Взаимозачет валютный контроль

Взаимозачет с нерезидентом в 2019 году

Главная » Бухгалтеру » Взаимозачет с нерезидентом в 2019 году

Статью подготовила специалист по международным стандартам финансовой отчетности Меликова Мария Марковна. Связаться с автором


Вернуться назад на Взаимозачет 2019
В соответствии с подпунктом 6 пункта 1 статьи 1 Закона РФ N 173ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле» резидентами в целях применения данного законодательного акта признаются, в частности, юридические лица, созданные в соответствии с законодательством Российской Федерации, а также находящиеся за пределами территории Российской Федерации их филиалы, представительства и иные подразделения.
Нерезидентами, соответственно, являются юридические лица, созданные в соответствии с законодательством иностранных государств и имеющие местонахождение за пределами территории Российской Федерации, а также находящиеся на территории России их филиалы, постоянные представительства и другие обособленные или самостоятельные структурные подразделения.
Согласно статье 410 Гражданского кодекса РФ обязательство прекращается полностью или частично зачетом встречного однородного требования, срок которого наступил либо срок которого не указан или определен моментом востребования. Для зачета достаточно заявления одной стороны.
Статья 411 ГК РФ содержит перечень случаев недопустимости зачета требований, который не является исчерпывающим, поскольку такой запрет может быть предусмотрен другими законами или договором.
В соответствии с подпунктом 1 пункта 1 статьи 19 Закона РФ N 173ФЗ при осуществлении внешнеторговой деятельности резиденты, как правило, обязаны в сроки, предусмотренные внешнеторговыми договорами (контрактами), обеспечить получение от нерезидентов на свои банковские счета в уполномоченных банках иностранной валюты или валюты Российской Федерации, причитающейся в соответствии с условиями указанных договоров (контрактов) за переданные нерезидентам товары, выполненные для них работы, оказанные им услуги, переданные им информацию и результаты интеллектуальной деятельности, в том числе исключительные права на них.
При этом зачет встречных требований в целях не зачисления экспортной выручки могут производить только транспортные компании, страховые организации и предприятия, занимающиеся рыбным промыслом. Для всех остальных организаций — резидентов Российской Федерации зачет встречных требований с нерезидентами запрещен.

Однако этот запрет, исходя из вышеприведенных норм законодательства, не распространяется на внешнеторговые сделки между резидентами.
Относительно новое требование о зачислении выручки установлено пунктом 3 статьи 24 Закона № 173ФЗ, а именно: резиденты обязаны обеспечить получение на свои счета, открытые в уполномоченных банках, и (или) на счета, открытые в банках за пределами Российской Федерации в соответствии с требованиями, установленными Законом № 173ФЗ, по внешнеторговым контрактам, для которых данным законом предусматривается оформление паспорта сделки, валюты Российской Федерации в доле, определяемой Правительством Российской Федерации.
Паспорт сделки, согласно статье 20 Закона № 173ФЗ, оформляется при осуществлении валютных операций между резидентами и нерезидентами и представляет собой документ, в котором содержатся сведения, необходимые в целях обеспечения учета и отчетности и осуществления валютного контроля по валютным операциям между названными лицами.
Таким образом, и эта норма закона не препятствует, на мой взгляд, проведению зачета взаимных требований между компаниями-резидентами.
Аналогичным образом сформулированы и статьи Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях N 195ФЗ, устанавливающие ответственность за данные правонарушения:
Невыполнение резидентом в установленный срок обязанности по получению на свои банковские счета в уполномоченных банках иностранной валюты или валюты Российской Федерации, причитающихся за переданные нерезидентам товары, выполненные для нерезидентов работы, оказанные нерезидентам услуги либо за переданные нерезидентам информацию или результаты интеллектуальной деятельности, в том числе исключительные права на них, включая случаи, когда резидент не обеспечил получение причитающихся по внешнеторговому договору (контракту) иностранной валюты или валюты Российской Федерации в сроки, предусмотренные соответствующим внешнеторговым договором (контрактом), заключенным между резидентом и нерезидентом, на банковский счет финансового агента (фактора) — резидента в уполномоченном банке, если финансовый агент (фактор) — резидент не является уполномоченным банком, либо на корреспондентский счет соответствующего уполномоченного банка, если финансовый агент (фактор) — резидент является уполномоченным банком, в случае, если такому финансовому агенту (фактору) — резиденту было уступлено денежное требование иностранной валюты или валюты Российской Федерации, причитающихся резиденту в соответствии с условиями внешнеторгового договора (контракта) за переданные нерезиденту товары, выполненные для него работы, оказанные ему услуги либо за переданные ему информацию или результаты интеллектуальной деятельности, в том числе исключительные права на них, влечет наложение административного штрафа на должностных лиц и юридических лиц в размере одной стопятидесятой ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации от суммы денежных средств, зачисленных на счета в уполномоченных банках с нарушением установленного срока, за каждый день просрочки зачисления таких денежных средств и (или) в размере от трех четвертых до одного размера суммы денежных средств, не зачисленных на счета в уполномоченных банках.
Невыполнение резидентом в установленный срок обязанности по обеспечению получения на свои счета, открытые в уполномоченных банках, и (или) на счета, открытые в банках за пределами территории Российской Федерации в соответствии с требованиями, установленными валютным законодательством Российской Федерации, по внешнеторговым контрактам, для которых валютным законодательством Российской Федерации предусматривается оформление паспорта сделки, валюты Российской Федерации в доле, определяемой Правительством Российской Федерации, влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от четырех тысяч до пяти тысяч рублей; на юридических лиц — от сорока тысяч до пятидесяти тысяч рублей.

