Взыскание морального вреда по договору займа

Возмещение ущерба

Если суд обязал лицо, совершившее преступление, выплатить компенсацию, порядок выплаты можно согласовать с ним напрямую или же поручить взыскание компенсации судебному приставу. Копия решения суда, безвозмездно выдаваемая в канцелярии суда первой инстанции, а также заявление о возбуждении исполнительного производства передаются в службу судебных приставов, где также можно получить более подробные инструкции по получению компенсации.

Компенсацию также можно получить в Государственном казначействе, страховых компаниях или Управлении социального обеспечения (Kela). Существует целый ряд возможностей получения компенсаций, поэтому их необходимо выяснять в каждом конкретном случае отдельно.

Компенсации, выплачиваемые из государственных средств

В определенных случаях жертва преступления имеет право на получение компенсации ущерба, причиненного преступлением, из средств государства. Компенсация выплачивается, главным образом, за причиненный человеку физический ущерб и страдание. Компенсация, выплачиваемая из государственных средств, основывается на законе об уголовной ответственности и оплату производит Государственное казначейство.

Для получения компенсации жертва преступления должна сообщить преступление полиции. В случае если преступление рассматривается в судебном разбирательстве, жертва преступления должна представить свое требование компенсации лицу, совершившему преступление. Заявление на компенсацию следует подать в течение трех лет с момента получения законного решения суда по делу компенсации. В случае если дело не рассмотрено в суде, о получении компенсации можно заявить в течение 10 лет с момента совершения преступления. Заявление о компенсации можно подать также в том случае, если решение суда не имеет законную силу.

Компенсация определяется в основном в соответствии с принципами закона о возмещении убытков, но по некоторым частями закон о возмещении вреда причиненного преступлением отличается от того, что постановлено в законе о возмещении убытков. Если решение Государственного казначейства по делу компенсации отличается от решения суда, оно должно в своем решении обосновать причины отклонения.

Компенсация, выплачиваемая из средств государства является второстепенным. Из суммы государственной компенсации вычитается компенсация, которую жертва получила или получит на основании другого закона или страхового полиса. Из нее вычитается также компенсация, выплаченная жертве лицом, совершившим преступление. Однако для получения компенсации жертве не надо стараться требовать компенсацию сначала от лица, совершившего преступление.

При этом соответствующее заявление направляется в Государственное казначейство. К заявлению прилагается решение суда или полицейский протокол предварительного следствия и врачебно-медицинские справки и другой достоверный отчет, подтверждающий объем ущерба. Бланки заявления и дополнительную информацию можно получить в Государственном казначействе, (www.valtiokonttori.fi).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Гетман Е.С. и Киселёва А.П.

рассмотрела в судебном заседании гражданское дело по иску Эльдарова Н.Б. к ГУП «Винхоз «Северный» о взыскании задолженности по договору займа, по встречному иску ГУП «Винхоз «Северный» к Эльдарову Н.Б. о признании договора займа незаключенным

по кассационной жалобе Эльдарова Н.Б. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Чеченской Республики от 12 сентября 2017 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Гетман Е.С., объяснения Эльдарова Н.Б., поддержавшего доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Эльдаров Н.Б. обратился в суд с иском к ГУП «Винхоз «Северный» о взыскании задолженности по договору займа в размере 763 000 руб., процентов за просрочку возврата денежных средств в размере 384 679 руб. и компенсации морального вреда в размере 100 000 руб.

В обоснование иска Эльдаров Н.Б. указал, что по договору от 20 мая 2014 г. передал ГУП «Винхоз «Северный» денежную сумму в размере 763 000 руб. на срок до 1 августа 2014 г. на условиях возврата для погашения задолженности перед Пенсионным фондом Российской Федерации. В указанный срок денежные средства предприятием не возвращены.

ГУП «Винхоз «Северный» обратилось со встречным иском к Эльдарову Н.Б. о признании договора займа от 20 мая 2014 г. безденежным, указывая на то, что истцом не представлены документы, подтверждающие внесение в кассу предприятия суммы займа.

