Возбуждение по факту

Прокуратура может получить право самостоятельно возбуждать уголовные дела, заявили в Госдуме. Это станет возможным после внесения поправок в соответствующий закон. Сейчас данный орган надзирает за следствием.

Председатель комитета Госдумы по госстроительству и законодательству Павел Крашенинников заявил, что после внесения поправок в закон «О прокуратуре» орган может получить возможность самостоятельно возбуждать уголовные дела. Об этом сообщает ТАСС со ссылкой на заявление депутата, сделанное в ходе заседания совета объединения «Депутатская вертикаль» в Екатеринбурге.

«По прокуратуре в случаях, предусмотренных законом, они сами смогут возбуждать дела. До этого момента у них не было «, — отметил парламентарий.

Сейчас в России прокуратура выполняет функции надзора за следствием. Прокуроры могут отменить постановление о возбуждении дела или дать рекомендацию прекратить уголовное преследование в случае обнаружения нарушений.

Вернуть прокуратуре возможность возбуждать дела намеревались весной 2017 года — вопрос тогда обсуждался в Совете Федерации. Спикер верхней палаты российского парламента Валентина Матвиенко поручила профильным комитетам Совфеда рассмотреть предложения по законодательному расширению полномочий прокуроров.

Это произошло после доклада тогдашнего генпрокурора РФ Юрия Чайки о состоянии преступности, с которым он выступил в Совфеде. Глава ведомства заявил, что прокуратуре необходимы дополнительные права для более эффективного контроля и обеспечения законности.

«Именно прокурор осуществляет функцию уголовного преследования, а не следователь. Следователь — как рабочий инструмент в руках прокурора. Во всем мире прокурор выполняет одну из двух функций: сам расследует уголовное дело либо руководит расследованием. У нас, к сожалению, нет ни той, ни другой функции», — подчеркивал Чайка. Поэтому, по его мнению, необходимо внести в законодательство изменения полномочий прокуратуры.

При этом ранее источник «Газеты.Ru», близкий к руководству Следственного комитета, выражал сомнение в возможности возвращения следственных функций прокуратуре.

«Это противоречит ряду международных конвенций, которые Россия подписала и ратифицировала. По их условиям, следствие и надзор за ним должны быть разделены», — подчеркнул собеседник издания.

Создание независимых следственных органов началось в 2007 году. Тогда был образован Следственный комитет, он поначалу входил в систему органов прокуратуры. Председатель СК при прокуратуре РФ являлся первым замом генпрокурора, а работники СК были прокурорскими работниками.

В январе 2011 года СК РФ стал полностью независимым органом. Тогда же было принято решение об ограничении полномочий прокуратуры – ей запретили самостоятельно возбуждать уголовные дела и прекращать их. Ведомство осталось вправе лишь требовать этих действий от других органов.

Решение о разделении функций следствия и прокурорского надзора тогда обосновали тем, что, в соответствии с общепринятыми в развитых странах нормами, одно ведомство не может одновременно и вести следствие, и осуществлять независимый надзор за ним.

В начале 2020 года генпрокурором РФ был назначен Игорь Краснов. Один из его предшественников на посту главы генеральной прокуратуры Валентин Степанков заявил НСН о возможном изменении структуры прокуратуры в связи с приходом нового руководителя.

«Немного удивительный выбор, потому что в биографии Краснова большую часть времени составляет чисто следственная работа. После ухода следствия из прокуратуры ее функции во многом изменились и резко снизились.

Возможно, приход Краснова в конечном итоге вернет прокуратуре функцию уголовного преследования, которая записана в законе о прокуратуре, но на сегодня практически не осуществляется», — сообщил он.

Краснов был заместителем главы Следственного комитета РФ с 2016 года, расследовал многие резонансные дела. Среди всего прочего, он вел дело о покушении на Анатолия Чубайса в 2005 году, а также расследовал убийства судьи Мосгорсуда Эдуарда Чувашова, адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой.

Предыдущий | Оглавление | Следующий

§ 1. Сущность и задачи возбуждения уголовного дела

§ 2. Поводы и основание к возбуждению уголовного дела

§ 3. Порядок рассмотрения сообщения о преступлении

§ 4. Решения, принимаемые по результатам рассмотрения сообщения о преступлении

Рекомендуемая литература

§ 1. Сущность и задачи возбуждения уголовного дела

Возбуждение уголовного дела – это первая стадия уголовного процесса, в которой дознаватель, орган дознания, следователь и прокурор принимают и проверяют заявление или сообщение о совершенном или готовящемся преступлении и в пределах компетенции, установленной уголовно-процессуальным кодексом, выносят решение о необходимости производства предварительного расследования по уголовному делу в связи с наличием достаточных данных, указывающих на признаки преступления, либо об отказе в возбуждении уголовного дела, либо о передаче заявления по подследственности, а по уголовным делам частного обвинения – в суд.

Стадия возбуждения уголовного дела предшествует стадии предварительного расследования. Ее основная задача – обеспечить быстрое реагирование на каждое преступление и создать возможность для всестороннего, полного и объективного исследования всех обстоятельств происшедшего. Уголовное дело должно быть возбуждено в каждом случае, когда существует хотя бы самая малая вероятность того, что было совершено преступление. С момента возбуждения дела приводится в действие механизм уголовного преследования, и орган дознания, дознаватель, следователь или прокурор получают возможность использовать все предусмотренные законом способы и средства в целях обеспечения прав и законных интересов граждан и установления объективной истины.

Возбудить уголовное дело вправе прокурор, а также следователь или дознаватель с согласия прокурора. Причем принятие такого решения – это не только право указанных органов, но и их обязанность: дело должно быть возбуждено в каждом случае обнаружения признаков преступления.

Прокурор может возбудить уголовное дело о любом преступлении.

Следователь вправе ходатайствовать перед прокурором о возбуждении уголовного дела, когда информация о преступлении поступила непосредственно к нему или когда он сам обнаружил признаки преступления (например, при производстве следствия по другому преступлению). Обычно им возбуждаются дела, подследственные ему по родовому и территориальному признакам.

Орган дознания обращается к прокурору с ходатайством о возбуждении уголовного дела в случае, когда необходимо произвести неотложные следственные действия (ч. 1 ст. 157 УПК). Дознаватель ходатайствует перед прокурором о возбуждении уголовного дела, расследование по которому проводится в форме дознания.

В соответствии с ч. 4 ст. 20 УПК, прокурор, а также следователь или дознаватель с согласия прокурора вправе возбудить уголовное дело о любом преступлении частного и частно-публичного обвинения и при отсутствии заявления потерпевшего, если данное преступление совершено в отношении лица, находящегося в зависимом состоянии или по иным причинам не способного самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами.

Никакие другие органы не вправе возбудить уголовное дело. Они могут лишь ставить вопрос о принятии такого решения перед прокурором, следователем или дознавателем, что рассматривается как повод к возбуждению уголовного дела.