Бюджетная отчетность 2019
Бюджетный счет 2019
Бюджетный учет 2019
Валютные операции 2019
Валютный контроль 2019


| | Вверх

Зачет: проблемы практического применения

Одним из наиболее распространенных способов прекращения обязательства является зачет.

Согласно ст. 410 Гражданского кодекса РФ обязательство прекращается полностью или в части зачетом встречного однородного требования, срок которого наступил либо срок которого не указан или определен моментом востребования.

Соответственно для действительности и возможности проведения сделки зачета необходимо одновременное выполнение трех условий:

    1. Предъявляемые к зачету требования должны быть однородными;
    2. Срок исполнения обязательств должен наступить или определен моментом востребования;
    3. Требования должны быть встречными, то есть кредитором по предъявляемому к зачету требованию должен быть должник по требованию, в отношении которого осуществляется зачет (исключение составляют случаи уступки права требования и поручительство, когда возможно предъявление к зачету обязательства, кредитором по которому является другое лицо).

К сожалению, стороны не всегда учитывают необходимость неукоснительного соблюдения вышеперечисленных условий, что в итоге ведет к признанию совершенного ими зачета недействительным. Так, например, в Постановлении Президиума ВАС РФ от 03.09.96 N 779/96 отмечается, что не являются однородными требованиями требование о перечислении авансового платежа за полученные товары . по одному договору, и требование о взыскании пени за недопоставку . по другому.

В то же время судебная практика признала однородными требования, вытекающие из договоров поставки (оказания услуг) и требования, вытекающие из векселя, так как они оба являются денежными (п. 26 Постановлении Пленумов ВАС РФ и Верховного суда РФ от 04 декабря 2000 года N 33/14 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с обращением векселей»).

Спорным в этой связи является вопрос о том, являются ли однородными требования в случае, если валюта обязательств различается (неоднородна). Например, банк имеет требование к организации в отношении выданного ей кредита в иностранной валюте, а организация, в свою очередь, имеет требование к банку, вытекающее из его простых векселей, номинированных в рублях. Как представляется, в данном случае нет препятствий к зачету, так как и первое, и второе требования являются денежными. Спор может возникнуть только по поводу определения курса, по которому производится зачет. Указанное мнение подтверждается и судебной практикой. Так, например, в Постановлении Федерального арбитражного суда Московского округа от 16 марта 1999 года по делу N КГ-А40/264-99 отмечается, что доводы в кассационной жалобе о том, что зачет взаимных обязательств между сторонами был невозможен в силу их неоднородности — доллары США и рубли РФ — являются несостоятельными, поскольку судебная коллегия считает, что между сторонами по делу существовали денежные обязательства, зачет которых был обоснованно произведен ответчиком и судом в силу ст. ст. 317, 140 РФ в рублях, исходя из официального курса доллара по отношению к рублю на день проведения зачета.

При совершении сделки зачета следует также иметь в виду, что зачет нельзя проводить не только в тех случаях, когда нет одновременного соблюдения всех трех условий о зачете, но и в случаях, когда законом или договором не допускается зачет взаимных требований. Например, согласно ст. 411 Гражданского кодекса РФ не допускается зачет требований о взыскании алиментов.

Весьма актуальным является и вопрос о возможности проведения зачета в отношении должника, находящегося в стадии наблюдения (банкротства). С одной стороны, ни в одном Законе прямо не говорится о том, что подобный зачет невозможен, тем более, что при зачете собственно денежных расчетов не происходит и поэтому конкурсная масса должника не уменьшается. Однако, вместе с тем, в соответствии со ст. 95 Федерального закона от 8 января 1998 г. N 6-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» погашенными требованиями кредиторов считаются не только фактически удовлетворенные требования кредиторов, но и требования, по которым достигнуто соглашение об отступном или о новации обязательства, либо о прекращении обязательств иным образом. Следовательно, заявление о зачете встречного однородного требования представляет собой действие кредитора, направленное на погашение его требования должником, в отношении которого возбуждено дело о банкротстве, что противоречит ст. 57 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», согласно которой с момента вынесения арбитражным судом определения о принятии заявления о признании должника банкротом имущественные требования к должнику могут быть предъявлены только с соблюдением порядка предъявления требований к должнику, установленного Законом о несостоятельности. Кроме того, подобные действия, вне сомнения, нарушают установленную Законом очередность удовлетворения требования кредиторов (ст. 64 ГК РФ, ст. 106 Закона о несостоятельности). Таким образом, проведение зачета также не допускается в случае, если должник находится в стадии банкротства.

