Защита прав работников при банкротстве работодателя

АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ТРУДОВОГО ПРАВА

А.С. Игнатенко*

Защита прав работников на оплату труда при несостоятельности работодателя

Аннотация. В настоящей статье проводится сравнительный анализ норм действующего международного и российского законодательства в области защиты прав работников при несостоятельности работодателя. Отмечается социальная значимость рассматриваемой проблемы. Указывается на достоинства и недостатки таких способов, обеспечивающих защиту прав работника при банкротстве работодателя, как установление привилегий в отношении требований по выплате заработной платы и создания гарантийных учреждений. Исследуются положения проектов Федерального закона «Об обязательном социальном страховании на случай утраты заработка вследствие банкротства работодателя», а также положения Федерального закона №316848-6 «О внесении изменений в статью 4.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)». Анализируются такой способ повышения защиты прав работников в случае банкротства организации, как введение ответственности учредителей по долгам юридического лица. Указывается на особенности защиты прав работников, где в качестве собственника имущества должника выступает унитарное предприятие, основанное на праве хозяйственного ведения. Методологической и теоритической основой исследования послужили труды отечественных специалистов в рассматриваемой области. Большое значение в теоретическом и практическом аспекте имели научные обобщающие принципы и механизмы защиты прав работников при несостоятельности в зарубежных странах. При проведении исследования и изложении материала были применены общенаучные подходы (системный) и методы научного познания (анализа, дедукции, научной абстракции). На основе проведенного исследования автором статьи, с учетом современных экономических условий, делается ряд выводов, приводится их обоснование и предлагаются меры по совершенствованию обеспечения защиты прав работников на оплату труда при несостоятельности работодателя в РФ. Так, в частности, предлагается: совершенствование существующей очередности удовлетворения требований кредиторов с целью повышения привилегированного статуса работников организаций-банкротов, дополнение действующего законодательства нормами, расширяющими и конкретизирующими полномочия работников в ходе процедуры банкротства; предлагается внесение в законодательство изменений, устанавливающих полную ответственность перед работниками собственника имущества должника — унитарного предприятия, основанного на праве хозяйственного ведения, по всем видам требований, перечисленных в ст. 12 Конвенции МОТ№173 «О защите требований трудящихся в случае неплатежеспособности предпринимателя».

Ключевые слова: защита прав работников, несостоятельность, оплата труда, механизм привилегий, гарантийные учреждения, гарантийные фонды, работодатель, система гарантийных выплат, обязательное социальное страхование, заработная плата.

В современных экономических условиях в нашей стране продолжает оставаться актуальной проблема возможного банкротства организаций. Наряду с необходимостью при-

нятия всех возможных мер для предотвращения несостоятельности организаций и обеспечения содействия в разрешении возникающих у них финансовых проблем, перед государством стоит

© Игнатенко Анна Сергеевна

* Аспирантка кафедры трудового права, права социального обеспечения Московского государственного

юридического университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА).

123995, Россия, г. Москва, ул. Садово-Кудринская, д. 9.

не менее важная социальная задача по оказанию действенной помощи работающим в этих организациях гражданам в получении ими законно заработанных денежных средств. И если помощь организациям способствует экономической стабильности и процветанию государства, то получение заработной платы в некоторых случаях может буквально стать необходимым условием для выживания работников и членов их семей.

Согласно данным Росстата, подготовленным на основании сведений о просроченной задолженности по заработной плате по состоянию на 1 июля 2013 г., прогнозируемая численность работающих, перед которыми имеется просроченная задолженность по заработной плате в организациях, в отношении которых начата процедура банкротства, составляет 65 837 чел. (в том числе с учетом организаций, не охваченных статистическим наблюдением Росстата). При этом просроченная задолженность по заработной плате работников организаций, находящихся в стадии конкурсного производства (без субъектов малого предпринимательства) по состоянию на указанную дату составила более 816 млн. рублей.

Проблема защиты прав работников при банкротстве работодателя является достаточно серьезной не только для России, но и для многих других стран мира. Внимание данной проблеме уделяют как органы власти самих этих государств, так и международные организации, в частности, Международная организация труда. Среди наиболее значимых международных правовых актов можно выделить:

— Конвенцию МОТ от 1 июля 1949 г. №95 «Относительно защиты заработной платы»;

— Конвенцию МОТ от 23 июня 1992 г. №173 «О защите требований трудящихся в случае неплатежеспособности предпринимателя»;

— Европейскую социальную хартию (пересмотренную в 1996 г.);

— Рекомендацию МОТ от 23 июня 1992 г. №180 «О защите требований трудящихся в случае неплатежеспособности предпринимателя». Во многих государствах данные международные акты являются основой для формирования законодательных механизмов, обеспечивающих защиту прав работника при банкротстве работодателя. В частности, в большинстве развитых европейских стран применяются такие базовые принципы защиты, как установление привилегий в отношении требований по заработной плате по сравнению с требованиями иных кредиторов и создание гарантийных учреждений1. При этом, как правило, развитые страны данными механиз-

мами не ограничиваются и постоянно изыскивают возможности для повышения уровня защиты прав работников.