Не наделен таким правом и суд, т. к. это несовместимо с осуществляемой им функцией отправления правосудия. Если в ходе судебного разбирательства обнаруживаются признаки другого преступления, возбудить уголовное дело по этому факту может прокурор.

§ 2. Поводы и основание к возбуждению уголовного дела

Под поводом к возбуждению уголовного дела следует понимать получение дознавателем, органом дознания, следователем или прокурором из указанных в ч. 1 ст. 140 УПК источников сведений о готовящемся или совершенном преступлении.

Повод к возбуждению уголовного дела является юридическим фактом, с которым закон связывает возникновение уголовно-процессуальных отношений. С его появлением у указанных органов возникает юридическая обязанность принять заявление (сообщение) о совершенном или готовящемся преступлении, проверить его и вынести соответствующее решение, уведомив о нем заявителя.

Однако не каждое заявление (сообщение) о преступлении, полученное дознавателем, органом дознания, следователем или прокурором, является поводом к возбуждению уголовного дела, т. к. не все эти заявления (сообщения) влекут правовую обязанность по их рассмотрению и разрешению. Для возникновения такой обязанности необходимо, чтобы сведения о преступлении были получены из перечисленных в ч. 1 ст. 140 УПК источников.

Заявление о преступлении – самый распространенный повод к возбуждению уголовного дела. Правом обратиться к дознавателю, органу дознания, следователю или прокурору с заявлением о совершенном или готовящемся преступлении пользуется любой гражданин, а не только тот, который пострадал от этого преступления. Вместе с тем ст. 20 УПК устанавливает, что уголовные дела частного обвинения могут быть возбуждены не иначе как по заявлению потерпевшего и его законного представителя (ч. 2), а дела частно-публичного обвинения – по заявлению потерпевшего (ч. 3). В соответствии же с ч. 4 этой статьи прокурор, а также следователь или дознаватель с согласия прокурора вправе возбудить уголовное дело о любом преступлении, преследуемом в частном или частно-публичном порядке, и при отсутствии заявления потерпевшего, если данное преступление совершено в отношении лица, находящегося в зависимом состоянии или по иным причинам не способного самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами.

Согласно ст. 141 УПК, заявление о преступлении может быть сделано как в устном, так и в письменном виде. Анонимные заявления о преступлении не могут служить поводом к возбуждению уголовного дела. Поэтому письменное заявление должно быть подписано заявителем, а устное заявление о преступлении заносится в протокол, который также должен быть подписан заявителем и лицом, принявшим данное заявление. Кроме этого, протокол принятия устного заявления должен содержать данные о заявителе, а также о документах, удостоверяющих его личность.

Если устное сообщение о преступлении сделано при производстве следственного действия или в ходе судебного разбирательства, то оно заносится соответственно в протокол следственного действия или протокол судебного заседания.

В случае, когда заявитель не может лично присутствовать при составлении протокола, его заявление оформляется рапортом лица, получившего данное сообщение, об обнаружении признаков преступления.

Сигналы о преступлениях, поступившие в органы внутренних дел по телефону, должны быть зарегистрированы в журнале. Если лицо, сделавшее такое сообщение, установлено, у него отбирается письменное заявление или составляется протокол приема устного заявления. Если же телефонный звонок был анонимным, поводом к возбуждению уголовного дела в случае принятия такого решения будет указанное в п. 3 ст. 140 УПК сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников.

Заявитель предупреждается об уголовной ответственности за заведомо ложный донос в соответствии со ст. 306 УК РФ, о чем в протоколе делается отметка, удостоверяемая подписью заявителя.

Второй повод к возбуждению уголовного дела – явка с повинной – представляет собой добровольное сообщение лица о совершенном им преступлении (ст. 142 УПК).

Для того чтобы такое сообщение могло быть признано явкой с повинной, необходимо наличие двух обязательных условий: во-первых, гражданин должен указывать на свои собственные действия и, во-вторых, указывать на эти действия как на преступные, т.е. он должен признавать свою вину в совершении преступления. Поэтому если, например, водитель сообщает, что он участвовал в дорожно-транспортном происшествии, но отрицает свою вину в нем, явки с повинной не будет.

Определяющим признаком явки с повинной является добровольная передача себя в руки правосудия. Исходя из этого следует признать, что она будет не только тогда, когда гражданин лично явился к дознавателю, следователю или прокурору, но и тогда, когда сообщение было сделано им по почте, телеграфу, телефону (если, конечно, им указаны все данные, устанавливающие его личность и позволяющие в любой момент встретиться с ним и получить подтверждение полученных сведений).

В соответствии с ч. 2 ст. 142 УПК заявление о явке с повинной может быть сделано как в письменном, так и в устном виде. Устное заявление о явке с повинной принимается и заносится в протокол в том же порядке, что и заявление о преступлении, поданное иным лицом. В заявлении или протоколе нужно указать, когда, где, каким образом и при каких обстоятельствах совершено преступление, какими данными оно подтверждается, каковы мотивы, побудившие лицо явиться с повинной, и т. п.

Явка с повинной имеет не только уголовно-процессуальное, но и уголовно-правовое значение: она является обстоятельством, смягчающим ответственность, а в указанных в законе случаях – и основанием для освобождения лица от уголовной ответственности или наказания.

Третьим поводом к возбуждению уголовного дела является сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников. Таковым, в частности, являются сообщения учреждений или организаций, а также должностных лиц. Эти сообщения должны быть сделаны в письменной форме в виде служебного письма или заверенной телеграммы, телефонограммы, радиограммы. К ним могут быть приложены находящиеся в распоряжении отправителя документы, которыми подтверждаются обстоятельства совершенного преступления. По делам, возбуждаемым лишь по жалобе потерпевшего, такие сообщения представляют источник первичных сведений; поводом же к возбуждению уголовного дела они могут быть только тогда, когда на попечении этих учреждений и организаций находится несовершеннолетнее лицо, пострадавшее от данного преступления.

Под эту же категорию подпадает и сообщение о преступлении, распространенное в средствах массовой информации (печати, радио, телевидении и др.), о котором говорится в ч. 2 ст. 144 УПК. Характерным для этих источников является то, что содержащиеся в них сведения не адресуются непосредственно прокурору, следователю или органу дознания; они в первую очередь рассчитаны на привлечение внимания общественности, в том числе и лиц, наделенных правом возбуждать уголовное дело. Формы подачи материала средствами массовой информации могут быть самыми различными (статья, очерк, репортаж, интервью, фельетон, документальный фильм и т. п.).

Рассматриваемым поводом к возбуждению уголовного дела охватывается также выявление дознавателем, следователем, прокурором информации о преступлении по собственной инициативе. Так, орган дознания может выявить признаки преступления при осуществлении оперативно-розыскных мероприятий, дознаватель и следователь – при расследовании других уголовных дел, прокурор – при осуществлении надзора за соблюдением требований закона юридическими лицами, общественными объединениями, должностными лицами и за соответствием законам издаваемых ими правовых актов и т. п.