Указанное находит свое отражение и в судебной практике. Так, в Постановлении Президиума ВАС РФ от 28.03.99 N 5951/99 отмечено, что так как в отношении банка возбуждено дело о банкротстве, то после даты возбуждения этого дела кредиторы истца (т.е. банка) не вправе получать от него какие-либо суммы (в том числе и путем зачета встречных однородных требований) без соблюдения порядка, установленного Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)».

Очень актуальным и до сих пор однозначно неразрешенным является вопрос о действительности сделки зачета в случае, если она была совершена в нарушение требований валютного законодательства РФ.

К сожалению, судебная практика весьма неоднозначна в этом вопросе и очень часто зачет признается несостоявшимся (недействительным) именно в связи с тем, что он совершен в нарушение требований валютного законодательства, ведь согласно п. 4 ст. 2 Закона РФ от 9 октября 1992 г. N 3615-1 «О валютном регулировании и валютном контроле» подобные сделки являются недействительными.

Однако, как представляется, такая позиция является несостоятельной.

Согласно преамбуле Закона о валютном регулировании он определяет принципы осуществления валютных операций в Российской Федерации, полномочия и функции органов валютного регулирования и валютного контроля, права и обязанности юридических и физических лиц в отношении владения, пользования и распоряжения валютными ценностями, ответственность за нарушение валютного законодательства. В соответствии с подп. «а» п. 7 ст. 1 Закона валютными являются операции, связанные с переходом права собственности и иных прав на валютные ценности, в том числе операции, связанные с использованием иностранной валюты в качестве средства платежа. Например, валютная операция, предусмотренная подпунктом «а» пункта 7 статьи 1 Закона о валютном регулировании, представляет собой сделку, непосредственным результатом которой является переход прав на валютные ценности к другому лицу. Между тем, при зачете не происходит никакого перехода права собственности на валютные ценности, так как денежные расчеты не осуществляются.

Кроме того, как разъяснил Высший Арбитражный Суд РФ, нарушение валютного законодательства, возможно допущенного при исполнении сделки зачета, не влечет недействительности сделки в целом и может быть лишь основанием для привлечения ответственной стороны к публично-правовой ответственности (например, штраф и т.д.) (п. 16 Информационного письма ВАС РФ N 52 от 31 мая 2000 года «Обзор практики разрешения споров, связанных с применением законодательства о валютном регулировании и валютном контроле»). Следовательно, даже если предположить, что организацией было нарушено при проведении зачета валютное законодательство, это не влечет недействительности совершенного ею зачета. Соответственно, если сделка зачета не содержит оснований для признания ее ничтожности в силу норм Гражданского кодекса РФ, зачет следует считать состоявшимся.

Кроме того, Центральный банк РФ, являющийся основным органом валютного регулирования и валютного контроля на территории РФ, в своем Письме «Обобщение практики применения нормативных актов Банка России по вопросам валютного регулирования» («Вестник Банка России», N 31, 16 мая 2001 г.) специально к случаям проведения зачета разъяснил, что сам по себе зачет не предполагает осуществления расчетов и, соответственно, не является валютной операцией. Таким образом, при зачете встречного однородного требования по контракту между резидентом и нерезидентом не производится денежных расчетов и, следовательно, указанная операция не является предметом регулирования валютного законодательства и может осуществляться без ограничений в соответствии с нормами гражданского законодательства.

Очевидно, что указанное Разъяснение ЦБ РФ относится ко всем видам зачета, в том числе и в случае, если зачет происходит в иностранной валюте, так как и в этом случае не происходит собственно денежных расчетов.

В то же время при проведении зачета, если речь идет, в частности, о внешнеэкономическом контракте, в котором резидент выступает как продавец, происходит нарушение резидентом требований валютного законодательства в части обязательного зачисления валютной выручки на валютный счет в банке (п. 8 Указа Президента РФ от 14 июня 1992 г. N 629 «О частичном изменении порядка обязательной продажи части валютной выручки и взимания экспортных пошлин»). Однако подобное нарушение может повлечь лишь применение мер административной ответственности к нарушителю, но не признание сделки зачета ничтожной в силу норм гражданского законодательства.

Особо регулируется Гражданским кодексом РФ случаи зачета при уступке требования.

