Судебная практика интеллектуальная собственность

Разработка и внедрение инновационных решений в любой отрасли неразрывно связаны с необходимостью патентования изобретений, полезных моделей или промышленных образцов. Высокий уровень конкуренции на рынке инноваций является катализатором потенциального риска недобросовестной конкуренции, заимствования идей, а также использования чужих результатов интеллектуальной деятельности. Приоритет изобретения, полезной модели или промышленного образца, авторство и исключительное право на него удостоверяет патент (п. 1 ст. 1354 Гражданского кодекса).

Увеличение разработок вакцины во время пандемии новой короновирусной инфекции повысило интерес к вопросам защиты патентных прав и интеллектуальных активов. При этом интерес к вопросам патентного права за последние годы растет стремительно. Партнер адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Вера Рихтерман на мероприятии компании по теме «Особенности защиты патентных прав в условиях пандемии и после» привела статистику, согласно которой в 2018-2019 гг. СИП рассмотрел почти в три раза больше патентных споров в области фармацевтики, чем за 2016-2017 гг. Руководитель практики интеллектуальной собственности «Пепеляев Групп» Валентина Орлова обращает внимание на динамику развития споров в сфере патентования, согласно которой пандемия активизировала патентообладателей на защиту своих прав, о чем свидетельствует рост и досудебных претензий, и исков о нарушении.

Защита исключительных прав правообладателей в сфере фармацевтики в условиях пандемии

Как отмечает юрист практики интеллектуальной собственности CMS Russia, патентный поверенный по товарным знакам Ксения Даньшина с одной стороны, самый ценный актив фармацевтических компаний – это патенты, и, можно предположить, что пандемия вызовет значительный рост патентования лекарств и методов диагностики, так как патентообладателям крайне важно получить исключительные права на изобретение, чтобы в последующем его коммерциализировать. Однако, как показывает складывающаяся мировая практика, государства будут стараться ограничить монополию патентообладателей, чтобы обеспечить достаточное количество поставщиков, которые будут продавать лекарства, тесты и вакцины по доступным ценам. Например, компания AbbVie была вынуждена отказаться от любых мер в отношении защиты своих прав на препарат лопинавир/ритонавир (торговое наименование «Калетра»), который используется для лечения ВИЧ/СПИД, а также применяется для лечения коронавирусной инфекции. Эксперт также приводит в пример заявление международной медицинской гуманитарной организации «Врачи без границ» также выступила с призывом не выдавать патенты и не наживаться на лекарствах, тестах или вакцинах, используемых для борьбы с пандемией COVID-19.

Тем не менее, важным для рассмотрения вопросом остается анализ ситуации, при которой изобретение используется без разрешения патентообладателя с последующим его уведомлением и выплатой соразмерной компенсации. Напомним, что в соответствии с гражданским законодательством такое использование изобретения не является нарушением исключительного права при условии возникновения чрезвычайных обстоятельств (п. 3 ст. 1359 ГК РФ). При этом к чрезвычайным обстоятельствам рассматриваемая статья относит закрытый перечень фактов: стихийные бедствия, катастрофы и аварии. Примечательно, что некоторые эксперты отмечают, что действующее регулирование не отвечает на вопрос о том, являются ли упомянутые позиции исчерпывающим перечнем или представляют собой лишь некоторые примеры. Более того, открытым остается вопрос о возможности отнесения пандемии к чрезвычайным обстоятельствам. По мнению Валентины Орловой такое регулирование создает правовую неопределенность. Более того, текущее законодательство (например, Федеральный закон от 1 апреля 2020 г. № 98-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций») разделяет понятия «режим повышенной готовности» и «режим чрезвычайной ситуации», но не упоминает их во взаимосвязи с чрезвычайными обстоятельствами. Эксперт полагает, что данный факт может привести к толкованию действующих норм не в пользу патентообладателей. Ксения Даньшина также определила вопрос квалификации перечня чрезвычайных обстоятельств спорным, отметив при этом, что использование нормы п. 3 ст. 1359 ГК РФ осложняется также тем, что судебной практики по ее применению практически нет. В связи с этим определить сейчас то, как суды будут толковать спорные вопросы в случае их возникновения, не представляется возможным.

Принудительное лицензирование в фармацевтической индустрии

Соотношение интересов правообладателей и производителей дженериков вскрыли еще одну актуальную в нынешних реалиях проблему патентного права: принудительное лицензирование в фармацевтической индустрии. Как отмечает Вера Рихтерман в настоящее время наблюдается усложнение структуры патентных споров в виде появления новых стратегий борьбы и участников патентных споров: локальные патентные споры оригинаторов с дженериками трансформировались в споры с большим количеством участников (суды, Палата по патентным спорам, государственные органы и т. п.).

Напомним, под принудительной лицензией понимается предоставление лицу права использования результата интеллектуальной деятельности, исключительное право на который принадлежит другому лицу, на основании решения суда и на указанных в решении суда условиях (ст. 1239 ГК РФ). При этом круг результатов интеллектуальной деятельности, на которые может быть предоставлена принудительная лицензия, закрыт: изобретения, полезные модели, промышленные образцы и селекционные достижения. Решение о предоставление принудительной лицензии может быть принято судом только в случаях, прямо предусмотренных ГК РФ (ст. 1239 ГК РФ): использование изобретения с разрешением Правительства РФ (ст. 1360 ГК РФ), принудительная лицензия при недостаточном использовании изобретения (п. 1 ст. 1362 ГК РФ) и принудительная лицензия на зависимое изобретение (п. 2 ст. 1362 ГК РФ).

Примечательно, что институт принудительной лицензии не является общеприменимым в России: так первое дело в отношении подтверждения принудительной лицензии на использование лекарственного изобретения было рассмотрено только в 2019 году в деле Сьюджен против Натива (Постановление Суда по интеллектуальным правам от 29 октября 2019 г. по делу № А40-166505/2017). ООО «Натива» осуществляет свою деятельность в рамках федеральной целевой программы «Стратегия развития фармацевтической промышленности Российской Федерации на период до 2020 года», является активным участником правительственной программы импортозамещения в рамках государственных закупок лекарственных средств. Стратегические усилия компании направлены на разработку и вывод на российский рынок препаратов пульмонологического ряда. Фармацевтические компании «Сьюджен ЛЛС» и «Фармасиа энд Апджон Кампэни ЛЛС» обратились в суд с исковыми требованиями к ООО «Натива» и Министерству здравоохранения Российской Федерации об обязании ООО «Натива» прекратить нарушения евразийского патента № 005996, в том числе запретить введение в гражданский оборот противоопухлевого российского препарата с торговым наименованием «Сунитиниб-натив». В свою очередь ООО «Натива» обратилось с встречными требованиями о признании зависимым лекарственное изобретение, а также о предоставлении принудительной простой (неисключительной) лицензии. Решением Арбитражного суда города Москвы от 8 февраля 2019 г. по делу № А40-166505/2017 в удовлетворении первоначально заявленных исковых требований отказано, встречные исковые требования удовлетворены. При этом апелляционная и кассационная инстанции подтвердили законность и обоснованность решения суда первой инстанции. В частности было отмечено, что суд первой инстанции учел обстоятельства того, что именно изобретения истца и ответчика используются при изготовлении лекарственных препаратов для лечения тяжелых, в том числе, онкологических заболеваний, а обеспечение своевременного и качественного оказания специализированной медицинской помощи онкологическим больным является приоритетным для удовлетворения общественных интересов.

