуществить свои права и исполнить свои обязанности в соответствии с договором».

Как видим, в ГК отражен сходный подход к определению данного понятия. То есть в ГК прямо указывается на то, что срок действия договора — это временные рамки осуществления прав и исполнения обязанностей. А это означает, что по окончании срока действия договора осуществить права и исполнить обязанности по договору невозможно, поскольку срок договора — это временной ограничитель осуществления прав и исполнения обязанностей.

Как отмечает Брагинский М.И., «срок – одно из основных договорных условий. Им определяются временные рамки существования самого договора и в этих пределах моменты (периоды), в которых должно состояться исполнение обязательств контрагентами» (Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая: Общие положения: Изд. 2-е, испр. М.: Статут, 1999. — С. 318).

Таким образом, срок действия договора в интерпретации новых кодексов представляет собой определенный отрезок времени, в течение которого должны быть исполнены обязательства сторон, возникшие на основании договора. По истечении этого периода обязательства прекращают свое существование (не подлежат исполнению).

Поэтому срок действия договора можно рассматривать как временные рамки исполнения обязательств, а его окончание — как основание прекращения обязательств сторон по договору.

Принцип реального исполнения обязательства

В противовес буквальному толкованию определений понятия «срок действия договора» можно было бы привести известное правило о том, что уплата неустойки и возмещение убытков, причиненных нарушением обязательства (применение хозяйственных санкций к субъекту, нарушившему обязательство; уплата штрафных санкций за неисполнение или ненадлежащее исполнение хозяйственного обязательства), не освобождает от обязанности исполнить обязательство в натуре, если иное не установлено договором или законом (часть 1 статьи 622 ГК, часть 3 статьи 193, часть 3 статьи 216, часть 1 статьи 234 ХК).

Иными словами, приведенное правило, которое еще называют принципом реального исполнения обязательства, означает, что исполнение дополнительных обязательств (уплата неустойки, возмещение убытков, иные меры ответственности обязательственного характера), возникших при нарушении (неисполнении или ненадлежащем исполнении) основного обязательства, не прекращает основное обязательство. Поэтому, исходя из данного правила, делают вывод, что до тех пор, пока основное обязательство не будет исполнено или иным образом прекращено, оно существует (действует) и подлежит исполнению.

Но ранее законодатель не давал определения понятию «срок действия договора», в связи с чем судебная практика не признавала прекращение срока действия договора основанием прекращения обязательств. Так, в информационном письме от 14 июня 1993 года № 01-8/672 ВАСУ разъяснил, что «исполнение в натуре договора подряда законодательством не ограничивается сроком действия договора». В информационном письме от 7 июня 2001 года ВАСУ указал, что «сам факт окончания срока действия договора не может расцениваться как основание для освобождения должника от ответственности», что теперь закреплено на уровне закона в части 4 статьи 631 ГК и части 7 статьи 180 ХК.

Но были и исключения. Так, в пункте 31 Положения о поставках продукции производственно-технического назначения и пункте 25 Положения о поставках товаров народного потребления, утвержденных постановлением Совета Министров СССР от 25 июля 1988 года № 888, было предусмотрено, что количество продукции (товаров), недопоставленной поставщиком в одном периоде поставки, подлежит восполнению в следующем периоде в пределах срока действия договора. То есть срок действия договора предусматривался в качестве временных рамок исполнения обязательства по поставке, а истечение срока действия договора — в качестве основания прекращения обязательства по поставке.

Но можно ли в настоящее время с использованием принципа реального исполнения обязательства нейтрализовать приведенные в статье 180 ХК и статье 631 ГК определения понятия «срок действия договора»?

В части 7 статьи 180 ХК и части 4 статьи 631 ГК установлено правило, основное содержание которого сводится к тому, что окончание срока действия договора не прекращает дополнительные обязательства, возникшие вследствие нарушения основных обязательств. А поскольку истечение срока действия договора не прекращает дополнительные обязательства, то основные обязательства в связи с окончанием срока действия договора также не прекращаются. И если добавить принцип реального исполнения обязательства, то, казалось бы, можно праздновать победу над сроком действия договора как основанием прекращения обязательств. Но не все так просто.

В тех же нормах ГК и ХК указывается, что окончание срока действия договора не освобождает стороны от ответственности за его нарушение, при этом добавляется: если нарушение договора имело место во время действия договора.

Такое дополнение только подтверждает буквальную трактовку определения «срок действия договора». То есть после истечения срока действия договора нарушить договор невозможно, поскольку основные обязательства уже не существуют, следовательно, нечего нарушать. К примеру, пеня, подлежащая уплате за каждый день просрочки исполнения основного обязательства, будет уплачена лишь за период с первого дня просрочки по день окончания срока действия договора. Следовательно, ответственность за нарушение обязательств также ограничивается сроком действия договора.

Таким образом, принцип реального исполнения обязательства применим лишь в пределах срока действия договора. Иными словами, апелляция к принципу реального исполнения обязательства вряд ли поможет в ситуации, когда срок действия договора истек и основное обязательство уже не существует, а дополнительное обязательство, при его возникновении, также ограничено сроком действия договора.