Основное правило заключается в том, что в случае уступки требования должник вправе зачесть против требования нового кредитора свое встречное требование к первоначальному кредитору. При этом зачет производится, если требование возникло по основанию, существовавшему к моменту получения должником уведомления об уступке требования, и срок требования наступил до его получения либо этот срок не указан или определен моментом востребования. Как указано в Постановлении Президиума ВАС РФ от 17.03.98 N 6173/97 при исполнении кредитных договоров должник вправе зачесть против требований нового кредитора свое встречное требование, возникшее из договора банковского счета, заключенного с первоначальным кредитором, поскольку в данном случае срок указанного встречного требования определен моментом востребования.

На практике большие трудности вызывает и вопрос о правовой природе взаимозачета, поскольку в законодательстве нет специальных норм, посвященных взаимозачетам. При этом стороны зачастую составляют протоколы (акты, соглашения) о взаимозачете, которые содержат нечеткие или просто юридически безграмотные формулировки.

Основной вопрос — является ли многосторонний взаимозачет сделкой?

Так, весьма широко распространено мнение (в том числе и в судебных инстанциях) о том, что подобный зачет не является сделкой, а лишь представляет собой один из способов организации взаимных расчетов между хозяйствующими субъектами. Так, например, по одному из дел апелляционная инстанция, отменяя решение суда первой инстанции, прекратила производство по делу, сославшись на то, что Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации не предусматривает возможности рассмотрения споров, связанных с признанием недействительными протоколов взаимозачетов (погашения долгов), и что протокол взаимозачетов не является сделкой (договором) (см. Постановление Президиума ВАС РФ 20.06.00 N 7222/99)

Однако, подобное утверждение неверно.

В соответствии со статьями 153 и 154 Гражданского кодекса Российской Федерации сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Сделки могут быть двух — или многосторонними (договоры) и односторонними. Согласно пункту 1 статьи 420 названного Кодекса договором признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей. Оспариваемый протокол о зачете взаимных долгов по своей правовой природе является многосторонней сделкой (договором), поскольку прекращает гражданские права и обязанности сторон, носит экономический характер. Поэтому в силу статьи 22 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации данный спор подлежит рассмотрению арбитражным судом. Именно такие выводы сделал Президиум Высшего арбитражного суда РФ в вышеуказанном деле, которые представляются совершенно обоснованными.

В заключение хотелось бы обратить внимание на порядок совершения зачета в процессе судебного разбирательства спора.

Судебная практика исходит из того, что зачет возможен и на стадии, когда спор уже рассматривается судом, однако он должен быть заявлен в особой форме: как встречный иск со всеми вытекающими отсюда последствиями (оплата госпошлины и т.д.). Одного заявления в данном случае (ст. 410 ГК РФ) является недостаточным, и в этом случае зачет судом не принимается.

Валютное регулирование и валютный контроль: проблемы взаиморасчетов в холдинговых компаниях Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ

УДК 658.15

ВАЛЮТНОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ И ВАЛЮТНЫЙ КОНТРОЛЬ: ПРОБЛЕМЫ ВЗАИМОРАСЧЕТОВ В ХОЛДИНГОВЫХ КОМПАНИЯХ

М. С. ШАЛЬНЕВА,

кандидат экономических наук, заместитель начальника отдела камеральных проверок E-mail: mshalneva77@mail. ru Межрегиональная инспекция ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам № 5 С. Ю. КУНИЦЫН, старший налоговый консультант E-mail: kunitsyn. stanislav@gmail. com

В статье рассматриваются проблема осуществления взаиморасчетов между компаниями одного холдинга, находящимися в разных странах, особенности российского валютного регулирования и контроля, влияющие на развитие внешнеторговых отношений.

Ключевые слова: валютное регулирование, валютный контроль, холдинг, внутригрупповые расчеты между компаниями.

В современной России валютное законодательство занимает особое место в системе правовых норм, что обусловлено, отчасти, сложным процессом становления рубля как свободно конвертируемой валюты (СКВ).

В системе валютного законодательства прежде всего стоит выделить Федеральный закон от 10.12.2003 № 173-ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле» (далее — Закон № 173-ФЗ), который содержит ряд переходных к СКВ положений. Фактически в момент принятия данного закона планировалось приведение рубля к СКВ,

в связи с чем переходные положения отменяют ряд ограничений, свойственных для валюты, не являющейся СКВ. Так, например, ст. 7 Закона № 173-ФЗ, устанавливающая регулирование Правительством Российской Федерации валютных операций движения капитала, действовала до 2007 г. Кроме того, с 2007 г. федеральными законами внесены уточнения в Закон № 173 -ФЗ, отменяющие существенные ограничения, связанные с валютными операциями между нерезидентами и резидентами. Все эти меры направлены на эволюцию рубля как международной валюты и облегчение его интеграции в международный денежный оборот уже в качестве средства платежа.

Однако действующее валютное законодательство в Российской Федерации до сих пор имеет ряд несоответствий (недостатков) по сравнению с аналогичными нормами международного права.