При этом многие эксперты отмечают, что вопросы принудительного лицензирования являются наиболее существенными в сфере патентного права в области фарминдустрии. Так, Вера Рихтерман назвала принудительное лицензирование кульминацией споров в сфере интеллектуальной собственности и обозначила процесс возникновения соответствующих споров. Первоначальным поводом для обращения в суд с целью защиты исключительных прав на лекарственные препараты является вывод дженерика на рынок до истечения патентной защиты оригинального препарата. Патентообладатель подает иск о защите исключительных прав в связи с незаконным использованием патента правообладателя. Производители дженериков возражают, ссылаясь на свой собственный патент как основание для отказа в удовлетворении заявляемых требованиях. В случае аннулирования патента на дженерик подается иск о принудительном лицензировании. С целью демонстрации актуальных на данный момент споров эксперт приводит в пример одну из основных проблем применения института принудительных лицензий: во время судебных споров дженерик продолжает поступать на рынок, что приводит к денежным потерям правообладателя. Длительность судебных тяжб в рассматриваемой сфере только усугубляет ситуацию для патентообладателей.
Ксения Даньшина обратила внимание, что иностранные государства предпринимают меры по упрощению процедуры выдачи принудительных лицензий на лекарства, вакцины и средства диагностики для борьбы с коронавирусом. При этом российский законопроект о принудительном лицензировании все еще находится на рассмотрении в первом чтении в Государственной думе1 и, по мнению эксперта, в случае необходимости ограничения монополии патентообладателя будут использоваться механизмы, предусмотренные ст. 1359 ГК РФ (использование изобретения при чрезвычайных обстоятельствах) или ст. 1360 ГК РФ в ее текущей редакции (использование изобретения в интересах обороны и национальной безопасности). Напомним, что текущее законодательство не устанавливает срок и размер выплаты компенсации патентообладателя. Проектом федерального закона вводится новая редакция ст. 1360 ГК РФ, которая предусматривает уточнение оснований для выдачи разрешения на использование изобретения, полезной модели или промышленного образца без согласия патентообладателя Правительством РФ в интересах также защиты жизни и здоровья граждан. Кроме того, предлагается закрепить, что порядок принятия предусмотренного проектируемой статьей решения, а также порядок выплаты компенсации определяется Правительством РФ. При этом тенденция применения принудительной лицензии в условиях пандемии представляется сомнительной: основная проблема заключается в длительности соответствующих судебных споров.

Некоторые эксперты в сфере интеллектуальной собственности высказывают мнение, согласно которому институт принудительной лицензии в условиях пандемии не применим. Так, управляющий партнер Hogan Lovells (CIS) Наталья Гуляева отмечает, что основная причина заключается в том, что частноправовой институт принудительной лицензии (ст. 1362 ГК РФ) предполагает судебный порядок. Процессы, инициированные до пандемии, продолжают рассматриваться судами и в период пандемии. Что касается публично-правового института принудительной лицензии, то он заимствован российским законодателем из международных актов, закреплен в ст. 1360 ГК РФ и предполагает инициативу Правительства РФ. Ст. 1360 ГК РФ требует обязательного уведомления патентообладателя в кратчайший срок и выплату соразмерной компенсации. Таким образом, принудительная лицензия не является лучшим способом защиты патентных прав в условиях пандемии.

1 С текстом законопроекта № 842633-7 и материалами к нему можно ознакомиться на официальном сайте Госдумы.

Artemy I.Follow Apr 14, 2016 · 4 min read

Уверен, все читатели этого поста, владеют правами на интеллектуальную собственность. Если в своей жизни вы сделали хотя бы одну фотографию, рисунок, написали песню, сочинение, дипломную работу, компьютерную программу, вам принадлежат права на эти произведения. Хотя бы что-то из этого списка создал каждый — мы все можем гордо носить звание авторов и авторок (правда второго слова нет в гражданском кодексе).

автор картинки — лепер unreal_ainger

Мир полон владельцев интеллектуальной собственности, но ее концепция понятна не всем. Даже некоторые юристы, занимающиеся гораздо более сложными вещами, признаются, что интеллектуальная собственность им кажется слишком запутанной. Наверное, потому что это нечто неосязаемое, что сложно представить. В общем, у этой темы своя атмосфера.

Уровень сложности

На мой взгляд, ничего сверхсложного в интеллектуальной собственности нет. Чтобы понять это явление достаточно знать несколько тезисов. Еще я слышал, что даже самые скучные вещи проще усвоить при помощи гифок.

(1) Объект интеллектуальной собственности — это не вещь, он всегда нематериальный. Изображение на картине — интеллектуальная собственность. Сама картина (холст и слой краски) — материальный носитель. На материальный носитель интеллектуальные права не распространяются, это физический объект. Права на носитель и воплощенное в нем произведение могут принадлежать разным людям.

(2) Защита интеллектуальной собственности не зависит от её художественной или коммерческой ценности. Например, если вы скачали альбом Канье Уэста, и он вам не понравился, это не основание для возврата денег.

(3) Интеллектуальная собственность разная. И в разных странах ее защита отличается. Например, в нескольких странах у одного автора на одну и ту же фотографию может быть различный набор прав.

(4) Некоторые виды интеллектуальной собственности нужно регистрировать. Например, товарные знаки, патенты. Без регистрации ни прав, ни самих товарных знаков с патентами не существует.

Патент на айфон в США и патент на айфон в России — два разных патента.

(5) Но чаще интеллектуальную собственность не требуется регистрировать. Например, объекты авторских прав — литературные и музыкальные произведения, фотографии, компьютерные программы. А также «права, смежные с авторскими”, которые распространяются на исполнения произведений, театральные постановки, фонограммы.

Эти объекты защищены во всех странах, где такой вид интеллектуальной собственности признается местным законодательством. Когда произведение создано, на него возникают права, дополнительно ничего не нужно делать.

(6) В России владельцам интеллектуальной собственности могут принадлежать права двух категорий — личные имущественные и личные неимущественные.

(7) Имущественные права на интеллектуальную собственность называются исключительными. Исключительные права разрешают коммерческое или некоммерческое использование. В том числе воспроизведение или трансляцию, копирование, изменение и переработку (например, перевод).

Такими правами можно распорядиться по договору — продать их полностью (договор об отчуждении прав) или предоставить на время (лицензионный договор). Исключительные права могут принадлежать кому угодно — человеку, юридическому лицу, государству.

(8) Неимущественные права включают право считаться автором или исполнителем произведения, право на обнародование произведения и его неприкосновенность от искажений. Такие права могут принадлежать только автору произведения, то есть человеку. Продать их нельзя. После смерти автора, его неимущественные права реализуют наследники.

(9) Товарный знак — это способ защиты бренда. В качестве товарного знака можно зарегистрировать слово, слоган, картинку, много что еще — об этом отдельно поговорим. Без товарного знака даже самый классный бренд довольно слабо защищен.

(10) Идея правом не защищена. Чтобы застолбить идею можно зарегистрировать патент (если идея достаточно технологична) или ввести режим коммерческой тайны (если идея никому не известна и имеет коммерческую ценность).

(11) Правообладатель самостоятельно решает как распорядиться правами на интеллектуальную собственность — разрешить всем пользоваться бесплатно или требовать деньги. Может не давать никому пользоваться даже за вознаграждение.

Если ваш любимый сериал не показывают в вашей стране, это не значит, что его пиратское распространение законно.

(12) Но разрешены некоторые случаи бесплатного использования без спроса правообладателя — fair use. Цитирование, пародия, использование в научных или образовательных целях.

За прошедшие полгода в сфере интеллектуальной собственности рассмотрено больше тысячи споров, некоторые из которых содержат важные выводы. Например, Верховный суд сформировал новый подход, в соответствии с которым допускается цитирование любых произведений, в том числе фотографий, охраняемых авторским правом. Суд по интеллектуальным правам выработал критерии для определения оборудования, подлежащего «налогу на болванки», а также рассказал, чем музыка на церемонии отличается от музыки на концерте. Из множества кейсов «Право.ru» выбрал 10 самых интересных.

Илья Варламов vs. «Архи.ру»

Известный блогер Илья Варламов подал иск к обществу «Архи.ру», которое использовало 22 его фотографии на своем веб-сайте www.archi.ru. Несмотря на то, что ответчик на размещенных фотографиях указал имя автора и ссылку на его блог, истец полагал, что этого недостаточно – нужно было спросить разрешения. Варламов считал свои права нарушенными и требовал компенсации.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска, поскольку на фотографиях было указано имя автора и его страница в сети, фотографии взяты из открытых источников, а объем цитирования небольшой. Апелляция отменила решение суда первой инстанции, отмечая, что имело место не цитирование фотографий, а их использование в целях иллюстрирования информационных материалов. При этом суд пришел к выводу о том, что спорный случай не относится к такому виду свободного использования произведений, как иллюстрирование изданий, радио- и телепередач, звуко- и видеозаписей учебного характера. Кассация оставила постановление без изменений.

Верховный суд отменил постановление апелляции и оставил в силе решение суда первой инстанции. Он пришел к выводу, что утверждение о возможности цитировать только литературные произведения не соответствуют положениям подп. 1 п. 1 ст. 1274 ГК.