Анализ специальных правил о сроке действия договора

Анализ норм об отдельных видах договоров показывает некорректность приведенных в ХК и ГК определений понятия «срок действия договора».

Так, в абзаце первом части 2 статьи 763 ГК «Срок договора найма» указывается, что «если срок найма не установлен, договор найма считается заключенным на неопределенный срок». То есть понятие «срок найма» используется как синоним понятия «срок договора найма».

В соответствии со статьей 6 Закона Украины «О финансовом лизинге» существенным условием договора финансового лизинга является «срок, на который лизингополучателю предоставляется право пользования предметом лизинга». Называется он «срок лизинга».

В статье 830 ГК «Срок договора безвозмездного пользования» указано, что «если стороны не установили срок пользования вещью, он определяется в соответствии с целью пользования ею». То есть, учитывая название статьи, можно сделать вывод, что сроком договора безвозмездного пользования является период, на который вещь предоставляется в пользование, то есть срок одного из обязательств, составляющих содержание договора.

Часть 1 статьи 366 ХК гласит, что по договору коммерческой концессии право использования комплекса прав предоставляется на срок или без определения срока. То есть сроком действия договора коммерческой концессии является срок одного из обязательств.

Таким образом, можно сделать следующий вывод: срок действия договора о предоставлении имущества в пользование — это срок пользования имуществом, то есть время, на которое имущество предоставляется в пользование. Предоставление имущества в пользование на определенный отрезок времени является обязанностью, исполняемой в течение данного отрезка времени.

Теперь можно констатировать, что сроком действия договоров о предоставлении имущества в пользование является срок исполнения длящегося обязательства.

Так, Притыка Д.Н., Карабань В.Я. и Ротань В.Г. отметили, что «встречаются договоры, в которых обязательства носят длящийся характер (например, договоры аренды, кредитные договоры. В таких случаях срок, в течение которого предоставляется услуга, отождествляется со сроком, на который заключен договор (сроком действия договора)» (Притыка Д.Н., Карабань В.Я., Ротань В.Г. Договорное право: общая часть. Комментарий к гражданскому законодательству Украины. Киев—Севастополь: Институт юридических исследований, 2002. — С. 323). В свою очередь Груздев В.В. указывает, что «законодатель, признавая за сроком действия договора правопрекращающее значение, учитывает объективно существующую необходимость прекращения обязательства, носящего длящийся характер» (Груздев В.В. Истечение срока действия договора // Право и экономика. 2001. № 4).

Договорами, содержащими длящиеся обязательства, являются также договоры об оказании услуг. Однако статья 905 ГК «Срок договора об оказании услуг» не содержит определения «срока договора об оказании услуг».

Нормы главы 64 ГК «Перевозка» наряду с понятием «долгосрочный договор» содержат понятие «срок доставки». В статье 914 ГК указывается, что долгосрочный договор может быть заключен в случае необходимости осуществления систематических перевозок, по которому перевозчик обязуется в установленные сроки принимать, а собственник (владелец) груза передавать для перевозки груз в установленном объеме, и в котором определяются объем, сроки и иные условия предоставления транспортных средств и передачи груза для перевозки, порядок расчетов и иные условия перевозки. О «сроке доставки» говорится и в статье 919 ГК. Под ним понимается срок, в течение которого перевозчик обязан доставить груз до пункта назначения. Следовательно, понятие «срок договора перевозки» не равнозначно понятию «срок доставки» и представляет собой срок длящегося обязательства принимать грузы к перевозке.

В главе 66 ГК «Хранение» понятие «срок договора» отсутствует. По всей видимости, используемое в статье 938 ГК понятие «срок хранения», которое определяется как срок, в течение которого хранитель обязан хранить вещь, и представляет собой срок одного из обязательств договора хранения, а именно срок договора хранения.

О сроке договора поручения говорится в статье 1001 ГК, он определяется как «срок, в течение которого поверенный имеет право действовать от имени доверителя». То есть это срок одного из обязательств договора поручения.

В части 1 статьи 1036 ГК «Срок договора управления имуществом» указывается, что «срок управления имуществом устанавливается в договоре управления имуществом». Из этого следует, что сроком договора управления имуществом является срок управления имуществом. То есть срок одного из обязательств договора управления имуществом.

Применительно к договорам об отчуждении имущества и выполнении работ понятие «срок договора» в ГК не используется. Так, в статье 663 говорится о сроке исполнения обязанности продавца передать товар, а в статье 846 говорится о сроке выполнения работ.

Но в то же время ХК прямо предусматривает необходимость указывать срок действия договора поставки. И хотя из содержания норм ХК невозможно однозначно установить назначение срока действия этого договора, по всей видимости, данный срок будет определен практикой как временные рамки исполнения обязательства по поставке товара.

Таким образом, напрашивается вывод, что категорию «срок действия договора» можно использовать только по отношению к договорам, содержащим так называемое длящееся обязательство, являющееся временным отрезком существования именно этого обязательства. Иные обязательства, в том числе в договорах с длящимся обязательством, не могут и не должны быть связаны в исполнении сроком длящихся обязательств (сроком действия договора).