В рамках данной статьи будут рассмотрены нормы валютного законодательства, которые ус-

пешно применяются в международной практике, но в силу определенных обстоятельств до сих пор не могут быть реализованы в нашей стране, что негативно сказывается на финансово-хозяйственной деятельности крупных холдингов, включающих несколько компаний, расположенных в разных странах.

Согласно одному из основных экономических постулатов любая трансакция приводит к определенным издержкам, которые растут прямо пропорционально числу итераций. Таким образом, увеличение операций по движению денежных средств, априори, приводит к увеличению издержек, поскольку любая трансакция порождает необходимость уплаты различных комиссионных отчислений. Рассмотрим подробнее происхождение данных издержек.

Во-первых, большинство банков устанавливает комиссионные выплаты с каждого перевода. При этом наличие расчетного счета приводит к необходимости регулярной уплаты банку вознаграждения за обслуживание расчетного банковского счета. В случае если речь идет об операциях, связанных с движением иностранной валюты, издержки, очевидно, выше, чем в случае использования рублевого банковского счета. Анализ структуры прочих расходов рядовой компании свидетельствует о том, что доля комиссионных отчислений, связанных с обслуживанием потока денежных средств (комиссия банка, комиссия за введение счета, плата за трансакцию, плата за конвертацию и др.), имеет существенный вес в прочих расходах компании (около 7 %).

Во-вторых, к издержкам обращения денежной массы можно отнести суммы потенциальных доходов, которые могли быть получены, но в силу скорости осуществления банками валютных трансакций получены не были, поскольку денежные средства имеют определенную временную стоимость и с течением времени их ценность снижается. То есть 1 долл. сегодня и 1 долл. завтра имеют разную базовую ценность, а именно реальная стоимость доллара завтра ниже реальной стоимости доллара сегодня. Данное обстоятельство обусловлено тем, что с течением времени и влиянием инфляции стоимость товаров повышается и то, что стоит сегодня 1 долл., завтра будет стоить уже 2 долл. (в случае, если инфляция,

например, составляет 100 % в день). Также всегда существует риск, что завтра компания может не получить этот самый доллар, причем причинами неполучения денежных средств могут являться как субъективные факторы (отсутствие денег у должника, его нежелание и т. д.), так и объективные факторы, к которым принято относить форс-мажорные ситуации (стихийные бедствия и пр.). При этом в случае гипотетической нулевой инфляции и отсутствия рисков неполучения денежных средств все равно имеет место феномен временной стоимости денежных средств, связанный с тем, что компания могла разместить денежные средства, получив от этого процентный доход. Таким образом, получив 1 долл. сегодня, предприятие завтра, разместив средства под процент, имело бы 1 долл. плюс процент. Таким образом, к данной группе издержек относятся суммы потери стоимости денежных средств во времени.

В-третьих, на практике встречаются также риски, возникающие на этапе осуществления банковской операции (трансакции) и связанные с невозможностью завершения операции в силу несоответствия формальным требованиям, например в результате ошибки, допущенной при оформлении валютных банковских документов, приводящей к невозможности доставки денежных средств до адресата. В большинстве случаев при допущении ошибки в банковских реквизитах получателя денежные средства вернутся на счет плательщика, однако данная операция повлечет вывод денежных средств из оборота на определенное время.

В-четвертых, необходимо выделить проблему валютных ограничений, которая в настоящее время получила новый виток развития в связи с тем, что с середины марта 2012 г. крупнейшая система международных финансовых платежей SWIFT1

1 SWIFT (Society for Worldwide Interbank Financial Telecommunications) — Сообщество всемирных межбанковских финансовых телекоммуникаций, международная межбанковская система передачи информации и совершения платежей. Также известна как SWIFT-BIC (Business Identifier Codes), BIC code, SWIFT ID или SWIFT code. Основана в 1973 г.; соучредителями выступили 239 банков из 15 стран. SWIFT — кооперативное общество, созданное по бельгийскому законодательству, принадлежащее его членам — более чем 9 000 банкам из 209 стран (2010 г). Главный офис расположен в Брюсселе. Каждый банк, включенный в систему, имеет свой уникальный SWIFT-код. Теоретически для совершения платежа в Европе достаточно знать SWIFT-код банка

отключила иранские банки от своей системы. По данному вопросу мнения в международном сообществе разделились: одни считают, что отключение иранских банков от системы SWIFT приведет к значительному ограничению развития экономики Ирана, другие же полагают, что данная санкция по своей сущности ничем не отличается от эмбарго нефти (любые эмбарго нефти приводят лишь к незначительному сокращению поставок, основная часть нефти переводится на посредников, что в свою очередь увеличивает издержки, и еще неизвестно, кто от этого больше проигрывает — продавец или покупатель). Несмотря на это, валютные денежные операции с иранскими банками будут либо невозможны, либо приведут к значительному удорожанию, поскольку не будут осуществляться напрямую, как раньше. По сути, возникают риски искусственных ограничений в денежной циркуляции внутри холдинга в случае введения запретов в отношении стран, на территории которых зарегистрированы компании группы, что также приведет к увеличению комиссионных издержек.