Решением Наурского районного суда Чеченской Республики от 16 июня 2017 г. исковые требования Эльдарова Н.Б. удовлетворены частично. С предприятия в пользу Эльдарова Н.Б. взысканы задолженность по договору займа в размере 763 000 руб., проценты за просрочку возврата денежных средств в размере 218 567 руб. и компенсация морального вреда в размере 100 000 рублей, всего — 1 081 567 руб. В пользу государства с предприятия взыскана государственная пошлина в размере 13 408 руб. В удовлетворении встречного иска отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Чеченской Республики от 12 сентября 2017 г. решение суда первой инстанции в части удовлетворения иска Эльдарова Н.Б. к ГУП «Винхоз «Северный» о взыскании задолженности по договору займа отменено, по делу принято новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований Эльдарова Н.Б.

В кассационной жалобе Эльдаровым Н.Б. поставлен вопрос об отмене судебного постановления суда апелляционной инстанции как незаконного.

Определением судьи Верховного суда Российской Федерации Гетман Е.С. от 9 июля 2018 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения были допущены при рассмотрении настоящего дела.

Судом установлено, что 20 мая 2014 г. между ГУП «Винхоз «Северный» и Эльдаровым Н.Б. заключен договор N 22, по условиям которого Эльдаров Н.Б. вносит в кассу предприятия денежные средства в размере 763 000 руб. для погашения образовавшейся задолженности перед Пенсионным фондом Российской Федерации, а ГУП «Винхоз «Северный» производит расчет с Эльдаровым Н.Б. до 1 августа 2014 г. сельхозпродукцией урожая 2014 г. или денежными средствами по мере их поступления от реализации продукции или других источников в кассу предприятия (л.д. 7). Подлинник договора займа находится в ГУП «Винхоз «Северный». Регистрация денежных средств по кассовой книге произведена с нарушением.

Удовлетворяя первоначальные исковые требования в части и отказывая в удовлетворении встречного иска, суд первой инстанции исходил из факта передачи денежных средств предприятию, что подтверждается письменными доказательствами и свидетельскими показаниями. При этом суд указал на то, что нарушения, допущенные предприятием при регистрации договора займа, оформлении приходного и расходного ордеров, ведении кассовой книги, допущены по вине ответчика.

Отменяя решение суда в части удовлетворения исковых требований Эльдарова Н.Б., суд апелляционной инстанции, руководствуясь положениями статьи 24 Федерального закона от 14 ноября 2002 г. N 161-ФЗ «О государственных и муниципальных предприятиях» и статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации, пришел к выводу о том, что договор займа от 20 мая 2014 г., заключенный между Эльдаровым Н.Б. и ГУП «Винхоз «Северный», является ничтожной сделкой, поскольку не был передан на согласование в Министерство сельского хозяйства Чеченской Республики; договор займа не соответствует по форме и содержанию требованиям закона.

Такие выводы нельзя признать законными по следующим основаниям.

Согласно Уставу ГУП «Госхоз Северный» (предприятие) реорганизовано в соответствии с распоряжением председателя Правительства Чеченской Республики от 11 мая 2001 г. N 23-Рп; функции учредителя предприятия осуществляют территориальное управление Министерства имущественных отношений Российской Федерации по Чеченской Республике и комитет Правительства по виноградарству и алкогольной промышленности; имущество предприятия находится в государственной собственности, принадлежит предприятию на праве хозяйственного ведения (л.д. 64, 65).

В соответствии со статьей 24 Федерального закона от 14 ноября 2002 г. N 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» (далее — Федеральный закон N 161-ФЗ) заимствования унитарным предприятием могут осуществляться в форме кредитов по договорам с кредитными организациями и бюджетных кредитов, предоставленных на условиях и в пределах лимитов, которые предусмотрены бюджетным законодательством Российской Федерации.

Государственное или муниципальное предприятие также вправе осуществлять заимствования путем размещения облигаций или выдачи векселей.

При этом унитарное предприятие вправе осуществлять заимствования только по согласованию с собственником имущества унитарного предприятия объема и направлений использования привлекаемых средств. Порядок осуществления заимствований унитарными предприятиями определяется Правительством Российской Федерации, органами государственной власти субъектов Российской Федерации или органами местного самоуправления.

