Заранее не обещанное укрывательство



Сложно переоценить опасность должностной преступности. Общественная опасность этих преступлений состоит в том, что в результате их совершения серьезно нарушается нормальная, регламентированная соответствующими правовыми актами деятельность государственных органов, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений, Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск и воинских формирований страны, ущемляются права и законные интересы граждан или организаций, а в целом — интересы общества и государства.

При этом должностная преступность характеризуется высокой латентностью. Ежегодно в России регистрируется около 22–25 тыс. этих преступлений, что составляет всего 0,8 % от общего объема преступности в стране.

Общественная опасность преступлений, совершаемых сотрудниками полиции в ходе проверок сообщений о преступлениях, выливается в попрание одного из важнейших прав человека и гражданина, закрепленных в Конституции России — права на правосудие. Такие преступления ведут к необоснованному уголовному преследованию граждан, а также к сокрытию реально совершенных преступлений.

Подавляющее число нарушений закона, совершаемых должностными лицами органов внутренних дел в ходе проверок сообщений о преступлениях, связано с сокрытием преступлений от учета.

Так, согласно данным сводного отчета Генеральной прокуратуры Российской Федерации формы НСиД за 2016 год, органами прокуратуры в 2016 году отменено 2 400 214 постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела, вынесенных следственными органами и органами дознания МВД России. При этом, после отмены органами прокуратуры данных постановлений, возбуждено 181 405 уголовных дел. Вместе с тем, в 2016 году подразделениями МВД всего возбуждено 1 848 129 уголовных дел. Таким образом, 9,8 % всех возбужденных в 2016 году подразделениями МВД России уголовных дел возбуждены только после отмены органами прокуратуры незаконных и необоснованных постановлений об отказе в их возбуждении.

Очевидно, что как в российском научном сообществе, так и у работников прокуратуры достаточно остро стоит вопрос о многочисленности нарушений законов, совершаемых должностными лицами органов внутренних дел. Так, Варыгин А. Н. в статье «Нарушения законности в деятельности органов внутренних дел» утверждает, что самыми распространенными видами нарушения законности, допускаемыми работниками органов внутренних дел, являются нарушения норм уголовно-процессуального законодательства. Такие нарушения заключаются прежде всего в необоснованных отказах в возбуждении уголовных дел .

По словам Меретукова А.А, обеспечение законности и обоснованности решений об отказе в возбуждении уголовного дела, является одним из приоритетных направлений деятельности как системы МВД РФ, так и Прокуратуры РФ. Невозбуждение или несвоевременное возбуждение уголовного дела, как правило, приводит к сокрытию преступлений, к утрате доказательств, без которых осложняется или становится невозможным установление истины по делу, также к несвоевременному принятию мер по розыску лиц, совершивших преступление .

Между тем, несмотря на распространенный характер указанных нарушений и высокий показатель их выявления силами прокуратуры, возникают большие трудности с привлечением должностных лиц к серьезной ответственности, тем более — к уголовной. Как правило, последствия выявления факта укрытия преступления от учета выливаются лишь в привлечение должностного лица к дисциплинарной ответственности. Однако, в каждом случае, когда умышленное сокрытие преступления конкретным сотрудником полиции доказано, необходимо ставить вопрос о привлечении его к уголовной ответственности.

Вместе с тем, практика возбуждения в отношении сотрудников полиции уголовных дел о преступлениях, связанных с укрытием преступлений от учета, неоднородна. Это связано прежде всего с тем, что в действующей редакции Уголовного кодекса Российской Федерации не имеется самостоятельного, обособленного состава умышленного укрытия преступления от учета.

Практика возбуждения уголовных дел в отношении должностных лиц правоохранительных органов в связи с сокрытием последними преступлений от учета различна. Как правило, уголовные дела возбуждаются по признакам преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 285, ч. 1 ст. 286, ч. 1 ст. 292 УК РФ. Отсутствие единой правоприменительной практики объясняется, прежде всего, тем, что указанные составы преступлений не могут в полной мере отражать сущность должностного преступления, связанного с сокрытием преступления от учета .