Так, в Директиве №2008/94/EC Европейского парламента и Совета ЕС «О защите работников в случае банкротства работодателя», наряду с этими базовыми вопросами, уделяется внимание совершенствованию системы органов государств-членов, ответственных за своевременную оплату выходных требований работников, повышению эффективности их взаимодействия между собой в случае несостоятельности предприятий, осуществляющих свою деятельность в нескольких государствах-членах. Кроме того, в данном документе уточняется понятие «банкротство», конкретизируются категории лиц, которые не могут быть исключены из сферы действия упомянутой Директивы (а именно: частично занятые работники, работники по срочному договору, временные работники), закрепляются принципы функционирования гарантийных фондов (в том числе один из важнейших принципов, согласно которому обязанности фондов не зависят от выполнения обязанностей по полной выплате отчислений).

Однако далеко не все страны используют опыт мирового сообщества. Многие из них не спешат присоединяться к каким-либо международным соглашениям и вводить соответствующие механизмы защиты прав трудящихся в свои национальные правовые системы. Справедливости ради нужно отметить, что во многом это связано с тем, что данные механизмы просто не будут работать в этих государствах ввиду неразвитости их экономической системы и отсутствия необходимых резервов денежных средств в государственных бюджетах. Как совершенно правильно отметил Н.Л. Лютов, правовое положение работников в богатых странах в случае банкротства постепенно улучшается, а в бедных, наоборот, ухудшается, что приводит к еще большему разрыву в уровне жизни между этими государствами2.

Россия в данном вопросе серьезно отстает от экономически развитых стран. В качестве наиболее значительного шага можно упомянуть ратификацию в 2012 г. упомянутой Конвенции МОТ №173 «О защите требований трудящихся в случае неплатежеспособности предпринимателя». При этом ратификация произведена исключительно в части, предусматривающей защиту требований трудящихся посредством привилегии. Раздел III Конвенции №173, регулирующий защиту требований трудящихся при помощи гарантийных учреждений, так и остался нератифицированным.

Следует отметить, что в национальном законодательстве России защита прав трудящихся по-

2 См.: Лютов Н.Л. Защита права работников на заработную плату в случае банкротства работодателя: несоот-

ветствие российского законодательства международным

стандартам // Трудовое право. 2010. № 1. С. 77-82.

А.С. Игнатенко

средством привилегии была предусмотрена и до момента ратификации названной Конвенции в ст. 134 Федерального закона от 26 октября 2002 г. №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». В связи с этим частичная ратификация данного международного акта вряд ли сможет напрямую повлиять на законодательство нашей страны. Вместе с тем указанный шаг может оказать косвенное воздействие на совершенствование правового регулирования в сфере защиты прав работников при несостоятельности работодателя и поспособствовать активизации работы уполномоченных органов на этом направлении.

В частности, позитивных результатов можно ожидать от принятия проекта федерального закона №316848-6 «О внесении изменений в статью 4.5 Кодекса РФ об административных правонарушениях и Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)», который внесен Правительством РФ и 16 октября 2013 г. принят Государственной Думой Федерального Собрания РФ в первом чтении3.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Данным законопроектом предусмотрено совершенствование существующей очередности удовлетворения требований кредиторов с целью повышения привилегированного статуса работников организаций-банкротов, что является актуальным в связи с ратификацией Раздела II Конвенции №173. При этом достаточно конструктивным следует признать предложение сформировать в составе требований второй очереди три подочереди:

— требования об оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору, но не более 30 тыс. рублей за каждый месяц на каждого человека;

— требования об оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору, оставшиеся после удовлетворения указанных требований;

— требования по выплате вознаграждений физическим лицам — авторам результатов интеллектуальной деятельности. Указанные предложения должны помочь защитить интересы наиболее обездоленной части населения и дать им возможность не остаться без средств к существованию. Подобная система вполне успешно работает и в других странах, например, в США, где установленный Кодексом о банкротстве приоритет в получении выплат от работодателя как должника также ограничивается конкретной, правда, более значительной суммой в 10 тыс. долларов США4.

