Судебная практика о выселении

2. В случае, если гражданин, пользующийся жилым помещением на основании решения суда, принятого с учетом положений части 4 статьи 31 настоящего Кодекса, или на основании завещательного отказа, использует это жилое помещение не по назначению, систематически нарушает права и законные интересы соседей или бесхозяйственно обращается с жилым помещением, допуская его разрушение, собственник жилого помещения вправе предупредить данного гражданина о необходимости устранить нарушения. Если указанные нарушения влекут за собой разрушение жилого помещения, собственник жилого помещения также вправе назначить данному гражданину разумный срок для проведения ремонта жилого помещения. В случае, если данный гражданин после предупреждения собственника жилого помещения продолжает нарушать права и законные интересы соседей, использовать жилое помещение не по назначению или без уважительных причин не проведет необходимый ремонт, данный гражданин по требованию собственника жилого помещения подлежит выселению на основании решения суда.

В силу ст. 19 Жилищного Кодекса РФ «… Жилищный фонд — совокупность всех жилых помещений, находящихся на территорий Российской Федерации. В зависимости от формы собственности жилищный фонд подразделяется на: частный жилищный фонд — совокупность жилых помещений, находящихся в собственности граждан и в собственности юридических лиц; государственный жилищный фонд — совокупность жилых помещений, принадлежащих на праве собственности Российской Федерации (Жилищный фонд Российской Федерации), и иных жилых помещений, принадлежащих на праве собственности субъектам Российской Федерации (Жилищный фонд субъектов Российской Федерации); муниципальный жилищный фонд — совокупность жилых помещений, принадлежащих на праве собственности муниципальным образованиям».

В зависимости от целей использования жилищный фонд подразделяется на: жилищный фонд социального пользования — совокупность предоставляемых гражданам по договорам социального найма жилых помещений государственного и муниципального жилищных фондов; специализированный жилищный фонд — совокупность предназначенных для проживания отдельных категорий граждан и представленных по правилам IV ЖК РФ жилых помещений государственного и муниципального жилищных фондов; индивидуальный жилищный фонд — совокупность жилых помещений частного жилищного фонда, которые используются гражданами — собственниками таких помещений для своего проживания, проживания членов своей семьи и (или) проживания иных граждан на условиях безвозмездного пользования, а также юридическими лицами — собственниками таких помещений для граждан на указанных условиях пользования; жилищный фонд коммерческого пользования — совокупность жилых помещений, которые используются собственниками таких помещений для проживания граждан на условиях возмездного пользования, предоставленных гражданам по иным договорам, представлены собственниками таким помещений во владение и (или) пользование.
В силу ст. 49 ЖК РФ жилые помещения государственного и муниципального жилищного фонда предоставляются по договорам социального найма.
Согласно ст. 60 ЖК РФ по договору социального найма жилого помещения одна сторона — собственник жилого помещения государственного жилищного фонда или муниципального жилищного фонда (действующие от его имени уполномоченный государственный орган или уполномоченный орган местного самоуправления) либо управомоченное им лицо (наймодатель) обязуется передать другой стороне — гражданину (нанимателю) жилое помещение во владение и в пользование для проживания в нем на условиях, установленных указанным Кодексом.

Пользование жилым помещением по договору социального найма осуществляется в соответствии с Жилищным Кодексом Российской Федерации, договором социального найма данного жилого помещения.
Предметом договора социального найма жилого помещения должно быть жилое помещение (жилой дом, квартира, часть жилого дома или квартиры).

Наниматель жилого помещения по договору социального найма имеет право в установленном порядке:
1) вселять в занимаемое жилое помещение иных лиц;
2) сдавать жилое помещение в поднаем;
3) разрешать проживание в жилом помещении временных жильцов;
4) осуществлять обмен или замену занимаемого жилого помещения;
5) требовать от наймодателя своевременного проведения капитального ремонта жилого помещения, надлежащего участия в содержании общего имущества в многоквартирном доме, а также предоставления коммунальных услуг.
Наниматель жилого помещения по договору социального найма обязан:
1) использовать жилое помещение по назначению и в пределах, которые установлены настоящим Кодексом;
2) обеспечивать сохранность жилого помещения;
3) поддерживать надлежащее состояние жилого помещения;
4) проводить текущий ремонт жилого помещения;
5) своевременно вносить плату за жилое помещение и коммунальные услуги;
6) информировать наймодателя в установленные договором сроки об изменении оснований и условий, дающих право пользования жилым помещением по договору социального найма.

В силу ст. 68 ЖК РФ наниматель жилого помещения по договору социального найма, не исполняющий обязанностей, предусмотренных жилищным законодательством и договором социального найма жилого помещения, несет ответственность, предусмотренную законодательством.

К членам семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма относятся проживающие совместно с ним его супруг, а также дети и родители данного нанимателя. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы признаются членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма, если они вселены нанимателем в качестве членов его семьи и ведут с ним общее хозяйство. В исключительных случаях иные лица могут быть признаны членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма в судебном порядке.
Члены семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма имеют равные с нанимателем права и обязанности. Дееспособные члены семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма несут солидарную с нанимателем ответственность по обязательствам, вытекающим из договора социального найма.
Члены семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма должны быть указаны в договоре социального найма жилого помещения.
Исходя из вышеизложенного, Вы имеете право пользоваться всей квартирой наравне с другими членами Вашей семьи.

Споры, связанные с пользованием жилым помещением по договору социального найма

При разрешении споров о признании права пользования жилым помещением по договору социального найма, с учетом того, что такие споры имели место в случае, когда жилищные правоотношения возникли до введения в действие Жилищного Кодекса РФ, суды исходили из того, что в силу ранее действующего законодательства — ст. 54 ЖК РСФСР равное с нанимателем право пользования жилым помещением могло быть приобретено лишь в случае вселения с согласия всех совершеннолетних членов семьи нанимателя и при условии, что не было иного соглашения о пользовании жилым помещением.

Так, Балтийским районным судом г. Калининграда было рассмотрено дело по иску А.Л.С. к супругу А.А.А. и сыну А.В.А. о признании права на жилое помещение. Истица ссылалась, что после заключения с А. в 1983 году брака вселилась к нему в жилое помещение и постоянно проживает в квартире, хотя фактически оставалась зарегистрированной по прежнему месту жительства, где жилое помещение в 1999 году приватизировала и вселила в него внука. Суд в иске отказал, указав, что истица, хотя и вселилась в спорное жилое помещение, однако продолжала сохранять право пользования на прежнее жилье, несла расходы по его содержанию, воспользовалась правом на его приватизацию. Кроме того, на момент вселения в спорную квартиру к супругу в ней проживал совершеннолетний сын мужа, который давал согласие лишь на проживание истицы, без права пользования жилым помещением, таким образом, при вселении истицы состоялось соглашение о том, что права пользования спорным жилым помещением она не приобретает. С таким решением согласился и суд кассационной инстанции.