Любые произведения науки, литературы и искусства, охраняемые авторскими правами, в том числе фотографии, могут быть свободно использованы без согласия автора и выплаты вознаграждения в целях цитирования.

При этом ВС особо подчеркнул некоммерческий характер произведений, что исключает их незаконное использование (№ 305-ЭС16-18302). «При разрешении указанного дела судами был сформирован новый подход, в соответствии с которым допускается цитирование любых произведений, охраняемых авторским правом, в том числе фотографий», – подытожила партнер, глава Практики интеллектуальной собственности, медиа и технологий Hogan Lovells Наталья Гуляева (см. «Как это работает: бесплатное использование фото из интернета»).

Ассоциация компаний интернет-торговли vs. ООО «Блэк Фрайдей»

ООО «Блэк Фрайдэй» зарегистрировало исключительное право на товарный знак «Black Friday». Ассоциация компаний интернет-торговли подала в ФАС заявление о нарушении обществом антимонопольного законодательства, поскольку указанный товарный знак у широкого круга потребителей ассоциируется с понятием сезонной распродажи. ФАС решила: «Black Friday» никогда не было связано с предоставлением услуг конкретным хозяйствующим субъектом, а значит, позволяет хозяйствующему субъекту-правообладателю получать необоснованные преимущества перед конкурентами, оказывающими такого же рода услуги. В связи с этим ФАС признала действия общества недобросовестной конкуренцией.

Незаконно использовать товарный знак, который у широкого круга потребителей ассоциируется с каким-нибудь понятием (например, с сезонной распродажей).

«Особенностью этого дела является то, что обозначение «Black Friday» использовалось до его регистрации в качестве товарного знака несколькими хозяйствующими субъектами не как средство индивидуализации конкретного товара, а как обозначение особых условий продажи товара. По сути, ФАС пришла к выводу о том, что обозначение «Black Friday» стало восприниматься потребителем как синоним слова «скидка». Последствием такого решения может стать признание недействительной регистрации товарного знака на имя ООО «Блэк Фрайдэй», – объяснил советник ЮФ «ЮСТ», к. ю. н., член экспертных советов при ФАС Дмитрий Серёгин. «В то же время Суд по интеллектуальным правам подтвердил, что решение Роспатента о предоставлении ООО «Блэк Фрайдэй» исключительных прав на товарный знак «Black Friday» является законным и обоснованным (№ СИП-70/2017)», – заметила руководитель Практики по интеллектуальной собственности/информационным технологиям «Качкин и партнеры» Екатерина Смирнова..

«Узловский молочный комбинат» vs. Роспатент

«Узловский молочный комбинат» оспаривал решение Роспатента об отказе в регистрации словесного обозначения «МАРГАРИН ТВОРОЖНЫЙ» в качестве товарного знака. СИП пришел к выводу, что заявленное обозначение включает название определенного вида товара – «творожный», что применительно к товарам «маргарин; жиры пищевые», является ложным указанием на несуществующую характеристику. Поэтому СИП отказал истцу (№ СИП-773/2016).

Индивидуализация одного товара указанием на вид и свойства другого товара не может быть признана фантазийной, а использование в качестве товарного знака названия несуществующего продукта питания недопустимо.

Московская кондитерская фабрика «Красный Октябрь» vs. Роспатент

Роспатент отказался предоставлять правовую охрану товарному знаку «ВОЛЬСКАЯ КОРОВКА», сходному до степени смешения со словесным обозначением «КОРОВКА». «Красный Октябрь», которому принадлежит этот товарный знак, принялся оспаривать решение в суде. СИП сделал вывод: значимость элемента в словесном обозначении устанавливается исходя из логического ударения, которое в указанном случае падает именно на слово «КОРОВКА». Товарные знаки производят общее зрительное впечатление, поскольку имеют идентичные элементы, определяющие первое зрительное впечатление. СИП посчитал, что высока вероятность введения потребителей в заблуждение – они могут решить, что сравниваемые товары принадлежат одному производителю (№ СИП-676/2016).

Смешение в глазах потребителей товарных знаков устанавливается исходя из значимости элемента в словесном обозначении, которое определяется силой логического ударения на определенное слово.

ООО «ШАТО-АРНО» vs. ООО «Фирма ВАСТОМ»

ООО «ШАТО-АРНО» обратилось в арбитражный суд с иском к ООО «Фирма ВАСТОМ» о запрете использования обозначения «АРАГАЦ» для индивидуализации товаров «аперитивы, бренди, напитки алкогольные, напитки спиртовые, напитки, получаемые перегонкой» и взыскании 10 440 600 руб. компенсации за нарушение исключительного права на указанный товарный знак. Суд первой инстанции, апелляция и кассация удовлетворили исковые требования частично – запретили обществу использовать обозначение «АРАГАЦ» и взыскали 100 000 руб. компенсации.

ВС отменил все предыдущие акты и отправил дело на новое рассмотрение (№ 305-ЭС16-13233).

Суд может взыскивать компенсацию за нарушение исключительных прав ниже минимального предела, установленного законом, в отношении юридических лиц. Указанный подход может применяться и к размеру компенсации, определяемому по усмотрению суда, и к двукратному размеру стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак, и к двукратному размеру стоимости права использования товарного знака.

Таким образом, ВС закрепил возможность применения позиции, изложенной в Постановлении КС от 13.12.2016 № 28-П – о возможности в отношении физических лиц и ИП взыскивать компенсацию за нарушение исключительных прав ниже установленного законом минимального предела.

«При этом в определении ВС есть оговорка, что суд по своей инициативе не вправе уменьшать компенсацию ниже минимального предела, установленного законом. Сторона, заявившая о наличии оснований для уменьшения взыскиваемой компенсации, обязана доказать необходимость этой меры», – добавила старший юрист АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Ирина Косовская. Она считает, что указанное определение существенным образом повлияет на ранее сложившуюся правоприменительную практику. «Такой подход ведет к поощрению распространения контрафактной продукции, причем пострадают как крупные правообладатели, так и небольшие компании. Тезис определения о том, что указанное снижение компенсации допускается только при заявлении об этом ответчиком, представляется декоративным», – отметил руководитель группы практики интеллектуальной собственности «Пепеляев Групп» Юрий Яхин.

Мари Бризар Вайн энд Спиритс vs. ООО «Бельведер Русь» и др.

Компания «Бельведер» из Франции (впоследствии истцом стал «Мари Бризар Вайн энд Спиритс») обратилась в суд с иском к ООО «Бельведер Русь», ООО «СпецЮрТорг» и ООО «ЮД Трейдинг» о признании недействительными договоров об отчуждении исключительных прав на товарные знаки и их госрегистрации. Предметом договоров являлись 9 товарных знаков, в числе которых такие мировые бренды водки, как «Юрий Долгорукий», «Иван Калита», «Чайковский» и «Окно в Европу». Компания «Бельведер» настаивала: согласно п. 2 ст. 1488 ГК, отчуждение исключительного права на товарный знак по договору не допускается, если оно может явиться причиной введения потребителя в заблуждение относительно товара или его изготовителя.

Дело прошло несколько кругов и в итоге дошло до ВС, который удовлетворил требования истца (№ 305-ЭС15-4129).

Идентичные или сходные до степени смешения товарные знаки имеют экстерриториальный характер и не могут принадлежать в разных странах разным правообладателям.

«Определение ВС должно положительно отразиться на российском бизнесе, т. к. позволит эффективнее защищать интеллектуальную собственность», – считает старший юрист «ФБК Право» Елизавета Капустина.

Издательство «Пан пресс» vs. ООО «Акцепт» и ООО «Продюсерский центр «АН-фильм»

Истец полагал, что показ в фильме «Солдаты. Снова в строю» издания книги Л. Н. Толстого «Анна Каренина» является нарушением исключительных прав на дизайн. СИП его в этом поддержал, несмотря на то, что запрета на съемку и показ предметов материального мира, в том числе созданных творческим трудом, нет (№ С 01-39/2017).

Использование объекта, внешнее оформление которого составляет произведение дизайна и формирует сюжет сцены, может быть признано в определенных случаях нарушением исключительного права на дизайн – если внимание зрителя акцентировано на произведении, а не на объекте материального мира как таковом.

«Таким образом, если в кинофильме демонстрируется издание книги в качестве «сюжетообразующего объекта», то ее показ без разрешения правообладателя может быть нарушением исключительных прав на дизайн», – пояснила Смирнова.