Кроме того, рассматриваемый повод будет и тогда, когда заявления и сообщения о преступлениях не соответствуют установленным для них законом требованиям. Например, прокурор при наличии определенных условий может возбудить уголовное дело о преступлении, преследуемом в порядке частного обвинения, и без жалобы потерпевшего. В этих и некоторых других случаях поводом к возбуждению дела будет непосредственное обнаружение признаков преступления лицом, принимающим такое решение.

Для возбуждения уголовного дела, помимо повода, необходимо и основание. Таким основанием является наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления (ч. 2 ст. 140 УПК).

Если в имеющихся в распоряжении прокурора, следователя или органа дознания данных содержится информация о деянии, которое не является преступлением, уголовное дело не может быть возбуждено. Так, недопустимо возбуждение уголовного дела на основе сведений об антиобщественных мыслях и установках лица, если они не были воплощены в конкретном преступном деянии. Не может считаться обоснованным и возбуждение дела при наличии данных о противоправных, но уголовно ненаказуемых деяниях (административных проступках, гражданских правонарушениях и т. п.). Нельзя возбуждать уголовное дело и в случаях, когда лицо, совершившее общественно опасное деяние, не достигло возраста, с которого наступает уголовная ответственность.

Вместе с тем для возбуждения уголовного дела достаточно, если имеющиеся сведения характеризуют содеянное лишь в общих чертах. Так, для принятия такого решения не обязательно устанавливать лицо, совершившее деяние, форму его вины и т.п. Выявление этих обстоятельств является задачей расследования. Для возбуждения же уголовного дела вполне достаточно данных, свидетельствующих о наличии объективных признаков (объекта и объективной стороны) преступления.

Причем наличие этих признаков нет необходимости устанавливать достоверно. Уголовное дело должно возбуждаться даже при наличии минимальной степени вероятности того, что преступление действительно было совершено. В ходе дальнейшего производства это предположение может не подтвердиться, и дело будет прекращено. Но это не означает, что оно было возбуждено неосновательно. Прекращение дела – это нормальный (один из возможных) результат расследования, соответствующий задаче установления истины.

Обязательным условием законного возбуждения уголовного дела служит также отсутствие обстоятельств, исключающих принятие этого решения (ст. 24 УПК).

§ 3. Порядок рассмотрения сообщения о преступлении

Дознаватель, орган дознания, следователь и прокурор обязаны принять и проверить сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении (ч. 1 ст. 144 УПК). Это значит, что они не вправе отказать в приеме и регистрации информации о преступлении по каким бы то ни было мотивам.

Срок принятия решения по поступившему заявлению – трое суток. Однако согласно ч. 3 ст. 144 УПК прокурор, начальник следственного отдела, начальник органа дознания вправе по ходатайству соответственно следователя или дознавателя продлить срок рассмотрения сообщения о преступлении до десяти суток. Этот срок является окончательным и продлен быть не может. Поэтому если в десятисуточный срок так и не удалось установить, имеется ли основание к возбуждению уголовного дела, оно должно быть возбуждено и наличие или отсутствие такого основания должно выясняться уже в ходе предварительного расследования. Если же наличие в деянии признаков преступления в процессе расследования не подтвердится, принимается решение о прекращении уголовного дела в соответствии с п. 1 ст. 24 УПК.

Лицу, заявившему о преступлении, выдается документ о принятии сделанного им сообщения о преступлении к рассмотрению с указанием данных о лице, принявшем это сообщение, а также даты и времени его принятия (ч. 4 ст. 144 УПК). Если в приеме сообщения о преступлении отказано, то такой отказ может быть обжалован прокурору или в суд в порядке, установленном статьями 124 и 125 УПК (ч. 5 ст. 144 УПК). Заявление потерпевшего по уголовным делам частного обвинения подается в суд и рассматривается судьей в порядке, установленном ст. 318 УПК (ч. 6 ст. 144 УПК).

В соответствии с ч. 2 ст. 144 УПК, по сообщению о преступлении, распространенному в средствах массовой информации, проверку по поручению прокурора проводит орган дознания или следователь. Редакция либо главный редактор соответствующего средства массовой информации обязаны передать по требованию прокурора, следователя или органа дознания имеющиеся в распоряжении соответствующего средства массовой информации документы и материалы, подтверждающие сделанное сообщение о преступлении, а также данные о лице, предоставившем указанную информацию. Единственное исключение сделано для лиц, поставивших условие о сохранении в тайне источника информации: сведения о них не сообщаются прокурору, следователю, органу дознания.

Каждое заявление или сообщение о преступлении должно быть проверено. Способы такой проверки законом прямо не закреплены. Безусловно, в целях собирания и проверки сведений до возбуждения уголовного дела могут быть использованы так называемые «иные процессуальные действия» (ч. 1 ст. 86 УПК): получение объяснений; требование представить соответствующие предметы и документы, которые могут установить необходимые по делу сведения; требование произвести ревизию или документальную проверку. В качестве способа получения информации, необходимой для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, следует признать и представление предметов и документов любыми предприятиями, учреждениями, организациями, должностными лицами и гражданами.

Особого внимания заслуживает вопрос о возможности производства следственных действий до возбуждения уголовного дела. По общему правилу, их производство в первой стадии уголовного процесса не разрешается. Но из этого правила есть исключения: до возбуждения уголовного дела может быть произведен осмотр места происшествия (ч. 2 ст. 176 УПК), а также освидетельствование и назначение судебной экспертизы (ч. 4 ст. 146 УПК).

§ 4. Решения, принимаемые по результатам рассмотрения сообщения о преступлении

В соответствии со ст. 145 УПК по результатам рассмотрения сообщения о преступлении орган дознания, дознаватель, следователь или прокурор принимает одно из следующих решений:

1) о возбуждении уголовного дела;

2) об отказе в возбуждении уголовного дела;

3) о передаче сообщения по подследственности, а по уголовным делам частного обвинения – в суд.

Последнее решение не является завершающим для данного этапа процесса; оно принимается тогда, когда орган, к которому поступило заявление или сообщение, не компетентен возбудить или отказать в возбуждении уголовного дела. Например, если дознаватель, получивший сведения о преступлении, по которому обязательно предварительное следствие, не сочтет необходимым производить неотложные следственные действия, он передает заявление следователю с тем, чтобы тот сам принял решение о возбуждении или об отказе в возбуждении уголовного дела. Точно так же может поступить и следователь в случае поступления к нему заявления о преступлении, которое ему неподследственно (ст. 151 УПК), либо о преступлении, преследуемом в порядке частного обвинения. Однако при вынесении такого решения орган дознания, дознаватель, следователь или прокурор обязаны принять меры по сохранению следов преступления (ч. 3 ст.1 45 УПК).