При разрешении исков о признании лица не приобретшим право пользования жилым помещением по договору социального найма в случае установления, что имел место лишь факт регистрации по месту жительства (как правило — регистрация требовалась для решения вопроса о трудоустройстве, для оформления ссуды в банке и по иным причинам), однако в жилое помещение данное лицо не вселялось, судами по искам нанимателя или наймодателя принимались решения о признании таких лиц не приобретшими права пользования жилым помещением и о снятии их с регистрационного учета, поскольку сам по себе факт регистрации каких-либо прав на жилое помещение не порождает.

При разрешении споров о признании права пользования жилым помещением в случаях, когда имело место временное проживание в жилом помещении (например, с целью оказания помощи престарелым нанимателям), суды исходили из того, что такое проживание не может свидетельствовать о приобретении права пользования жилым помещением, следовательно, по отношению к спорному жилому помещению такие лица являются временными жильцами, поэтому подлежат выселению на основании ст. 80 ЖК РФ.

Октябрьским районным судом удовлетворен иск мэрии г. Калининграда к К.З.Д. о выселении и отказано во встречном иске последней о признании права пользования жилым помещением, поскольку было установлено, что в связи с характером работы она не могла постоянно проживать в спорной квартире, не знала о размере пенсии нанимателя Ж., в момент смерти последней в квартире не проживала, похороны были произведены за счет государства. Достоверных доказательств совместного проживания и ведения общего хозяйства К. не было представлено.

В то же время, Центральным районным судом г. Калининграда было рассмотрено дело по иску мэрии г. Калининграда к Т.И.В. и встречным исковым требованиям Т.И.В. к мэрии г. Калининграда о признании за ней право пользования жилым помещением. При разрешении спора судом было установлено, что Т. вселилась в спорное жилое помещение в 1995 году и была зарегистрирована в нем с согласия нанимателя С.А.П. и ее сына С.А.Г., сожительствовала с С.А.Г., вела с ним совместное хозяйство, поэтому суд пришел к выводу, что она приобрела право пользования жилым помещением.

В силу ст. 70 ЖК РФ наниматель с согласия в письменной форме членов своей семьи, в том числе, временно отсутствующих членов своей семьи, вправе вселить в занимаемое жилое помещение по договору социального найма своего супруга, своих детей и родителей. Других граждан в качестве проживающих совместно с ним членов своей семьи наниматель вправе вселить не только с письменного согласия членов своей семьи, в том числе временно отсутствующих, но и наймодателя.

С учетом указанных положений ЖК РФ при разрешении споров о признании права пользования жилым помещением иных лиц, вселенных после 1 марта 2005 года нанимателем в жилое помещение по договору социального найма в качестве членов его семьи без согласия наймодателя, у судов возникали вопросы, приобретают ли указанные лица при доказанности факта их вселения, совместного проживания и ведения общего хозяйства с нанимателем, право пользования жилым помещением. При обобщении судебной практики таких дел не поступало, однако на наш взгляд, поскольку ст. 70 ЖК РФ предусмотрено соблюдение порядка вселения таких лиц — с согласия наймодателя, то при вселении в отсутствие такого согласия указанные лица право пользования жилым помещением не приобретают.

Ранее действующим жилищным законодательством — ст. 86 ЖК РСФСР было предусмотрено право требования совершеннолетним членом семьи нанимателя заключения с ним отдельного договора найма жилого помещения, если с согласия остальных проживающих с ним членов семьи и в соответствии с приходящейся на его долю жилой площадью либо с учетом состоявшегося соглашения о порядке пользования жилым помещением ему может быть выделено изолированное жилое помещение.

Введенный в действие с 1 марта 2005 года Жилищный Кодекс РФ не предусматривает нормы, которая позволяла бы совершеннолетнему члену семьи нанимателя требовать изменения договора социального найма жилого помещения с выделением ему в пользование изолированного жилого помещения.

В связи с этим при рассмотрении после 1 марта 2005 года исков, заявленных членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма об изменении такого договора на основании ст. 86 ЖК РСФСР, судами области принимались решения об отказе в их удовлетворении. Вместе с тем, на наш взгляд, вопрос о возможности изменения договора найма жилого помещения и заключения отдельного договора найма по требованию члена семьи нанимателя нуждается в разъяснении со стороны Верховного Суда РФ.

Вопросы расторжения и прекращения договора социального найма жилого помещения регулируются статьей 83 ЖК РФ. В силу п. 3 данной статьи в случае выезда нанимателя и членов его семьи в другое место жительства договор социального найма считается расторгнутым. Аналогичная норма содержалась ранее в ч. 2 ст. 89 ЖК РСФСР.

В производстве судов находилось значительное количество исков о расторжении договора социального найма в связи с выездом нанимателя и членов его семьи в другое место жительства. Как правило, такие иски обусловлены тем, что указанные лица не снимаются с регистрационного учета, сохраняя регистрацию по занимаемому ранее жилому помещению. Одновременно истцами ставится вопрос и об их выселении из жилого помещения. Положения п. 3 ст. 83 ЖК РФ не содержит указания на то, в какое жилое помещение должен переехать на постоянное место жительства наниматель и члены его семьи. При разрешении таких споров суды исходили из того, что не имеет правового значения, в какое жилое помещение имел место выезд — в занимаемое по договору социального найма либо в приобретенное на праве собственности жилое помещение, поскольку юридически значимым обстоятельством является лишь то, выехал ли в действительности ответчик в другое постоянное место жительство.

С исками о выселении членов семьи, либо бывших членов семьи на основании п. 3 ст. 83 ЖК РФ обращались и наниматели жилого помещения по договорам социального найма. В обоснование иска истцы, как правило, ссылались на длительное непроживание таких лиц в жилом помещении, неуплату ими платежей за жилое помещение, отсутствие интереса к жилому помещению и отсутствие принадлежащих им вещей. Судами проверялось, в действительности ли ответчик выехал на новое постоянное место жительства, приобрел ли он право пользование# жилым помещением. Судами принимались решения об отказе в иске о расторжении договора социального найма жилого помещения и выселении в случае установления, что непроживание носило временный характер, права на другое жилое помещение ответчиком не приобретено, не утрачен интерес к спорному жилью, а непроживание в жилом помещении бывшего члена семьи нанимателя было обусловлено неприязненными отношениями с супругом, который поменял замки, ключи не передал и препятствовал проживанию в жилом помещении. Так, Светловский городской суд при рассмотрении иска Т.М.Т. к бывшему супругу Т.B.С. о выселении принял решение об отказе в иске, установив, что ответчик не проживает в спорном жилом помещении (двухкомнатной квартире) с 2001 года, проживает у матери в г. Зеленоградске. Однако его выезд был связан с тем, что между сторонами после расторжения брака сложились неприязненные отношения, истица сменила замок во входной двери, ключа от которого у ответчика нет. При этом ответчик интереса к спорному жилью не утратил, в 2003 году обращался в суд с иском об изменении договора найма данного жилого помещения, однако в этом ему было отказано.