В силу пункта 3 статьи 20 Федерального закона N 161-ФЗ собственник имущества унитарного предприятия вправе обращаться в суд с исками о признании оспоримой сделки с имуществом унитарного предприятия недействительной, а также с требованием о применении последствий недействительности ничтожной сделки в случаях, установленных Гражданским кодексом Российской Федерации и настоящим Федеральным законом.

В пункте 9 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 22 от 29 апреля 2010 г. «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» разъяснено, что сделки унитарного предприятия, заключенные с нарушением статей 22-24 Федерального закона от 14 ноября 2002 г. N 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях», являются оспоримыми, поскольку могут быть признаны недействительными по иску самого предприятия или собственника имущества, а не любого заинтересованного лица.

В соответствии с пунктом 1 статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации за исключением случаев, предусмотренных пунктом 2 настоящей статьи или иным законом, сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является оспоримой, если из закона не следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

Пунктом 1 статьи 173.1 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что сделка, совершенная без согласия третьего лица, органа юридического лица или государственного органа либо органа местного самоуправления, необходимость получения которого предусмотрена законом, является оспоримой, если из закона не следует, что она ничтожна или не влечет правовых последствий для лица, управомоченного давать согласие, при отсутствии такого согласия. Она может быть признана недействительной по иску такого лица или иных лиц, указанных в законе.

Поскольку законом не установлено иное, оспоримая сделка, совершенная без необходимого в силу закона согласия третьего лица, органа юридического лица или государственного органа либо органа местного самоуправления, может быть признана недействительной, если доказано, что другая сторона сделки знала или должна была знать об отсутствии на момент совершения сделки необходимого согласия такого лица или такого органа (пункт 2 статьи 173.1 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Согласно пункту 2 статьи 166 Гражданского кодекса Российской Федерации требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено стороной сделки или иным лицом, указанным в законе.

Из содержания указанных норм в их взаимосвязи, а также акта их разъяснения следует, что договор займа, заключенный унитарным предприятием без согласия собственника имущества этого предприятия, необходимость которого предусмотрена законом, является оспоримой сделкой и может быть признан судом недействительным только по требованию стороны сделки либо лица, указанного в законе.

Это судом апелляционной инстанции учтено не было.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Чеченской Республики от 12 сентября 2017 г. оставила без внимания и то обстоятельство, что ГУП «Винхоз «Северный» не заявляло встречных исковых требований о признании договора займа недействительной сделкой по основанию нарушения предприятием положений статьи 24 Федерального закона N 161-ФЗ, в связи с чем выводы суда апелляционной инстанции о недействительности указанного договора сделаны с нарушением части 3 статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, устанавливающей право суда принимать решение только по заявленным истцом требованиям.

В силу части 1 статьи 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации решение суда должно быть законным и обоснованным.

Согласно пунктам 2 и 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. N 23 «О судебном решении» решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59-61, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

В мотивировочной части решения суда должны быть указаны обстоятельства дела, установленные судом; доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах; доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства; законы, которыми руководствовался суд (часть 4 статьи 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Данные требования в силу части 1 статьи 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации являются обязательными для суда апелляционной инстанции.

Наличие задолженности предприятия перед Эльдаровым Н.Б. суд первой инстанции установил на основании договора займа, документов, свидетельствующих о погашении недоимки предприятия по страховым взносам перед Пенсионным фондом Российской Федерации, списка кредиторов с расшифровкой кредиторской задолженности по ГУП «Винхоз «Северный» (л.д. 48, 52-60, 62, 90-94).

Отменяя решение суда, судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Чеченской Республики установленный судом первой инстанции факт получения предприятием денежных средств в размере 763 000 руб. не опровергла, мотивы, по которым она отвергла доказательства, представленные истцом в подтверждение передачи денежных средств по договору займа, в нарушение вышеуказанных норм процессуального закона и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации в апелляционном определении не привела.

Нельзя согласиться и с выводом суда апелляционной инстанции о том, что договор займа от 20 мая 2014 года по форме и содержанию не отвечает требованиям закона, поскольку в нем не отражены основные условия договора займа, реквизиты сторон, последствия неисполнения сторонами условий договора, поскольку он сделан с нарушением материального закона и не основан на представленных в дело доказательствах.