Российское авторское общество vs. Администрация г. Сочи

Администрация настаивала, что это была официальная церемония, а значит, на ней могли использоваться музыкальные произведения без уплаты вознаграждения авторам. Понятие концерта отличается от понятия официальной церемонии. Концерт – музыкально-зрелищное увеселительное мероприятие. Церемония – торжественное выполнение обряда по установленным правилам от имени государства, субъекта федерации или органов местного самоуправления.

В споре между РАО и администрацией г. Сочи СИП пришел к выводу, что концерт, организованный в Сочи, не был официальной церемонией.

На церемонии песня не является основным объектом восприятия, а играется лишь фоном. Во время концерта, наоборот, музыкальные произведения имеют основное значение. Поэтому при исполнении песни на концерте ее авторам выплачивается вознаграждение, а при исполнении на церемонии – нет.

Таким образом, СИП присудил выплатить РАО 180 000 руб. компенсации за нарушение исключительных авторских прав на музыкальные произведения (№ С 01-1207/2016).

ООО «Российский Союз Правообладателей» vs. ООО «Делл»

Российский Союз Правообладателей обратился в Арбитражный суд города Москвы с иском к ООО «Делл» о взыскании авторского сбора. Авторский сбор (так называемый «налог на болванки») – это компенсация в пользу правообладателей при использовании их произведений в личных целях (ст. 1245 ГК). В «Делл» отказались от уплаты этого сбора, ссылаясь на то, что ввозимые им системы хранения данных, серверы и рабочие станции используются исключительно юридическими лицами и относятся к профессиональному оборудованию. «При этом судами не были выработаны четкие юридические критерии для разграничения профессионального и непрофессионального оборудования», – поясняет Гуляева. Но СИП исправил ситуацию.

Суд выделил следующие критерии отнесения оборудования к профессиональному: возникновение у пользователей потребности в получении специальных навыков для работы с оборудованием; ценовая политика, не позволяющая рядовым потребителям использовать оборудование в личных целях; рынок сбыта и порядок сервисного обслуживания профессионального оборудования.

Исходя из этих критериев, СИП установил, что импортируемое «Делл» оборудование может быть использовано рядовым потребителем, и взыскал в пользу ООО «Российский Союз Правообладателей» 62 294 880 руб. авторского сбора (№ С 01-809/2016).

Смоленская таможня vs. ООО «Тризолен-Полимер»

ООО «Тризолен-Полимер» ввезло в Россию произведенный на территории Германии товар с обозначением «TRISOLEN», права на который зарегистрированы в России за третьим лицом. В Германии товарный знак «TRISOLEN» принадлежит немецкой «LEUNA EUROKKOMERZ Gmbh».

Смоленская таможня обратилась в суд с заявлением о привлечении общества к административной ответственности по ч. 1 ст. 14.10 КоАП («Незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров»).

Суды двух инстанций удовлетворили требование таможни и оштрафовали «Тризолен-Полимер» на 50 000 руб., а товар изъяли, конфисковали и уничтожили. СИП с ними не согласился (№ А43-10065/2016).

Поскольку обозначение, зарегистрированное в качестве товарного знака в стране происхождения товара, нанесено самим обладателем права на такой товарный знак, воспроизведение товарного знака законно. Если правообладателем тождественного или сходного до степени смешения товарного знака в России является иное лицо, этот товар не может быть признан контрафактным.

Право на товарный знак и патентное право занимают одно из центральных мест в законодательстве об интеллектуальной собственности (гл. 72, гл. 76 ГК РФ). Вместе с тем рассмотрение связанных с ними споров в суде имеет свои тенденции, о которых следует знать. Этот вопрос неоднократно обсуждался на различных площадках, включая организованный 16-17 апреля 2015 года газетой «Ведомости» Юридический форум.

Так, в последнее время судьи все чаще разрешают споры о сходстве товарных знаков с точки зрения рядовых потребителей, что вызывает немалый резонанс в экспертном сообществе. Патенты же заслуживают отдельного внимания, поскольку с 1 января 2015 года в ГК РФ действует норма, устанавливающая ответственность в виде компенсации за нарушение патентных прав, однако для этого сначала предстоит доказать сам факт нарушения, принимая во внимание ряд важных нюансов.

Рассмотрим эти особенности подробнее.

Рассмотрение судами споров по товарным знакам с позиции рядовых потребителей

Оптимально ли правовое обеспечение вашего бизнеса?

Проверить сейчас!

Еще в 2007 году ВАС РФ признал, что вопрос о сходстве товарных знаков до степени смешения является вопросом факта и по общему правилу может быть рассмотрен судьей с точки зрения рядового потребителя без назначения экспертизы (п. 13 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13 декабря 2007 г. № 122 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности»; далее – Информационное письмо). Экспертиза, подчеркнул Суд, назначается лишь в том случае, когда для сравнения обозначений требуются специальные знания. Указанное информационное письмо напрямую повлияло на дальнейшую судебную практику, причем в последнее время наметились некоторые негативные тенденции в рассмотрении подобных споров.

Напомним, один товарный знак считается сходным до степени смешения с другим, если он ассоциируется с ним в целом, несмотря на их отдельные отличия (абз. 6 п. 14.4.2 Правил составления, подачи и рассмотрения заявки на регистрацию товарного знака и знака обслуживания; далее – Правила). Так, в качестве установленных Правилами критериев определения сходства словесных обозначений указаны звуковые (фонетические), графические (визуальные) и смысловые (семантические) характеристики (п. 14.4.2.2 Правил).

Звуковое сходство может определяться, в частности, на основании следующих признаков:

  • наличие близких и совпадающих звуков в сравниваемых обозначениях;
  • наличие совпадающих слогов и их расположение, число слогов;
  • вхождение одного обозначения в другое;
  • ударение и т. д.

Графическое сходство определяется на основании общего зрительного впечатления, вида шрифта, алфавита, буквами которого написано слово, и т. д.

Смысловое сходство определяют с помощью следующих признаков:

  • подобие заложенных в обозначениях понятий и идей. Например, суды могут признавать сходными обозначения одного и того же предмета или явления, написанные на разных языках (постановление Президиума Суда по интеллектуальным правам от 4 июля 2014 г. № С01-573/2014);
  • совпадение одного из элементов обозначений, на который падает логическое ударение и который имеет самостоятельное значение;
  • противоположность заложенных в обозначениях понятий, идей.

ПОЛЕЗНЫЕ ИНСТРУМЕНТЫ

Ознакомиться с позицией ВС РФ и ВАС РФ в отношении защиты исключительных прав можно в системе ГАРАНТ. Для этого в строке базового поиска (F2) необходимо ввести поисковый запрос, например, «товарные знаки и патенты». Полученный список документов следует отфильтровать, выбрав слева в фильтрах «Высшие суды».

Правилами также установлены критерии определения сходства для изобразительных и объемных, а также для комбинированных обозначений (п. 14.4.2.3-14.4.2.4 Правил).

При этом, рассматривая споры по товарным знакам, судам следует проверять сходство товарных знаков по всем возможным признакам (постановление Президиума Суда по интеллектуальным правам от 18 сентября 2014 г. № С01-565/2014).

Однако эксперты обращают внимание на следующую проблему. Рассматривая дело с точки зрения рядовых потребителей, судьи нередко не признают сходные обозначения таковыми, даже если формально в решении присутствует исследование признаков сходства. Генеральный директор ООО «Зуйков и партнеры», патентный поверенный Сергей Зуйков отмечает: «Суды не хотят слушать правила и убеждают себя в сходстве или отсутствии сходства товарных знаков, ориентируясь на собственные представления о сходстве обозначений. Однако в своем письме ВАС РФ ни слова не сказал о том, что, разрешая споры о сходстве товарных знаков до степени смешения, суды должны рассматривать их без учета каких-либо норм права».

ПРИМЕР

Одним из наиболее ярких примеров, характеризующих подобный подход судов, Сергей Зуйков считает следующий спор.

Истец обратился к ответчикам с иском о запрете незаконного использования товарного знака и взыскании компенсации. По мнению истца, одно из словесных обозначений, приведенных на товаре ответчиков, полностью совпадает с принадлежащим ему товарным знаком.