Центральным районным судом г. Калининграда был рассмотрен иск Г.В.В. к бывшей супруге Т.М.В. о признании утратившей право пользования жилым помещением и снятии с регистрационного учета. В обоснование иска истец ссылался на то, что после расторжения брака в 2000 году Т. выехала из спорного жилого помещения, в дальнейшем проживала у своих родителей, снимала квартиру по договору найма, имеет жилье в г. Москве, плату за жилое помещение не вносила, ее вещей в спорной квартире не имеется. Суд в удовлетворении иска отказал, признав установленным, что имеет место временное отсутствие ответчицы в спорном жилом помещении, поскольку истцом не представлено доказательств, подтверждающих его доводы о том, что Т. переехала в другое место жительства, где приобрела право на жилую площадь, факт приобретения в собственность жилого помещения в г. Москве не подтвержден. С таким решением суда согласился и суд кассационной инстанции.

В силу подпункта 1 п. 4 ст. 83 ЖК РФ по требованию наймодателя в судебном порядке допускается расторжение договора социального найма в случае невнесения нанимателем платы за жилое помещение и (или) коммунальные услуги в течение более 6 месяцев. В силу ст. 90 ЖК РФ в этом случае наниматель и проживающие совместно с ним члены его семьи могут быть выселены в судебном порядке с предоставлением другого жилого помещения по договору социального найма, размер которого соответствует размеру жилого помещения, установленному для вселения граждан в общежитие.

Анализ поступивших на обобщение дел позволяет сделать вывод о том, что иски наймодателя о расторжении договора найма и выселении нанимателя и членов его семьи в связи с невнесением платы за жилье и коммунальные услуги судами оставлялись без удовлетворения. Дел, по которым бы принимались решения об удовлетворении иска о выселении в связи с невнесением платы за жилое помещение, на обобщение не поступило.

При разрешении таких споров суды проверяли, действительно ли нанимателем в течение более 6 месяцев не вносились вышеуказанные платежи, по какой причине не производились платежи. Кроме того, суды проверяли, отвечает ли жилое помещение, в которое наймодатель предлагает выселить нанимателя с членами его семьи, требованиям, указанным в ст. 90 ЖК РФ. Хотя на момент предъявления исков по всем делам размер задолженности по оплате за жилое помещение и коммунальные услуги являлся значительным (свыше 10 тыс. рублей), как правило, в ходе производства по делу задолженность или большая ее часть погашалась, и ответчиками принимались меры к погашению оставшейся суммы задолженности, поэтому указанные обстоятельства суды учитывали при принятии решения по делу.

Таким образом были разрешены споры по иску администрации Московского района г. Калининграда к К.Н.В., имевшей по состоянию на 1 мая 2005 года задолженность в размере 21047 руб. (при рассмотрении судом дела задолженность была погашена в полном объеме), по иску администрации Московского района г. Калининграда к К. о выселении без предоставления другого жилого помещения.

Советским городским судом было рассмотрено дело по иску администрации г. Советска к Г.О.Ю. и Г.Ю.А. о выселении с предоставлением другого жилого помещения, заявленному в связи с тем, что ответчик с 1997 года не вносит платежи за обслуживание жилья и коммунальные услуги. Истец просил выселить ответчиков в комнату общежития размером 18,3 кв. м. Суд в удовлетворении иска отказал, при этом исходил из того, что с момента введения в действие Жилищного Кодекса РФ предусмотренный п. 1 ч. 4 ст. 83 ЖК РФ срок в 6 месяцев, в течение которого ответчиками не оплачивались коммунальные услуги, не истек. Суд также учитывал, что возникновение задолженности по оплате жилья и коммунальных услуг вызвано тяжелым материальным положением ответчиков, и основная часть задолженности при рассмотрении дела погашена. Кроме того, выселение граждан в другое помещение граждан, не оплачивающих жилье и коммунальные услуги, возможно лишь в другое помещение, предоставляемое по договору социального найма, и помещения в общежитиях к нему отнесены быть не могут. Содержащиеся же в ст. 90 ЖК РФ указания относятся к размеру предоставляемого в связи с выселением помещения, а не к его статусу. С такими выводами суда согласился и суд кассационной инстанции.

Светловским городским судом было отказано в иске МУ «Жилищно-коммунальное управление» о выселении Б. и членов его семьи в связи с невнесением платы за жилое помещение и коммунальные услуги и наличием задолженности в значительном размере — 32655 руб. 74 коп., с предоставлением другого жилого помещения. Отказывая в иске, суд по просьбе ответчиков предоставил им двухмесячный срок для погашения задолженности.

Следует отметить, что, как правило, предварительно наймодатель обращался к нанимателю с предупреждением, в котором просил погасить задолженность и разъяснял, что в случае непогашения долга в установленный срок может быть предъявлен иск о выселении. В ходе рассмотрения некоторых дел судебное разбирательство откладывалось по ходатайству ответчиков для предоставления им возможности погасить оставшуюся часть задолженности. По некоторым делам судами утверждались мировые соглашения, заключенные между сторонами, по которым ответчики принимали на себя обязательство в определенный срок погасить имеющуюся задолженность, а истец отказывался от исковых требований.

Размер задолженности по оплате жилья и коммунальных услуг ответчиками не оспаривался, а поэтому в обсуждение вопроса об обоснованности размера задолженности суды не входили.

Статьей 85 ЖК РФ предусмотрены основания выселения граждан из жилых помещений с предоставлением других благоустроенных жилых помещений по договорам социального найма. Согласно п. 1 указанной статьи к таким основаниям относятся случаи, когда дом, в котором находится жилое помещение, подлежит сносу. В соответствии со ст. 89 ЖК РФ предоставляемое гражданам в связи с выселением по данному основанию жилое помещение должно быть благоустроенным применительно к условиям соответствующего населенного пункта, равнозначным по общей площади ранее занимаемому жилому помещению, отвечать установленным требованиям и находиться в черте населенного пункта.

На практике возникают ситуации, когда иски о предоставлении жилого помещения заявляются нанимателями и членами его семьи, которые проживали в жилых помещениях в доме, снос которого уже был произведен до 1 марта 2005 года, и для временного проживания им было предоставлено жилое помещение в маневренном фонде.

Ранее действовавшее жилищное законодательство (ст. 91 ЖК РСФСР) предусматривало, что в случае, если дом, в котором находится жилое помещение, подлежит сносу, грозит обвалом, либо подлежит переоборудованию в нежилой, граждане выселяются с предоставлением другого благоустроенного жилого помещения. При этом в силу ст. 96 ЖК РСФСР предоставляемое гражданам в связи с выселением другое благоустроенное жилое помещение должно отвечать требованиям ст. 40 и 41 ЖК РСФСР, то есть в указанных случаях оно подлежало предоставлению с учетом установленной нормы жилой площади.