Кроме того, проектом Федерального закона №316848-6 также предусмотрено:

— наделение работников правом на обращение в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом;

— возложение на работодателя обязанности обратиться в арбитражный суд с заявлением должника в случае, если имеется не погашенная свыше трех месяцев по причине недостаточности денежных средств задолженность по оплате труда, выплате выходных пособий и иным причитающимся работникам выплатам;

— увеличение до одного года срока давности привлечения к административной ответственности за нарушение сроков выплаты заработной платы.

Возможно, что в ходе дальнейшей работы над законопроектом будут учтены мнения ученых и специалистов о необходимости дальнейшего расширения полномочий работников в ходе процедуры банкротства, а также о целесообразности детального регулирования порядка избрания представителей работников и их компетенции5, что поможет сделать проект данного закона еще более эффективным.

Вместе с тем необходимо учитывать, что почти все предусмотренные законопроектом меры хороши только при одном условии: у должника должны быть денежные средства и имущество, достаточные для удовлетворения требований хотя бы привилегированных очередей. В противном случае согласно п. 9 ст. 142 Федерального закона от 26 октября 2002 г. «О несостоятельности (банкротстве)» требования кредиторов, не удовлетворенные по причине недостаточности имущества должника, считаются погашенными. В этой ситуации наличие у работников возможности инициировать процедуру банкротства, а также право оказаться чуть выше в списке кредиторов никак не помогут им в получении законно заработанных денежных средств.

Наиболее рациональным решением данной проблемы могло бы стать формирование системы гарантийных выплат. О целесообразности названной меры упоминается почти в каждой научной статье, посвященной защите прав работников на оплату труда при несостоятельности рабо-тодателя6, а также в большинстве перечисленных международных актов.

3 Текст законопроекта размещен на официальном сайте Государственной Думы Федерального Собрания РФ.

4 См.: Фиеста Р., Должиков А.В. Права работников в случае банкротства и их защита неправительственными организациями в США // Трудовое право в России и за рубежом. 2012. №4. С. 44-48.

6 См., напр.: Суханова М.Г. Об обновлении российского законодательства о несостоятельности работодателя // Вестник Пермского университета. 2012. №2. С. 191-201; Кулагина Е., Чуча С. Уязвимая категория кредиторов. Европейская социальная хартия и защита работников при банкротстве организаций в России // Кадровик. Трудовое право для кадровика. 2009. №11. С. 4-10.

Вместе с тем, если Россия все-таки примет решение о введении системы гарантийных выплат, то неотвратимо возникнет вопрос о том, кто же возьмет на себя обязательства по защите прав работников: государство, которое последние годы отчаянно пытается решить проблему бюджетного дефицита, либо работодатели, которые и так уже перечисляют в Пенсионный фонд РФ, Фонд социального страхования РФ и Федеральный фонд обязательного медицинского страхования денежные средства, составляющие примерно третью часть выплачиваемой работникам заработной платы.

Пока ни государство, ни работодатели однозначной готовности взять на себя подобные обязательства не выразили. Так, на совещаниях в Правительстве РФ финансирование системы обязательного государственного гарантирования материальных прав работников в существующих экономических условиях неоднократно признавалось нецелесообразным (протокол от 15 сентября 2009 г. №ИШ-П12-67пр, протокол от 21 февраля 2011 г. №АЖ-П12-15пр)7. В свою очередь, Российский союз промышленников и предпринимателей по результатам рассмотрения проекта концепции федеральных законов, направленных на создание системы гарантирования материальных прав работников при банкротстве работодателя, хотя и признал целесообразность рассмотрения вопроса о создании в России механизмов, обеспечивающих более высокую степень защиты интересов работников при банкротстве работодателя, идею введения обязательных взносов работодателей для пополнения средств, обеспечивающих финансирование системы гарантирования, не поддержал8.

Однако, несмотря на имеющиеся разногласия, органами исполнительной власти проводится определенная работа с целью введения в России необходимых гарантий выплаты заработной платы работникам в случае банкротства работодателя. Так, во исполнение п. 2 перечня поручений Президента РФ от 10 октября 2012 г. №Пр-2653 Минтруд России подготовил проект Федерального закона «Об обязательном социальном страховании на случай утраты заработка вследствие банкротства работодателя»9.

7 См.: Материалы к заседанию круглого стола по теме: «Проблемы защиты прав работников на своевременное и полное получение вознаграждения за труд при банкротстве предприятия», подготовленные региональными уполномоченными по правам человека // URL: http://ombudsman-vrn.ru.

8 См.: Предложения Российского союза промышленников и предпринимателей по проекту концепции федеральных законов, направленных на создание системы гарантирования материальных прав работников при банкротстве работодателя (март 2009 г.) // URL: www.archive.rspp.ru.