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 28 февраля 2014 г. № А40-187101/2013 в удовлетворении иска отказано. Последующие инстанции оставили указанное решение без изменения (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 25 июня 2014 г. № 09АП-14142/14, постановление Суда по интеллектуальным правам от 26 сентября 2014 г. № С01-931/2014, Определение ВС РФ от 26 января 2015 г. № 305-ЭС14-6983).

Рассматривая данное дело, суды, по мнению эксперта, уделили недостаточно внимания звуковым, графическим и смысловым критериям сходства товарных знаков.

Обосновывая свою позицию, судьи отмечали, что оформление товара ответчика представляет собой комбинированное обозначение, в состав которого входят два разных словесных элемента, включая оспариваемый (содержащий слово, совпадающее с товарным знаком истца). При этом, с точки зрения судей, один из двух словесных элементов занимает доминирующее положение, поскольку расположен в центре и выполнен шрифтом большего размера. Таким образом, именно этот словесный элемент выполняет основную функцию индивидуализации товара. Оспариваемый же словесный элемент, несмотря на доводы истца о совпадении наименований, и по положению в комбинированном обозначении, и по смысловому значению был признан судом лишь описательной характеристикой товара, не обладающей различительной способностью (подп. 3 п. 1 ст. 1483 ГК РФ).

Разрешая спор, суды не назначали экспертизу. При этом проведенный судами анализ не позволяет с точностью сделать вывод о сходстве или различии товарных знаков.

Эксперт убежден, что рассмотрение судьями подобного рода споров с точки зрения потребителей без назначения экспертизы, приводит к тому, что огромное количество сходных товарных знаков признаются несходными (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 23 октября 2013 г. № 09АП-32575/13, постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 3 июля 2014 г. № 10АП-6197/14, постановление Суда по интеллектуальным правам от 4 декабря 2014 г. № С01-1129/2014 по делу № А40-135039/2013 и др.).

Это значит, что нарушители получают возможность и дальше использовать такие обозначения вместо того, чтобы нести установленную законом ответственность. К слову, за незаконное использование товарного знака действующим законодательством предусмотрена гражданская (ст. 1515 ГК РФ), административная (ст. 14.10 КоАП РФ) и уголовная ответственность (ст. 180 УК РФ). В частности, за такое преступление нарушителю может грозить штраф до 1 млн руб. и даже лишение свободы сроком до шести лет, а также другие виды наказания (ч. 3 ст. 180 УК РФ).

Принимая во внимание складывающуюся судебную практику, многие эксперты считают, что в разрешении споров, связанных с защитой товарных знаков от незаконного использования, судьи должны руководствоваться, прежде всего, не субъективным восприятием, а установленными Правилами критериями сходства. «Я хотел бы призвать всех убеждать суды, что, рассматривая дела с точки зрения потребителя, они не должны забывать о праве», – говорит Зуйков и советует участникам процесса использовать в качестве доказательств, подкрепляющих их позицию, заключение экспертов и/или настаивать в суде на проведении соответствующей экспертизы.

Возмещение вреда при нарушении патентных прав

Главная особенность, связанная с рассмотрением споров о нарушении патентных прав, заключается в достаточно низком количестве подобных дел в судах. «На 10 споров по товарным знакам всего один спор – патентный. Вызвано это, прежде всего, сложностью доказывания самого факта нарушения», – рассказывает управляющий партнер ООО «Центр интеллектуальной собственности «Сколково» Антон Пушков. Кроме того, до недавнего времени судьи часто отказывали истцам во взыскании компенсации даже за доказанные факты нарушения патентных прав (постановление ФАС Северо-Западного округа от 29 января 2013 г. по делу № А56-12802/2012, постановление ФАС Северо-Западного округа от 26 июня 2013 г. по делу № А56-39604/2010). Свою позицию суды мотивировали тем, что ГК РФ на то время не предполагал возможности патентообладателя защищать свои нарушенные права путем заявления требования о взыскании компенсации (п. 56 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 26 марта 2009 г. № 5/29).

Вместе с тем с 1 января 2015 года в ГК РФ появилась долгожданная статья, регламентирующая ответственность за нарушение патентных прав (ст. 1406.1 ГК РФ). Теперь, если факт нарушения доказан, то вместо возмещения убытков можно потребовать от нарушителя выплатить компенсацию (по выбору правообладателя):

  • в размере от 10 тыс. до 5 млн руб., определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения;
  • или в двукратном размере стоимости права использования изобретения, полезной модели или промышленного образца, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование соответствующих объектов исключительного права.

Однако стоит иметь в виду, что данная норма обратной силы не имеет, что также подчеркивают в своих решениях суды (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 2 апреля 2015 г. № 09АП-6048/15). Иными словами, если нарушение патентного права произошло до 1 января 2015 года, компенсацию взыскать не получится.

Предметом доказывания по подобным спорам является факт незаконного использования изобретения, полезной модели или промышленного образца. Антон Пушков советует при подготовке иска в суд соблюдать следующий алгоритм действий.

1

Обеспечить наличие неопровержимых доказательств нарушения патентных прав. В качестве доказательств суды нередко рассматривают:

  • рекламные проспекты, в которых предлагаются к продаже те или иные товары и/или оборудование, и таможенные декларации о ввозе соответствующих товаров и/или оборудования (решение Арбитражного суда г. Москвы от 29 октября 2003 г. № А-40-31254/03-83-281);
  • публикации. Например, в публикации может содержаться описание способа использования товара, который полностью совпадает с признаками формулы изобретения, охраняемого патентом (постановление ФАС Московского округа от 12 ноября 2008 г. № К-А40/9331-08);
  • протокол осмотра нотариусом доказательств с официального сайта – обычно с помощью этого доказательства устанавливается факт продажи ответчиком товаров, изготовленных с нарушением чужого патентного права (решение Сормовского районного суда г. Нижнего Новгорода от 24 июня 2011 г. № 2-1428/2011) и т. д.

В этих же целях желательно предоставить суду заключение специалиста-патентоведа с профильным техническим образованием. Стоимость услуг такого специалиста напрямую зависит от количества сравниваемых функциональных элементов (узлов, блоков, деталей в устройстве), операций или приемов способа, компонентов или ингредиентов вещества и т. д.) и варьируется в среднем от 20 тыс. руб. до нескольких сотен тысяч рублей.

Кроме того, можно ходатайствовать перед судом о проведении соответствующей экспертизы. Обычно эксперту задаются два вопроса: являются ли признаки того или иного изделия (способа использования изделия и т. п.) аналогичными признакам, охраняемым патентом, и используется ли при производстве изделий ответчика каждый из таких признаков (постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 21 февраля 2014 г. № 17АП-16869/13, решение Сормовского районного суда г. Нижнего Новгорода от 24 июня 2011 г. № 2-1428/2011). Добавим, что судебное разбирательство по патентным правам – это так называемая «война экспертиз», поэтому истец должен быть уверен, что сравнил все существенные признаки и доказал наличие факта нарушения.

2

Провести патентный поиск, чтобы избежать столкновения патентов. Во время слушания дела в суде иногда выясняется, что у ответчика уже есть патент на тот же объект исключительного права – и тогда начинается спор «патент на патент». В этом случае следует обратиться в Палату по патентным спорам с требованием о признании спорного патента недействительным (п. 1 ст. 1398 ГК РФ, приказ Роспатента от 22 апреля 2003 г. № 56 «О Правилах подачи возражений и заявлений и их рассмотрения в Палате по патентным спорам»). В этих целях также можно воспользоваться помощью экспертов – стоимость услуг по оспариванию патента составляет в среднем от 50 тыс. до 200 тыс. руб. в зависимости от сложности дела. После того, как оспариваемый патент будет признан недействительным, обладатель права на другой патент вправе вновь обратиться в суд за защитой своих прав, в том числе путем возмещения убытков за весь период использования его патента (п. 9 Информационного письма).

3

Подготовить расчет и обоснование размера компенсации. Так, например, можно представить суду расчет цены, которая обычно взимается за правомерное использование соответствующего объекта исключительного права – если истец выбрал именно такую форму компенсации (абз. 3 ст. 1406.1 ГК РФ).

В этом году к Международному дню интеллектуальной собственности приурочена кампания, посвященная миру спорта, в рамках которой более детально рассматривается вопрос о том, каким образом права в области интеллектуальной собственности (ИС) – патенты, товарные знаки, промышленные образцы, авторское право и смежные права, и даже охрана сортов растений (например, дерн на спортивных площадках) – способствуют поддержанию глобальной экосистемы спорта, уникального ландшафта, сводящего воедино многочисленных «игроков» с совпадающими интересами.