О возбуждении уголовного дела дознаватель или следователь с согласия прокурора, а также прокурор в пределах своей компетенции принимают соответствующее решение, о чем выносят постановление, которое состоит из трех частей: вводной, описательной (описательно-мотивировочной) и резолютивной. Во вводной части указывается дата, время и место вынесения постановления, кем оно вынесено. В описательной (описательно-мотивировочной) части излагаются повод и основание для возбуждения дела. В резолютивной части содержится решение о возбуждении уголовного дела, а также указывается пункт, часть, статья уголовного кодекса, на основании которой возбуждается уголовное дело.

Поскольку для возбуждения уголовного дела необходим и достаточен вероятный вывод о наличии преступления, квалификация этого преступления в большинстве случаев также является предположительной. Так, обнаружение трупа с признаками насильственной смерти может дать основание для предположения, что смерть потерпевшего явилась результатом убийства (ст. 105 УК РФ), причинения смерти по неосторожности (ст. 109 УК РФ), доведения до самоубийства (ст. 110 УК РФ), терроризма (ст. 205 УК РФ) и т.п. Поэтому в постановлении о возбуждении уголовного дела следует указывать ту квалификацию, которая представляется наиболее вероятной в данном случае.

Если расследовать преступление будет то же лицо, которое приняло решение о возбуждении уголовного дела, выносится единое постановление о возбуждении уголовного дела и принятии его к производству. В остальных случаях в резолютивной части постановления нужно сделать отметку о том, что уголовное дело направляется прокурору для определения подследственности (ч. 3 ст. 146 УПК).

Постановление следователя или дознавателя о возбуждении уголовного дела, в соответствии с ч. 4 ст. 146 УПК, должно незамедлительно направляться прокурору. К постановлению прилагаются материалы проверки сообщения о преступлении, а в случаях производства отдельных следственных действий по закреплению преступления и установлению лица, его совершившего (как уже отмечалось, такими действиями могут быть осмотр места происшествия, освидетельствование, назначение судебной экспертизы), – соответствующие протоколы и постановления. Прокурор, получив постановление, незамедлительно дает согласие на возбуждение уголовного дела либо выносит постановление об отказе в даче согласия на возбуждение уголовного дела или о возвращении материалов для дополнительной проверки, которая должна быть проведена в срок не более 5 суток. О решении прокурора следователь или дознаватель в тот же день уведомляют заявителя, а также лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело.

Если уголовное дело возбуждают капитаны морских или речных судов, находящихся в дальнем плавании, руководители геологоразведочных партий или зимовок, удаленных от мест расположения органов дознания, главы дипломатических представительств или консульских учреждений Российской Федерации, прокурор незамедлительно уведомляется указанными лицами о начатом расследовании. В данном случае постановление о возбуждении уголовного дела и материалы передаются прокурору незамедлительно при появлении для этого реальной возможности (ч. 4 ст. 146 УПК).

В соответствии со ст. 147 УПК уголовные дела о преступлениях, перечисленных в ч. 3 ст. 20 УПК (дела частно-публичного обвинения) возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего. Однако прокурор вправе возбудить уголовное дело о таком преступлении и при отсутствии жалобы потерпевшего в случаях, если потерпевший в силу беспомощного состояния или по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы. Производство по этим делам ведется в таком же порядке, что и по другим делам.

Согласно ст. 149 УПК после вынесения постановления о возбуждении уголовного дела:

1) прокурор направляет уголовное дело для производства предварительного расследования (дознания либо предварительного следствия):

2) следователь приступает к производству предварительного следствия;

3) орган дознания производит неотложные следственные действия и направляет уголовное дело прокурору, а по уголовным делам, расследование которых осуществляется в форме дознания (ч. 3 ст. 150 УПК), производит дознание.

Согласно ст. 148 УПК прокурор, следователь или дознаватель выносят постановление об отказе в возбуждении уголовного дела при отсутствии основания для его возбуждения. Сопоставление этой нормы с ч. 2 ст. 140 УПК, которая содержит определение основания для возбуждения уголовного дела, позволяет утверждать, что отказ в возбуждении дела возможен, когда отсутствуют достаточные данные, указывающие на признаки преступления. Отказ в возбуждении дела по иным мотивам («ввиду нецелесообразности» и т. п.) недопустим.

Отказ в возбуждении уголовного дела по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК, допускается лишь в отношении конкретного лица (ч. 1 ст. 148 УПК). Иными словами, в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела по данному основанию должно быть указано, в чьих действиях отсутствует состав преступления.

Поскольку отказ в возбуждении уголовного дела исключает дальнейшее производство, основания для принятия такого решения должны быть установлены достоверно.

В соответствии с ч. 2 ст. 148 УПК при вынесении постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по результатам проверки сообщения о преступлении, связанного с подозрением в его совершении конкретного лица или лиц, прокурор, следователь, орган дознания обязаны рассмотреть вопрос о возбуждении уголовного дела за заведомо ложный донос в отношении лица, заявившего или распространившего ложное сообщение о преступлении.

Если о совершении преступления было сообщено средством массовой информации, но это сообщение при проверке не подтвердилось, сведения об отказе в возбуждении уголовного дела подлежат обязательному опубликованию (ч. 3 ст. 148 УПК).

Решение об отказе в возбуждении уголовного дела оформляется мотивированным постановлением прокурора, следователя или дознавателя. В описательной части этого постановления должны быть приведены аргументы, подтверждающие вывод о наличии одного из обстоятельств, исключающих производство по делу. В резолютивной части формулируется решение об отказе в возбуждении уголовного дела и указывается порядок его обжалования. Копия этого постановления в течение 24 часов с момента его вынесения направляется заявителю и прокурору. При этом заявителю разъясняется его право обжаловать данное постановление и порядок обжалования.

Отказ в возбуждении уголовного дела может быть обжалован прокурору или в суд в порядке, установленном ст. 124 и 125 УПК.

Если прокурор признает отказ в возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, то он отменяет постановление об отказе в возбуждении уголовного дела и возбуждает уголовное дело в установленном порядке либо возвращает материалы для дополнительной проверки.

Если же жалобу рассматривает суд, то судья, признав отказ в возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, выносит соответствующее постановление, направляет его для исполнения прокурору и уведомляет об этом заявителя (ст. 148 УПК).

Рекомендуемая литература

Калиновский К.Б. Всегда ли следует возбуждать уголовное дело при обнаружении нового преступления или нового лица? // Российский следователь. 2009. № 6.

Полную версию публикации см. в журнале Российский следователь.

Всегда ли следует возбуждать уголовное дело при обнаружении нового преступления или нового лица?

Калиновский К.Б., Советник Управления конституционных основ уголовной юстиции Конституционного Суда Российской Федерации, кандидат юридических наук, доцент.

В судебной и следственной практике остается нерешенной достаточно давняя и сложная проблема: надо ли возбуждать уголовное дело, когда в процессе предварительного расследования выявляются новые эпизоды преступной деятельности или новые лица, причастные к совершению преступлений?