9 Проект Федерального закона «Об обязательном социальном страховании на случай утраты заработка вследствие банкротства работодателя» // СПС «КонсультантПлюс».

Система гарантирования прав работников на получение заработной платы, которая предусмотрена данным законопроектом, в какой-то мере сочетает в себе элементы гарантийного фонда и обязательного страхования, поскольку в качестве страховщика выступает Фонд социального страхования РФ со всеми вытекающими из этого последствиями, включая повышенный уровень надежности страховщика и систему контроля за страхователями. При этом планируется, что указанные правоотношения будут регулироваться в том числе Федеральным законом от 24 июля 2009 г. №212-ФЗ «О страховых взносах в Пенсионный фонд РФ, Фонд социального страхования РФ, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования».

В существующем виде законопроект имеет некоторые недостатки, в частности:

— обеспечивается страховая защита работающих граждан только от риска утраты заработной платы (в пределах трехмесячного срока), другие виды выплат, причитающиеся работнику, данным законопроектом не учитываются;

— без достаточных к тому оснований вводится ограничение, согласно которому право на получение страхового обеспечения возникает у застрахованного лица только при наличии страхового стажа у данного страхователя продолжительностью не менее 6 месяцев;

— излишне усложнена процедура получения единовременной компенсационной выплаты застрахованным лицом, перечень документов, которые оно должно представить, является неконкретным и открытым, что может повлечь злоупотребления со стороны должностных лиц Фонда социального страхования РФ.

В случае доработки и устранения отдельных недочетов данный вариант защиты прав работников на получение заработной платы в случае банкротства организации вполне мог бы оказаться работоспособным. Однако, к сожалению, на момент написания статьи данных о внесении названного законопроекта в Государственную Думу ФС РФ не имеется, его судьба остается неясной.

Наряду с установлением привилегий в отношении требований по заработной плате и созданием гарантийных учреждений, еще одним способом повышения защиты прав работников в случае банкротства организации может стать введение ответственности учредителей по долгам юридического лица.

Следует признать, что введение обязательной ответственности учредителей частных компаний по указанному виду долгов является чрезмерно радикальным решением, поскольку это серьезно противоречит самой конструкции юридического лица и может иметь непредсказуемые последствия для экономики страны в целом.

А.С. Игнатенко

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Вместе с тем применение в указанной ситуации предусмотренных абз. 2 п. 3 ст. 56 ГК РФ и п. 1 ст. 10 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» исключений, при которых возможна ответственность учредителей по долгам юридического лица, является более чем целесообразным. Кроме того, положительно следует оценить инициативу Минэкономразвития России о закреплении в законодательстве права учредителей в случае банкротства добровольно погасить требования кредиторов по текущим платежам по выплате выходных пособий и оплате труда10.

Что же касается собственника имущества должника — унитарного предприятия, основанного на праве хозяйственного ведения, то к вопросу о его ответственности вполне возможен гораздо более строгий подход.

Унитарное предприятие, основанное на праве хозяйственного ведения, создается по решению уполномоченного на то государственного органа или органа местного самоуправления, которые в силу своей природы наделены повышенной социальной ответственностью перед гражданами государства. Вместе с тем органы власти нередко нарушают права значительной части граждан, используя в своих интересах положения п. 7 ст. 114 ГК РФ, согласно которому собственник имущества предприятия, основанного на праве хозяйственного ведения, не отвечает по обязательствам предприятия, за исключением случаев, предусмотренных п. 3 ст. 56 ГК РФ.

Например, Анисимова Л.В. анализирует случаи, когда «процедура банкротств муниципальных унитарных предприятий используется как средство ухода от ответственности при выполнении денежных обязательств перед кредиторами, перед своими работниками (в том числе бывшими), а также от уплаты обязательных платежей»11.

Следует заметить, что Европейский суд по правам человека при рассмотрении дела «Ершова (Yershova) против Российской Федерации» фактически сделал вывод о том, что обязательства государственных и муниципальных предприятий, основанных на праве хозяйственного ведения, порождают ответственность государственных органов, которые обязаны обеспечить своевременную и надлежащую выплату задолженности, в частности, по оплате труда их работникам12.

10 Проект федерального закона №316848-6 «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» в части повышения эффективности защиты прав кредиторов по требованиям о выплате выходных пособий и оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору с должником» в сети Интернет на сайте Минэкономразвития России по адресу // URL: http:// www.economy.gov.ru.

11 Анисимова Л.В. Нарушение прав работников на вознаграждение за труд при несостоятельности (банкротстве) работодателя // Омбудсмен. 2012. №2. С. 26-30.