Согласно статьям 420, 421 Гражданского кодекса Российской Федерации договором признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей; граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Стороны могут заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами. Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами.

В силу пункта 1 статьи 432 Гражданского кодекса Российской Федерации договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.

Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

Требования к форме и содержанию договора займа содержатся в статьях 807, 808 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Так, в соответствии со статьей 807 (пункт 1) Гражданского кодекса Российской Федерации по договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества.

Договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей.

В силу пункта 1 статьи 808 Гражданского кодекса Российской Федерации договор займа между гражданами должен быть заключен в письменной форме, если его сумма превышает не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда, а в случае, когда займодавцем является юридическое лицо, — независимо от суммы.

В подтверждение договора займа и его условий может быть представлена расписка заемщика или иной документ, удостоверяющие передачу ему займодавцем определенной денежной суммы или определенного количества вещей (пункт 2 статьи 808 Гражданского кодекса Российской Федерации).

На основании пункта 1 статьи 160 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка в письменной форме должна быть совершена путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершающими сделку, или должным образом уполномоченными ими лицами.

Из содержания договора от 20 мая 2014 года, составленного в письменной форме, следует, что он подписан сторонами и, вопреки суждению суда апелляционной инстанции, содержит условия о внесении Эльдаровым Н.Б. в кассу предприятия денежной суммы в размере 763 000 руб. и обязательстве предприятия произвести расчет с Эльдаровым Н.Б. в срок до 1 августа 2014 г. сельхозпродукцией и денежными средствами.

При этом положения статей 807, 808 Гражданского кодекса Российской Федерации не относят указание на последствия неисполнения сторонами договора займа к его существенным условиям, несогласование которых влечет недействительность либо не заключенность договора, поскольку последствия неисполнения сторонами обязательств по договору займа предусмотрены иными нормами действующего гражданского законодательства.

При таких обстоятельствах выводы суда апелляционной инстанции о несоответствии закону заключенного ответчиком договора являются ошибочными.

Кроме того, в пункте 9 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г. N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» разъяснено следующее. Статьей 12 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрен перечень способов защиты гражданских прав. Иные способы защиты гражданских прав могут быть установлены законом. Если при принятии искового заявления суд придет к выводу о том, что избранный истцом способ защиты права не может обеспечить его восстановление, данное обстоятельство не является основанием для отказа в принятии искового заявления, его возвращения либо оставления без движения. В соответствии со статьей 148 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации или статьей 133 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации на стадии подготовки дела к судебному разбирательству суд выносит на обсуждение вопрос о юридической квалификации правоотношения для определения того, какие нормы права подлежат применению при разрешении спора.

По смыслу части 1 статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации или части 1 статьи 168 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд определяет, какие нормы права следует применить к установленным обстоятельствам. Суд также указывает мотивы, по которым не применил нормы права, на которые ссылались лица, участвующие в деле. В связи с этим ссылка истца в исковом заявлении на не подлежащие применению в данном деле нормы права сама по себе не является основанием для отказа в удовлетворении заявленного требования.

Между тем, отказывая в удовлетворении исковых требований Эльдарова Н.Б., суд апелляционной инстанции, соглашаясь с фактом передачи денежных средств Эльдаровым Н.Б. предприятию, не определил, какие имеются предусмотренные законом, сделкой или правовым актом основания для удержания (сбережения) данных денежных средств предприятием.

Допущенные нарушения норм права являются существенными, они повлияли на исход дела, и без их устранения невозможна защита охраняемых законом интересов заявителя.

На основании изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации полагает необходимым отменить апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Чеченской Республики от 12 сентября 2017 г. и направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

При новом рассмотрении дела суду апелляционной инстанции следует учесть изложенное и разрешить возникший спор в соответствии с установленными по делу обстоятельствами и требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Чеченской Республики от 12 сентября 2017 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Председательствующий Горшков В.В.
Судьи Гетман Е.С.
Киселёв А.П.