Существует несколько ключевых проблем при доказывании преступного злоупотребления или превышения должностным лицом своих полномочий путем укрытия преступления от учета.

Возникают проблемы при доказывании мотива преступного действия, который является обязательной частью состава преступления, предусмотренного ст. ст. 285, 286, 292 УК РФ.

Согласно действующему законодательству, указанные преступления должны быть совершены исходя из корыстной или иной личной заинтересованности.

Под корыстной заинтересованностью понимается стремление должностного лица путем совершения неправомерных действий получить для себя или других лиц выгоду имущественного характера, не связанную с незаконным безвозмездным обращением имущества в свою пользу или пользу других лиц. Под иной личной заинтересованностью понимается стремление должностного лица извлечь выгоду неимущественного характера, обусловленное такими побуждениями, как карьеризм, семейственность, желание приукрасить действительное положение, получить взаимную услугу, заручиться поддержкой в решении какого-либо вопроса, скрыть свою некомпетентность и т. д.

При подтверждении корыстной заинтересованности как мотива укрытия преступления от учета каких-либо препятствий к возбуждению уголовного дела в отношении должностного лица, как правило, не возникает. В таких случаях надлежит устанавливать также источник корыстной заинтересованности, которым часто является взятка.

Так, Всеволожским городским судом Ленинградской области оперуполномоченный уголовного розыска С. осужден по ч. 1 ст. 285 и ч. 2 ст. 290 УК РФ за то, что, выявив факт совершения Я. преступления — незаконного приобретения и хранения наркотических средств, мер к регистрации выявленного преступления не принял, материал уничтожил, за что получил от Я. 2000 рублей .

По мнению Любавиной М. А., корыстная заинтересованность может в том числе проявляться и в желании получить премию по итогам службы. При этом, желание «выслужиться» перед начальством является уже иной личной заинтересованностью. Корыстная и иная личная заинтересованность тесно связаны, в силу чего стремление к служебным успехам как мотив может являться и корыстной, и личной заинтересованность .

Вместе с тем, по мнению автора исследования, данный подход имеет свои недостатки.

Следует учитывать, что перспектива получения премии от высоких показателей по службе ничем не гарантирована, и, точно, при отсутствии преступного умысла руководителя подразделения МВД, не может быть выдана за укрытие конкретного преступления. Кроме того, поощрения по службе могут иметь и нематериальный оттенок, как, например, грамота или благодарность. А для подтверждения корыстного мотива доказыванию подлежат изменение именно материального положения должностного лица после совершения преступления, а также причинно-следственная связь между ними. Совершая укрытие преступление от учета, должностное лицо не может точно предугадать конкретные последствия своего деяния, оно лишь направлено на выраженное в какой-либо форме благоприятное отношение руководства.

Таким образом, при укрытии преступления от учета в связи со стремлением повышения показателей по службе, имеет место неконкретизированный мотив. Фактическое наступление благоприятных последствий для должностного лица не является обязательным признаком вышеописанного состава, так как иначе при их отсутствии при направлении уголовного дела в суд невозможно было бы решить вопрос о корыстной или личной заинтересованности.

Ввиду изложенного, по мнению автора диссертационного исследования, любой мотив должностного лица, связанный с какими-либо служебными преференциями, следует увязывать с иной личной заинтересованностью.

Следующей проблемой при квалификации укрытия преступления от учета по ст. ст. 285, 286 УК РФ является установление существенного нарушения прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства

Пункт 9 постановления пленума Верховного Суда СССР от 30.03.1990 N 4 «О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти или служебных полномочий, халатности и должностном подлоге» гласил, что судам при рассмотрении дел указанных категорий надлежит выяснять и указывать в приговоре характер причиненного вреда, а также наличие причинной связи между ним и действиями (бездействием) подсудимого. Судам необходимо иметь в виду, что вред может выражаться в причинении не только материального, но и иного вреда: в нарушении конституционных прав и свобод граждан, подрыве авторитета органов власти, государственных и общественных организаций, создании помех и сбоев в их работе, нарушении общественного порядка, сокрытии крупных хищений, других тяжких преступлений и т. п.