В этой связи у судов возникли вопросы, какое жилое помещение должно быть предоставлено лицам, которым в связи со сносом либо разрушением до 1 марта 2005 года домов, где они ранее занимали жилые помещения, другое благоустроенное жилое помещение предоставлено не было, и они проживают в помещениях маневренного фонда, предназначенных для временного проживания граждан. На наш взгляд, в той ситуации, когда право на обеспечение граждан другим благоустроенным жилым помещением возникло до 1 марта 2005 года (а в иных случаях задолго — за 5-10 лет), их жилые помещения были снесены или разрушены и граждане проживают во временном жилом фонде, жилое помещение им должно быть предоставлено с учетом ранее действовавшего жилищного законодательства — с учетом нормы жилой площади, а не равнозначное по общей жилой площади ранее занимаемому. Положения ст. 85 ЖК РФ о предоставлении жилого помещения, равноценного ранее занимаемому, по нашему мнению, могут быть применены в случаях, когда дом признан аварийным после 1 марта 2005 года. Вместе с тем, данный вопрос, нуждается в разъяснении Верховного Суда РФ.

Согласно п. 2 и 3 ст. 85 и ст. 87 ЖК РФ, если жилое помещение, занимаемое по договору социального найма подлежит переводу в нежилое, или признано непригодным для проживания, выселяемым из такого жилого помещения гражданам наймодателем предоставляется другое благоустроенное жилое помещение по договору социального найма.

При рассмотрении судами исков о выселении из жилого помещения в связи с признанием его непригодным для проживания суды исходили из вышеуказанных положений ЖК РФ, а также проверяли, отвечает ли предлагаемое к переселению жилое помещение приведенным выше требованиям ст. 89 ЖК РФ.

Неманским городским судом было отказано в иске администрации муниципалитета Неманского района к С.А.С., С.В.П. о расторжении договора найма жилого помещения, расположенного в пос. Подгорное по ул. Заводской, которое, согласно заключению комиссии муниципального образования «Неманский район», находится в аварийном состоянии, грозит обвалом наружных стен, в связи с чем администрация просила выселить ответчиков в жилое помещение по адресу: г. Неман ул. Дзержинского. При этом, отказывая в иске, суд исходил из того, что предлагаемое жилое помещение состоит из двух комнат в коммунальной квартире, в то время как ранее ответчики занимали отдельную квартиру, состоящую из двух комнат, а кроме того, не отвечает установленным требованиям, поскольку в нем отсутствует отопление (не работает обогревательный котел), в связи с чем суд счел, что выселение ответчиков в предлагаемое наймодателем жилое помещение нарушило бы их права. В кассационном порядке решение суда не обжаловалось.

В силу п. 4 ст. 85 ЖК РФ граждане выселяются из жилых помещений с предоставлением других благоустроенных жилых помещений по договорам социального найма, если в результате проведения капитального ремонта или реконструкции дома жилое помещение не может быть сохранено или его общая площадь уменьшится, в результате чего проживающие в нем наниматель и члены его семьи могут быть признаны нуждающимися в жилых помещениях, либо увеличится, в результате чего общая площадь занимаемого жилого помещения на одного члена семьи существенно превысит норму предоставления.

Как правило, на практике в связи с производством капитального ремонта дома, имевшего место до 1 марта 2005 года, гражданам предоставлялось для временного проживания жилое помещение в маневренном фонде, а в дальнейшем возникали споры о выселении собственником маневренного фонда граждан из данных жилых помещений, а также споры таких лиц о предоставлении им другого благоустроенного жилого помещения.

Московским районным судом г. Калининграда рассмотрено дело по иску администрации Московского района г. Калининграда к Х.С.В. о выселении из жилого помещения, относящегося к маневренному фонду, заявленного в связи с тем, что дом по ул. Судостроительной в г. Калининграде, где ранее проживала ответчица, был поставлен на капитальный ремонт, в связи с чем ей была предоставлена комната в д. по ул. Козенкова в г. Калининграде — в маневренном фонде. После завершения капитального ремонта ответчица данную комнату не освободила, хотя занимаемая ею квартира сохранилась, в результате ремонта жилая площадь незначительно увеличилась, а изменилась лишь нумерация квартиры. На вселение в данную квартиру после капитального ремонта был выдан ордер, в который включена и Х. Решением суда иск администрации был удовлетворен, Х. выселена в занимаемое ранее жилое помещение в д. по ул. Судостроительной. Определением судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда решение суда было отменено. При этом судебная коллегия указала на допущенное судом нарушение процессуальных норм: к участию в деле не были привлечены лица, проживающие в квартире дома по ул. Судостроительной в г. Калининграде, хотя вынесенным решением о вселении Х. в данную квартиру затрагивались их законные права и интересы. Кроме того, суд надлежащим образом не проверил доводы ответчицы о том, что спорная комната была предоставлена ей в тот период времени, когда дом не относился к маневренному фонду, а поэтому, по мнению Х., ей было предоставлено жилое помещение в постоянное пользование по договору социального найма. При новом рассмотрении дела к участию в деле были привлечены лица, проживающие в кв. д. по ул. Судостроительной — Д. и Т., которыми был заявлен иск о признании незаконным включения Х. в ордер на указанную квартиру по тем основаниям, что она к членам их семьи не относится, совместного хозяйства с ними никогда не вела. Суд удовлетворил заявленные администрацией Московского района г. Калининграда исковые требования, выселил Х. в занимаемое ранее жилое помещение, в иске Д. отказал, при этом исходил из установленных по делу обстоятельств: спорное жилое помещение с момента постройки относится к маневренному фонду и используется для временного проживания граждан, было предоставлено ответчице в связи с проведением капитального ремонта жилого дома, в котором Х. была зарегистрирована и проживала со своим супругом, умершим в 1991 году, как член его семьи, была вселена в установленном порядке, с согласия проживающих в данной квартире лиц, и приобрела равное право пользование жилым помещением; после капитального ремонта жилое помещение сохранилось, незначительно увеличилась его площадь, изменилась лишь нумерация квартиры. С таким решением суда согласился и суд кассационной инстанции.

Основания выселения нанимателя и (или) проживающих совместно с ним лиц без предоставления другого жилого помещения указаны в ст. 91 ЖК РФ. Согласно ч. 1 указанной статьи такое выселение допускается в случаях использования жилого помещения не по назначению, систематического нарушения прав и законных интересов соседей или бесхозяйственного отношения к жилому помещению. При разрешении таких исков суды проверяли, предупреждал ли наймодатель нанимателя и членов его семьи о необходимости устранить нарушения, и исходили из того, что такое предупреждение должно быть сделано в письменной форме. Несоблюдение указанного порядка суды расценивали как основание к отказу в иске.

Согласно ч. 2 ст. 91 ЖК РФ граждане, лишенные родительских прав могут быть выселены из жилого помещения без предоставления другого жилого помещения, если совместное проживание этих граждан с детьми, в отношении которых они лишены родительских прав, признано судом невозможным. Анализ поступивших на обобщение дел свидетельствует о том, что судами области такие иски, как правило, удовлетворялись.

Так, Нестеровским районным судом по иску Ш.Е.И. был выселен без предоставления другого жилого помещения ее бывший супруг Ш.И.П., который решением Нестеровского районного суда от 3 декабря 2002 года был лишен родительских прав в отношении сына 1994 г. рождения. При этом в решении суд указал, что ответчик ведет аморальный образ жизни, пьянствует, бродяжничает, нигде не работает, уклоняется от воспитания и содержания ребенка, дома устраивает скандалы, своим поведением оказывает отрицательное влияние на ребенка. Поэтому суд пришел к выводу, что совместное проживание ответчика с ребенком невозможно, так как это может негативно сказаться на его здоровье, физическом и нравственном развитии. В кассационном порядке дело не рассматривалось.