12 Постановление Европейского суда по правам человека 2010 г. «Ершова (Yershova) против Российской Федера-

Возможно, что России следует учесть подобные тенденции и внести в законодательство изменения, в соответствии с которыми перед работниками обанкротившихся государственных и муниципальных предприятий субсидиарную ответственность в обязательном порядке будут нести собственники имущества этих предприятий.

Таким образом, по мнению автора, с целью обеспечения защиты прав работников на оплату труда при банкротстве работодателя в настоящее время возможно принятие следующих мер:

— активизация работы над проектом федерального закона №316848-6, совершенствующего существующую очередность удовлетворения требований кредиторов с целью повышения привилегированного статуса работников организаций-банкротов, дополнение его положениями, расширяющими полномочия работников в ходе процедуры банкротства;

— введение в России обязательного социального страхования на случай утраты заработка вследствие банкротства работодателя с возложением обязанностей страховщика на Фонд социального страхования РФ, либо создание для указанной цели специального гарантийного учреждения (при этом системой страхования (гарантией) должна охватываться не только заработная плата, но и другие виды требований, перечисленные в ст. 12 Конвенции МОТ №173 «О защите требований трудящихся в случае неплатежеспособности предпринимателя»);

— внесение в законодательство изменений, устанавливающих полную ответственность перед работниками собственника имущества должника — унитарного предприятия, основанного на праве хозяйственного ведения, по всем видам требований, перечисленных в ст. 12 Конвенции МОТ №173 «О защите требований трудящихся в случае неплатежеспособности предпринимателя»;

— включение в гл. 21 ТК РФ отдельной статьи, посвященной гарантиям защиты прав работников на оплату труда в случае банкротства работодателя, в которой будут приведены общие положения по данному вопросу, конкретизированы права работников в указанной сфере, определен порядок избрания представителя работников для участия в процедуре банкротства и (или) для отстаивания их прав на получение страховых (гарантийных) выплат, а также систематизированы все основные виды защиты прав работников, применение которых урегулировано в других законодательных актах. Реализация данных мер поможет существенно смягчить неблагоприятные социальные по-

ции» (жалоба №1387/04) // Бюллетень Европейского суда по правам человека. 2010. №10. С. 141.

следствия, наступающие в результате банкрот- права каждого работника на своевременную и в

ства организаций, и станет значительным шагом полном размере выплату справедливой заработ-

в обеспечении закрепленного в абз. 7 ст. 2 ТК РФ ной платы.

Библиография:

1. Анисимова Л.В. Нарушение прав работников на вознаграждение за труд при несостоятельности (банкротстве) работодателя // Омбудсмен. 2012. С. 26—30.

2. Егорова Е.Н. Обеспечение прав работников при банкротстве предприятия в Европейском Союзе: позитивный опыт для России // Современное право. 2006. №5. С. 70—74.

3. Кашлакова А. Работник как кредитор // Кадровик. Трудовое право для кадровика. 2012. №2. С. 8—14.

4. Кулагина Е., Чуча С. Уязвимая категория кредиторов. Европейская социальная хартия и защита работников при банкротстве организаций в России // Кадровик. Трудовое право для кадровика. 2009. №11. С. 4—10.

5. Лютов Н.Л. Защита права работников на заработную плату в случае банкротства работодателя: несоответствие российского законодательства международным стандартам // Трудовое право. 2010. №1. С. 77—82.

6. Навроцкая Е.В. Некоторые проблемы определения процессуального положения лиц, участвующих в деле о банкротстве // Арбитражный и гражданский процесс. 2013. №5. С. 26-31.

References (transliteration):

3. Kashlakova A. Rabotnik kak kreditor // Kadrovik. Trudovoe pravo dlya kadrovika. 2012. №2. S. 8—14.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Для начала разберемся, кто такие арбитражные управляющие и какие функции они выполняют, поскольку от этого во многом зависят источники покрытия расходов «на банкротство».

В качестве арбитражного управляющего может выступать лишь физическое лицо, зарегистрированное как индивидуальный предприниматель. Он назначается арбитражным судом для проведения процедуры банкротства, финансового оздоровления и т. п.

Арбитражных управляющих в зависимости от их функциональных обязанностей подразделяют на четыре категории. Они перечислены в статье 2 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (о банкротстве)»:

  • временный управляющий назначается для наблюдения и проведения мероприятий по обеспечению сохранности имущества должника и иных полномочий;
  • административный управляющий занимается финансовым оздоровлением;
  • внешний управляющий осуществляет внешнее управление;
  • конкурсный управляющий проводит конкурсное производство.

«Зарплата» управляющего

Управляющие исполняют свои функции за соответствующее вознаграждение, минимальный размер которого установлен статьей 26 Закона № 127-ФЗ и составляет 10 000 рублей. Оно выплачивается ежемесячно, однако считать его зарплатой нельзя.