При решении вопроса о том, является ли причиненный вред существенным, необходимо учитывать степень отрицательного влияния противоправного деяния на нормальную работу предприятия, организации, учреждения, характер и размер понесенного ими материального ущерба, число потерпевших граждан, тяжесть причиненного им морального, физического или имущественного вреда и т. п.

Несмотря на то, что вышеназванное постановление пленума Верховного Суда признано недействующим в связи с вступлением в силу постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16 октября 2009 г. N 19 г. Москва «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий», новое постановление не дает новой трактовки «существенному нарушению прав и законных интересов».

По нашему мнению, при квалификации преступных действий должностных лиц, связанных с укрытием преступлений от учета, по ст. ст. 285, 286 УК РФ, существенным вредом от данной деятельности будет прежде всего являться нарушение гарантированного ст.52 Конституции Российской Федерации права потерпевшего на доступ к правосудию.

Последней проблемой в привлечении должностных лиц органов внутренних дел к уголовной ответственности является разграничение преступного действия от должностного проступка.

Поскольку речь идет о действиях, сопряженных с сокрытием преступлений от учета, то может возникнуть вопрос, подлежит ли ответственности должностное лицо в случае, когда факт совершения преступления неочевиден. Каждое сообщение о преступлении должно быть принято, рассмотрено и разрешено в установленном порядке. Поэтому позиция должностного лица, которая заключается в том, что в сообщении не усматривались признаки преступления, в связи с чем было отказано в его приеме и регистрации, не оправдывает его бездействие при регистрации сообщения о преступлении и его проверке.

Вместе с тем такое бездействие должностного лица может свидетельствовать о допущении им должностного проступка, но не уголовно наказуемого деяния, поскольку в этом случае должностное лицо может не осознавать, что его бездействие приведет к существенному нарушению прав и законных интересов граждан или организаций либо к существенному нарушению охраняемых законом интересов общества или государства .

Таким образом, уголовно-наказуемым является только сокрытие преступления, событие которого очевидно.

Литература:

  1. Вестник Российского университета кооперации, №4 (22), стр. 96, Россия, Чебоксары, 2015
  2. Колесов М.В., Уголовная ответственность за сокрытие преступления от учета и регистрации должностным лицом правоохранительного органа, Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации №2 (40), 2014
  3. Материалы V Международной научно-практической конференции, современные проблемы уголовной политики том 2, стр. 362, Обеспечение законности и обоснованности при решении вопроса об отказе в возбуждении уголовного дела, Краснодар, 2014
  4. Дело № 1-355/04. Архив Всеволожского городского суда Ленинградской области
  5. Любавина М.А., Коршунова О.Н., Противодействие преступлениям, связанным с приемом, регистрацией, рассмотрением и разрешением заявлений и сообщений о преступлениях, квалификация, расследование, Санкт-Петербург, 2005, стр.20
  6. Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 30.03.1990 N 4 (ред. от 10.02.2000) «О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти или служебных полномочий, халатности и должностном подлоге»
  7. Любавина М.А., Коршунова О.Н., Противодействие преступлениям, связанным с приемом, регистрацией, рассмотрением и разрешением заявлений и сообщений о преступлениях, квалификация, расследование, Санкт-Петербург, 2005, стр. 18

В Кемерово двое друзей положили труп своего знакомого в шкаф, вывезли за город и подожгли в канаве у дороги. Обгоревшие останки случайно обнаружил один из проезжавших мимо водителей. Как выяснили следователи, один из друзей зарезал 28-летнего Сергея Панина ножом во время ссоры. Второй только помогал прятать и уничтожать тело. Убийцу судили по статье 105 и приговорили к 11,5 годам лишения свободы. Его приятель-помощник признан виновным в укрывательстве преступления, но отделался штрафом — суд обязал его выплатить 190 тысяч рублей.

Наказание за «заранее не обещанное укрывательство особо тяжких преступлений» предусматривает статья 316 Уголовного кодекса. По ней могут назначить штраф, принудительные работы, арест или лишение свободы. Максимальный срок — два года колонии.