Аналогичное решение было принято по иску Прокурора Нестеровского района в интересах троих несовершеннолетних детей о выселении К.А.В., лишенного решением суда в отношении данных детей родительских прав.

О ПРИЗНАКАХ ЖИЛОГО ПОМЕЩЕНИЯ: ПРЕДНАЗНАЧЕННОСТИ И ПРИГОДНОСТИ ДЛЯ ПОСТОЯННОГО ПРОЖИВАНИЯ ГРАЖДАН

П.В. Макеев, кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права и процесса Самарской гуманитарной академии, член Общероссийской общественной организации «Ассоциация юристов России»

Определение понятия жилого помещения всегда вызывало множество как теоретических, так и практических споров. С принятием Жилищного кодекса РФ от 29.12.2004 г. № 188-ФЗ (далее — ЖК РФ)споры только усилились. Это вполне можно понять, учитывая, что дефиниция понятия жилого помещения в ЖК РФ нормативно сформулирована впервые.

Согласно части 2 статьи 15 ЖК РФ жилым помещением признается изолированное помещение, которое является недвижимым имуществом и пригодно для постоянного проживания граждан (отвечает установленным санитарным и техническим правилам и нормам, иным требованиям законодательства). Из данного определения следует, что понятие жилого помещения раскрывается через помещение, имеющее следующие признаки: недвижимый характер, изолированность и пригодность для постоянного проживания граждан.

Как верно отмечает автор, жилое помещение является объектом недвижимого имущества. Следовательно, домики контейнерного типа и вагончики не являются недвижимым имуществом (нет прочной связи с землей) и не могут быть признаны жилыми помещениями. Отношения по поводу их использования для проживания жилищным законодательством не регулируются (в соответствующих случаях применяются нормы гражданского законодательства о договоре аренды).

Вместе с тем ФАС Северо-Кавказского округа в Постановлении от 15.03.2006 г. № Ф08-796/2006-364А по делу №А32-30097/2005-5/390-36АЖ установил, что суду при решении вопроса о признании объектов (из материалов дела следует, что на баланс ООО «Тополек» переданы вагончики и домики контейнерного типа, составляющие жилой поселок) жилыми помещениями следует выяснить фактическое использование строений с учетом доводов о прописке жильцов строений, исследовать возможность признания жилыми помещениями спорных строений, хотя и не отвечающих признакам недвижимости, но используемых для проживания граждан. Таким образом, судебная практика исходит из того, что жилым может быть признано помещение, пригодное для постоянного проживания граждан; не принимая во внимание требование об отнесении такого помещения к недвижимому имуществу.

Рассмотрим признак пригодности жилого помещения для постоянного проживания граждан, его взаимную связь с признаком предназначенности, а также соотношение категорий предназначенности и назначения.

Буквальное толкование частей 2 и 3 статьи 15 ЖК РФ показывает, что определение пригодности жилого помещения представляет собой некоторую процедуру, по итогам прохождения которой помещение, соответствующее требованиям, установленным Правительством РФ и другими федеральными законами, становится жилым. Однако уже при первом рассмотрении Положения о признании помещения жилым помещением, жилого помещения непригодным для проживания и многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 28.01.2006 г. № 47 (далее — Положение о признании помещения жилым), а именно пунктов 2 и 3, становится очевидным, что предусмотренные в нем требования, предъявляемые к жилым помещениям, применяются лишь в отношении объектов, юридически возникших и эксплуатируемых как жилые. В этом смысле процедура проверки соответствия жилого помещения требованиям, предусмотренным в указанном Положении, т.е. определение его пригодности, используется лишь для целей проверки сохранения (утраты) правового режима жилого помещения.

Позволяет ли ссылка на федеральные законыс уверенностью сказать, что помещение, которое будет соответствовать установленным в них требованиям, станет жилым?

Представляется, что помещение является жилым, если оно соответствует установленным федеральными законами санитарным и техническим требованиям, предъявляемым к жилому помещению.Однако вряд ли можно признать помещение жилым, если оно не предназначено для постоянного проживания, т.е. не имеет соответствующего назначения. К примеру, нежилое помещение, ранее переведенное из жилого помещения, может сохранить пригодность для постоянного проживания, т.е. может соответствовать требованиям, предъявляемым к жилому помещению (при переводе квартиры в офис). Вместе с тем переведенное помещение жилым являться не будет, поскольку с переводом его в нежилое помещение изменилось предназначение помещения.

В связи с этим закономерно возникает вопрос о том, какой признак является определяющим в понятии жилого помещения в целях отграничения его от нежилого помещения: предназначенность, пригодность, либо и предназначенность, и пригодность являются определяющими признаками жилого помещения?

В теории вопрос о признаках жилого помещения как критериях деления помещений на жилые и нежилые решается неоднозначно. По утверждению одних ученых, пригодность для постоянного проживания граждан выступает критерием деления помещений на жилые и нежилые. В свою очередь другая группа ученыхвыделяет в качестве признака, отличающего жилое помещение от нежилого, предназначенность для постоянного проживания граждан. Третьи называют как предназначенность, так и пригодность.При этом вплоть до настоящего времени в юридической литературе нет единства мнений о том, какой признак должен быть определяющим в понятии жилого помещения в целях его отличия от нежилого помещения.

По мнению Конституционного суда РФ (Постановление от 14 апреля 2008 г. №7-П), в отличие от прежнего порядка государственного учета жилищного фонда, основанного на критерии функционального назначения строения, действующая в настоящее время система государственного учета жилищного фонда, исходя из нового гражданского и жилищного законодательства Российской Федерации, в качестве критерия называет фактическую пригодность жилого строения для постоянного проживания и тем самым не исключает возможность отнесения пригодных для проживания жилых строений, расположенных на садовых земельных участках, к индивидуальному жилищному фонду. Таким образом, КС РФ в качестве определяющего признака называет фактическую пригодность для проживания.

И.Д. Кузьмина выделяет в качестве основного признака жилого помещения предназначенность для постоянного проживания граждан. По ее мнению, «предназначенность помещения для жилищных целей — изначально заданная функция, обозначенная в соответствующих документах, которая не зависит от характера фактического использования объекта и сохранения им способности удовлетворять жилищные способности граждан».

Действительно, предназначенность отражается в проектной документации, которая составляется с учетом строительных, санитарных, противопожарных и других правил и норм (часть 11 статьи 48 Градостроительного кодекса РФ от 29.12.2004 г. № 190-ФЗ (далее — ГрК РФ). В свою очередь, указанные нормы устанавливают минимальные требования при проектировании объекта или такие характеристики объекта, которые позволяют ему по окончании строительства стать жилым помещением. При вводе объекта в эксплуатацию производится проверка на соответствие построенного объекта требованиям строительных, санитарных и иных правил и норм (статья 55 ГрК РФ), а это, исходя из определения жилого помещения в части 2 статьи 15 ЖК РФ, фактически означает установление пригодности построенного объекта для постоянного проживания граждан.

