Виды юридических дефиниций

Дефиниция, или определение — это логическая операция: 1) раскрывающая (смысл) имени посредством описания существенных и отличительных признаков предметов или явлений, обозначаемых данным именем (денотата имени); 2) эксплицирующая значение термина языка, или понятия. В процессе дефинирования термину должен быть непосредственно прописан в качестве его значения либо экстенсионал (объект), либо интенсионал (признак). Если термин явно не соотнесён ни с объектами, ни с признаками, он остаётся символом, не имеющим семантического значения (см. Имя Термин Понятие).

Определить термин — значит установить границы его применения. Строгая его дефиниция состоит из двух частей: дефиниендума (dfd) — определяемого имени, и дефиниенса (dfn) — определяющего выражения, раскрывающего смысл определяемого имени либо устанавливающего значение термина. Дефиниендум и дефиниенс должны находиться в отношении тождества, то есть иметь один и тот же денотат, и быть взаимозаменяемыми.

Дефиниции делят по разным основаниям, в частности по способу раскрытия содержания — на явные (указываются признаки, присущие предмету или явлению) и неявные (выявляются отношения, в которых находится определяемый предмет, явление с другими предметами, явлениями).

Явные дефиниции могут быть представлены в виде равенства, в котором определяемая часть эквивалентна по объёму определяющей части. Они задаются лингвистической конструкцией вида: A ↔ B. Каждая такая конструкция содержит четыре части: A называется определяемой частью, B — определяющей частью, знак «↔» указывает, что выражение A означает то же самое, что и выражение B. В случаях конкретных явных определений вместо знака «↔» пишется либо знак «Df» (читается: «равно по дефиниции»), либо знак «≡ Df» (читается: «эквивалентно по дефиниции»). Первый знак употребляется в том случае, когда определяемая часть A является именной конструкцией, а второй в том случае, когда A — высказывательная конструкция. В определяемой части A, которое может быть сложным выражением, всегда присутствует некоторый термин, который и является целью определения. Этот термин называется определяемым термином. В явных определениях определяемым термином является та минимальная часть определяемого выражения A, которая не встречается в определяющей части.

Явные дефиниции делятся по разным основаниям на несколько видов. В зависимости от того, к какой языковой категории относится определяемый термин, различают их следующие виды:

  1. Атрибутивно-реляционные дефиниции, в которых указывается ближайшее родовое отличие и видовой признак, присущий только данному виду (например, «квадрат — это ромб с прямыми углами»).
  2. Генетические дефиниции, в которых указывается происхождение или способ конструирования объекта, обозначаемого определяемым именем (например, «сфера — пространственная поверхность, которую описывает полуокружность при вращении её вокруг диаметра»).
  3. Целевые дефиниции, в которых указывается на то, как используется определяемый объект, какие функции он выполняет, для достижения каких целей он применяется.
  4. Квалифицирующие дефиниции, в которых фиксируются, что определяемый объект представляет собой, то есть фиксируются какие-то его структурные особенности, атрибуты, а также особенности внешнего вида.
  5. Перечислительные дефиниции, в которых просто перечисляются те объекты, которые подпадают под определяемый термин.
  6. Операциональные дефиниции, в которых, в качестве видовой характеристики объектов выступает указание на некоторую операцию, посредством которой эти объекты могут быть обнаружены и обозначено их отличие от других предметов (например, «кислота — вещество, окрашивающее лакмус в красный цвет»).

Явные дефиниции обладают одним важным свойством — определяемые и определяющие части могут в любом контексте замещаться друг на друга, то есть для них верно правило замены по дефиниции.

Неявные дефиниции не имеют чётко выраженной структуры, вследствие чего отсутствует способ элиминации дефиниендума из того или иного контекста (например, матричное определение логических операций в исчислении высказываний и другие). Они задаются лингвистической конструкцией вида: A есть то, что удовлетворяет условиям: B1, В2, … Βn.

К числу неявных дефиниций относятся:

  1. Аксиоматические дефиниции. Посредством аксиоматических дефиниций некоторый термин определяется путём указания той совокупности аксиом, в которой он содержится. С этой точки зрения аксиомы любой системы являются синтетическими определениями тех терминов, которые в них входят. Так, в научном поиске с помощью аксиоматических определений смысл исходных (примитивных) терминов научной теории задаётся посредством введения системы постулатов, содержащих данные термины и формулирующих те условия, которым обязаны удовлетворять обозначаемые терминами объекты. В математической логике примером аксиоматической дефиниции может служить определение формулы в исчислении высказываний.
  2. Индуктивные дефиниции. Примером индуктивной дефиниции является определение натурального числа в математике:
    • 0 есть натуральное число;
    • если n- натуральное число, то nʹ — натуральное число;
    • ничто иное не есть натуральное число.

    Суть таких дефиниций состоит в следующем. Если требуется задать класс предметов, подпадающих под некоторый термин, то мы прямо объявляем некоторые предметы элементами этого класса. Данный пункт определения называется базисом индукции. После этого все остальные предметы, входящие в класс, порождаются с помощью некоторых процедур. Такой пункт определения называется индуктивным шагом. Третий пункт определения ограничивает класс натуральных чисел только теми объектами, которые задаются первыми двумя пунктами. В общем случае в пункте, задающем базис индукции, может указываться не один предмет, а много предметов, и даже бесконечное их число. С другой стороны, в пунктах, задающих индуктивные шаги, может использоваться не одна порождающая операция, как это имеет место в приведённом примере, а несколько операций. Именно такая ситуация имеет место в индуктивном определении формул логики высказываний. Здесь в базисе индукции любая пропозициональная переменная, а их число бесконечно, объявляется формулой. Порождающими же процедурами в этом случае являются процедуры применения логических констант ¬, &, ∨, ⊃ к ранее построенным формулам.

  3. Рекурсивные дефиниции. Они похожи на индуктивные, но применяются для задания не классов предметов, а некоторых функций. Примером рекурсивной дефиниции может служить определение математического ряда чисел Фибоначчи посредством рекурсивной (возвратной) функции, в котором каждое последующее число равно сумме двух предыдущих чисел: 1, 1, 2, 3, 5, 8 и так далее. Другим примером является следующее определение сложения: 1) x + 0 = х; 2) x + yʹ = (x + y)ʹ. Суть этого определения такова. Понимание некоторой функции состоит в знании её значений для определённых значений аргументов. Именно это и позволяет установить рекурсивное определение сложения. Действительно, первый пункт, который называется базисом рекурсии, говорит, что значение функции x + y равно x, если y = 0. Второй пункт, который называется рекурсией, говорит, что если мы хотим вычислить значение x + yʹ, где yʹ — число, следующее за y, то надо вычислить для этого y, чему равно x + y, и взять число, следующее за x + y.
  4. Контекстуальные дефиниции, позволяющие, например, возможность выяснить содержание понятия, не прибегая к толковому словарю, а через предлагаемый контекст). В этом случае говорят о некоторой контекстной зависимости определяемого термина. Определяемый термин помещается в некоторый языковой контекст, а ему приравнивается по смыслу другой контекст, не содержащий данного термина. При этом сам термин «контекстная зависимость» понимается в двух различных смыслах. С одной стороны, речь идёт о получении некоторого неявного знания об интересующем нас термине из рассмотрения некоторого конкретного контекста, в состав которого он входит. В этом случае понимание смысла контекста позволяет предположить и возможное значение соответствующего термина. С другой стороны, речь вдет об определении термина посредством определения всех контекстов, в состав которых он входит. Чтобы задать эти контексты, используют соответствующий метаязык. В первом случае говорят об определении через контекст; во втором — о контекстуальном определении.

Для всех неявных дефиниций имеют место следующие особенности:

  1. Условия B1, В2, … Βn представляют собой предложения.
  2. Определяемый термин — это то минимальное выражение, которое входит в каждое определяющее условие B1, В2, … Βn, что не влечёт тем не менее тавтологичности дефиниций, так как в дефинициях этого сорта определяющая часть (условия B1, В2, … Βn) не приравнивается выражению A.
  3. В силу сказанного для неявных дефиниций не действует правило замены по дефиниции.

В зависимости от выполняемой функции дефиниции делятся на:

  1. Реальные дефиниции, определяющие предметы и явления. Определение считается реальным, если значением определяемого термина являются реально (материально) существующие предметы или их характеристики (свойства и отношения). Реальное определение решает задачу образования понятия о предметах, входящих в объём определяемого термина, то есть задачу выделения общего и отличительного признаков этих предметов.
  2. Номинальные дефиниции, вводящие новые языковые формы — термины. Определение считается номинальным (образовано от латинского слова: nomen — название, имя), если значением определяемого термина являются предметы реально (материально) не существующие, а также их характеристики. Оно используется в ситуациях, когда термин вводится в языковой контекст как сокращённое название для объектов определённого типа или же когда существует несколько смысловых трактовок определяемого термина и необходимо договорится, какая из них принимается в данном контексте.

В зависимости от цели выполняемой процедуры дефиниции делятся на:

  1. Регистрирующие дефиниции, фиксирующие (констатирующие) известное значение некоторого термина без изменений.
  2. Уточняющие дефиниции, корректирующие (регулирующие) смысл термина путём предписания значения.
  3. Постулирующие дефиниции, посредством которой вводятся новые научные термины или обозначаются вновь открытые явления, созданные предметы и так далее.