На практике за укрывательство судят чаще всего тех, кто помогает убийцам избавиться от трупа, но статья предусматривает ответственность и за помощь в избавлении от следов преступления, документов, автомобилей (или предоставление автомобиля для перевозки оружия или трупа), а также от орудий убийства или другого особо тяжкого преступления.

Так, в Челябинске обвинение по статье 316 весной 2016 года предъявили Елене Самсоновой и Семену Лабецкому — друзьям Эдварда Краузе, организовавшего убийство своей знакомой. Урожденный Эдуард Шуткин (он сменил все документы на новое имя незадолго до преступления), по данным следствия, убил подругу несколькими выстрелами в голову; у женщины остались трое маленьких детей. Самсонова и Лабецкий помогли Краузе избавиться от трупа, после чего женщина подвезла его в аэропорт и таким образом помогла скрыться, а мужчина отогнал в гараж внедорожник предполагаемого убийцы.

17-летний подросток из Петропавловска-Камчатского попросил своего родного брата, а также друга (оба — совершеннолетние) помочь зарыть труп убитого им мужчины. Молодые люди не отказали. Преступника быстро нашли, и через год после убийства, в 2014 году, приговорили к семи годам колонии. Обвиняемый рассказал не только о своей роли, но и оказанной родственником и знакомым услуге, и летом 2016 года на последнего завели дело за укрывательство убийства. Брату осужденного ответственность не грозит: «Лицо не подлежит уголовной ответственности за заранее не обещанное укрывательство преступления, совершенного его супругом или близким родственником», — говорится в примечании к статье 316.

«Ложное чувство товарищества» и условные сроки

Ежегодно в России по статье 316 суды выносят около 300 приговоров: в 2015 году осудили 238 человек, в 2014 — 254 человека, в 2013 — 238, в 2012 — 269, в 2011 — 297, в 2010 — 348, в 2009 — 402 человека.

Самое часто применяемое наказание — штраф, как правило, не больше 100 тысяч рублей. В декабре 2016 года к штрафу приговорил 20-летнего жителя деревни Шульгино, расположенной недалеко от Перми. В мае 2016 года он увидел, как на соседнем участке его приятель зарезал какого-то мужчину и затащил тело в дом. Как говорится в приговоре, «из ложного чувства товарищества» 20-летний пермяк не только не сообщил об убийстве в полицию, но помог другу спрятать труп и убрал следы крови. На какую сумму суд оштрафовал его за укрывательство, не уточняется.

Зато известно, что 48-летнему Владимиру Пачину из Твери суд назначил штраф в размере 50 тысяч рублей, но освободил от его выплаты в связи с амнистией. Правда, Пачин все-таки должен будет заплатить 270 тысяч рублей семье 15-летней Дарьи С., чей труп он вынес из квартиры, где девушку изнасиловали и убили, а потом увез в лес в Старицком районе Тверской области. Издевавшийся над девушкой-подростком и зарезавший ее насильник Александр Трещатов повесился в изоляторе, а его сообщница — 36-летняя Светлана Сбруева — получила летом 2016 года 15 лет колонии. Среди вменявшихся Сбруевой статей была и 316-я, но этим обвинение не ограничилось: женщина не только убрала в квартире и спрятала вещи девушки после ее гибели. Пока Трещатов ее насиловал, Сбруева помогала держать жертву и угрожала ей пистолетом.

Случай Светланы типичен: как правило, реальные сроки лишения свободы обвиняемые по статье 316 получают по совокупности за несколько преступлений. Летом 2015 года молодая жительница города Минусинска Красноярского края попросила подругу пойти вместе с ней домой: женщина боялась, что ее может избить бойфренд, а при гостье, полагала она, он будет вести себя прилично. Подруга была не одна, а с трехлетней дочкой — все втроем они и пришли в квартиру, где уже ждал 26-летний любовник хозяйки дома.