Представляется, что при проектировании в объект закладывается предназначенность, а именно предназначение для постоянного проживания граждан, а по окончании строительства определяется пригодность, т.е. проверяется соответствие объекта строительным, санитарным и другим правилам и нормам или проверяется юридическая возможность использования объекта в соответствии с его предназначением. В том случае если объект не соответствует минимальным требованиям названных норм, вопрос о признании помещения жилым положительно решен не будет. Иными словами, введенное в эксплуатацию жилое помещение не может одновременно быть предназначенным и непригодным для постоянного проживания граждан.

В том случае когда жилое помещение введено в эксплуатацию и поставлено на государственный учет, пригодность или непригодность для постоянного проживания граждан решается на основании Положения о признании помещения жилым. При этом нормы раздела 2 Положения о признании помещения жилым, определяющие требования к жилому помещению, примерно на 50 процентов содержат отсылки к действующим строительным и санитарным нормам, а остальные заимствованы из них. Это указывает на взаимосвязанность определения признака жилого помещения на разных стадиях: пригодности при вводе объекта в эксплуатацию и после ввода объекта в эксплуатацию. Разница лишь в документе, подтверждающем указанный признак: либо это разрешение на ввод объекта в эксплуатацию, либо решение (в виде заключения) межведомственной комиссии о признании помещения пригодным для постоянного проживания.

Автор не согласен с И.Д. Кузьминой в том, что «…непригодность сама по себе не отменяет признака предназначенности…», а «…утрата пригодности сама по себе не свидетельствует об утрате правового режима жилого помещения».Для того чтобы юридически правильно сделать вывод о пригодности жилого помещения, необходимо заключение межведомственной комиссии, которая по результатам оценки соответствия помещения требованиям, предъявляемым к жилому помещению, принимает одно из решений: о пригодности или непригодности помещения для постоянного проживания. В последнем случае в силу части 2 статьи 15 ЖК РФ с утратой жилым помещением пригодности для постоянного проживания граждан будет прекращен и правовой режим жилого помещения. При этом говорить о сохранении предназначенности для постоянного проживания в такой ситуации не приходится.

И.А. Дроздов предлагает для целей разграничения жилых и нежилых помещений использовать признак пригодности для проживания граждан, который, по его мнению, в отличие от предназначенности носит не субъективный, а объективный характер. «Предназначенность, — пишет автор, — не совсем удачна, поскольку определяет характер помещения в зависимости от намерений пользователя. Получается, что если лицо использует помещение для проживания (например, сарай), то, значит, такое помещение жилое».

Очевидно, что предназначенность носит субъективный характер только на этапе определения пожеланий заказчика по поводу объекта: будет ли это жилой дом или строение для временного проживания. Все остальное носит сугубо объективный характер и во многом зависит от строительных, санитарных и других правил и норм. На объективность предназначенности указывал также А.В. Халдеев. «Объективность данного свойства (предназначенности), — пишет автор, — в том, что оно формируется в процессе строительства (реконструкции) и проявляется в ряде характеристик физического объекта, критериями оценки которых являются показатели, установленные в нормативно-правовых актах. …набор входящих в ее (предназначенности) состав элементов, как правило, достаточен для признания жилого помещения пригодным для проживания в нормальных (обычных) условиях окружающей среды».Если лицо использует помещение для проживания, это не означает, что помещение должно стать жилым в силу проживания. Кроме того, нежилое помещение, переведенное из жилого без проведения переустройства и перепланировки, которое фактически продолжает отвечать всем требованиям жилого помещения, т.е. остается пригодным для постоянного проживания, жилым не является, так как имеет другое предназначение. В таком случае использование только признака пригодности для постоянного проживания не позволяет разграничить жилое и нежилое помещение и требуется дополнительный признак, которым может выступить предназначенность для постоянного проживания.

Таким образом, предназначенность в качестве единственного признака жилого помещения не отвечает реалиям современности, когда жилое помещение, будучи признано непригодным для постоянного проживания, с прекращением своего правового режима утрачивает и предназначенность для постоянного проживания, с другой стороны, использование только пригодности для постоянного проживания в ряде случаев не позволяет отграничить жилое помещение от нежилого. Очевидно, что и предназначенность, и пригодность для постоянного проживания граждан являются определяющими признаками жилого помещения.
В юридической литературе дискуссионным является вопрос о том, через какие правовые категории должны определяться предназначенность и пригодность: через постоянное или временное проживание граждан?

Указанная дискуссионность во многом обусловлена несовершенством законодательства. Так, в части 2 статьи 15 ЖК РФ пригодность жилого помещения определяется через постоянное проживание граждан. При этом в части 1 статьи 17 ЖК РФ предназначенность рассматривается просто как проживание граждан, т.е. в отличие от статьи 7 Жилищного кодекса РСФСР 1983 годаЖК РФ не делает акцент на постоянном проживании. Аналогичным образом выглядят и нормы Гражданского кодекса РФ от 30.11.1994 г. № 51-ФЗ (далее — ГК РФ).

По утверждению М.Ю. Тихомирова, «положения статьи 17 ЖК РФ логичны, поскольку проживать в жилом помещении граждане могут как постоянно, так и временно, обладая конституционным правом на свободу передвижения».Данное утверждение не вызывает сомнений, если речь идет о характере использования жилого помещения. Однако статья 17 ЖК РФ, используя термин «предназначенность», указывает не на характер использования, а на признак жилого помещения, т.е. на характеристику объекта. Учитывая этот факт, С.П. Гришаев пишет: «Нельзя не обратить внимания на то, что в части 1 статьи 17 ЖК РФ отсутствует указание на необходимость постоянного проживания, что противоречит положениям части 2 статьи 15 ЖК РФ. Можно предположить, что речь идет о технической ошибке».

Действительно, именно постоянное,а не временное проживание граждан позволяет признать объект жилым. «Помещение считается жилым, — пишет В.Н. Литовкин, — если оно конструктивно, функционально предназначено и пригодно по санитарному, техническому и иному потребительскому состоянию для постоянного проживания граждан независимо от того, как практически будет использовано — для постоянного или временного проживания».На постоянное проживание как основу понятия жилого помещения указывали также В.В. Витрянский, С.Б. Иванников, И.Д. Кузьмина, А.В. Халдеев, А.М. Эрделевский и другие.

Полагаем, что именно из категории постоянного проживания выводятся соответствующие санитарные и технические требования, требования пожарной безопасности, предъявляемые к жилому помещению и ведущие в конечном счете к определению правового режима помещения как жилого.В случае использования категории временного проживания в определенной степени снижался бы уровень санитарных и технических требований к жилому помещению и в этом смысле его можно было бы рассматривать как место пребывания, а не как место жительства, что вряд ли следует считать правильным. Кроме того, только постоянное проживание граждан как основная характеристика жилого помещения позволяет отграничить его от таких объектов, как гостиницы, дома отдыха, пансионаты, санатории и другие строения и помещения для временного проживания.