Таким образом, вышеперечисленные проблемы создают определенные барьеры в осуществлении расчетов между компаниями одного холдинга, ощутимо увеличивая их издержки, связанные с движением денежных средств.

Любая бизнес-модель прежде всего направлена на увеличение эффективности бизнеса и минимизацию издержек. В рамках увеличения эффективности и минимизации расходов, связанных с валютными переводами — траншами (комиссия банка, затраты на конвертацию и т. д.), в мировой практике внутригрупповые расчеты между компаниями, объединенными в рамках единой структуры собственности, имеют тренд замены использования «живых» денег на определенный суррогат. Самой распространенной в настоящее время является система взаимозачетов между компаниями группы. То есть основным механизмом расчетов между компаниями, состоя-

и IBAN-код получателя. В день через SWIFT проходит более миллиона трансакций о денежных переводах, межбанковских платежах, ценных бумагах. После событий 11.09.2001 Центральное разведывательное управление и Министерство финансов США получили доступ к финансовой информации сети SWIFT с целью отслеживания возможных финансовых транзакций террористов. Ежегодно через SWIFT проходит 2,5 млрд платежных поручений.

щими в холдинге, является взаимозачет встречных требований. При этом надо отметить, что взаимозачет в рамках группы является не двусторонней операцией, а многосторонней. То есть фактически суррогатом «живых» денег выступает дебиторская внутригрупповая задолженность участников группы друг перед другом.

Характерной особенностью такой модели является отсутствие необходимости в циркуляции денежных средств внутри группы, что, соответственно, приводит к значительному сокращению трансакционных издержек. Для этого ряд холдингов организует специальную компанию для передачи ей функций учета внутригрупповых взаиморасчетов. Условно такая компания является неким аналогом клиринговой компании в области финансовых рынков. При этом валютное законодательство большинства стран (преимущественно развитых) допускает использование системы внутригрупповых многосторонних взаимозачетов без каких-либо существенных ограничений. Проблема для компаний-холдингов, связанная с валютным регулированием, возникает на стадии начала ведения бизнеса в России.

Зачастую неполная и (или) некачественная проработка процедуры интеграции бизнес-модели холдинговой компании на территорию Российской Федерации в части возможности сохранения механизмов взаиморасчетов с точки зрения законодательства о валютном контроле приводит к тому, что компании фактически попадают в зону риска привлечения к различным видам ответственности за нарушения российского валютного законодательства и к уплате значительных штрафов.

С точки зрения российского законодательства вышеупомянутые взаимозачеты платежей будут квалифицированы как зачет встречных однородных требований между участниками гражданского оборота при осуществлении ими предпринимательской (коммерческой) деятельности. При этом независимо от того, срок исполнения встречных обязательств наступил либо срок исполнения не указан или определен моментом востребования, для зачета достаточно заявления одной стороны. Согласно ст. 410 Гражданского кодекса Российской Федерации (ГК РФ) зачет встречного однородного требования является одним из способов прекращения (полного или частичного) обязательства одного

участника гражданского оборота перед другим. Статья 411 ГК РФ содержит перечень случаев, в которых зачет требований не допускается. Так, например, не допускается взаимозачет требований:

— если по заявлению другой стороны к требованию подлежит применению срок исковой давности и этот срок истек;

— обязательства о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью;

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

— обязательства о взыскании алиментов;

— обязательства о пожизненном содержании; По своей правовой природе гражданское законодательство предусматривает общие правила, при этом специальные нормы, утвержденные отдельными нормативно-правовыми актами, могут вносить дополнительные (специальные) ограничения. Поскольку валютные отношения являются самостоятельной отраслью права, дополнительные ограничения в ней устанавливаются нормами Закона № 173-Ф3. Согласно п. 1 ст. 19 Закона № 173-Ф3 резидент в сроки, предусмотренные заключенными договорами, обязан обеспечить:

• получение от нерезидентов (от объединения, иностранных участников объединения и иностранных компаний, не являющихся участниками объединения) на свои банковские счета в уполномоченных банках (т. е. кредитных организациях, расположенных на территории России) иностранной валюты или валюты Российской Федерации, причитающейся резиденту за оказанные нерезидентам услуги;

• возврат в Российскую Федерацию денежных средств, уплаченных нерезидентом, за не оказанные резиденту услуги.

Пункт 2 ст. 19 Закона № 173-Ф3 содержит исчерпывающий (закрытый) перечень исключений из вышеуказанного правила. В соответствии с данным перечнем льгота в виде возможности применения зачета встречных требований между резидентами и нерезидентами разрешена к использованию в узко ограниченных случаях (рыбный промысел, перестрахование и др.).

Таким образом, в общих случаях рассматриваемая модель внутрихолдинговых расчетов не может быть использована на территории Российской Федерации.