Вопреки надеждам женщин, сдерживаться при посторонних он не стал, а когда в конфликт вмешалась подруга, он несколько раз ударил ее ножом и убил. Но на этом мужчина не остановился: криками и угрозами требовал, чтобы его любовница замыла следы крови, схватил трехлетнюю девочку и угрожал убить всех оставшихся в живых. Будучи в квартире, убийца позвонил своему 24-летнему другу, тот приехал на машине, в которую сообщники затолкали рыдающего ребенка, труп его матери и поехали в соседнюю Хакасию. Закрывшаяся в квартире женщина вызвала полицию, но спасти девочку не удалось: убийца зарезал ее в дачном домике под Абаканом, куда они с приятелем привезли труп, после чего оставил оба тела в доме и поджег его. Сообщников задержали на следующее утро. За двойное жестокое убийство и похищение ребенка 26-летнего подсудимого в мае 2016 года приговорили к пожизненному сроку, а его друга — за соучастие в похищении и укрывательство — к шести годам колонии строгого режима и штрафу на сумму 100 тысяч рублей.

18-летняя соучастница другого жестокого преступления — убийства 10-летнего ребенка в городе Лысьва Пермского края — хотя и обвинялась кроме 316-й по статье 117 (истязание несовершеннолетнего), получила шесть лет условно. Старшая сестра мальчика помогла его отцу, забившему ребенка до смерти деревянной доской, отнести тело к проруби и утопить, привязав к ногам груз. Как выяснилось во время следствия, мальчика избивал и насиловал отец (более 30 эпизодов преступлений), постоянно били мать и старшая сестра, кроме того, ребенка запирали в холодном подвале и не давали есть. Отец получил пожизненный срок, мать — пять лет колонии с отсрочкой исполнения наказания до 2029 года: у издевавшейся над средним сыном женщины есть еще младший годовалый ребенок.

Из 238 осужденных в 2015 году по статье «Укрывательство» 26 человек, как и 18-летняя жительница Лысьвы, получили условные сроки, 38 — реальные. Среди них, например, 47-летний житель города Холмска на острове Сахалин, который помогал другу выносить и складывать в мусорные баки расчлененные останки убитого им мужчины. Ему дали полгода колонии-поселения.

81 человек был приговорен к штрафам, один — к принудительным работам, еще шестерых признали виновными, но по разным причинам освободили от ответственности. 86 человек были амнистированы в связи с 70-летием победы в Великой Отечественной войне.

Труп в ковре под носом у полиции и другие истории

Полная статистика Судебного департамента при Верховном суде за 2016 год пока недоступна, но уже известно, что за первые полгода 2016-го по статье 316 суды вынесли 108 приговоров. 15 человек получили реальные сроки (14 из них — менее одного года), 13 — лишение свободы условно, 44 человека — штрафы, два человека — другое условное наказание. 27 человек освободили от наказания по амнистии, еще семерых — по другим основаниям.

В сентябре 2016 года суд в Ленинский районный суд Омска обязал выплатить по 10 тысяч рублей штрафа 25-летнего Руслана Лешко и 21-летнего Владислава Вешнякова. В ночь на 25 февраля 2016 года молодым людям позвонил их 20-летний приятель, который просил срочно приехать к нему домой. На месте выяснилось, что хозяин дома вместе с двумя другими друзьями до смерти избил сожителя своей матери. Вешняков и Лешко согласились помочь закопать тело в рощице недалеко от дома и вынесли его из подъезда в ковре. Но на углу стояли полицейские, заметив которых, молодые люди бросили тело прямо возле дома и убежали. Сотрудники полиции внимания на ковер не обратили: погибшего нашли через сутки прохожие. Трое обвиняемых в его убийстве получили по девять лет колонии строгого режима.

Среди тех, кто еще ждет суда, — сообщница обвиняемых в нападении на семью начальника ОМВД города Отрадный Самарской области Кристина Чистякова. Ее знакомые избили полицейского Дмитрия Вашуркина, а его жену убили, после чего ограбили их дом и скрылись. Чистякова обвиняется в том, что помогла спрятать украденные деньги, банковские карты и другие ценности.