УДК 347.426.42

Компенсация морального вреда и исковая давность

Compensation of moral harm and limitation period

Бутюгова Анна Валерьевна – Российская Федерация, г. Хабаровск, Хабаровский государственный университет экономики и права, кафедра гражданского права и гражданского процессуального права, магистрант

Аннотация: В статье рассматриваются вопросы исковой давности при компенсации морального вреда в Российской Федерации.

Ключевые слова: моральный вред, исковая давность, возмещение морального вреда.

Keywords: moral harm, limitation of actions, compensation of moral harm.

Гражданский кодекс РФ не дает определения понятия «морального вреда», но его содержание раскрывается в постановлении Пленума Верховного суда РФ . Из смысла разъяснения ясно, что под указанным вредом подразумеваются причиненные страдания нравственного и физического характера при нарушении личных неимущественных прав или посягательств на иные нематериальные блага гражданина. К нематериальным благам можно отнести — жизнь, здоровье, честь, личное достоинство человека, иные блага, принадлежащие гражданину всю жизнь от его рождения или возникающие у него в соответствии с законом, а личные неимущественные права — это право на пользование своим именем, право авторства и другие права. Причинение морального вреда также может возникать из-за утери родственников, невозможности продолжать активную общественную жизнь, потери работы, физической боли, связанной с нанесением увечья и в других случаях, которые вызвали нравственные и физические мучения гражданина. Возмещение морального вреда может быть в иных ситуациях, прямо указанных в законе.

Из понимания нормы ст. 150 Гражданского кодекса РФ от личных неимущественных прав невозможно отказаться, передать другим лицам или подарить. Нематериальные блага, принадлежащие при жизни гражданину, могут отстаиваться другими лицами после его смерти, что подтверждает их большую ценность, они имеют абсолютный и бессрочный характер.

В связи с тем, что иски по нарушению нематериальных благ не находятся в прямой зависимости от имущественных исков, то предъявление права на компенсацию морального вреда может иметь самостоятельный характер.

При подаче искового требования о компенсации морального вреда, необходимо помнить о различных сроках исковой давности, установленных для дел по нарушенным правам личных неимущественных (нематериальных благ), имущественных или иных прав.

Существуют разные формулировки понятия «срок исковой давности», которые приводятся в Гражданском кодексе РФ (ст. 195) и различными авторами в юридической литературе. В ст. 190 Гражданского кодекса РФ уточняется, что под сроком понимается конкретное событие или дата, которая может измеряться в годах, месяцах, днях и часах. То есть, по сути «исковая давность» — это тот промежуток времени, в течение которого суд при надлежащей обоснованности, может удовлетворить требование по иску.

В Гражданском кодексе РФ определено, что исковая давность возникает в тот момент, когда лицу стало известно или должно было стать известно о нарушении его права. Общий срок исковой давности — 3 года. Но существуют исключения, где срок исковой давности может варьироваться в большую или в меньшую сторону — специальные сроки исковой давности, которые предусмотрены как в Гражданском кодексе РФ, так и в других нормативных актах. Так, например, в Трудовом кодексе РФ указано, что работник может обратиться в суд в течение 1 года при возникновении индивидуального спора по вопросу о невыплаченной или не полностью выплаченной причитающейся ему оплаты труда, в течении 3 месяцев при возникновении индивидуального трудового спора о нарушении его права, а за не правомочное увольнение – в течении 1 месяца . Надо отметить, что срок исковой давности не должен составлять более 10 лет. Как и при общем сроке время исчисления начнется с момента, когда потерпевший узнал (должен был узнать) о нарушении своего права.

В Гражданском кодексе РФ имеются требования, на которые исковая давность не распространяется (ст. 208). Среди прочих, указанных в данной статье, срок исковой давности не может перейти на требования о защите нарушенных прав личного неимущественного характера или других нематериальных благ, помимо тех, что предусмотрены законом.

В рассматриваемой статье мы видим, что законодатель обязуется защитить любые нематериальные блага и личные неимущественные права без какого – либо разделения на отдельные виды этих прав и благ. Это означает, что независимо от того, когда совершено нарушение личного неимущественного права или нематериального блага, так же как и то, когда лицо узнало о его нарушении, — иск можно подать в любое время.