В этой связи вызывает критику утверждение ряда авторово том, что жилое помещение, пригодное для постоянного проживания, может быть предназначено как для постоянного, так и временного проживания, относя к последним жилые помещения специализированного фонда. Если говорить о жилом помещении, предназначенном для временного проживания, пригодность такого помещения, очевидно, также должна определяться через временное проживание граждан. В противном случае было бы нелогично задавать при строительстве объекту предназначение — временное проживание, а при вводе предъявлять к объекту требования постоянного проживания.

Исходя из положений главы 9 ЖК РФ, указывающих на предназначенность для временного проживания граждан жилых помещений специализированного фонда, Ю.О. Гаврилова предлагает уточнить, что к объектам жилищных прав относятся помещения не только пригодные для постоянного проживания, но и пригодные для временного проживания граждан.Подобная точка зрения является результатом объективной невозможности сопоставить, с одной стороны, признак пригодности для постоянного проживания в определении понятия жилого помещения (часть 2 статьи 15 ЖК РФ), а с другой — признак предназначенности для временного проживания специализированного жилого помещения (глава 9 ЖК РФ.).

Жилое помещение может использоваться в качестве специализированного жилого помещения только после отнесения такого помещения к специализированному жилищному фонду на основании решения органа, осуществляющего управление государственным или муниципальным жилищным фондом, с соблюдением требований и в порядке, которые установлены Правительством РФ. Анализ Правил отнесения жилого помещения к специализированному жилищному фонду, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 26.01.2006 г. № 42,показывает, что в качестве специализированного жилого помещения используется жилое помещение, пригодное для постоянного проживания, при наличии специфических требований. К таким требованиям указанные Правила относят: пожарную и экологическую безопасность, наличие благоустроенности, наличие необходимого для обеспечения жизнедеятельности и безопасности проживания граждан оборудования.

Нельзя не отметить, что законодатель предъявляет более жесткие (в сравнении с обычным жилым помещением) требования к специализированному жилому помещению. Однако указанные специфические требования, по мнению В.А. Лапача, «лишь уточняют, но никак не изменяют основного назначения жилого помещения. В случае исключения жилого помещения из специализированного фонда такое помещение утрачивает видовую характеристику, но сохраняет общий правовой режим жилого помещения».

Представляется, что предназначенность для временного проживания как видовая характеристика специализированного жилого помещения не влияет на изначальное, объективное предназначение жилого помещения — постоянное проживание граждан. Предназначенность для временного проживания граждан жилого помещения специализированного жилищного фонда лишь указывает на цель использования жилого помещения — временное проживание отдельных категорий граждан.

Действительно, следует согласиться с автором в том, что помещения специализированного жилищного фонда являются жилыми помещениями и к ним применимо определение, закрепленное в ч.2 ст.15 ЖК РФ и устанавливающее критерий именно постоянного проживания.

Еще одним аргументом в пользу того, что специализированные жилые помещения должны быть предназначены для постоянного проживания является то обстоятельство, что временность проживания в жилых помещениях специализированного жилищного фонда обусловлена не требованиями, установленными санитарными и техническими правилами и нормами к самим жилым помещениям (в отличие, например, от некоторых строений на дачных участках, в которых в связи с отсутствием отопления проживать можно только временно, в дачный сезон), а спецификой условий и основания предоставления специализированных жилых помещений, в частности, на ограниченный временем период работы или учебы; спецификой субъектного состава.

Кроме того, как показывает практика, наниматели проживают в специализированных жилых помещениях достаточно длительный срок, который может быть равен и периоду жизни.

В связи с этим полагаем, что, как и пригодность, предназначенность жилого помещения должна определяться через постоянное проживание граждан.
Проблема, исследуемая автором, является актуальной, потому что в действующих нормативных актах, наряду с понятием «жилое помещение» используются термины «жилое строение», «жилище».

Два последних не имеют четкой юридической формулировки, однако в контексте сопоставления с определением «жилое помещение» и сложившейся правоприменительной практики могут иметь следующие толкования. «Жилое строение» – это объект недвижимости, используемый и пригодный для временного проживания. «Жилище» – это объект недвижимости, используемый и пригодный как для постоянного, так и для временного проживания. Следовательно, данные термины не трактоваться как тождественные, исходя из аналогии закона в жилищных правоотношениях.

С признаком жилого помещения, предназначенностью для постоянного проживания тесно связана такая категория, как назначение жилого помещения. Так, например, в части 1 статьи 17 ЖК РФ назначение жилого помещения раскрывается через предназначенность для проживания граждан, встатьях 93–98 ЖК РФ назначение служебных жилых помещений, назначение жилых помещений в общежитиях, назначение жилых помещений маневренного фонда и других видов специализированных жилых помещений определяется через предназначенность для временного проживания. ГК РФ содержит аналогичные положения в пунктах 1, 2 статьи 288: собственник осуществляет права владения, пользования и распоряжения принадлежащим ему жилым помещением в соответствии с его назначением. При этом определяется, что жилые помещения предназначены для проживания граждан.

Использование категорий «назначение» и «предназначенность» в законодательстве характерно не только для жилых помещений, но и для земельных участков. Так, Земельный кодекс РФ от 25.10.2001 г. № 136-ФЗ (далее — ЗК РФ),определяя категории земель, оперирует назначением, правда с оговоркой на целевой характер (статья 7 ЗК РФ). При этом назначение раскрывается в определениях понятий категорий земель через предназначенность. К примеру, землями сельскохозяйственного назначения признаются земли за чертой поселений, предоставленные для нужд сельского хозяйства, а также предназначенные для этих целей (статья 77 ЗК РФ), или землями населенных пунктов признаются земли, используемые и предназначенные для застройки и развития населенных пунктов (статья 83 ЗК РФ).
На основании изложенного становятся очевидными следующие выводы: во-первых, объекты недвижимости имеют назначение, во-вторых, категория «назначение» раскрывается через категорию «предназначенности».

Действующее законодательство, используя категории «назначение» и «предназначение» не раскрывает их понятий. При таких условиях представляется объективно необходимым рассмотреть вопрос о понятиях «назначение» и «предназначение» и об их соотношении друг с другом.

В связи с тем что нормативная база не дает ответа на указанный вопрос, целесообразно обратиться к толковым словарям. Так, в толковом словаре русского языка С.И. Ожегова «назначение — цель, предназначение, область, сфера применения кого/чего-нибудь», «предназначение — то, что предопределено, предначертано кому-нибудь».Согласно толковому словарю Т.Ф. Ефремовой «назначение — цель, задача, предназначение», «предназначение — то, что определено, предназначено кому-л., назначение».Как видно из толковых словарей, назначение определяется предназначением, а предназначение назначением, что указывает на их взаимосвязанность. Единственное отличие этих категорий в приставке «пред», которая указывает на предшественность, предопределенность, т.е. предназначением предопределяется цель, функция, область или сфера применения объекта или предопределяется назначение объекта.