Верховный Суд Российской Федерации в своих решениях, основанных на нормах УПК РСФСР 1960 г. и УПК РФ 2001 г., ответил на поставленный вопрос таким образом: процессуальный закон не предусматривает обязанности органов предварительного расследования выносить каждый раз новое постановление о возбуждении уголовного дела в случаях, когда по делу будет установлено, что к совершенному преступлению причастно и другое лицо, или установлено совершение других преступлений лицом, в отношении которого возбуждено уголовное дело.1 Однако Конституционный Суд Российской Федерации занял несколько иную позицию, указав, что уголовно-процессуальный закон не содержит норм, позволяющих привлекать лицо в качестве подозреваемого или обвиняемого, а также изменять и дополнять ранее предъявленное обвинение в связи с совершением лицом преступления, по признакам которого уголовное дело не возбуждалось.2 В литературе мнения юристов по этому вопросу также разделились: одни солидарны с позицией Верховного Суда Российской Федерации3, другие ее критикуют4.

Представляется, что решение этой проблемы связано с конституционно-правовым смыслом акта возбуждения уголовного дела в российском уголовном процессе.

Конституционный Суд Российской Федерации в ряде своих постановлений (от 14.01.2000 N 1-П, от 23 марта 1999 года N 5-П и от 27 июня 2000 года N 11-П) сформулировал правовые позиции, согласно которым стадия возбуждения уголовного дела является обязательной; актом возбуждения уголовного дела начинается публичное уголовное преследование от имени государства в связи с совершенным преступным деянием, которое обеспечивает последующие процессуальные действия органов дознания, предварительного следствия и суда, и одновременно влечет необходимость обеспечения права на защиту лица, в отношении которого осуществляется обвинительная деятельность. Это соответствует международно-признанному праву данного лица «быть незамедлительно и подробно уведомленным на понятном ему языке о характере и основании предъявленного ему обвинения», которое здесь понимается в широком конституционно-правовом смысле, охватывающем и подозрение в совершении преступления (п.п. «а» п. 3 ст. 6 Конвенции о защите прав и основных свобод человека от 4 ноября 1950 года).

Таким образом, возбуждение дела понимается как процедура официального начала предварительного расследования. Актом возбуждения дела создается условие для производства принудительных процессуальных действий и обеспечиваются права заинтересованных лиц: заявителя – будущего потерпевшего и подозреваемого.

Начало расследования закон связывает с определенными основаниями, которые отражают наличие фактических предпосылок уголовного преследования, составляющих условие движения уголовного дела. Этим условием является установленность события преступления, а обычно на более поздних стадиях — и совершение его определенным лицом. Изложенное позволяет сделать вывод о том, что актом возбуждения уголовного дела определяются пределы дальнейшего производства 1) по кругу фактов и, частично, 2) по кругу лиц.

Рассмотрим эти два аспекта более подробно.

1. Возбуждение уголовного дела по факту обнаружения признаков преступления

Вопрос о том, следует ли выносить отдельные постановления о возбуждении новых уголовных дел в случаях, когда по «основному» делу уже ведется предварительное расследование, необходимо решать с учетом содержания ряда статей УПК Российской Федерации в их нормативно-правовом единстве.

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации обязывает органы публичного уголовного преследования в каждом случае обнаружения признаков преступления принимать предусмотренные законом меры по установлению события преступления, изобличению лица или лиц, виновных в его совершении (часть вторая статьи 21). При наличии соответствующих повода и основания орган дознания, дознаватель или следователь в пределах своей компетенции возбуждают уголовное дело (часть первая статьи 146). Одним из поводов для возбуждения дела является рапорт об обнаружении признаков преступления, составляемый в том числе самим дознавателем или следователем (статья 143).

Содержание указанных положений означает, что в каждом случае обнаружения признаков преступления органы уголовного преследования обязаны рассмотреть вопрос о возбуждении или об отказе в возбуждении дела.

Акт возбуждения уголовного дела позволяет определить его подследственность, которая ограничивает сферу полномочий следователя или дознавателя конкретными предметом уголовного дела, территорией и кругом лиц. Отсутствие акта возбуждения дела способно привести к нарушению правил подследственности и процедуры передачи дела по подследственности, что в свою очередь создает возможность для органа расследования злоупотребить своими полномочиями и соответственно – нарушить конституционных прав граждан.

Уголовно-процессуальный кодекс предусматривает норму о том, что в одном производстве могут быть соединены уголовные дела в отношении одного лица, совершившего несколько преступлений (пункт 2 часть первая статьи 153). Использование глагола «могут» означает, что допускается отдельное расследование этих преступлений без соединения уголовных дел. Однако редакция этой нормы не предоставляет права следователю или дознавателю расследовать несколько преступлений без возбуждения уголовного дела по какому бы то ни было из них. Поскольку Закон не содержит правил, регулирующих соединение материалов предварительной поверки различных преступлений, постольку перед соединением дел должны быть вынесены постановления об их возбуждении.

Если же в ходе предварительного расследования уголовного дела будет обнаружено новое преступление, процессуальный закон позволяет принять решение о его выделении в отдельное производство с тем условием, что в постановлении о выделении дела будет одновременно решен вопрос о возбуждении нового уголовного дела (часть третья статьи 154 УПК Российской Федерации).

По смыслу статей 171 и 175 УПК Российской Федерации, привлечение лица в качестве обвиняемого, изменение и дополнение ранее предъявленного обвинения допускается лишь по тем преступлениям, по признакам которых возбуждалось уголовное дело (Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 18.07.2006 N 343-О и от 21 декабря 2006 г. N 533-О). Иными словами, в рамках уголовного дела, возбужденного по одному событию преступления, нельзя привлечь лицо в качестве обвиняемого за совершение других преступлений, без того, чтобы не возбудить по ним новые уголовные дела и не соединить их с данным уголовным делом.

Наличие постановления о возбуждении дела по каждому преступлению, определяя пространственно-временные пределы его расследования, обеспечивает реализацию конституционного принципа недопустимости повторного привлечения к уголовной ответственности за одно и то же преступление (часть первая статьи 50 Конституции Российской Федерации). Регистрация повода для возбуждения уголовного дела требует проведения проверки и принятия решения о возбуждении или об отказе в возбуждении уголовного дела. Возбужденное уголовное дело может быть в дальнейшем прекращено. Решение об отказе в возбуждении дела или о прекращении дела препятствует повторному уголовному преследованию тех же лиц за совершение тех же деяний. Согласно пункту 5 части первой статьи 27 УПК Российской Федерации уголовное преследование в отношении подозреваемого или обвиняемого прекращается при наличии в его отношении неотмененного постановления о прекращении уголовного дела по тому же обвинению либо об отказе в возбуждении уголовного дела.