В Калужской области продолжают расследовать дело об убийстве в приемной семье четырехлетней девочки: удочерившая ее женщина до смерти забила ребенка шваброй. Мужу обвиняемой в убийстве вменили статью 316, так как он помог увезти тело девочки в лес и там его закопать. Всего в семье было трое детей: родной 11-летний сын пары и 16-летний брат погибшей девочки сейчас находятся в интернате.

В Иркутске завершено следствие по делу об убийстве проститутки: ее из ревности задушила 23-летняя коллега. Бойфренд, изменявший одной работнице сферы секс-услуг с другой, после убийства помог избавиться от трупа: расчленил его и закопал, а его подруга сбежала на Камчатку. Через полгода полиция нашла подозреваемую в убийстве и арестовала ее, обвиняемый по 316-й статье сообщник находится под подпиской о невыезде.

Казалось бы, при чем тут Яровая

316 — не единственная статья УК, предусматривающая ответственность для тех, кто знал о преступлении, но не сообщил в правоохранительные органы. Летом 2016 года Госдума приняла так называемый «пакет Яровой», вносящий изменения сразу в несколько законов и кодексов, в том числе в Уголовный. Провозглашенная авторами поправок депутатом Ириной Яровой и сенатором Виктором Озеровым цель — ужесточение ответственности за преступления, связанные с терроризмом. На деле поправки обязывают операторов связи и интернет-провайдеров хранить и передавать органам ФСБ их по требованию сведения о звонках и сообщениях; приравнивают соцсети к СМИ; расширяют список преступлений, за которые наступает ответственность с 14 лет; запрещают миссионерскую деятельность без регистрации; обязывают «Почту России» проверять посылки на предмет запрещенного содержимого.

Среди принятых в «пакете» изменений в Уголовный кодекс — статья 205.6 «Несообщение о преступлении». В отличие от укрывательства самому потенциальному обвиняемому по этой статье не нужно ничего делать — достаточно не донести в полицию или ФСБ «о лице (лицах), которое по достоверно известным сведениям готовит, совершает или совершило хотя бы одно из преступлений, предусмотренных статьями 205, 205.1, 205.2, 205.3, 205.4, 205.5, 206, 208, 211, 220, 221, 277, 278, 279, 360 и 361». Недоносительство становится уголовно наказуемым, если человек знал о подготовке терактов, захвата заложников, вооруженного мятежа или покушения на государственного деятеля. Наказание — до года лишения свободы.

«О практике применения этой статьи я пока не слышал, увидим в апреле в статистике Судебного департамента за весь 2016 год. Вообще же несообщение — это имевшееся в советском уголовном законодательстве «недоносительство», только названное по-другому. Видимо, хотели найти формулировку без такой коннотации, чтоб не звучало слово «донос», но фактически это то же самое», — комментирует нововведение адвокат Иван Павлов. По его мнению, законодатели в данном случае «вторглись в плоскость морали и нравственности»: «Вы узнаете, что кто-то готовит теракт, что вы будете делать? Вопрос серьезный. Кто-то сразу сообщит, кто-то попытается остановить, кто-то пройдет мимо. Серьезный вопрос — но не правовой. А его перевели в область права, причем сразу уголовного».

Адвокат полагает, что в первую очередь статью 205.6 начнут применять на Северном Кавказе, где расследуется много преступлений террористической направленности: «Статья делает исключение для близких родственников, они не обязаны законом доносить, но в кавказских республиках крепче родственные связи: дяди, двоюродные братья и внучатые племянники считаются близкими родственниками. Есть целые села, где все так или иначе связаны родственными узами. Видимо, статья вводилась в расчете на то, что можно будет ее эксплуатировать там, обязав всех друг на друга доносить».

«Ключевое отличие статьи 205.6 от статьи 316 об укрывательстве в том, что укрывательство — это какие-то действия: помощь скрыть следы, последствия преступления. Новая статья вводит наказание за бездействие», — говорит Павлов.

Об уголовной ответственности за укрывательство преступлений

ОБ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА УКРЫВАТЕЛЬСТВО ПРЕСТУПЛЕНИЙ

Ответственность за укрывательство особо тяжких преступлений предусмотрена статьей 316 Уголовного кодекса РФ (далее — УК РФ). К такой категории могут быть отнесены, к примеру, убийство (ст. 105 УК РФ), умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111 УК РФ), разбой (ч.ч. 3-4 ст. 162 УК РФ).