За нарушение резидентами и нерезидентами положений российского валютного законодательс-

тва ст. 25 Закона 173-Ф3 предусматривает наступление соответствующей ответственности:

• согласно ст. 168 и 169 ГК РФ сделки с использованием взаимозачетов платежей с нарушением правил, установленных законодательством, могут быть признаны судом недействительными, например, по заявлению российского государственного органа валютного регулирования, с последующим взысканием в доход Российской Федерации всего полученного сторонами при исполнении таких сделок (далее — гражданско-правовая ответственность);

• статья 15.25 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (Федеральный закон от 30.12.2001 № 195-ФЗ) предусматривает ответственность за невыполнение резидентом требований п. 1 ст. 19 Закона № 173-ФЗ в виде наложения на резидента административного штрафа в размере от трех четвертых до одного размера суммы денежных средств, не зачисленных (не возвращенных) резидентом на свои счета в банках, расположенных в России (далее — административная ответственность);

• в соответствии со ст. 193 Уголовного кодекса Российской Федерации (Федеральный закон от 13.06.1996 № 63-ФЗ) невозвращение в крупном размере из-за границы руководителем организации (физическим лицом) средств в иностранной валюте, подлежащих в соответствии с валютным законодательством обязательному перечислению на счета в уполномоченный банк Российской Федерации, наказывается лишением свободы на срок до 3 лет. Деяние, предусмотренное данной статьей, признается совершенным в крупном размере, если сумма невозвращенных средств в иностранной валюте превышает 5 млн руб. (далее — уголовная ответственность). Обращаем внимание, что привлечение юридического лица к гражданско-правовой или административной ответственности не исключает одновременного привлечения его руководителя как физического лица к административной или уголовной ответственности в зависимости от тяжести правонарушения.

Таким образом, очевидно, что модель замены «живых денег» на суррогат при расчетах между

зависимыми компаниями холдинга способствует упрощению внутрикорпоративных взаиморасчетов, снижает как финансовые издержки валютных трансакций, так и технические издержки, минимизирует процедуру оформления документов и имеет множество преимуществ по сравнению с банковскими переводами. Однако в настоящее время такая модель не может лежать в основе юридических отношений между сторонами, одной из которых является российская компания, т. е. она неприменима для холдинга, в составе которого есть компании, расположенные на территории Российской Федерации. Безусловно, панацею для сохранения возможности взаимозачетов внутри группы компаний при наличии российского звена без нарушения законодательства Российской Федерации найти достаточно проблематично. Но в ряде случаев это становится возможным, например, при помощи внедрения в цепочку такого звена, как представительство иностранной организации. Также фактический взаимозачет встречных требований может быть реализован посредством использования банковских инструментов, таких как банковская гарантия, аккредитив и т. д.

Далее следует отметить проблему, с которой столкнулся весь холдинговый бизнес, имеющий присутствие в России, начиная с 2012 г. — это налоговый контроль за ценообразованием при налогообложении, так называемый контроль за трансфертным ценообразованием.

При внутрихолдинговых расчетах организациями-участниками используются трансфертные цены, которые могут устанавливаться исходя из внутренних потребностей компании и при этом значительно отличаться от цен на товары (работы, услуги) для сторонних потребителей. То есть трансфертными ценами в узком смысле этого понятия признаются сделки между взаимозависимыми лицами и характеризуются их возможным нерыночным ценообразованием. В этой связи одним из вероятных налоговых рисков, касающихся холдинговой структуры бизнеса, является контроль со стороны налоговых органов за сделками между участниками холдингов на предмет трансфертного ценообразования. То есть суть данной нормы сводится к тому, что цена в сделке между взаимозависимыми лицами должна соответствовать рыночному уровню цен между лицами, не являющимися взаимозависи-

мыми. В случае же влияния взаимозависимости на цену сделки для целей налогообложения налоги должны быть увеличены, как если бы цена сделки была установлена на рыночном уровне, применяется так называемый принцип «вытянутой руки».

До текущего года регулирование ценообразования российскими налоговыми органами производилось на основе ст. 20 «Взаимозависимые лица» и 40 «Принципы определения цены товаров, работ или услуг для целей налогообложения» Налогового кодекса Российской Федерации (НК РФ). С января 2012 г. действует новое законодательство по трансфертному ценообразованию, нормы которого коренным образом меняют представление о контроле налоговыми органами за ценами в сделках между взаимозависимыми лицами. Новым разд. V. 1 «Взаимозависимые лица. Общие положения о ценах и налогообложении. Налоговый контроль в связи с совершением сделок между взаимозависимыми лицами. Соглашение о ценообразовании» НК РФ вводятся нормы, соответствующие руководству ОЭСР2 по трансфертному ценообразованию (OECD Transfer Pricing guidelines 2010).