Если же признать, что выявление в ходе предварительного расследования признаков нового преступления не требует вынесения отдельного решения о возбуждении дела или об отказе в этом, то расследование нового преступления будет производиться в рамках прежнего уголовного дела. Соответственно, даже при установлении оснований для прекращения производства по новому преступлению или для отказа в возбуждении дела по новому эпизоду не потребуется принимать об этом отдельного решения в срок, установленный статьей 144 УПК Российской Федерации. В таком случае пункт 5 статьи 27 УПК Российской Федерации не будет применен своевременно, что не исключает в рамках расследования «основного» уголовного дела попытки неоднократного уголовного преследования за одни и те же дополнительные эпизоды преступной деятельности.

Таким образом, решение о возбуждении уголовного дела ограничивает пределы дальнейшего производства тем кругом фактов – событий преступлений, по признакам которых оно возбуждалось. Большое значение акта возбуждения уголовного дела служит причиной того, что проведение предварительного расследования без возбуждения дела считается существенным нарушением уголовно-процессуального закона, могущем повлечь отмену приговора суда на основании статьи 381 УПК Российской Федерации.5

Изложенное позволяет сделать вывод о том, что выявление в процессе расследования по «основному» делу признаков нового преступного события, в том числе совершенного тем же подозреваемым или обвиняемым, влечет необходимость решения вопроса о возбуждении нового уголовного дела. При этом следует учесть, что вынесение отдельного постановления о возбуждении дела не требуется, если вновь обнаруженное преступное деяние является составной частью преступлений, по которым ранее уже было уголовное дело возбуждено.

Возникает вопрос о том, как на практике определить, являются ли инкриминируемые лицу действия составной частью преступления, по поводу которого было возбуждено «основное» уголовное дело, или они образуют самостоятельное преступление, относительно которого должно быть возбуждено новое уголовное дело?

Представляется, что здесь необходимо руководствоваться пространственно-временными признаками тех событий, которые описаны в постановлении о возбуждении «основного» уголовного дела. При этом следует также учитывать общность родового объекта посягательства, круг пострадавших, настаивающих на отдельном рассмотрении их заявлений о совершении преступлений.

Рассмотрим использование этих критериев на примере дел, рассмотренных вышеуказанными решениями высших судов Российской Федерации.

Показательным является уголовное дело в отношении бывшего начальника РОВД Буденновска Геворкяна Р.Т., жалобу которого на нарушение его конституционных прав рассмотрел Конституционный Суд Российской Федерации в определении от 21 декабря 2006 г. N 533-О.

Первоначально уголовное дело было возбуждено по признакам ряда преступлений. В дальнейшем обвинение было предъявлено по другим преступлениям. Однако суд признал эти деяния едиными. Т.к. организация преступного сообщества…

Коллегия присяжных признала главного подсудимого, бывшего начальника РОВД Буденновска Руслана Геворкяна виновным в 380 из 400 эпизодах дела. А именно, организатором преступного сообщества, в которое входили сотрудники правоохранительных органов и предприниматели, мошенником, взяточником и разгласителем гостайны.

Злоумышленники создали нелегальное предприятие по производству этилового спирта. В виде взяток милицейские чины брали зерно у ставропольских предприятий, которое шло на сырье для изготовления спирта. Большое количество эпизодов взяток суд оценил как составную часть тех событий, по которым возбуждалось «основное» дело.

Кроме того, они занимались возбуждением уголовных дел под надуманными предлогами и брали взятки за их прекращение.6

Другой пример показывает, что изменение предметной подследственности дела еще не означает появление нового события: уголовное дело было возбуждено в отношении Л. по признакам преступлений, предусмотренных ст. 162 ч. 3 УК РФ (разбой, совершенный с незаконным проникновением в жилище) и ст. 167 ч. 2 УК РФ (умышленное уничтожение чужого имущества путем поджога). В процессе расследования было вынесено постановление о передаче дела прокурору Воронежской области по тем основаниям, что в действиях Л. усматриваются признаки преступления, предусмотренного ст. 30 ч. 3 и ст. 105 ч. 2 п. п. «в», «д», «з» УК РФ (убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, совершенное с особой жестокостью, из корыстных побуждений, равно сопряженное с разбоем). Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации признала не нужным возбуждать новое уголовное дело.7 Как видим, в данной ситуации преступное событие оставалось тождественным – факт обнаружения в жилище сгоревшего трупа, поэтому изменение квалификации не требовало нового возбуждения дела.

В третьем случае уголовное дело было возбуждено прокурором Уральского военного округа по факту незаконного получения денежных средств Ш. в августе 2000 года, а также неоднократные хищения по предварительному сговору с Б. с использованием ими своих служебных полномочий в сентябре 2000 года. В ходе следствия выявлены новые эпизоды аналогичной преступной деятельности этих и других лиц в период с середины 1999 года по январь 2001 года, по которым новые уголовные дела не возбуждались. Уральский окружной военный суд признал это существенным нарушением процессуального закона, а военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации это решение отменила, указав, что поскольку все преступления были связаны между собой, то возбуждение новых уголовных дел не требовалось.8 Представляется, что позиция военной коллегии не согласуется с вышеуказанными решениями Конституционного Суда Российской Федерации, так как в этом случае были обнаружены новые события преступлений, по которым не было принято решений о возбуждении дела.

Последний пример – самый известный в юридической литературе. Основанием для возбуждения уголовного дела послужило обнаружение наркотиков у гражданина У., который во время доставления в ЛОВД и обнаружения у него марихуаны заявил, что марихуану приобрел у гражданина Б. На следующий день после возбуждения уголовного дела, при обыске в жилище гражданина Б. он выдал работникам милиции имеющиеся у него 16, 44 г марихуаны. В этот же день он был задержан по подозрению в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 228 УК РФ. В дальнейшем уголовное дело в отношении гражданина У. было прекращено, а гражданин Б. осужден. Верховный Суд Российской Федерации признал не нужным возбуждать уголовное дело в отношении гражданина Б.9 На наш взгляд, в такой ситуации событие преступление оставалось тождественным, так как уголовное дело изначально было возбуждено по единому факту приобретения наркотиков гражданином У. у гражданина Б. Этот факт одновременно предполагает как покупку, так и сбыт наркотика.

2. Возбуждение уголовного дела в отношении определенного лица

Акт возбуждения уголовного дела может определять круг лиц, которые в будущем способны стать обвиняемыми и подсудимыми. Это придает ему значение средства, обеспечивающего право подозреваемого (обвиняемого) на защиту от уголовного преследования.

Так, процессуальный закон допускает возбуждение уголовного дела не только по признакам преступления, но и в отношении конкретного лица (п. 2 ч. 3 ст. 49; ч. 4 ст. 146; ч. 3 ст. 154; ч. 6 ст. 318; ч. 1 ст. 448 УПК Российской Федерации). Лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело, приобретает статус подозреваемого, который имеет право на защиту от подозрения, в том числе возможность получения копии постановления о возбуждении дела (пункт 1 части первой, пункт 1 части четвертой статьи 46 УПК Российской Федерации). В целях обеспечения права на защиту потенциального подозреваемого орган дознания, дознаватель или следователь при наличии соответствующих оснований обязаны возбуждать дело в отношении известного лица, не заменяя это решение возбуждением дела по факту.