Дело в том, что арбитражный управляющий не состоит в штате компании-банкрота (п. 1 ст. 45 Закона № 127-ФЗ). Следовательно, все выплаты в его пользу можно именовать не иначе как вознаграждениями, или компенсацией. Этот факт главным образом и влияет на бухгалтерский и налоговый учет «зарплаты» управляющего.

Итак, в бухучете вознаграждение проводится через счет 76 «Расчеты с разными дебиторами и кредиторами» в корреспонденции со счетами затрат (20 или 44). Здесь в первую очередь нужно обратить внимание на обязанности управляющего. Компенсацию временному «помощнику» можно смело относить на счет 20 «Основное производство» или 44 «Коммерческие расходы», поскольку такие затраты непосредственно связаны с основной деятельностью организации (План счетов бухгалтерского учета и Инструкция по его применению, утверждены приказом Минфина от 31 октября 2000 г. № 94н).

Те же самые правила действуют, если на предприятии введена процедура финансового оздоровления или назначено внешнее управление. И в том и в другом случае «помощники» фактически управляют делами должника, в частности, ведут основную деятельность (будь то производство или торговля) и пытаются восстановить платежеспособность фирмы-банкрота.

Если же в дело вступил конкурсный управляющий, то можно говорить о ликвидации компании. В таком случае расходы на выплату его вознаграждения уменьшают конкурсную массу.

Напомним, что под конкурсной массой понимается все имущество должника, которое имелось на момент открытия конкурсного производства и было выявлено впоследствии. Вместе с тем в состав конкурсной массы ни при каких условиях не включаются активы, изъятые из оборота, а также всевозможные лицензии и иные имущественные права.

Помимо основного вознаграждения, арбитражному управляющему может быть установлено и дополнительное. Решение о его назначении принимают конкурсный кредитор или общее собрание кредиторов по итогам работы управляющего. За их счет компенсация, в общем-то, и выплачивается. В то же время одного пожелания кредиторов мало, надо, чтобы еще и арбитражный суд поддержал щедрость кредиторов.

За налоги не в ответе

С «зарплатными» налогами арбитражного управляющего все довольно легко. Он не является штатным сотрудником организации, да еще и зарегистрирован в качестве ИП. Значит, фирма освобождена от обязанностей налогового агента по НДФЛ. Согласно пункту 2 статьи 227 Налогового кодекса ПБОЮЛ самостоятельно исчисляют и уплачивают налог со своих доходов.

То же самое касается и ЕСН, который предприниматели обязаны самостоятельно перечислять (п. 1 ст. 235 НК).

Расходы управляющего

Компании-банкроту приходится компенсировать расходы управляющего, например, на его телефонные переговоры или проезд к месту работы. Представители налогового ведомства не отрицают, что названные затраты связаны с банкротством (письмо ФНС от 9 декабря 2005 г. № ВЕ-6-16/1034@). Это означает, что они подпадают под действие норм, установленных совместным приказом ФНС, Минэкономразвития, Минфина от 10 марта 2005 г. № САЭ-3-19/80@/53/34н. Суммы компенсаций фирма может отнести к прочим расходам как в бухгалтерском учете (п. 15 ПБУ 10/99), так и в налоговом (п. 49 ст. 264 НК).

А вот возмещение так называемых командировочных расходов арбитражных управляющих законодательством не предусмотрено. Основная причина – все в тех же «нетрудовых» отношениях с компанией-банкротом. Трудовой кодекс предусматривает компенсацию командировочных расходов, связанных с выполнением служебных обязанностей сотрудником по направлению своего работодателя.

С. Тищенко, аудитор, для «Федерального агентства финансовой информации»

ПРАКТИЧЕСКАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ БУХГАЛТЕРА

Полная информация о правилах учета и налогах для бухгалтера.
Только конкретный алгоритм действий, примеры из практики и советы экспертов.
Ничего лишнего. Всегда актуальная информация.

Подключить бератор

Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 19 августа 2014 г. N Ф01-2906/14 по делу N А79-10441/2010 (ключевые темы: банкротство — трудовые споры — взыскание заработной платы — представитель работников должника — держатель реестра)

29 июня 2016

Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 19 августа 2014 г. N Ф01-2906/14 по делу N А79-10441/2010

Нижний Новгород

19 августа 2014 г.

Дело N А79-10441/2010

Арбитражный суд Волго-Вятского округа в составе:

председательствующего Ногтевой В.А.,

судей Жегловой О.Н., Чиха А.Н.