В заключение отметим, что проблема ограничений осуществления взаимозачета встречных обязательств между резидентами и нерезидентами Российской Федерации лежит не только в плоскостях холдингового законодательства России, негативные последствия рассмотренного ограничения ощущают на себе и российские предприятия, и индивидуальные предприниматели, осуществляющие внешнеторговую деятельность, в том числе инновационного характера. Также данный запрет в значительной степени ограничивает использование международных стартап-проектов3.

2 ОЭСР — Организация экономического сотрудничества и развития (англ. Organization for Economic Co-operation and Development, OECD) — международная экономическая организация развитых стран, признающих принципы представительной демократии и свободной рыночной экономики.

3 Проекты с короткой историей операционной деятельности. Как правило, такие проекты (компании) созданы недавно, находятся в стадии развития или исследования перспективных рынков. Термин «стартап» стал популярным во времена пузыря доткомов, когда было создано большое количество интернет-компаний. Новые проекты в отраслях высоких технологий часто называют «хайтек стартап». Следует отметить, что хотя этот термин можно применять ко всем сферам деятельности, преимущественное распространение он получил в сфере IT- и интернет-проектов.

За последние несколько лет значительно активизировалась торговля с российскими компаниями как самостоятельными субъектами внешнеэкономической деятельности. Данная тенденция получила распространение по многим причинам, в том числе из-за постепенной либерализации экономических процессов внутри России. В результате с каждым годом увеличивается число российских организаций, желающих напрямую вести бизнес с иностранными компаниями. Вместе с этим увеличивается и число иностранных компаний, заключающих договоры с российскими организациями. Таким образом, постоянно нарастающий взаимный интерес между иностранными и российскими бизнесменами приводит к возникновению все новых и новых контактов, которые в итоге обретают форму внешнеторгового договора — контракта.

Традиционным и наиболее применяемым способом платежа в рамках заключенных контрактов является банковский перевод. Это самый проверенный способ, который предполагает наличие определенных доверительных отношений между сторонами по контракту. Когда стороны считают, что необходимо «подстраховаться», они могут выбирать аккредитивную форму расчетов. В данном случае расчеты производятся путем открытия в уполномоченных банках торгующих стран, имеющих корреспондентские отношения, неделимого безотзывного аккредитива. После исполнения условий контракта продавец предоставляет в исполняющий банк в подтверждение выполнения условий аккредитива необходимые документы, например оригиналы товаросопроводительных и грузовых документов (коносамент, инвойс, спецификацию, манифест, каргоплан), после чего исполняющий банк переводит деньги.

Следует отметить, что при составлении контракта сторонам следует указать, кто несет банковские расходы по исполнению контракта, что позволит избежать недоразумений из-за разницы между перечисленной и полученной суммами, когда банк возьмет комиссию за перевод или обслуживание аккредитива из суммы оплаты. Это необходимо сделать для внесения ясности как в отношения между сторонами внешнеторгового договора, так и в последующие взаимоотношения с российскими органами валютного контроля. Помимо экономических рисков, влияющих только на саму компанию,

данная рекомендация обусловлена также и рисками привлечения к различным видам ответственности, упомянутой выше, поскольку недополучение валютной выручки даже в небольшом объеме по внешнеторговому контракту может обернуться для российского контрагента серьезными санкциями.

На практике в ходе внешнеторговых отношений компании — участники контракта могут оказывать друг другу различные услуги, помимо реализации товаров. В таком случае возникает необходимость в кросс-оплате (взаимной оплате). Очевидно, что движение денежных средств от одного участника к другому и обратно приведет к значительным трансакционным и временным издержкам. При этом взаимозачет представляется как наиболее эффективная форма оплаты. Однако российское законодательство в силу рассмотренных выше ограничений не допускает возможности таких взаимозачетов, чем серьезно ограничивает развитие международного бизнеса. Данные обстоятельства также отрицательно сказываются на развитии инновационного бизнеса, заявленного как приоритетное направление на ближайшую перспективу и интеграцию российских компаний в бизнес-экономическое мировое пространство.

Таким образом, представляется целесообразным повышение либерализации российского валютного законодательства, что будет особенно актуально в рамках осуществляемой модернизации экономики.

Список литературы

1. Гражданский кодекс РФ (часть первая): Федеральный закон от 30.11.1994 № 51-ФЗ.

2. Гражданский кодекс РФ (часть вторая): Федеральный закон от 26.01.1996 № 14-ФЗ.

3. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях: Федеральный закон от 30.12.2001 № 195-ФЗ.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

4. Налоговый кодекс РФ (часть первая): Федеральный закон от 31.07.1998 № 146-ФЗ.

5. Налоговый кодекс РФ (часть вторая): Федеральный закон от 05.08.2000 № 117-ФЗ.

6. О валютном регулировании и валютном контроле: Федеральный закон от 10.12.2003 № 173-ФЗ.

7. Уголовный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 13.06.1996 № 63-ФЗ.