Поэтому причисление срока действия договора к сонму существенных условий каждого хозяйственного договора, по всей видимости, было вызвано ошибочным представлением о правовой природе данного условия.

Срок действия договора по законодательству РФ

Пункт 3 статьи 425 ГК РФ устанавливает: «Законом или договором может быть предусмотрено, что окончание срока действия договора влечет прекращение обязательств сторон по договору», а «договор, в котором отсутствует такое условие, признается действующим до определенного в нем момента окончания исполнения сторонами обязательства».

Как видим, ГК РФ прямо признает окончание срока действия договора основанием прекращения обязательств. Другое дело, что по ГК РФ окончание срока действия договора не имеет самостоятельного правового значения и «рассматривается как основание прекращения договорных обязательств лишь при условии, что об этом прямо указано в законе или договоре» (Витрянский В. Общие положения о договоре (Комментарий ГК РФ) // Хозяйство и право. 1995. № 12. — С. 14).

Комментируя изложенные в пункте 3 статьи 425 ГК РФ правила, Брагинский М.И. пишет, что прекращение действия договора «в самом общем виде… вызывает прекращение прав и обязанностей… и означает, что с указанного момента могут возникнуть только новые права и обязанности между сторонами: поставщик, принявший на себя обязательство поставлять в течение определенного периода товары, с прекращением договора может и должен прекратить поставку. Точно так же комиссионер, агент или поверенный прекращают оказание услуг соответственно комитенту, доверителю, принципалу. Однако во всех случаях прекращение действия договора само по себе не затрагивает действительности других, ранее возникших прав и обязанностей сторон. Имеется в виду, что договор может быть прекращен, но ранее возникшее обязательство продолжает существовать: покупатель обязан оплатить поставленные в период действия договора товары, а комитент, доверитель и принципал — ранее предоставленные им услуги»; то есть норма, изложенная в абзаце первом пункта 3 статьи 425 ГК РФ, «должна применяться ограничительно».

По мнению г-на Брагинского, которое не могло не оказать влияния на судебную практику в РФ, окончание срока действия договора является, прежде всего, основанием прекращения длящихся обязательств, но ни в коей мере не может быть основанием прекращения обязательств другой стороны, в частности, оплаты за поставленный товар, выполненные работы и оказанные услуги.

Такой вывод он обосновывает положением пункта 4 статьи 425, в соответствии с которым «окончание срока действия договора не освобождает стороны от ответственности за нарушение обязательства». «В основе приведенного положения, — пишет г-н Брагинский, — лежит признание того, что обязательство продолжает действовать, а потому действуют и условия об ответственности за его нарушение». Об этом писал и Витрянский В.В.: «То, что срок окончания договора не имеет самостоятельного правового значения, подтверждается также следующей нормой: данное обстоятельство (истечение срока действия договора) не освобождает от ответственности за нарушение договорных обязательств (пункт 4 статьи 425)».

Однако в пункте 4 статьи 425 ГК РФ отсутствует указание на то, что нарушение обязательства должно иметь место только во время действия договора. И если в соседней стране правило о сохранении ответственности за нарушение обязательства ситуацию с трактовкой действия договора во времени спасает, то на Украине аналогичное правило такую же ситуацию усугубляет.

Последствия

Исходя из изложенного выше, считаю, что нормы института «действия договора во времени» статьи 180 ХК и статьи 631 ГК составлены некорректно и это может повлечь негативные последствия в правоприменительной практике. Избежать их можно либо внесением законодательных поправок, либо путем нивелирования судебными инстанциями некоторых положений, направленных на реализацию указанного института.

Негативными являются следующие положения:

1) отнесение в части 3 статьи 180 ХК срока действия договора к существенным условиям каждого хозяйственного договора (хотя в отношении двух видов договоров ХК делает исключение);

2) определения понятия «срок действия договора» в части 7 статьи 180 ХК и части 1 статьи 631 ГК, буквальная трактовка которых позволит отнести окончание срока действия к основаниям прекращения обязательств сторон по договору;

3) неудачная редакция правила о сохранении ответственности за нарушение договора и по окончании срока действия договора, но лишь за нарушения, имевшие место в пределах срока действия договора. Из чего следует, что нарушить договор по окончании срока его действия невозможно, что подтверждает буквальную трактовку понятия «срок действия договора» (часть 7 статьи 180 ХК, часть 4 статьи 631 ГК).

К сожалению, с точки зрения ХК, свобода договора, в части права отступать от положений законодательства и регулировать свои отношения по своему усмотрению, и, следовательно, возможность исправлять ошибки законодателя для субъектов права — непозволительная роскошь. Поэтому абсурдное требование ХК предусматривать срок действия в каждом хозяйственном договоре (за исключением агентского договора и договора коммерческой концессии), даже в случаях, когда указание срока действия в договоре — это заведомая нелепость, при помощи договорной свободы нейтрализовать не удастся. Соответственно, договорная свобода как способ исправления законодательных ошибок исключена и при определении действительного содержания понятия «срок действия договора» в договорах, срок действия которых является необходимым условием, к примеру, при заключении того же агентского договора, но с определением срока, на который заключается договор.