в отсутствие лиц, участвующих в деле,

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу Угарина Геннадия Валентиновича на определение Арбитражного суда Чувашской Республики — Чувашии от 10.02.2014, принятое судьей Емельяновым Д.В., и на постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 15.04.2014, принятое судьями Протасовым Ю.В., Смирновой И.А., Рубис Е.А., по делу N А79-10441/2010

по заявлению конкурсного управляющего общества с ограниченной ответственностью «Перекет» (ИНН: 2127322884, ОГРН: 1022100983519) Сидорова Александра Анатольевича

о разрешении разногласий с Угариным Геннадием Валентиновичем

и по заявлению Угарина Геннадия Валентиновича

о включении в реестр требований кредиторов общества с ограниченной ответственностью «Перекет»

и у с т а н о в и л :

в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) общества с ограниченной ответственностью «Перекет» (далее — Общество, должник) конкурсный управляющий Сидоров Александр Анатольевич обратился в Арбитражный суд Чувашской Республики — Чувашии с заявлением о разрешении разногласий, возникших с Угариным Геннадием Валентиновичем по вопросу включения 115 000 рублей задолженности по заработной плате во вторую очередь реестра требований кредиторов должника. Конкурсный управляющий просил отказать в удовлетворении заявления Угарина Г.В. о включении в реестр требований кредиторов.

Угарин Г.В. обратился в суд с заявлением о включении во вторую очередь реестра требований кредиторов должника 115 000 рублей задолженности Общества по заработной плате.

Определением от 20.11.2013 суд объединил заявления конкурсного управляющего и Угарина Г.В. в одно производство.

Определением от 10.02.2014, оставленным без изменения постановлением Первого арбитражного апелляционного суда от 15.04.2014, суд отказал в удовлетворении заявления конкурсного управляющего, посчитав, что возникшие между сторонами разногласия не подлежат рассмотрению в порядке статьи 60 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве).

Суд прекратил производство по заявлению конкурсного управляющего об отказе Угарину Г.В. в удовлетворении заявления о включении в реестр требований кредиторов и по заявлению Угарина Г.В. о включении в реестр требований кредиторов Общества.

Прекратив производство по заявлению Угарина Г.В., суды указали на наличие между сторонами не разрешенного в установленном процессуальном порядке трудового спора о размере заработной платы, в связи с чем, руководствуясь статьей 16 Закона о банкротстве и постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2012 N 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве» (далее — Постановление от 22.06.2012 N 35), пришли к выводу о том, что требование Угарина Г.В. подлежит рассмотрению в суде общей юрисдикции.

Не согласившись с состоявшимися судебными актами, Угарин Г.В. обратился в Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа с кассационной жалобой, в которой просит отменить определение от 10.02.2014 и постановление от 15.04.2014 и принять по делу новый судебный акт.

В обоснование доводов кассационной жалобы заявитель указывает, что квалификация требований Угарина Г.В. в качестве индивидуального трудового спора и вывод судов о том, что данное требование подлежит рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства, не соответствуют разъяснениям, данным в пункте 32 Постановления от 22.06.2012 N 35. Угарин Г.В. настаивает на том, что возражения конкурсного управляющего о том, что задолженность Общества перед Угариным Г.В. отсутствует, противоречат материалам дела.

В кассационной жалобе заявитель приводит доводы о неправомерном допуске к участию в судебном заседании в суде первой инстанции представителя конкурсного управляющего Общества Максимовой Е.В., поскольку на дату рассмотрения дела в суде первой инстанции конкурсное производство в отношении Общества и полномочия конкурсного управляющего Сидорова А.А. не были продлены судом.

Законность определения Арбитражного суда Чувашской Республики — Чувашии от 10.02.2014 и постановления Первого арбитражного апелляционного суда от 15.04.2014 по делу N А79-10441/2010 проверена Федеральным арбитражным судом Волго-Вятского округа в порядке, установленном в статьях 274, 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как следует из материалов дела, определением от 02.11.2010 Арбитражный суд Чувашской Республики — Чувашии возбудил производство по делу о признании Общества несостоятельным (банкротом).

Решением от 06.05.2011 Общество признано банкротом и в отношении его имущества открыто конкурсное производство, конкурсным управляющим утвержден Сидоров А.А.