«Игроки»

Если говорить в целом, то к ним относятся:

  • Организаторы спортивных мероприятий, турниров и соревнований, заинтересованные в проведении высококачественных мероприятий, в которых участвуют спортсмены мирового уровня и которые собирают многочисленных зрителей и многомиллионные аудитории.
  • Спортивные федерации, которые устанавливают правила и обеспечивают целостность конкретного вида спорта. Их цель заключается в том, чтобы спортсмены и команды выступали на самом высоком уровне и привлекали еще больше общественного внимания к спорту в интересах его дальнейшего развития.
  • Спортсмены, команды и их тренеры, которые хотят бить свои личные рекорды, устанавливать новые, побеждать и получать награды за свои достижения;
  • Производители спортивных товаров, которые хотят быть успешными в коммерческой деятельности. Преследуя эту цель, они сосредотачиваются на инновационном производстве, выпуске высококачественной продукции, которая дает им конкурентные преимущества на рынке;
  • Вещательные компании и другие медийные платформы, которые заинтересованы в получении эксклюзивных прав на трансляцию этих захватывающих событий в прямом эфире для повышения зрительских рейтингов;
  • Корпоративные спонсоры, которые используют свои права на товарные знаки в спонсорских сделках для рекламы своей продукции в местах проведения соревнований, и таким образом обеспечивают организаторам спортивных мероприятий получение значительных дополнительных доходов;
  • Спортивные болельщики, то есть мы, которые хотят получать как можно больше удовольствия, и, даже когда не присутствуют на какой-либо игре, хотят иметь самые разнообразные возможности для высококачественного просмотра, благодаря которым «оказываются» как можно ближе к месту проведения спортивных мероприятий.

Права ИС лежат в основе всей коммерческой деятельности, которая необходима для организации спортивных мероприятий и в результате осуществления которой мы получаем возможность насладиться спортивным состязаниями в любое время, в любом месте и в любом формате. Но прежде чем мы пойдем дальше, давайте поразмышляем над тем, для чего существует система ИС.

Почему права ИС?

Основная цель прав ИС заключается в содействии еще большему развитию инновационной и творческой деятельности за счет создания условий, при которых изобретатели и авторы получают справедливое вознаграждение за свою работу и могут в результате обеспечивать сами себя и защищать деловую репутацию, воплощенную в брендах.

Различные права охраняют различные виды ИС, такие как изобретения (патенты), бренды (товарные знаки), промышленные образцы (права или патенты на промышленные образцы), а также творческие произведения, например, спортивные программы и другие имеющие отношение к спорту творческие мероприятия и некоторые спортивные трансляции (авторские и смежные права).

Права ИС позволяют правообладателям не допускать копирования или использования ИС без соответствующего разрешения. Это означает, что правообладатели могут взимать плату за использование ИС. Перспектива получения вознаграждения побуждает физических лиц и компании инвестировать в разработку инноваций, создание творческих произведений и фирменной продукции, от чего мы все только выигрываем.

Большинство прав ИС действуют в течение ограниченного периода времени и предоставляются только при соблюдении определенных условий. Существуют также правила, которые допускают использование, при определенных ограниченных обстоятельствах, различных видов ИС без предварительного получения разрешения правообладателя. Эти механизмы помогают обеспечить баланс интересов новаторов и авторов и широкой общественности, с тем чтобы все могли извлекать выгоду при использовании прав ИС.

В итоге права ИС способствуют активизации инновационной и творческой деятельности во всех областях, в том числе и в спорте. Чем больше инноваций и творчества в спорте, тем шире возможности для постоянного улучшения спортивных результатов и тем больше удовольствия мы получаем от спорта: более совершенное оборудование, больше стимулов для бизнеса, больше рабочих мест и непередаваемые впечатления болельщика.

Патенты и изобретения

Технологии всегда играли важную роль в спорте, но появление цифровых технологий подняло уровень спорта в плане технической оснащенности на небывалую высоту. Инновационные технологии, обычно охраняемые патентами (или коммерческой тайной), открывают для спорта новые горизонты. Эти технологии позволяют перенести спортивный опыт, полученный на тренировках или на стадионе, в нашу повседневную жизнь и открывают возможности для появления новых видов спорта, например, киберспорта и гонок на дронах. Сегодня спортивные технологии развиваются впечатляющими темпами.

(Фото: Zhor-Tech)

Интеллектуальная безопасная обувь фирмы
«ZHOR-Tech» контролирует и анализирует
спортивную активность и предоставляет данные
для выявления рисков травм и улучшения результатов.

В настоящее время широко применяются не только интеллектуальное спортивное оборудование, оснащенное различными датчиками, но и другие сложные информационно-коммуникационные технологии. Эти интеллектуальные технологии позволяют спортсменам (на высокопрофессиональном и любительском уровнях) и их тренерам отслеживать и оценивать спортивные результаты и находить новые возможности для их улучшения. После того, как ведущие спортсмены первыми испытывают на себе и применяют на практике эти технологии по мере их появления на рынке, мы все начинаем пользоваться ими для контроля за нашими собственными ежедневными тренировками, уровнем содержания воды организме и т.д.

Прочные, долговечные, легкие инновационные композитные материалы, например, используемые в спортивной обуви и различных видах защитной экипировки, таких как велосипедные и горнолыжные шлемы, делают спорт более безопасным и снижают риск травм для спортсменов и любителей спорта на всех уровнях.

Огромные средства вкладываются в развитие инфраструктуры спорта и инновационные технологии с тем, чтобы их результатами могли воспользоваться как болельщики, присутствующие на стадионах, так и болельщики, использующие цифровые технологии. Высокоскоростные Wi-Fi сети обеспечивают постоянную связь между болельщиками, благодаря чему они могут поделиться своими впечатлениями с друзьями, а также воспользоваться преимуществами мобильных приложений с самыми разнообразными сервисами, помогающими организовать их комфортное пребывание на месте соревнований: от поиска парковки, заказа еды или смены места на трибуне на более удобное до просмотра повторов и крупных планов с применением технологии высокой четкости, получения доступа к любым данным и т.д. Точно так же, новейшие технологии вещания позволяют болельщикам в самых отдаленных уголках планеты еще больше приблизиться к месту проведения спортивных мероприятий, независимо от их времени и места проведения, в любом удобном для болельщиков формате.

Инновационные технологии также помогают трансформировать опыт спортивных болельщиков, открывая для них много новых увлекательных возможностей насладиться любимыми видами спорта. Спортивные организации объединяются с высокотехнологичными компаниями, чтобы сделать спортивный контент социальным (т. е. открытым для совместного использования через социальные сети), доступным (на самых разнообразных устройствах), интерактивным (адаптируемым) и привлекательным.

Передовые технологии, например, разработанные такими компаниями как Orthotec, позволяют спортсменам с ограниченными возможностями, таким как Корнел Вилигер (на фото), добиться рекордных результатов. (Фото: Швейцарский фонд для параплегиков)

Как соединить спорт и технологии, чтобы сделать впечатления болельщиков более яркими

Издание Sports Business Media на своем сайте недавно сообщило, что многолетнее соглашение о глобальном информационном обеспечении Национальной хоккейной лиги Канады с подразделением компании Disney по стриминговому сервису предусматривает проведение «нового еженедельного шоу с показом кульминационных моментов 10 лучших игр предыдущей недели с помощью мобильного приложения Snapchat». Интересно, что в рамках этой договорённости НХЛ также берет на себя обязательство предоставлять «как минимум 15 специально подобранных за сезон историй с видеороликами и фотографиями, полученными от пользователей приложения и находящимися в открытом доступе».

Компания Sports Innovation Lab , специализирующаяся в области высокотехнологичных сервисов, сообщает, что в 2017 г. УЕФА и компании Fox и Facebook договорились об организации трансляций матчей Лиги чемпионов УЕФА на своих соответствующих платформах. В результате 34 миллиона пользователей Facebook 98 миллионов раз подключались к просмотру матчей Лиги чемпионов. Аналогичным образом, в 2018 г. Олимпийская вещательная служба объединилась с компанией Intel в рамках проекта по преобразованию более 50 часов видеоматериала о спортивных состязаниях в формат виртуальной реальности.