Укрывательство заключается в заранее не обещанном сокрытии преступника, совершившего особо тяжкое преступление, следов, орудий и средств такого преступления, а также предметов, добытых преступным путем. Если же лицо участвует в совершении преступления, то его действия не могут расцениваться как укрывательство (такие действия образуют сам состав совершенного преступления).

Состав преступления считается оконченным с момента совершения любого из вышеперечисленных действий. Постановлением Пленума Верховного суда Российской Федерации от 15.05.2018 № 10 «О практике применения судами положений части 6 статьи 15 УК РФ определено, что изменение судом категории преступления с особо тяжкого на тяжкое преступление не исключает уголовную ответственность другого лица за заранее не обещанное укрывательство особо тяжкого преступления.

Согласно примечания к ст. 316 УК РФ освобождаются от уголовной ответственности за заранее не обещанное укрывательство особо тяжких преступлений супруги или близкие родственники совершившего преступление лица, к которым, помимо супругов, относятся родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и родные сестры, дедушка, бабушка, внуки.

Указанные лица уголовной ответственности по ст. 316 УК РФ не подлежат.

Санкция статьи 316 УК РФ предусматривает наказание в виде штрафа до 200 тыс. рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 18 месяцев, либо ареста на срок от 3 до 6 месяцев, либо лишения свободы на срок до 2 лет.

16 Мая 2020

Уголовная ответственность за укрывательство преступлений

Укрывательство преступления является одной из форм причастности лица к его совершению и нередко является причиной того, что совершённое преступление правоохранительным органам не удается раскрыть.

В этой связи законодатель установил уголовную ответственность за заранее не обещанное укрывательство особо тяжкого преступления, что предусмотрено статьей 316 Уголовного кодекса РФ.

Данной нормой предусмотрена ответственность только за заранее не обещанное укрывательство особо тяжкого преступления, те же действия, совершённые лицом, относительно иной категории преступлений (небольшой тяжести, средней тяжести, тяжкое преступление) не влекут уголовной ответственности.

В соответствии с ч. 5 ст. 15 УК РФ особо тяжкими преступлениями признаются умышленные деяния, за совершение которых настоящим Кодексом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше десяти лет или более строгое наказание

Укрывательство преступления прежде всего выражается в активных действиях лица, направленных на сокрытие самого преступления, его орудий и предметов, следов, а также на укрывательство лица, совершившего преступление.

Так, укрывательство преступника — это сокрытие лица, совершившего преступление, предоставление ему убежища, транспортного средства, помощь в изменении его внешнего вида, снабжение подложным или чужим паспортом и другие действия.

Под укрывательством средств или орудий совершения преступления также понимается либо их сокрытие, а именно перенос в другое место, припрятывание и т.п., либо их уничтожение или изменение внешнего вида. Также следует отметить, что сокрытие следов преступления означает их уничтожение.

Преступление считается оконченным с момента совершения действия, направленного на сокрытие преступления или совершившего его лица, независимо от того, оказалось ли оно результативным.

Уголовный закон не определяет, в течение какого времени после совершения особо тяжкого преступления может осуществляться его укрывательство, однако по смыслу закона это возможно в течение срока давности до момента раскрытия преступления.

Ответственность за укрывательство преступления наступает с 16 лет, при этом, не подлежат ответственности супруг или близкий родственник лица, которое совершило особо тяжкое преступление.

За совершение указанного преступления наступает ответственность в виде штрафа в размере до 200 тыс. рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 18 месяцев, либо принудительные работы на срок до 2 лет, либо арестом на срок до 6 месяцев, либо лишением свободы на срок до 2 лет.

Действия лица, которое заранее обещало скрыть преступника, средства или орудия преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путём, расцениваются законодателем как пособничество в совершении того же преступления что и действия иных лиц, которые его совершили (исполнитель, организатор либо подстрекатель) и квалифицируются по той же статье уголовного закона, по которой и наступает его ответственность.