Применяя сказанное к жилому помещению, думается, что предназначенность для постоянного проживания предопределяет назначение жилого помещения, т.е. определяет его функциональную характеристику — постоянное проживание граждан. Учитывая, что предназначенность является признаком жилого помещения, который должен быть отражен в его понятии, представляется правильным по аналогии с нормами ЗК РФ (статьи 77, 83, 87, 94), в которых назначение определяется в понятиях категорий земель через признак предназначенности, назначение жилого помещения определять в понятии жилого помещения в части 2 статьи 15 ЖК РФ через признак предназначенности для постоянного проживания граждан.

Подводя итог сказанному, следует отметить следующее: во-первых, поскольку предназначенность наравне с пригодностью является признаком жилого помещения, предлагается отразить ее в понятии жилого помещения в части 2 статьи 15 ЖК РФ, во-вторых, учитывая, что именно наличие такой основы жилого помещения, как постоянное проживание граждан, и приводит к определению правового режима помещения как жилого, предназначенность жилого помещения, как и пригодность, должна определяться через постоянное проживание граждан. В связи с этим представляется необходимым изложить в новой редакции часть 2 статьи 15 ЖК РФ: «2. Жилым помещением признается изолированное помещение, которое является недвижимым имуществом, предназначенное и пригодное для постоянного проживания граждан (отвечает установленным санитарным и техническим правилам и нормам, иным требованиям законодательства)». При этом в целях исключения дублирования предназначенности в понятии жилого помещения в части 2 статьи 15 ЖК РФ и назначения в статье 17 ЖК РФ думается, что нет необходимости в последней отдельно выделять назначение жилого помещения. В связи с этим наименование статьи 17 ЖК РФ предлагается изменить: «Пределы использования жилого помещения. Пользование жилым помещением», а часть 1 статьи 17 ЖК РФ признать утратившей силу.

Также, исходя из того что предназначенность для временного проживания граждан как видовая характеристика специализированного жилого помещения не влияет на изначальное, объективное предназначение жилого помещения — постоянное проживание граждан, а лишь указывает на цель использования жилого помещения — временное проживание отдельных категорий граждан, и в целях устранения противоречий части 2 статьи 15 и главы 9 ЖК РФ предлагается в пункте 2 части 3 статьи 19, статьях 93–98 ЖК РФ слова «предназначены» заменить словами «используются». Более того, в этом случае, соответственно, отпадает необходимость и в использовании категории «назначение» для специализированных жилых помещений. По этой причине «Назначение…» в наименованиях статей 93–98 ЖК РФ предлагается заменить на «Цели использования…».

СЗ РФ. – 03.01.2005. – № 1 (часть 1). – Ст. 14.

СЗ РФ. – 06.02.2006. – № 6. – Ст. 702.

Строительные, санитарные и другие правила и нормы (СНиПы, СанПиНы и т.д.) действуют до вступления в силу соответствующих технических регламентов (См.: ст. 46 Федерального закона от 27.12.2002 г. № 184-ФЗ (ред. от 18.07.2009 г.) «О техническом регулировании»; письмо Госстроя РФ от 22.12.2003 г. № ЛБ-8381/9 «О порядке реализации отдельных положений Федерального закона от 27 декабря 2002 года № 184-ФЗ «О техническом регулировании» в градостроительной деятельности и в области строительства и эксплуатации зданий и сооружений» // Нормирование в строительстве и ЖКХ. – 2004. – № 1).

Кузьмина И.Д. Указ. соч. С. 30.

СЗ РФ. – 03.01.2005. – № 1 (часть 1). – Ст. 16.

Кузьмина И.Д. Указ. соч. С. 30.

Дроздов И.А. Указ. соч. С. 14.

Халдеев А.В. О правовой модели жилого помещения в Жилищном кодексе РФ // Журнал российского права. – 2006. – № 8. – С. 112.

Ведомости ВС РСФСР. – 1983. – № 26. – Ст. 883.

СЗ РФ. – 05.12.1994. – № 32. – Ст. 3301.

Отсутствие в статье 288 ГК РФ указания на предназначенность для постоянного проживания позволило ряду авторов сделать вывод о зависимости признаков жилого помещения от характера правоотношения, в котором жилое помещение выступает объектом. «Жилое помещение может быть объектом найма, если оно соответствует критерию «пригодность для постоянного проживания граждан», и может быть объектом купли-продажи, если отвечает требованию «предназначенность для проживания людей» (Борисенко А. Жилая недвижимость как объект купли-продажи // Законность. – 2004. – № 2. – С. 43) Более того, указывалось на то, что в отношениях собственности требования к жилищу снижены, а в наемных отношениях повышены (См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / под ред. О.Н. Садикова. – М.: Инфра-М, 2005. – С. 740).

Гришаев С.П. Правовой режим недвижимого имущества // СПС «Гарант: Версия Эксперт»

Постоянное проживание в качестве основы понятия жилого помещения широко используется в романо-германской правовой системе. Так, в немецком законодательстве понятие жилого помещения раскрывается через фактическую и юридическую предназначенность и пригодность к длительному проживанию (§ 17 Gesetz über die soziale Wohnraumförderung vom 13. September 2001 (BGBl. I S. 2376). URL: http://bundesrecht.juris.de/wofg/ (дата обращения: 04.08.2007).

Гражданское право России. Обязательственное право: курс лекций / отв. ред. О.Н. Садиков. – М.: Юристъ, 2004. – С. 346.

См.: Гаврилова Ю.О. Объекты жилищных прав в системе жилищного обеспечения военнослужащих, проходящих военную службу по контракту // Российский военно-правовой сборник № 7: Актуальные проблемы правового регулирования материального обеспечения военнослужащих. Вып. 66. – М.: За права военнослужащих, 2006. – С. 152, 153.

Статья 32. Сохранение за гражданами права состоять на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий

Право состоять на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий сохраняется за гражданами до получения жилого помещения, за исключением случаев, предусмотренных частью второй настоящей статьи.

Граждане снимаются с учета нуждающихся в улучшении жилищных условий в случаях:

1) улучшения жилищных условий, в результате которого отпали основания для предоставления жилого помещения;

2) выезда на другое постоянное место жительства;

3) выявления в представленных документах не соответствующих действительности сведений о нуждаемости в улучшении жилищных условий, послуживших основанием для принятия на учет, а также неправомерных действий должностных лиц при решении вопроса о принятии на учет;

4) прекращения трудовых отношений с предприятием, учреждением, организацией, если они состоят на учете по месту работы и никто из членов их семей не работает на этом предприятии, в учреждении, организации, кроме случаев увольнения в связи с уходом на пенсию или переходом на выборную должность. Не могут быть сняты с учета нуждающихся в улучшении жилищных условий семьи, потерявшие кормильца, состоявшего на учете.

Снятие с учета осуществляется органами, по решению которых граждане были приняты на учет.

О снятии с учета граждане должны быть поставлены в известность в письменной форме.

(в ред. Указа ПВС РСФСР от 29.08.1986 — Ведомости ВС РСФСР, 1986, N 36, ст. 1023)