Пересечение реального мира с виртуальным

Все больше спортивных организаций экспериментируют с технологиями виртуальной (VR) и дополненной реальности (AR) с тем, чтобы спортсмены могли улучшать свои результаты, а болельщики — получать более яркие и захватывающие впечатления от просмотра спортивных состязаний в новых необычных форматах. Эти технологии позволяют перенести болельщиков прямо на спортивную площадку, при этом им даже не надо выходить из своего дома. Например, Национальная футбольная лига (НФЛ) сотрудничает с компанией Oculus по использованию системы виртуальной реальности Oculus Rift, чтобы переместить болельщиков непосредственно в эпицентр спортивных событий. Компании, транслирующие передачи с применением технологий VR, такие как NextVR, предлагают вниманию болельщиков целый ряд захватывающих спортивных трансляций. Другие традиционные вещательные компании, такие как BBC и NBC, используют элементы технологий VR при освещении наиболее важных спортивных событий.

В 2018 г. команда McLaren из Формулы-1 объявила о том, что она объединила свои усилия с компанией HTC, чтобы предложить своим 100 миллионам болельщиков «новый контент, разработанный на основе технологий виртуальной реальности с использованием новейших технических средств и элементов киберспорта, чтобы сделать выступления McLaren более захватывающим». Такие известные футбольные клубы, как «Барселона», «Реал Мадрид» в Испании, «Арсенал», «Ливерпуль» и «Манчестер Сити» в Великобритании, а также такие спортивные лиги, как НБА и НФЛ в Соединенных Штатах, объединяют свои усилия с компанией Intel для развертывания технологии Intel® True VR. Эти проекты предусматривают размещение быстродействующих устройств c высокой разрешающей способностью в ключевых точках вокруг арен и стадионов с тем, чтобы болельщики могли просматривать «краткие повторы и основные моменты матчей, а также получать возможность для просмотра самых интересных моментов с новых ракурсов». Так что, даже если вы не смогли приобрести билет на матч, вы можете следить за его ходом, как будто вы на нем реально присутствуете.

Аналогичным образом, Европейский вещательный союз (ЕВС) и его коммерческое подразделение Eurovision Media Services разработали для чемпионатов Европы 2018 г. в Берлине и Глазго целый ряд новых инструментов и сервисов, адаптированных с учетом опыта применения технологий VR, которые вещательные компании, входящие в ЕВС, смогли использовать для повышения уровня вовлеченности болельщиков в спортивные события.

Технологии дополненной реальности (AR) также находят разнообразное применение, подогревая к ним интерес у болельщиков и вызывая у них еще более яркие впечатления. Они объединяют виртуальный мир с реальным, открывая перед болельщиками возможности для использования всего разнообразия информационно-развлекательной поддержки (предоставление информации о соответствующих спортивных объектах и спортивных мероприятиях в 3D-форматах), тем самым привлекая больший интерес и повышенное внимание к какому-либо спортивному событию.

Дизайн

Параллельно с технологическими разработками в области новейших материалов развиваются дизайн и эстетика. Дизайн в мире спорта играет далеко не последнюю роль. В условиях жесткой конкуренции спортивного рынка дизайн позволяет провести четкое различие между теми или иными спортивным соревнованиям, командами и спортивными товарами.

Любой спортивный товар или спортивное мероприятие становится более привлекательными и интересным для потребителей благодаря дизайну, который играет решающую роль в повышении коммерческой стоимости и востребованности на рынке такого товара или спортивного мероприятия. Мы все готовы заплатить несколько больше за дизайн, который позволяет нам полнее отразить наш образ жизни и заявить о своей жизненной позиции. Компании могут защищать свои инвестиции в разработку новых привлекательных вариантов дизайна, получая патенты или права на промышленные образцы.

Дизайн играет ключевую роль, когда необходимо выделить и сделать легко узнаваемыми какие-либо товары на рынке. Новые стильные легко застёгивающиеся кроссовки фирмы Puma с применением технологии Fit Intelligence (Fi) эффективно сочетают дизайн и интеллектуальные технологии, позволяющие спортсменам регулировать подгонку обуви во время движения. (Фото: Puma )

Товарные знаки и брендинг

Проведение какого-либо спортивного соревнования является дорогостоящим мероприятием. Стратегическое использование товарных знаков как прав ИС, дающих компаниям возможность повысить свою репутацию и выделиться среди конкурентов на рынке, позволяет извлекать значительные доходы и использовать их для покрытия расходов на организацию таких мероприятий.

Товарный знак — это знак, который позволяет отличать товары или услуги одного производителя от товаров и услуг другого производителя. Товарные знаки являются мощным и незаменимым маркетинговым инструментом. В мире спорта их стратегическое использование открывает широкие возможности для получения доходов от коммерческой деятельности.

Между спортивными болельщиками и командами, лигами и соревнованиями, за которыми они следят, всегда существует глубоко эмоциональная связь. Например, такие спортивные клубы, как «Mанчестер Юнайтед», используют свой бренд и лояльность своих поклонников, чтобы увеличить доходы и прибыльность клуба за счет спонсорских сделок и новых возможностей в области использования цифровых СМИ и контента. С 2015 по 2017 год годовой прирост спонсорских доходов клуба составил 4,6%.

Спортивные спонсорские сделки подкрепляются правами на товарные знаки и могут быть чрезвычайно прибыльными. Признавая глобальную привлекательность и важность спорта как маркетинговой платформы, компании из самых различных секторов экономики участвуют в организации спортивных мероприятий, чтобы повысить информированность потребителей о своей продукции, стимулировать продажи и выделиться на переполненном и высококонкурентном рынке.

Важное значение спортивного спонсорства наглядно демонстрируют Олимпийские игры. Программу олимпийскогo партнерства (ПОП) окрестили «одной из самых эффективных международных маркетинговых платформ в мире». По данным Международного олимпийского комитета (МОК), эти коммерческие партнерства приносят более 40 процентов дохода при проведении Олимпийских игр и позволяют организаторам Олимпийских игр получить доступ к техническим средствам и услугам, необходимым для обеспечения слаженной работы в ходе этого спортивного праздника мирового масштаба. В рамках программы каждый Глобальный партнер Олимпийских игр приобретает «эксклюзивные права и возможности для глобального маркетинга в отношении определенной категории товаров или услуг». Доходы, получаемые в рамках Программы олимпийского партнерства и других олимпийских маркетинговых программ, распределяются «в интересах всего олимпийского движения» в целях содействия развитию всего спорта, а также «оказания финансовой поддержки спорту в развивающихся странах».

Талисманы, как одно из самых эффективных средств рекламы Олимпийских игр, расширяют информированность об этих соревнованиях, создавая вокруг них атмосферу эмоционального подъема. На снимке выше: талисман зимних Олимпийских игр 2018 г., Соохоранг, и талисман Параолимпийских зимних игр, Бандаби, на официальной пресс-конференции, состоявшейся в Канвондо 30 ноября 2017 г. (Фото: Дирк Хедеманн Фотоархив Alamy)

Многие спортивные организации также используют свои товарные знаки и другие права ИС для повышения ценности своего бренда, предоставляя третьим сторонам лицензии на производство товаров, включая одежду, аксессуары, обувь и многое другое. Например, «Манчестер Юнайтед» имеет десятилетнее соглашение с гигантом по производству спортивной одежды Adidas (оно действует до июля 2025 г.) в отношении глобального технического спонсорства и лицензионных прав на одновременное использование двух брендов. По информации клуба, он планирует расширить свой портфель лицензий и ассортимент товаров, доступных для своих болельщиков. Стратегические маркетинговые альянсы, существующие в настоящее время между спортивными организациями и самыми известными компаниями по производству спортивных товаров, такими как Adidas, Nike, Puma, Under Armour и др., означают, что спортивные клубы и лиги быстро становятся глобальными брендами образа жизни, поскольку потребители спортивных товаров сами становятся носителями яркого имиджа и высоких ценностей, с которыми ассоциируется спорт.