В связи с тем, что в данной категории дел срок для защиты своего права/блага не устанавливается, заявление стороны о применении какого — либо срока в споре удовлетворению не подлежит.

Из примера практики: работница (К.О.П.) подала заявление в суд к своему работодателю о компенсации причиненного ей морального вреда. Из дела известно, что К.О.П. получила травму руки, подскользнувшись и упав в гололед на территории работодателя в рабочее время.

Истицей был нарушен срок обращения в суд, превышающий 3 месяца, о чем было заявлено представителем ответчика. Так как заявитель обратилась за защитой личных неимущественных прав (причинение вреда здоровью), нормы ст. 392 Трудового кодекса РФ применению не подлежат. Доводы представителя ответчика о пропуске истицей срока исковой давности судом не приняты. Требование истицы удовлетворены (частично). Из запрашиваемых потерпевшей в счет компенсации 40 000 руб., в ее пользу назначена сумма — 30 000 руб., как «справедливое вознаграждение» за причиненный вред здоровью. Из чего следует правильное толкование и применение норм о сроках обращения .

Возможность возместить причиненный вред жизни или здоровью гражданина в ст. 208 Гражданского кодекса РФ выделена отдельным пунктом с некоторой оговоркой. Финансовые затраты по данному требованию в полном объеме могут быть удовлетворены в судебном порядке лишь в течение трех лет с момента возникновения права на возмещение такого ущерба. Соответственно по истечении трехлетнего периода гражданин теряет возможность возместить причиненный его жизни или здоровью ущерб полностью, т.к. требования удовлетворяются только за период равный трем годам, предшествовавшим подаче иска. Данное исключение сделано, по нашему мнению справедливо, во избежание злоупотребления потерпевшим своим правом. Право на компенсацию морального вреда при этом сохраняется.

Законодательно делается поправка на то, что если по вине причинителя вреда образовалась недоплата или просрочка платежа потерпевшему, суд может потребовать полной выплаты и по истечению трехлетнего периода . Данное уточнение считаем правильным, так как причинитель вреда, ограничиваясь трехлетним периодом, может недобросовестно выполнять свои обязанности по покрытию назначенных ему сумм к возмещению. В компенсационную сумму могут входить как суммы, потраченные пострадавшим на лечение в связи с полученным повреждением, причинившим ущерб здоровью (лекарства, протезирование и др. дополнительные расходы), так и утраченные доходы (кроме социальных выплат).

В определенных случаях, учитывая возможности лица, причинившего вред, присужденные платежи потерпевшему могут быть взысканы за три года вперед, но не более этого срока . Исключением будут лишь случаи, указанные в Законе от 06.03.2006 № 35 «О противодействии терроризму», согласно которому предъявление права на компенсацию вреда (морального и материального) удовлетворяется в полном объеме без учета исковой давности .

В заключение следует отметить, что при подаче иска о компенсации морального вреда необходимо учитывать, когда начал действовать соответствующий нормативный акт, для возможности удовлетворения предъявляемых требований. Мучения потерпевшего — ни физические ни нравственные — не будут учитываться судом, если на момент причинения ему морального вреда не вступил в законную силу соответствующий нормативный акт, позволяющий компенсировать полученный вред. То есть, если на момент причинения вреда, данной ответственности не существовало, требование о компенсации вреда не будет подлежать удовлетворению. Исключением являются обстоятельства, при которых вред хоть и получен до введения в действие нормативного акта, позволяющего компенсировать моральный вред, но страдания потерпевшего продолжаются после появления соответствующей ответственности. Таким образом, при наличии указанных обстоятельств моральный вред будет компенсирован.

Список используемой литературы

2 Постановление Пленума ВС РФ от 20 декабря 1994 N 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» (ст.ст. 6, 7) // (ред. От 06 февраля 2007)

3 Постановление Пленума ВС РФ от 26 января 2010 N 1 // «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина» (ст.ст.7,39) // «Российская газета», N 24, 05.02.2010, Бюллетень Верховного Суда РФ, N 3, март, 2010

Введение

Закрепление в Конституции Российской Федерации основных прав и свобод личности призвано обеспечить их соответствие международным стандартам: Всеобщей декларации прав человека от 10 декабря 1948 г., Международному пакту о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г.; Международному пакту об экономических, социальных и культурных правах от 16 декабря 1966 г., Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. и др. При этом необходимо разработать конкретные юридические механизмы их осуществления и защиты в рамках разных отраслей права, в том числе в гражданском праве. Важное место в решении этой проблемы отводится гражданско-правовому институту компенсации морального вреда.