При этом следует иметь в виду, что в силу требований статей 140 (части второй), 144 (части первой) 146 (части первой и второй) УПК Российской Федерации возбуждение уголовного дела в отношении определенного лица в любом случае предполагает наличие признаков конкретного преступного события, подлежащего предварительному расследованию.

Кроме того, акт возбуждения уголовного дела в отношении определенного лица является не единственным основанием для возникновения подозрения в совершении преступления. Уголовно-процессуальный закон указывает еще три таких основания (задержание в качестве подозреваемого, применение меры пресечения, уведомление о подозрении – часть первая статьи 46 УПК Российской Федерации). Это означает, что при возбуждении уголовного дела по факту обнаружения признаков преступления (в отношении неопределенного круга лиц) подозреваемые могут быть вовлечены в процесс различными способами и их право знать, в чем они подозреваются, может быть реализовано не только вручением копии постановления о возбуждении уголовного дела. Если лицо привлечено в качестве подозреваемого по пунктам 2-4 части первой статьи 46 УПК Российской Федерации, то его право на защиту не нарушается тем, что уголовное дело было возбуждено по факту обнаружения признаков преступления. Следовательно, в этом случае нет никакой потребности выносить отдельные постановления о возбуждении уголовного дела в отношении нового лица.

Так, по уголовному делу, возбужденному по факту обнаружения признаков преступления (или в отношении неустановленных лиц) в качестве обвиняемых могут быть привлечены любые лица без вынесения в их отношении постановлений о возбуждении уголовного дела.10

Закон допускает прекращение уголовного преследования подозреваемого или обвиняемого в связи с его непричастностью к совершению преступления без прекращения всего уголовного дела, в том числе возбужденного в отношении конкретного лица (часть четвертая статьи 24 УПК Российской Федерации). В этом случае производство по уголовному делу продолжается в отношении неопределенного круга лиц, поэтому появление новых подозреваемых или обвиняемых не требует вынесения постановления о возбуждении в их отношении уголовного дела11.

Другая ситуация складывается тогда, когда уголовное дело было изначально возбуждено в отношении конкретного лица и продолжает иметь по отношению к нему персонифицированный характер. В этом случае вовлечение новых лиц в процесс в качестве подозреваемых (например, их задержание, или избрание меры пресечения) или обвиняемых выглядит не только не логичным (подозревается одно лицо, а задерживается в качестве подозреваемого другое) но и, на наш взгляд, необоснованно расширяет полномочия следователя или дознавателя, поскольку акт возбуждения уголовного дела в отношении определенного лица создает юридическое условие для применения мер процессуального принуждения именно в отношении этого лица.

Однако законодатель не делает различий между ситуациями возбуждения дела по факту и в отношении лица. Это вытекает из содержания части первой статьи 448 УПК Российской Федерации, которая устанавливает специальную процедуру преодоления служебного иммунитета отдельных категорий лиц. Здесь прямо предусмотрена возможность привлечения лица в качестве обвиняемого за совершение того преступления, по признакам которого было возбуждено уголовное дело не только по факту, но и в отношении других лиц. Поэтому действующий закон не требует вынесения отдельного постановления о возбуждении дела, если выявлен новый соучастник расследуемого преступления по делу, возбужденному по признакам преступления, совершенного как неустановленными, так и (или) определенными лицами.

Представляется, что такое решение проблемы не учитывает специфики возбуждения уголовного дела в отношении определенного лица.

Появление нового подозреваемого или обвиняемого по делу, возбужденному против другого лица, ставит этих лиц в неравное положение. Последний заблаговременно знает, в чем он подозревается, получая копию постановления о возбуждении в отношении него уголовного дела, а вновь привлекаемое лицо такими возможностями для защиты от подозрения и обвинения не располагает. Это способно поставить под угрозу ограничения конституционное право на равенство всех перед законом и судом, гарантированное частью первой статьи 19 Конституции Российской Федерации.12

Вернемся к одному из рассмотренных выше примеров из практики военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации. По уголовному делу, возбужденному в отношении граждан Ш. и Б. в качестве обвиняемых были привлечены другие члены организованной преступной группы: граждане М., Л., и С.13 Из текста кассационного определения неясно, имели ли эти лица статус подозреваемых или они сразу были привлечены в качестве обвиняемых. В последнем случае они находились в неодинаковом положении с гражданами Ш. и Б., так как их уголовное преследование до момента вынесения постановления о привлечении их в качестве обвиняемых проводилось от них в тайне, и они не могли своевременно ознакомиться с соответствующими материалами уголовного дела. Это способно нарушить право данных лиц на судебную защиту, которое возникает вне зависимости от формального процессуального статуса лица (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации № 11-П от 27.06.2000 г.) Как отметил Конституционный Суд Российской Федерации в определениях от 24 февраля 2005 г. N 133-О и от 19 апреля 2007 г. N 343-О-П, право подозреваемого или обвиняемого на ознакомление с материалами дела в ходе предварительного следствия определяется его значимостью как гарантии конституционного права граждан на защиту, в том числе судебную. Федеральный законодатель не должен вводить ограничения механизма реализации данного права, противоречащие принципам уголовного судопроизводства.

Кроме того, тот же самый вопрос о необходимости возбуждения уголовного дела в отношении других лиц решается по-иному в части третьей статьи 154 УПК Российской Федерации, согласно которой при выделении уголовного дела в отношении новых лиц требуется одновременно решить вопрос о возбуждении нового уголовного дела. Чем можно обосновать различия в правовом регулировании двух сходных ситуаций? Почему при выделении дела в отношении нового соучастника требуется возбуждать новое дело, а при продолжении расследования без выделения дела – не требуется? Вряд ли является достаточным обоснованием этих различий удобство следователя заново исчислять срок следствия при выделении дела.

На наш взгляд, причина такой неопределенности состоит в том, что в УПК Российской Федерации отсутствует единая процедура привлечения лица в качестве подозреваемого (часть первая статьи 46 УПК Российской Федерации). В его Разделе VII «Возбуждение уголовного дела» лишь в одной из десяти статей упоминается, что о принятом решении уведомляется лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело (часть четвертая статьи 146). Такого рода упоминания можно встретить в некоторых статьях других разделов процессуального закона.

Может быть, законодателю следует вообще отказаться от института возбуждения уголовного дела в отношении определенного лица, признав, что уголовное дело всегда возбуждается исключительно по факту обнаружения признаков преступления. Вместо этого необходимо более подробно регламентировать институт возбуждения уголовного преследования или привлечения к уголовному преследованию конкретных лиц (такие термины используются в части второй статьи 459 и названии статьи 23 УПК Российской Федерации), реализовав идею «предупреждения подозреваемого об обвинении – уголовном иске» по аналогии с уведомлением о подозрении, предусмотренном статьей 223.1 УПК Российской Федерации.