Почти все дефиниции относятся к числу родо-видовых, то есть к определениям через указание на род и видовое отличие, так как при формальной записи определений почти любая дефиниция содержит некоторые переменные, пробегающие по какому-то универсуму. Последний как раз и является тем родом, внутри которого с помощью видового отличия выделяются определяемые объекты. Однако среди определений имеются и такие, которые нельзя отнести к родо-видовым. Это так называемые фундаментальные индуктивные определения. Дело заключается в том, что характеристика некоторого определения как родо-видового предполагает, что род уже имеется и потому остаётся только с помощью видового отличия в этом роде выделить класс определяемых предметов. Однако фундаментальные индуктивные определения не предполагают никакого заранее данного универсума, напротив, они сами строят универсум рассуждения. Примером фундаментального определения может служить рассмотренное выше определение натурального числа.

К дефинициям предъявляются различного рода требования, соблюдение которых гарантирует корректность этой логической операции. Дефиниция как логическая операция должна соответствовать четырём основным правилам:

  1. Правило соразмерности и согласованности. В корректной дефиниции объёмы определяемого и определяющего имён должны совпадать, то есть должно выполняться равенство: dfd ↔ dfn. При нарушении данного правила возможны три разновидности ошибок: а) ошибка «слишком широкой дефиниции» в случае, когда объём определяемого имени меньше объёма определяющего имени: dfd ← dfn; б) ошибка «слишком узкой дефиниции» в случае, когда объём определяемого имени больше объёма определяющего имени: dfd → dfn; в) ошибка «слишком широкой и слишком узкой дефиниции» в случае, когда объём определяемого имени оказывается одновременно меньше и больше объёма определяющего имени. Так, для всех явных дефиниций при их формальной записи на языке, например, исчисления предикатов, должны выполняться также следующие требования согласованности:
    • свободные переменные, входящие в A и B, должны быть одинаковыми;
    • должны совпадать типы этих переменных (например, одинаковые предикатные переменные должны быть и одинаковой местности);
    • тип выражения A должен совпадать с типом выражения B, то есть если A — имя, то и B должно быть именем, если A — высказывательная форма, то и B должно быть высказывательной формой, и так далее.
  2. Правило запрета круга. Дефиниция не должна содержать в себе круга. При нарушении данного правила возможны две разновидности ошибки «круг в дефиниции»: а) «порочный круг» (опосредованный круг), когда определяемое имя определяется через определяющее, а определяющее имя может определяться только через определяемое; б) тавтология (непосредственный круг), когда определяемое и определяющее имена выражены одинаковыми терминами.
  3. Правило неотрицательности. Дефиниция, если это возможно, не должна содержать в определяющем выражении отрицательных признаков. Однако это требование не всегда осуществимо, поэтому в некоторых случаях допустимы исключения.
  4. Правило ясности и точности. Дефиниция должна быть ясной, то есть имена, используемые в определяющем выражении должны иметь чёткий смысл, и среди них не должно быть метафор, сравнений и других образных выражений. При нарушении данного правила возникает ошибка «неясная дефиниция». Дефиниция должна раскрывать содержание посредством чётко мыслимых признаков. При нарушении данного правила возникает ошибка «определение неизвестного через неизвестное».

В повседневной разговорной практике словарный запас языка обычно используется на интуитивном уровне. Подобная ситуация в силу наличия у людей различной интуиции часто ведёт к взаимному недопониманию и даже недоразумениям. Поэтому существует насущная потребность в уточнении значений терминов. Именно эту функцию и выполняют определения, посредством которых термины получают некоторую однозначную стандартную трактовку.

Особенно велико значение чёткой и однозначной терминологии в научных исследованиях, где вопросу об определениях уделяется пристальное внимание. Определения являются неотъемлемым элементом научных теорий, так как позволяют сформировать чёткий понятийный и терминологический каркас этих систем знания. Они широко используются в процессе построения доказательств теоретических положений, установлении отношений между различными теориями и так далее. При этом для решения различных научных задач одному и тому же термину могут ставиться в соответствие различные смыслы. Так, в повседневной практике смысловые трактовки используемых собеседниками терминов часто строго фиксируются только на момент ведения беседы и не более того, поскольку именно в аргументативных процессах чрезвычайно важна согласованность «полей аргументации» оппонентов, и прежде всего — смысловых трактовок используемых ими терминов. И даже в сфере науки, где терминам стремятся придать устойчивые, фиксированные смыслы, нередко возникают ситуации, которые требуют уточнения или переопределения уже ранее определённых терминов. Последнее является следствием постоянного развития и уточнения научного знания, в соответствии с чем трансформируются и определения научных терминов.

Всякое определение, независимо от целей и способов его введения, представляет собой констатацию наличия соответствия между языковым выражением и его смыслом. Такого рода констатации всегда являются конвенциями (соглашениями) об употреблении некоторого термина. Поэтому определения не являются предложениями и им нельзя приписывать свойства «быть истинным» или «быть ложным». Можно лишь говорить о том, выполняет ли то или иное определение свою функцию, достигает или не достигает поставленных целей.

В связи с особой значимостью в системе правовых предписаний юридических дефиниций рассмотрим некоторые их особенности.

Определением (дефиницией) обычно называется логическая операция, раскрывающая содержание понятия. Содержание же понятия представляет собой совокупность существенных признаков предмета.

Следует разграничивать дефиниции доктринальные (содержание и объем понятия раскрывают ученые-юристы), практически-прикладные (формируются в практической деятельности и закрепляются обычно в актах-документах вышестоящих органов, например, постановлениях Верховных судов) и легальные (от лат. – legalis – законный) дефиниции, которые закрепляются в законах и иных формах права.

Любое легальное определение должно быть: а) истинным по содержанию и правильным по форме; б) соразмерным, т.е. объем определяемого понятия должен быть равен объему определяющего понятия, эти понятия должны находиться в отношении тождества (если, например, юридическая ответственность определяется как ответственность за свои деяния, то правило соразмерности будет нарушено); в) не может заключать в себе круга (тавтологии); г) ясным и четким; д) не должно быть отрицательным (указываются признаки, принадлежащие должностному лицу, а не отсутствующие у него).

Многие нормативные правовые акты, устанавливая общие положения правового регулирования, содержат перечень определений. Например, в ст. 5 УПК РФ 2001 г. раскрываются шестьдесят основных понятий, используемых в данном кодексе («алиби», «вердикт», «ночное время»).

Нужно иметь также в виду, что легальные дефиниции нередко являются частью нормы права и закрепляются, как правило, в ее гипотезе (например, в ст. 214 УК РФ 1996 г. говорится: «Вандализм, т.е. осквернение зданий или иных сооружений, порча имущества на общественном транспорте или в иных общественных местах, – наказывается …»).

Юридические дефиниции бывают явные и неявные, номинальные и реальные, аксиоматические и генетические, уточняющие и учреждающие, определения через родовые и видовые отличия, индуктивные и др. Если в данном контексте проанализировать имеющиеся в отечественной и зарубежной практике легальные дефиниции юридических явлений, то окажется, что почти все они имеют право на существование.

В публичном праве многие авторы подразделяют легальные (официальные) дефиниции на формальные, материальные (прагматические) и смешанные. Формальными считаются дефиниции, когда, например, под правонарушением понимается любое деяние, запрещенное правовым актом под угрозой ответственности. «Преступным признается деяние, воспрещенное во время его учинения законом под страхом наказания», – говорилось в ст. 1 Уголовного уложения Российской империи 1903 г. Примером формального легального определения может служить также ст. 40-1-104 УК штата Колорадо, где отмечается, что «преступление означает нарушение любого закона штата или описанное таким законом поведение, за которое могут быть назначены штраф или тюремное заключение».

К материальным (прагматическим) определениям относятся такие, в которых под правонарушением понимаются любые деяния, наносящие вред людям. Примером такой дефиниции может служить определение преступления, которое содержалось в ст. 6 УК РСФСР 1922 г. (ст. 6 УК РСФСР в ред. 1926 г.). Это «всякое общественно опасное действие или бездействие, направленное против советского строя или нарушающее правопорядок, установленный рабоче-крестьянской властью на переходный к коммунистическому строю период времени».

На первый план в материальных дефинициях выдвигается не противоправность, а опасность и вредность деяний, их направленность против общественных и индивидуальных интересов.

Смешанными считаются такие легальные определения, когда в дефинициях учитываются и формальные, и материальные признаки (см. ч. 1 ст. 7 УК РСФСР 1960 г.).

* * *

В литературе исследуются и другие нестандартные предписания. Точное определение их природы позволяет не только выяснить их специфику, но и более правильно организовать процесс их создания, толкования, систематизации и реализации.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Размещено на http://www.allbest.ru/

Введение

1. Общие правила формулирования дефиниций

2. Деление дефиниций

Заключение

Список литературы

Введение

Законодательная, легальная дефиниция является продуктом междисциплинарного взаимодействия юридической науки и формальной логики. Входящая в ее состав ?дефиниция? представляет собой не просто элемент, а само логическое основание данной понятийной конструкции. Будучи формой и средством мысленной деятельности, дефиниция трансформируется в познавательно-смысловой контекст юриспруденции, вбирает в себя его специфические черты и образует новое правовое понятие, обозначающее общеправовой феномен и широко используемый прием законодательной техники.

Дефиниция (лат. definitio — определение) — логическая операция: 1) раскрывающая содержание (смысл) имени посредством описания существенных и отличительных признаков предметов или явлений, обозначаемых данным именем (денотата имени); 2) эксплицирующая значение термина. В процессе дефинирования термину должен быть непосредственно прописан в качестве его значения либо экстенсионал (объект), либо интенсионал (признак). Если термин явно не соотнесен ни с объектами, ни с признаками, он остается символом, не имеющим семантического значения. Определить термин, значит установить границы его применения. Строгая его дефиниция состоит из двух частей: дефиниендума — определяемого имени, и дефиниенса — определяющего выражения, раскрывающего смысл определяемого имени либо устанавливающего значение термина. Дефиниендум и дефиниенс должны находиться в отношении тождества, т.е. иметь один и тот же денотат, и быть взаимозаменяемыми.

Цель работы — дать общее значение понятию «дефиниция».

Общие правила формулирования дефиниций

Дефиниция происходит от латинского слова «definitio», которое имеет следующие значения: определение точное, указание; логическое определение, дефиниция; требование и предписание . При этом одни авторы (А.Д. Гетманова, В.И. Кириллов, В. Кнапп, А.Ф. Назаренко и др.) полагают, что дефиниция (или определение) есть логический прием (операция) и его результаты, которые раскрывают содержание соответствующего понятия (содержание же понятия представляет собой, как правило, систему существенных при­знаков предмета). Другие (Л. Витгенштейн, Р. Карнап, Т. Котарбиньский, А. Уайтхед и др.) рассматривают дефиниции только с лингвистических позиций . Дж. Локк считал, что «дать определение — значит лишь дать другому понять при помощи слов, какую идею обозначает определяемый термин» . Л. Витгенштейн писал, что «определения суть правила перевода с одного языка на другой» . В логике дефиниция рассматривается как предложение, описывающее существенные и отличительные признаки предметов или раскрывающее значение соответствующего термина . Термин же — это слово или сочетание, обозначающее строго определенное понятие . Помимо указанных точек зрения, нами предлагается рассмотрение дефиниции как нетипичного нормативно-правового средства, раскрывающего содержание правового понятия путем указания его основных юридически значимых признаков и элементов, в целях обеспечения единства правового регулирования. Само понятие может быть подвергнуто различным логическим операциям: обобщению, ограничению, делению и др. При необходимости раскрыть содержание понятия прибегают к такой логической операции, как определение. Иногда определение считают синонимом дефиниции, однако это не совсем верно. Определение в логике рассматривается в узком и широком смыслах. В узком смысле определение выступает как «логический способ установления или уточнения связи языкового выражения с тем, что оно обозначает как знак языка». В широком значении «определение охватывает собой и процесс выработки соответствующего предложения, и результат этого процесса, то есть само предложение» .

Это «само предложение» и является дефиницией. Другими словами, логическая операция, раскрывающая понятие — это определение (в узком смысле), а предложение, описывающее содержание понятия — дефиниция. Понятие, содержание которого раскрывается, называется определяемым (дефиниендум), а понятие, которое раскрывает содержание, — определяющим (дефиниенс).

При формулировании дефиниции необходимо строго соблюдать их логическую структуру, состоящую из объема и содержания, для того чтобы наиболее полно и точно донести заложенную законодателем в них информацию, нацеленную на правоприменителей и обычных пользователей, придать этой информации соответствующую материальную форму, точное языковое выражение. Нетрудно заметить, что любая дефиниция состоит из двух частей: определяемого и определяющего понятия. Общая логическая схема любой дефиниции такова: «А — это В». Например, сделка (А) — это действия гражданин и юридических лиц, направленные на возникновение, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей (В) (9ст. 153 ГК РФ). Однако в структуре нормы-дефиниции, как в любой другой норме права, необходимо выделить гипотезу и диспозицию: «Если правовое явление А (гипотеза), то оно должно иметь совокупность признаков В (диспозиция)». Также это можно выразить формулой:

Dfd = Dfп.

Дефиниендум (Dfd) — то, что определяется (определяемое). Дефиниенс (Dfn) — определяющее, то посредством чего определяется. Таким образом, закрепленная в нормативном акте дефиниция схожа с нормой права, поскольку выполняет системообразующую функцию путем указания на критерии отличия обозначенного в нем понятия от других и имеющей структуру, состоящую из двух элементов — определяемого (гипотеза) и определяющего (диспозиция) понятий и конструирующуюся по схеме «если правовое явление А (гипотеза), то оно должно иметь совокупность признаков В (диспозиция)».

При разработке легальных определений понятий, законодатель сталкивается со следующими проблемами:

1) выбор адекватной формы дефиниции — классический способ через род и видовое отличие или описательный (казуистический);

2) создание формулировок определений с учетом законов логики и с соблюдением правил лингвистики;

3) определение места дефиниции в юридическом тексте .

Особенностью дефиниций рассматриваемых нами в качестве нетипичного правового средства является то, что они — основа, стержень нормативных актов. Отсюда, от правильности их формулирования и последующего изложения в нормативно-правовом акте зависит направленность и эффективность правового воздействия, достижение поставленных законодателем целей. При выборе способа определения понятий следует исходить из общей цели, которую ставит перед собой законодатель, разрабатывая нормативно- правовой акт, и конкретной задачи, которая решается с помощью отдельной правовой нормы, использующей тот или иной термин. Необходимо также решить вопрос о том, насколько точным должно быть содержание понятия и какой объем ему предполагается придать. Основными способами определения являются родовидовые (абстрактные) и казуистические определения.

Классическим способом определения понятий в праве является формально-логическое определение путем указания родового признака и выделение видовых отличий, то есть качеств, характерных только для определяемого объекта. Понятие сначала относят к ближайшему роду, а затем указывают на его отличия от других предметов, относящихся к данному роду . Данный способ использован в большинстве дефиниций действующего законодательства. Например, в статье 1 Федерального закона РФ «О государственном регулировании в области добычи и использовании угля, об особенностях социальной защиты работников организаций угольной промышленности»: «организация по добыче (переработке) угля — юридическое лицо, созданное в организационно-правовых формах, предусмотренных гражданским законодательством РФ (род), для осуществления добычи (переработки) угля, реализации угля и продукции его переработки в целях извлечения прибыли (видовой признак)». Описательное (казуистическое) определение раскрывает содержание понятия путем перечисления его отдельных частей или признаков.

Например, в статье 6 Федерального закона РФ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» говорится: «информационные технологии — процессы, методы поиска, сбора, хранения, обработки, предоставления, распространения информации и способ осуществления таких процессов и методов».

Заметим, что формальная логика однозначно отдает предпочтение первому способу, признавая все остальные приемами, заменяющими определение . Применительно к праву этот вопрос является достаточно спорным. Часть ученых считает возможным признать полноценными только родовидовые определения, при этом описательные определения они объявляют неполными и причисляют к правовым дефинициям только условно . Именно потребностями правового регулирования объясняется разнообразие используемых в законе способов определения понятия, кроме отмеченных выше. В частности, в литературе, называются также перечневые, комбинированные , цифровые , контекстуальные (неявные) и другие определения. Перечневые определения достаточно распространены в действующем законодательстве. Например, определение «иностранная валюта» данное в статье 1 Федерального закона РФ «О валютном регулировании и валютном контроле». Раскрытие содержания понятия путем перечисления входящих в него частей или элементов характерно для описательной дефиниции, поэтому о перечневых определениях можно говорить только как о разновидности казуистических, поскольку для перечня свойственно четкое обособление элементов, входящих в содержание понятия, выделение их в самостоятельные пункты. Перечни подразделяются на открытые и закрытые и им соответствует наличие в законе относительно и абсолютно определенных понятий.

Комбинированные дефиниции, по мнению Головиной С.Ю., имеют место тогда, когда одно и то же понятие определяется в законе дважды: с помощью абстрактной формулы, характеризующей сущность понятия, и перечня элементов, включаемых в его содержание . Например, в статье 15 Жилищного кодекса РФ жилое помещение определяется как «изолированное помещение, которое является недвижимым имуществом и пригодно для постоянного проживания граждан (отвечает установленным санитарным и техническим правилам и нормам, иным требованиям законодательства)». Статья 16 этого же кодекса содержит перечень помещений, считающихся жилыми: 1) жилой дом, часть жилого дома; 2) квартира, часть квартиры; 3) комната.

Вероятно, можно выделить и другую разновидность комбинированных дефиниций, когда одна формулировка содержит элементы классического и описательного определения. Как правило, это родовидовые дефиниции, включающие в себя тот или иной перечень.

Причем перечисление может выступать вместо абстрактной формулы:

1. в виде указания на род, к которому относится понятие;

2. в виде описания видового признака этого понятия.

Среди способов определения понятий особое место занимает прием цифрового выражения. В качестве примера использования данного способа можно привести определения понятий из трудового законодательства: статья 59 Трудового кодекса РФ — «временные работы» (до двух месяцев); статья 96 Трудового кодекса РФ — «ночное время» (время с 22 часов до 6 часов); часть 1 статьи 115 Трудового кодекса РФ — «удлиненный основной отпуск» (продолжительностью более 28 календарных дней). При этом степень определенности у количественных понятий выше, чем у качественных, что делает норму, использующую количественные понятия, более ясной для правопонимания и доступной для правоприменения. Так называемые контекстуальные (неявные) определения имеют место там, где содержание понятия прямо не раскрывается, но может быть более или менее точно составлено на основании статьи или нормативно-правового акта в целом . Так, например, в Федеральном законе «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» от 8 августа 2001 года N 129-ФЗ нет дефиниции понятия «государственный реестр», при этом данному понятию посвящена целиком Глава II, в которой описаны принципы их ведения, содержание и т.д.

Гораздо реже, чем остальные, в законодательстве используется такой способ как определение «рамок» или «границ» термина путем исключения отдельных явлений (элементов), не относящихся к этому понятию . Например, при определении понятия «оклад (должностной оклад)» (часть 3 статьи 129 Трудового кодекса РФ), законодатель уточняет, что в фиксированный размер оплаты труда работника за исполнение трудовых (должностных) обязанностей не включаются компенсационные, стимулирующие и социальные выплаты. Разнообразие способов определения дефиниций, делает уместной постановку вопроса о том, является ли каждое из перечисленных определений полноценной правовой дефиницией, т.е. самостоятельным нормативно-правовым предписанием.

Л.Ф. Апт, в частности, считает возможным признать полноценными нормативно-правовыми предписаниями только родовидовые определения. Остальные, например, описательные (казуистические) определения, по ее мнению, являются неполными и могут быть причислены к правовым дефинициям только условно . На наш взгляд, следует согласиться с М.Л. Давыдовой в том, что с точки зрения юридического содержания, все определения (кроме контекстуальных) любых понятий (кроме оценочных), закрепленные в законе, могут рассматриваться как самостоятельный тип нормативно- правового предписания — нормативно-правовые дефиниции . При конструировании дефинитивных норм необходимо помнить, что «искусство определения как раз и состоит в том, чтобы использовать определение тогда, когда это требуется существом дела» . Это замечание относится и к законодательным определениям. Необходимо отметить, что сформировать критерии того, в каких именно случаях необходимо дать определение довольно трудно. Бесспорно, нормы-дефиниции в системе права необходимы, но в каких случаях их следует в нее вводить?

В логике не установлен единый перечень случаев определения понятий. Е.К. Войшвилло считает, что определение необходимо, если вводится новый термин, если термин употребляется в различных значениях, в разных отраслях знаний или используется особым образом, если нужно придать установившемуся термину определенный смысл . Е.А. Иванов перечисляет три случая определения понятия: если нужно подытожить главное в познании сущности предмета, при упоминании неизвестного понятия, при введении нового слова . Перечисление всех случаев необходимости определения законодательных понятий далеко до завершения.

При этом следует отметить, что важном требованием к дефинитивным нормам является единство в употреблении терминов в нормативном акте. Особенностью изложения дефиниций рассматриваемых нами в определенном контексте, в текстах нормативно-правых актов и нормах права является то, что дефиниции применяются и приводят к юридическим последствиям в рамках и вкупе с содержащей их нормой права или нормативно-правовым актом, регулирующим определенные отношения, в котором основные определения понятий содержатся в отдельной статье. Поскольку как самостоятельные элементы, в отрыве от норм права и нормативных актов, дефиниции к юридическим последствиям не приводят. Следует отметить, что при обозначении одним и тем же термином различных понятий и при использовании различных терминов для обозначения одного и того же понятия грубо нарушаются законы логики, что приводит к серьезным проблемам в процессе применения дефинитивных норм.

Деление дефиниций

дефиниция норма право

Дефиниции делят по разным основаниям: 1) по выполняемой функции — на реальные (определение предметов, явлений) и номинальные (введение новых языковых форм — терминов); 2) по способу раскрытия содержания — на явные (указываются признаки, присущие предмету или явлению) и неявные (выявляются отношения, в которых находится определяемый предмет, явление с другими предметами, явлениями). Явные дефиниции могут быть представлены в виде равенства, в котором определяемая часть эквивалентна по объему определяющей части. Различают следующие виды явных дефиниций:

1) атрибутивно-реляционные, в которых указывается ближайшее родовое отличие и видовой признак, присущий только данному виду (например, «квадрат — ромб с прямыми углами”);

2) генетические, в которых указывается происхождение или способ конструирования объекта, обозначаемого определяемым именем (например, «сфера — пространственная поверхность, которую описывает полуокружность при вращении ее вокруг диаметра”);

3) операциональные, в которых, в качестве видовой характеристики объектов выступает указание на некоторую операцию, посредством которой эти объекты могут быть обнаружены и обозначено их отличие от других предметов (например, «кислота — вещество, окрашивающее лакмус в красный цвет”).

Неявные дефиниции не имеют четко выраженной структуры, вследствие чего отсутствует способ элиминации дефиниендума из того или иного контекста (например, матричное определение логических операций в исчислении высказываний и др.).

К числу неявных дефиниций относятся:

1) аксиоматические (например, в математической логике — определение формулы в исчислении высказываний);

2) контекстуальные (например, возможность выяснить содержание понятия, не прибегая к толковому словарю, а через предлагаемый контекст);

3) рекурсивные (например, определение математического ряда чисел Фибоначчи посредством рекурсивной (возвратной) функции, в котором каждое последующее число равно сумме двух предыдущих чисел: 1, 1, 2, 3, 5, 8 и т.д.);

4) индуктивные (например, в математике определение понятия «натуральное число”).

Дефиниция является итогом речемыслительной деятельности, два основных процесса которой в данном случае это отображение действительности (рефлексия) и создание сообщения с определенной коммуникативной нагрузкой и функцией. Таким образом, дефиниция — это прагматический речекоммуникативный акт высокой степени информативности, сущностью которого является семантизация термина через минимальный текст.

В определениях обычно дается и таксономическая характеристика дефиниции, определяющая статус данного понятия. Относительно статуса дефиниции (как правило, анализируется логический и лингвистический статус) существует достаточно большое количество точек зрения.

Дефиниция может быть текстовой конструкцией, микротекстом, текстом, состоящим из одного предложения или же развернутым описательным или объяснительным текстом. Поскольку под понятием «текст» нами подразумевается любой фрагмент как в устной, так и в письменной форме, который воспринимают, получают или которым обмениваются использующие или изучающие язык, то, очевидно, любой акт коммуникации с использованием языка приводит к возникновению текста. Таким актом коммуникации является и дефиниция, а продуктом её текст-дефиниция.

Следует, однако, отметить, что в отличие от других дефиниций, существование большого количества формулировок термина не препятствует единству понимания понятия термин. Описывая термин, давая ему характеристику, учёные выделяют его лингвистические признаки, которые в совокупности отражают понятие термин, определяют его лингвистическую сущность.

Специальное понятие имеет, как правило, точные границы, которые устанавливаются с помощью дефиниции (точного определения). Дефиниция одновременно является и определением значения самого термина, будучи его необходимой принадлежностью, поскольку она выделяет терминологическую лексику из словарного состава языка. Отсюда вытекает такой важный признак любого термина как его дефинированность.

Тексты-дефиниции, используемые в базовом курсе по научному стилю речи, по своей природе являются суждениями, а по своей структуре представляют собой тексты-определения и тексты-описания. Их структурные особенности определяются характером дефиниции.

Являясь кратким терминофиксирующим текстом, текст дефиниции предельно эксплицитен и представлен теоретико описательным типом речи и понятийно-логической формой мысли. В дефиниции ярко проявляется металингвистическая функция языка, поскольку здесь язык создает сообщение о себе самом. Наконец, дефиницию можно назвать «мостом взаимопонимания», поскольку она связывает старое знание с новым, участвует в передаче опыта от поколения к поколению, помогает общению специалистов всех областей знаний тем самым, способствуя эффективности и успешности когнитивной деятельности человека.

Список литературы

2. Витгенштейн Л. Логико-философский трактат. — М., 2010.

3. Власенко Н.А. Язык права. — Иркутск, 2007.

4. Войшвилло Е.К. Понятие как форма мышления: логико-гносеологический анализ. — М., 2009.

5. Головина С.Ю. Проблемы формулирования дефиниций в трудовом законодательстве России // Законодательная дефиниция: логико-гносеологические, политико-юридические, морально-психологические и практические проблемы: Материалы Международного «круглого стола» (Черновцы, 21-23 сентября 2006 года) / Под ред. В.М. Баранова. — Н.Новгород, 2007.

6. Головина С.Ю. Понятийный аппарат трудового права. — Екатеринбург, 2010.

7. Горский Д.П. Определение. — М., 2012.

8. Ивин А.А. Логика: Учебник для вузов. — М., 2009.

9. Иванов Е.А. Логика: Учебник для вузов. — М., 2010.

10. Кириллов В.И. Логика: Учебник для вузов / В.И. Кириллов, А.А. Старченко.- М., 2009.

11. Кнапп В. Логика в правовом сознании / В.Кнапп, А. Герлох. — М., 2011.

12. Кондаков Н.И. Логический словарь-справочник. — М., 2010.

13. Котарбиньский Т. Гносеология. — Лондон; Нью-Йорк; Париж, 1966.

14. Латинско — русский словарь. — М., 1976.

15. Локк Дж. Избранные философские произведения. — М., 1960. — Т. 1.

16. Нашиц А. Правотворчество: теория и законодательная техника. — М., 1974.

17. Ушакова Л. Н. Общие правила формулирования дефиниций // Молодой ученый. — 2008. — №1.

Размещено на Allbest.ru