Комплекс юридических норм о компенсации физических и нравственных страданий существует в российском праве уже почти пятнадцать лет. За это время он прошел апробацию многочисленной судебной практикой, где были выявлены определенные, иногда существенные, трудности в их практическом применении.

Научные исследования российских правоведов были направлены на дальнейшую разработку основных понятий, составляющих теоретический конструкт, использованный законодателем при формулировании норм, регламентирующих компенсацию морального вреда. Ряд специалистов в области гражданского права внесли существенный вклад в становление и развитие нового для российского права гражданско-правового института. Среди них: Л. О. Красавчикова, Н. С. Малеин, М. Н. Малеина, А. М. Эрделевский и др.

В то же время требуют дальнейшей научной разработки и разрешения некоторые вопросы использования отдельных категорий института компенсации морального вреда в правовой деятельности. Необходимо раскрыть и научно обосновать содержание таких базовых понятий, как «нравственные страдания» и «физические страдания», и сделать это так, чтобы данными категориями можно было относительно легко оперировать при разрешении дел о компенсации за моральный вред.

В настоящее время эта проблема не разрешена на должном уровне. Некоторые ученые предлагают даже отказаться от учета нравственных и физических страданий при расчете сумм компенсации за них и производить оценку только степени нарушенного личного неимущественного права или нематериального блага, что не совсем соответствует замыслу законодателя.

В предлагаемом исследовании сделана попытка дать правовое определение категорий «нравственные страдания» и «физические страдания» на основе современных научных психологических и медико-биологических знаний.

Без такой предварительной работы невозможен анализ другой категории: индивидуальные особенности потерпевшего, использование которой напрямую зависит от того, что понимается под физическими и нравственными страданиями.

Защита права личности на ее индивидуальность, понимаемая в широком смысле как система личных прав, была обозначена в качестве приоритетного направления развития российского гражданского права еще в XIX в. (И. А. Покровский и др.). Индивидуальные особенности личности (понятие, классификация и т. д.) и их влияние на меру испытываемых страданий являются частной проблемой в рамках межотраслевого института личных неимущественных прав человека. Однако важность этой категории определяется целевой направленностью всей системы норм указанного института, обеспечивающей правовую сторону самореализации личности и раскрытие ее индивидуальности.

Правовое содержание понятия индивидуальных особенностей потерпевшего разработано недостаточно. Как в научных трудах, так и в судебной практике понимание данного условия юридической ответственности, введенного законодателем для более точного определения сумм компенсации за моральный вред, как правило, основывается на предположениях о том, как то или иное индивидуальное отличие может повлиять на степень страданий. Очевидно, что предположение является не научно подтвержденным фактом, а в основном лишь результатом житейских наблюдений, и, следовательно, может быть ошибочным. В итоге возможен несправедливый судебный вердикт, вызывающий вместо чувства удовлетворения дополнительные страдания потерпевшего.

В предлагаемой работе рассматривается вопрос о том, что может считаться юридически значимой индивидуальной особенностью личности, приводятся классификации возможных индивидуальных особенностей потерпевшего, предлагаются способы учета индивидуальности человека, обеспечивающие более всестороннюю защиту его личных неимущественных прав и нематериальных благ.

Для большей объективизации результатов исследования проводится сравнительный анализ российского законодательства и отечественной судебной практики с зарубежным правом и судебной практикой разных стран.

Исследование имеет как теоретическое, так и прикладное значение. Показывается, как в судебной практике по делам о компенсации морального вреда могут учитываться такие индивидуальные особенности потерпевшего, как его физический и социальный пол, несовершеннолетний (в том числе малолетний) возраст, наличие психического заболевания, особенности интеллектуального развития и др.