Такое решение находится в русле учения о предпосылках уголовного преследования – условиях движения уголовного дела. Начало предварительного расследования связано с обнаружением именно события преступления, а вторая фактическая предпосылка уголовного преследования – совершение его определенным лицом – должна быть установлена на более поздних этапах производства по уголовному делу.

Сноски и примечания

1 См.: Определение Верховного Суда РФ от 25.11.1998 г. // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2000. № 3; Кассационное определение Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 20 января 2004 года по делу N 6-073/03 // СПС КонсультантПлюс, 2008; Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 25 сентября 2006 года по делу N 14-о06-29 // СПС КонсультантПлюс, 2008.

2 См.: Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 18 июля 2006 г. N 343-О и от 21 декабря 2006 г. N 533-О. // СПС КонсультантПлюс, 2008.

3 См.: Курченко В. Выделение уголовных дел и материалов на предварительном следствии. // Законность. 1996. № 5; Панюков А. Процессуальная деятельность без возбуждения уголовного дела // Российская юстиция. 2003. № 5;

6 Вынесен вердикт по делу ставропольских «оборотней» // Коммерсантъ. http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=837054

7 Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 25 сентября 2006 года по делу N 14-о06-29.

8 Кассационное определение Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 20 января 2004 года по делу N 6-073/03.

9 Определение Верховного Суда РФ от 25.11.1998 г.

10 См. Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 22 января 2004 № 79-О // СПС КонсультантПлюс, 2008.

11 Такой вывод сделан на основе применения аналогичных норм УПК РСФСР 1960 г. в вышеуказанном определении Верховного Суда Российской Федерации от 25 ноября 1998 г.

12 Исключение составляет ситуация, когда при производстве дознания новое лицо вовлекается в производство по делу путем его уведомления о подозрении в совершении преступления (статья 223.1 УПК РФ). Такое уведомление заменяет собой акт возбуждения уголовного дела в отношении нового лица, обеспечивая право подозреваемого на защиту и его равенство с другими подозреваемыми.

13 Кассационное определение Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 20 января 2004 года по делу N 6-073/03.

Как заставить ОМВД возбудить уголовное дело? С августа подано заявление о привлечении к уголовной ответственности за мошенничество. Постановления об отказе в ВУД прокуратура отменяет, и начинается очередной виток

Адвокат Лебедев З.С.

Добрый день! Согласно ст.ст.125,125.1 Уголовно-процессуального кодекса, постановления органа дознания, дознавателя, следователя, руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные действия (бездействие) и решения дознавателя, начальника подразделения дознания, начальника органа дознания, органа дознания, следователя, руководителя следственного органа и прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в районный суд по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления. Если место производства предварительного расследования определено в соответствии с частями второй — шестой статьи 152 настоящего Кодекса, жалобы на действия (бездействие) и решения указанных лиц рассматриваются районным судом по месту нахождения органа, в производстве которого находится уголовное дело.
Жалоба может быть подана в суд заявителем, его защитником, законным представителем или представителем непосредственно либо через дознавателя, начальника подразделения дознания, начальника органа дознания, орган дознания, следователя, руководителя следственного органа или прокурора.
Судья проверяет законность и обоснованность действий (бездействия) и решений дознавателя, начальника подразделения дознания, начальника органа дознания, органа дознания, следователя, руководителя следственного органа, прокурора не позднее чем через 5 суток со дня поступления жалобы в судебном заседании с участием заявителя и его защитника, законного представителя или представителя, если они участвуют в уголовном деле, иных лиц, чьи интересы непосредственно затрагиваются обжалуемым действием (бездействием) или решением, а также с участием прокурора, следователя, руководителя следственного органа. Неявка лиц, своевременно извещенных о времени рассмотрения жалобы и не настаивающих на ее рассмотрении с их участием, не является препятствием для рассмотрения жалобы судом. Жалобы, подлежащие рассмотрению судом, рассматриваются в открытом судебном заседании, за исключением случаев, предусмотренных частью второй статьи 241 настоящего Кодекса.
В начале судебного заседания судья объявляет, какая жалоба подлежит рассмотрению, представляется явившимся в судебное заседание лицам, разъясняет их права и обязанности. Затем заявитель, если он участвует в судебном заседании, обосновывает жалобу, после чего заслушиваются другие явившиеся в судебное заседание лица. Заявителю предоставляется возможность выступить с репликой.
По результатам рассмотрения жалобы судья выносит одно из следующих постановлений:
1) о признании действия (бездействия) или решения соответствующего должностного лица незаконным или необоснованным и о его обязанности устранить допущенное нарушение;
2) об оставлении жалобы без удовлетворения.
Копии постановления судьи направляются заявителю, прокурору и руководителю следственного органа.
Принесение жалобы не приостанавливает производство обжалуемого действия и исполнение обжалуемого решения, если это не найдет нужным сделать дознаватель, начальник подразделения дознания, начальник органа дознания, орган дознания, следователь, руководитель следственного органа, прокурор или судья.
Жалоба на постановление дознавателя, следователя, руководителя следственного органа или прокурора о прекращении уголовного дела или уголовного преследования по основаниям, указанным в части второй статьи 24 настоящего Кодекса, если до вступления приговора в законную силу преступность и наказуемость деяния были устранены новым уголовным законом, или в части третьей статьи 27 настоящего Кодекса, если лицо не достигло к моменту совершения деяния, предусмотренного уголовным законом, возраста, с которого наступает уголовная ответственность, либо несовершеннолетний, который хотя и достиг возраста, с которого наступает уголовная ответственность, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими в момент совершения деяния, предусмотренного уголовным законом, рассматривается судьей по правилам, предусмотренным статьей 125 настоящего Кодекса, с особенностями, установленными настоящей статьей.
При рассмотрении жалобы на постановление дознавателя, следователя, руководителя следственного органа или прокурора о прекращении уголовного дела или уголовного преследования по основаниям, указанным в части второй статьи 24 или части третьей статьи 27 настоящего Кодекса, судья проверяет законность и обоснованность данного решения, а также на основании доводов, изложенных в жалобе, законность и обоснованность возбуждения уголовного дела, привлечения лица в качестве подозреваемого, обвиняемого и применения к нему мер процессуального принуждения путем исследования в судебном заседании имеющихся в уголовном деле доказательств, свидетельствующих о фактических обстоятельствах уголовного дела, по правилам, установленным главой 37 настоящего Кодекса.
По результатам рассмотрения жалобы судья выносит постановление, содержащее одно из следующих решений:
1) об удовлетворении жалобы и о признании незаконным постановления о прекращении уголовного дела или уголовного преследования по основаниям, указанным в части второй статьи 24 или части третьей статьи 27 настоящего Кодекса, и о наличии (об отсутствии) оснований для применения процедуры реабилитации;
2) об оставлении жалобы без удовлетворения.
Таким образом, Вы можете обжаловать постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в суд.

С уважением, адвокат Захар Лебедев, партнер адвокатского бюро «Антонов и партнеры».