Широкий ассортимент изделий или товаров с символикой какого-либо спортивного события, таких как стикеры, кружки, брелоки, спортивная одежда, мячи и т.д. , производится по лицензиям, полученным от официальных лицензиатов, участвующих в организации соответствующего мероприятия. Эта продукция помогает создать необходимую эмоциональную атмосферу вокруг главных спортивных событий и дает болельщикам возможность почувствовать свою сопричастность к этим событиям. На снимке: магазин товаров с официальной символикой соревнований во время проведения чемпионата мира по футболу 2018 г. в Санкт-Петербурге. (Фото: Юлия Колтырина / Фотоархив Alamy )

Всемирно известные спортсмены также участвуют в этой «игре». Многие из них продвигают свои личные бренды (появившиеся благодаря их собственным спортивным достижениям) для получения еще больших доходов за счет контрактов, заключаемых не только с крупными компаниями по производству спортивной одежды. Признавая большой маркетинговый потенциал таких суперзвезд, компании часто платят миллионы долларов всемирно известным спортсменам и другим выдающимся личностям за рекламу их продукции. Некоторые компании разрабатывают целую линейку спортивных товаров с именами спортсменов. Именно так поступила фирма Nike, создав целые серии спортивных товаров с именами баскетбольных суперзвезд Майкла Джордана и Леброна Джеймса. Многие спортсмены, представляющие самые различные виды спорта, например, Льюис Хэмилтон (Формула-1), Дэвид Бекхэм (футбол), Рори Макилрой (гольф), Линдси Вонн (горные лыжи), Мария Шарапова (теннис) и др. извлекли значительную выгоду в результате заключения таких сделок.

Авторское право и широкое вещание

Спортивные организации зависят от вещательных компаний в том, что касается освещения их мероприятий, привлечения болельщиков во всех странах, а также соответствующих спонсоров. Авторское право и смежные права, особенно те, которые касаются вещательных организаций, лежат в основе взаимоотношений между спортом, телевидением и другими средствами массовой информации. Поскольку спортивные мероприятия как таковые обычно не подпадают под авторско-правовую охрану, медиа-компании платят огромные суммы за эксклюзивные права на прямую трансляцию важнейших спортивных соревнований. Такие соревнования привлекают миллионы болельщиков, жаждущих испытать эмоции, которые нарастают по мере развития событий в ходе состязаний.

Продажа прав вещательных и медийных компаний, стоимость которых в последние годы взлетела до небес, в настоящее время является основным источником дохода большинства спортивных организаций. Получаемые в результате средства идут на компенсацию расходов по финансированию крупных спортивных мероприятий, реконструкцию стадионов, а также на развитие массового спорта.

Например, доходы от трансляции Олимпийских игр 2016 г. в Рио-де-Жанейро составили порядка 2868 млн дол. США, при этом 90 процентов средств, полученных МОК в результате спонсорских сделок и продажи прав на вещание, реинвестируются в развитие спорта во всем мире.

Лицензионные платежи, которые вещательные компании получают при продаже своих эксклюзивных видеоматериалов другим средствам массовой информации, позволяют им инвестировать эти средства в развитие технологий и логистики, обеспечивающих трансляцию спортивных состязаний для миллионов болельщиков во всем мире.

Стремительное развитие информационно-коммуникационных технологий изменило само спортивное вещание, вследствие чего вещательные компании способны транслировать максимально возможное число изображений под различным углом. Сегодня стедикамы, дроны и аэрофотокамеры – «лучшие друзья» вещательных компаний. На снимке: специалисты настраивают аэрофотокамеру перед началом чемпионата мира ИААФ в Лондоне в 2017 году. (Фото: Пол Дэйви / новостная лента Alamy)

Права вещательных компаний позволяют им компенсировать значительные расходы, связанные с трансляцией спортивных соревнований, получать признание и награды за предпринимательские усилия в организации вещания и вклад в распространение информации и развитие культуры.

Вещательные компании используют преимущества стремительно развивающихся цифровых СМИ для охвата и привлечения аудитории, предлагая освещение спортивных мероприятий в различных форматах и используя разнообразные платформы. СМИ, освещающие спортивные мероприятия, быстро меняют свой технический арсенал и в конкурентной борьбе за свои позиции используют все новые нетрадиционные медиа-плееры, такие как стриминговые платформы beIN sports и FirstRow. Это меняет ландшафт как с точки зрения того, кто создает контент, так и с точки зрения того, кто его распространяет, и в результате приводит к значительному росту масштабов пиратского использования сигналов. Появление новых сервисов такого рода еще больше увеличивает количество вариантов просмотра для болельщиков и подстегивает конкуренцию в борьбе за право распространять спортивный контент.

Технологии также меняют подход болельщиков к просмотру спортивных мероприятий. Сегодня любители спорта по всему миру могут подключиться к просмотру спортивных состязаний в любое время и в любом месте, используя при этом несколько устройств. (Фото: Теро Весалайнен / Фотоархив Alamy )

Спорт, ИС и развитие

Стратегическое использование прав ИС в мировом спорте открывает широкие возможности для содействия экономическому развитию самыми различными способами, например, посредством:

  • Получения дохода от продажи товаров и услуг, связанных со спортом;
  • Поддержки инноваций и развития бизнеса и предпринимательства, а также создания рабочих мест;
  • Укрепления репутации стран и увеличения валютных поступлений;
  • Стимулирования международной торговли;
  • Преодоления национальных различий и утверждения таких универсальных ценностей как справедливость, взаимное уважение и дружба; и
  • Укрепления здоровья, социального благополучия и социальной сплоченности, а также поощрения дисциплины, командной работы и духа соперничества.

Проведение спортивных мероприятий на местном, национальном или международном уровнях может обогатить социально-культурную среду общин, повысив их привлекательность для инвесторов и туристов. Вместе с тем коммерческая деятельность в области спорта требует создания прочной правовой базы для содействия использованию и торговле правами ИС, а также подготовке высококвалифицированных кадров, что позволит обеспечить проведение благоприятной политики и наличие нормативно-правовой среды, а также решать оперативные и логистические задачи, связанные с организацией спортивных мероприятий.

Признавая огромный потенциал ИС и спорта с точки зрения стимулирования социально-экономического развития, многие страны в настоящее время включают цели и задачи в области ИС и спорта в свои национальные стратегии развития. Содействуя устойчивому развитию процветающего спортивного сектора и обеспечивая благоприятные условия для проведения крупных спортивных мероприятий, эти страны стремятся создать дополнительные возможности для социально-экономического развития и повышения уровня благосостояния.

Футбол, как самый популярный вид спорта в мире, обладает огромным потенциалом с точки зрения содействия устойчивому социально-экономическому развитию. На снимке: дети играют в футбол на улице в центре деревни Капургана, Колумбия. (Фото: hanohikirf / Фотоархив Alamy)

ИС и спорт: деятельность ВОИС

ВОИС поддерживает соответствующие усилия и по просьбе своих государств-членов консультирует правительства и директивные органы по вопросам включения целей в области ИС и спорта в национальные планы развития. Кроме того, в рамках целого ряда мероприятий ВОИС работает со своими партнерами над повышением уровня информированности об актуальности ИС для спортивной экосистемы отдельных стран. Семинары и программы профессиональной подготовки направлены на повышение уровня квалификации и углубление институциональных знаний в целях поддержки предпринимательской деятельности в области спорта в государствах-членах в интересах стимулирования инноваций, коммерческой деятельности и социально-экономического развития. Важным направлением этой деятельности является создание нормативно-правовой базы, способствующей развитию ИС. В частности, это включает обеспечение уважения прав ИС и консультирование по вопросам борьбы со злоупотреблениями или нарушениями в области прав ИС. Такие нарушения ограничивают возможности организаторов спортивных мероприятий по привлечению спонсоров и уменьшают доходы от проведения крупных спортивных мероприятий.

Эти мероприятия по укреплению потенциала разрабатываются с учетом конкретных социальных и культурных условий в каждой стране. В них участвуют многие заинтересованные стороны: правительственные и другие государственные органы, сотрудники правоохранительных и судебных органов, юристы, спортивные агенты, спортсмены, клубы, спортивные федерации, организаторы мероприятий, доноры, спонсоры, производители спортивных товаров и телевизионные и медийные компании.

Глобальная экосистема спорта – это сложное переплетение интересов всех ее участников и их коммерческих отношений, основанных на правах ИС. Стратегическое использование этих прав в значительной степени способствует быстрому развитию мировой спортивной индустрии и будет и впредь играть центральную роль в дальнейшем развитии спорта в условиях быстро меняющегося и беспрецедентно насыщенного технологиями ландшафта. Уделение повышенного внимания ИС и спорту также открывает широкие возможности для ускорения социального, экономического и культурного развития всех стран.