Обратившись в суд с заявлением о включении в реестр требований кредиторов, Угарин Г.В. указал, что он являлся работником должника. С августа по декабрь 2010 года ему не выплачена заработная плата в размере 115 000 рублей. В подтверждение наличия задолженности Общества по заработной плате Угарин Г.В. представил в материалы дела: трудовой договор от 16.12.2002 N 10-к, книгу учета движения трудовых книжек Общества и вкладышей в них; табель учета рабочего времени с 02.08.2010 по 31.12.2010; расчетные ведомости с августа по декабрь 2010 года с расшифровкой расчетов с дебиторами по статье «Расчеты с персоналом по прочим операциям» должника с августа по декабрь 2010 года; неисполненное должником платежное поручение от 11.01.2011 N 3 о перечислении Угарину Г.В. 115 000 рублей по заработной плате за август — декабрь 2010 года

Конкурсный управляющий, не оспорив фактическое наличие трудовых отношений между Угариным Г.В. и Обществом, указал на погашение задолженности перед заявителем по заработной плате в полном объеме.

В пункте 32 Постановления от 22.06.2012 N 35 разъяснено, что, согласно абзацам второму и третьему пункта 6 статьи 16 Закона о банкротстве, требования о выплате выходных пособий и об оплате труда лиц, работающих по трудовому договору, включаются в реестр арбитражным управляющим или реестродержателем по представлению арбитражного управляющего; эти требования исключаются из реестра арбитражным управляющим или реестродержателем исключительно на основании вступивших в силу судебных актов. При невключении арбитражным управляющим самостоятельно требования работника в реестр этот работник или представитель работников должника вправе обратиться к арбитражному управляющему с заявлением о включении требования в реестр. Жалоба работника или представителя работников должника на бездействие (отказ) арбитражного управляющего, не принявшего решения по их заявлению, рассматривается арбитражным судом по правилам пункта 2 статьи 60 Закона о банкротстве.

При этом необходимо учитывать, что, согласно абзацу второму пункта 11 статьи 16 Закона о банкротстве, трудовые споры между должником и работником должника рассматриваются в порядке, определенном трудовым законодательством и гражданским процессуальным законодательством.

Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 08.12.2010 рассмотрен вопрос о подведомственности судам общей юрисдикции дел по требованиям работников о взыскании заработной платы, если в отношении работодателя (организации-должника) арбитражным судом по делу о банкротстве введено наблюдение или принято решение о банкротстве и открытии конкурсного производства. Согласно пункту 2 Обзора законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за третий квартал 2010 года, утвержденного постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 08.12.2010, характер правоотношений, из которых возникают индивидуальные трудовые споры, включая споры о взыскании заработной платы, исключает возможность отнесения таких споров к ведению арбитражных судов, в том числе и при рассмотрении дел о банкротстве.

Таким образом, разногласия между работником и арбитражным управляющим на бездействие арбитражного управляющего, не принявшего решение по их заявлению, разрешаются арбитражным судом по правилам пункта 2 статьи 60 Закона о банкротстве. При наличии трудового спора (спора о составе и размере требования работника) такой спор арбитражным судом не рассматривается. В этом случае для обретения статуса кредитора второй очереди работник должен подтвердить обоснованность своего требования судебным актом, принятым судом общей юрисдикции.

Приняв во внимание изложенные нормы и обстоятельства дела, а также представленные работником документы в обоснование заявленного требования, суды первой и апелляционной инстанций пришли к правильному выводу о наличии спора между должником и Угариным Г.В. по размеру заработной платы, связанного с трудовыми правоотношениями, и правомерно прекратили производство по заявлению Угарина Г.В.

Указанные заявителем в кассационной жалобе процессуальные нарушения не нашли подтверждения в материалах дела, поскольку определением Арбитражного суда Чувашской Республики — Чувашии от 27.01.2014 срок конкурсного производства и полномочия конкурсного управляющего должника продлены до 06.04.2014.

Иные доводы, изложенные в кассационной жалобе, проверены судом кассационной инстанции в полном объеме, однако не свидетельствуют о неправильном применении судами норм материального или процессуального права и направлены на переоценку имеющихся в материалах дела доказательств и изложенных в обжалованных судебных актах обстоятельств, установленных судами, что не входит в круг полномочий арбитражного суда кассационной инстанции, перечисленных в статьях 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Обжалованные судебные акты соответствуют нормам материального права, изложенные в них выводы — установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам. Нарушений норм процессуального права, являющихся в соответствии с частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены судебных актов в любом случае, судом округа не установлено.

Кассационная жалоба не подлежит удовлетворению.

Руководствуясь статьями 287 (пунктом 1 части 1) и 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Волго-Вятского округа

ПОСТАНОВИЛ:

определение Арбитражного суда Чувашской Республики — Чувашии от 10.02.2014 и постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 15.04.2014 по делу N А79-10441/2010 оставить без изменения, кассационную жалобу Угарина Геннадия Валентиновича — без удовлетворения.

Постановление арбитражного суда кассационной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия.

Председательствующий

В.А. Ногтева

Судьи

О.Н. Жеглова
А.Н.Чих

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ: