Завещание это в римском праве

Завещательная правоспособность – это способность составлять завещания, а также способность выступать в качестве наследника по завещанию. Завещательная правоспособность была активной и пассивной.

Активная завещательная правоспособность – это способность составлять завещания. Она предполагала по общему правилу наличие общей правоспособности в области имущественных отношений. Однако государственные рабы имели право распоряжаться по завещанию половиной своего имущества. В то же время самые формы завещаний делали их недоступными для всех тех, кто не принимал участия в народных собраниях или не нес воинской службы: для несовершеннолетних, для женщин и т.д. Но для женщин было установлено особое правило: женщины, даже правоспособные, были до II в. н.э. вовсе лишены права совершать завещания. Во II в. им было предоставлено право совершать завещания с согласия опекуна. С отпадением опеки над женщинами они приобрели полную активную завещательную правоспособность.

Пассивная завещательная правоспособность – это способность быть наследником, легатарием, опекуном по завещанию. Пассивная завещательная правоспособность также не совпадала с общей. Прежде всего можно было составить завещание в пользу раба, своего или чужого. Если раб был назначен наследником в завещании господина, то такое назначение должно было сопровождаться, а позднее предполагалось неразрывно связанным с освобождением раба, который в то же время не имел права не принять наследства. Он становился необходимым наследником (heres necessarius).

Если раб был до открытия наследства отчужден господином, он принимал наследство по приказу нового собственника, который и становился приобретателем этого наследства. Если раб был к моменту открытия наследства освобожден из рабства, он являлся наследником в собственном смысле слова и был вправе принять наследство или отречься от него. Таким образом, пассивная завещательная правоспособность рабов служила прежде всего интересам рабовладельцев: в одних случаях она давала господину необходимого наследника, т.е. лицо, которое обязано было принять на себя ответственность по долгам наследодателя, в других случаях она ставила господина в такое же положение, как если бы он сам был назначен наследником. Единственным случаем, в котором пассивная завещательная правоспособность служила непосредственно интересам раба, был случай, когда раб был до открытия наследства освобожден от рабства: в этом случае он оставался наследником и был вправе по своему усмотрению принять наследство или отречься от него.

По плебисциту lex Voconia (169 г. до н.э.) воспрещено было назначение женщин, кроме весталок, наследницами граждан, внесенных в ценз в качестве обладателей имущества стоимостью в 100 тыс. сестерциев и выше. Это была мера, направленная против расточительности со стороны женщин высших общественных слоев. С отпадением ценза эта мера утратила практическое значение.

Существенное значение имело действовавшее долгое время запрещение назначать наследниками не вполне определенных лиц (incertae personae), с чем связывалось запрещение назначать наследниками лиц, еще не зачатых к моменту составления завещания (postumi). Однако и цивильное право допустило в дальнейшем назначение наследниками всех могущих родиться детей наследодателя (sui postumi), а преторское право признало законным и назначение наследником младшего, не находящегося в родстве.

По тем же соображениям не допускалось назначение наследниками тех объединений, которые представляли собой в Риме зачатки юридических лиц, за которыми лишь в отдельных случаях была признана пассивная завещательная правоспособность.

АВЕНЮ

Главная «Авеню» >> Электронная библиотека

РИМСКОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО

Учебник Под редакцией профессора И.Б. Новицкого и профессора И.С. Перетерского

Введение
§ 1. Понятие и основные черты римского частного права
§ 2. Метод и система изложения
§ 3. Литература

Раздел I. ИСТОЧНИКИ РИМСКОГО ЧАСТНОГО ПРАВА

Глава 1. Обзор источников римского частного права
§ 4. Исторические системы римского частного права
§ 5. Виды источников права
§ 6. Обычное право
§ 7. Закон
§ 8. Эдикты магистратов и преторское право
§ 9. Сенатусконсульты
§ 10. Юриспруденция
§ 11. Императорские конституции

Глава 2. Кодификация Юстиниана
§ 12. Задачи и процесс кодификационных работ при Юстиниане
§ 13. Corpus iuris civilis

Глава 3. Иные памятники
§ 14. Памятники литературы. Надписи. Папирусы

Раздел II. ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ И ЗАЩИТА ПРАВ

Глава 4. Осуществление прав
§ 15. Понятие осуществления права
§ 16. Границы осуществления права

Глава 5. Формы защиты прав
§ 17. Самоуправство
§ 18. Государственная защита прав

Глава 6. Иски
§ 19. Значение иска
§ 20. Виды исков
§ 21. Защита и возражения против иска
§ 22. Коллизия прав и конкуренция исков

Глава 7. Производство дел по частным спорам
§ 23. Производство in iure
§ 24. Производство in iudicio
§ 25. Восстановление в прежнее состояние (реституция)
§ 27. Интердиктное производство
§ 28. Когниционное производство
§ 29. Меры против неосновательного отрицания иска и неосновательного предъявления иска

Глава 8. Влияние времени на осуществление и защиту прав
§ 30. Значение времени в праве
§ 31. Исковая давность

Раздел III. ЛИЦА

Глава 9. Физические лица
§ 32. Категории лиц
§ 33. Правовое положение римских граждан
§ 34. Правовое положение latini
§ 35. Правовое положение перегринов
§ 36. Правовое положение рабов
§ 37. Колоны
§ 38. Capitis deminutio
§ 39. Гражданская честь

Глава 10. Юридические лица
§ 40. Появление категории юридического лица
§ 41. Юридические лица в развитом римском праве

Раздел IV. СЕМЕЙНОЕ ПРАВО

Глава 11. Общая характеристика римского семейного права
§ 42. Общий строй римской семьи
§ 43. Агнатическое и когнатическое родство

Глава 12. Правовые отношения между супругами
§ 44. Брак
§ 45. Личные и имущественные отношения супругов
§ 46. Прекращение брака

Глава 13. Правовые отношения родителей и детей
§ 47. Patria potestas
§ 48. Узаконение и усыновление
§ 48-а. Опека и попечительство

Раздел V. ПРАВА НА ВЕЩИ

Глава 14. Общее учение о вещах
§ 49. Понятие вещи
§ 50. Виды вещей
§ 51. Виды прав на вещи

Глава 15.Владение (possessio)
§ 52. Понятие владения
§ 53. Виды владения
§ 54. Приобретение владения
§ 55. Прекращение владения
§ 56. Защита владения
§ 57. Владение правами

Глава 16. Право собственности
§ 58. Понятие собственности
§ 59. Ограничения права собственности
§ 60. Общая собственность
§ 61. Виды права собственности
§ 62. Приобретение права собственности по договору
§ 63. Приобретение права собственности на плоды
§ 64. Спецификация
§ 65. Оккупация
§ 66. Клад
§ 67. Приобретательная давность
§ 68. Защита права собственности

Глава 17. Права на чужие вещи
§ 69. Понятие прав на чужие вещи
§ 70. Сервитуты (понятие и виды)
§ 71. Земельные сервитуты (servitutes praediorum)
§ 72. Личные сервитуты (servitutes personarum)
§ 73. Возникновение и прекращение сервитутов
§ 74. Защита сервитутов
§ 75. Суперфиций и эмфитевзис
Раздел VI. НАСЛЕДСТВЕННОЕ ПРАВО

Глава 18. Общая характеристика римского наследственного права
§ 76. Понятие и виды наследования
§ 77. Ход развития римского наследственного права

Глава 19 Наследование по завещанию
§ 78. Понятие и формы завещания
§ 79. Завещательная правоспособность
§ 80. Подназначение наследника
§ 81. Утрата завещанием силы

Глава 20. Наследование по закону
§ 82. Наследование ab intestato по законам XII таблиц
§ 83. Bonorum possessio intestati
§ 84. Наследование ab intestato по праву Юстиниана

Глава 21. Необходимое наследование
§ 85. Развитие ограничений свободы завещательных распоряжений
§ 86. Необходимое наследование в праве Юстиниана

Глава 22. Принятие наследства
§ 87. Принятие наследства
§ 88. Наследственная трансмиссия
§ 89. Правовые последствия принятия наследства

Глава 23. Легаты и фидеикомиссы
§ 90. Понятие и виды легатов
§ 91. Фидеикомиссы
§ 92. Ограничения свободы назначения легатов и фидеикомиссов

Раздел VII. ОБЩЕЕ УЧЕНИЕ ОБ ОБЯЗАТЕЛЬСТВАХ И ДОГОВОРАХ

Глава 24. Обязательство и его виды
§ 93. Понятие обязательства
§ 94. Обязательства, пользующиеся исковой защитой, и натуральные обязательства
§ 95. Источники возникновения обязательств
§ 96. Предмет обязательства
§ 97. Обязательства делимые и неделимые. Альтернативные обязательства
§ 98. «Кауза» в обязательстве
§ 99. Множественность лиц в обязательстве

Глава 25. Место и время исполнения. Просрочка
§ 100. Место исполнения обязательства
§ 101. Время исполнения обязательства
§ 102. Просрочка исполнения
§ 103. Последствия просрочки
§ 104. Прекращение просрочки

Глава 26. Прекращение обязательства
§ 105. Соответствие способа прекращения обязательства способу его возникновения
§ 106. Исполнение обязательства
§ 107. Замена исполнения (datio in solutum)
§ 108. Внесение предмета обязательства на хранение (depositio)
§ 109. Зачет (compensatio)
§ 110. Смерть одной из сторон. Совпадение должника и кредитора в одном лице
§ 111. Освобождение от долга (remissio debiti)
§ 112. Новация (обновление)
§ 113. Невозможность исполнения

Глава 27. Цессия и принятие на себя чужого долга
§ 114. Цессия
§ 115. Принятие на себя чужого долга

Глава 28. Общее учение о договоре
§ 116. Договор и соглашение
§ 117. Толкование договора
§ 118. Пороки согласия
§ 119. Условие и срок

Глава 29. Обеспечение обязательств
§ 120. Цели и средства обеспечения обязательств
§ 121. Задаток (arra)
§ 122. Неустойка (stipulatio poenae)
§ 123. Поручительство
§ 124. Залог

Глава 30. Ответственность должника за неисполнение. Вина и возмещение убытков
§ 125. Вина
§ 126. Учение о возмещении убытков

Раздел VIII. ОТДЕЛЬНЫЕ ВИДЫ ДОГОВОРОВ И КВАЗИКОНТРАКТЫ

Глава 31. Классификация договоров
§ 127. Контракты и соглашения (pacta)
§ 128. Квазиконтракты («обязательства как бы из договоров»)

Глава 32. Вербальные (устные) контракты
§ 129. Стипуляция
§ 130. Сложные формы стипуляции. Корреальные обязательства. Adstipulatio. Adpromissio
§ 131. Другие формы устных договоров (dotis dictio, iurata operarum promissio)

Глава 33. Письменные договоры (contractus litteralis, litterarum obligatio)
§ 132. Обязательства из записей в приходо-расходных книгах
§ 133. Позднейшие формы письменных договоров

Глава 34. Реальные контракты
§ 134. Заем (mutuum)
§ 135. Ссуда (commodatum)
§ 136. Договор хранения или поклажи (depositum)

Глава 36. Безыменные контракты (contractus innominati)
§ 144. Понятие и развитие безыменных контрактов
§ 145. Мена (permutatio)
§ 146. Оценочный договор (contractus aestimatorius)

Глава 37. Pacta vestita («одетые» pacta). Неформальные соглашения с исковой силой
§ 147. Виды pacta vestita
§ 148. Pacta adiecta
§ 149. Преторские соглашения (pacta praetoria)
§ 150. Императорские pacta (pacta legitima)

Глава 38. Obligationes quasi ex contractu (обязательства как бы из договора)
§ 151. Понятие и виды обязательств quasi ex contractu
§ 152. Ведение дел без поручения (negotiorum gestio)
§ 153. Обязательства из неосновательного обогащения (понятие и виды)
§ 154. Condictio indebiti
§ 155. Condictio ob rem dati (иск о возврате предоставления, цель которого не осуществилась)
§ 156. Condictio ex causa furtiva и condictio ex iniusta causa (возврат полученного от кражи и по незаконному основанию)
§ 157. Общий иск о возврате неосновательного обогащения (condictiones sine causa)

Раздел IX. ДЕЛИКТНЫЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА И КВАЗИДЕЛИКТЫ

Глава 39. Общая характеристика обязательств из деликтов
§ 158. Публичные и частные деликты
§ 159. Развитие частных деликтов
§ 160. Характерные черты частных деликтов

Глава 40. Отдельные деликты
§ 161. Iniuria
§ 162. Furtum
§ 163. Damnum iniuria datum
§ 164. Rapina
§ 165. Metus и dolus
§ 166. Fraus creditorum

Доп. см. ЮРИДИЧЕСКАЯ ФРАЗЕОЛОГИЯ
Термины римского права
Поговорки и пословицы на тему юриспруденции

Завещанием (testamentum) в римском праве признавалось не всякое распоряжение лица своим имуществом на случай смерти, а лишь такое, которое содержало назначение наследника.

По классическому праву требовалось, чтобы такое назначение было в самом начале завещания. Назначение наследника составляло существенную часть завещания: если в распоряжении, сделанном на случай смерти, имелись даже исчерпывающие указания, кому и в каких долях должно перейти имущество после смерти данного лица, но никто не был назван в этом распоряжении в качестве наследника (никому не дано nomen heredis, имя наследника), завещание не было действительным. Назначением наследника, однако, завещание могло не исчерпываться; в нем могли также содержаться отказы (легаты), назначаться опекуны к малолетним наследникам и т.п.

Завещание является односторонней сделкой, т.е. оно выражает волю только завещателя. То обстоятельство, что завещание получит действительное значение лишь при условии, если назначенный в нем наследник согласится принять наследство, не делает завещания договором, ибо выражение воли наследника имеет место не при совершении завещания (как, например, согласие одаряемого при дарении), а только после смерти завещателя, как совершенно самостоятельный, отдельный от завещания акт.

Односторонний характер завещания проявляется, между прочим, в праве завещателя в любое время также односторонне изменить или вовсе отменить завещание.

Формы завещания:

    1. Устные и письменные.
    2. Частные и публичные.

Виды завещания

По свидетельству Гая, в древнейшем праве существовали два вида завещания:

    1. Публичный акт гласного завещания (comitiis calatis).
    2. Завещание перед вступлением в поход (in procinctu).
    3. Завещание посредством весов и меди (или манципации).

Публичный акт гласного завещания совершалось в народном собрании по куриям, которое созывалось для этого два раза в год. Завещатель устно выражал свою волю, т. е. прежде всего назначал себе наследника, а кроме того, мог распорядиться о выдаче наследником легатов, мог назначить опекуна жене и несовершеннолетним детям и т. п., а затем обращался к народу с просьбой, например: так я передаю имущество, отказываю, завещаю, и вы, квириты, засвидетельствуйте это. В более позднее время это обращение к народу и самое участие народа в совершении завещания стали простой формальностью.

Обе первые формы были выражением воли наследодателя перед римским народом. Однако порядок совершения этих двух видов завещания, так же как и условия, в которых они совершались, были различны.

Обе древнейшие формы завещания имели ряд недостатков:

    1. обе формы неизбежно влекли за собой гласность завещательных распоряжений, которая не всегда соответствовала интересам завещателя;
    2. завещание comitiis calatis могло совершаться только дважды в году в определенные дни, а завещание in procinctu было недоступно лицам, не входившим в состав войска, в частности старикам и больным, т.е. тем, кто был особенно заинтересован в совершении завещаний.

Практика нашла способ удовлетворить соответствующие интересы, использовав здесь, как и в ряде других случаев, манципацию. Завещатель передавал посредством манципации все свое имущество доверенному лицу (familiae emptor), который обязывался выполнить распоряжения, делавшиеся тут же завещателем. Держа в руках слиток металла, в присутствии пяти свидетелей, казначея и доверенного лица произносил формулу манципации, приспособленную для данного случая. После этого он передавал слиток завещателю, а затем завещатель излагал свои распоряжения и обращался к свидетелям с просьбой, подобной той, с какой завещатель обращался к народу в народном собрании. Устные распоряжения завещателя составляли торжественное обещание и присоединялись к манципации.

Эта форма завещания могла быть использована в любое время. Но, как и древнейшие формы завещания, она делала его гласным. Чтобы избежать этого недостатка, была введена письменная форма завещания: после совершения манципации завещатель передавал доверенному лицу навощенные таблички (tabulae testamenti), на которых была изложена воля завещателя, и говорил: «Как написано в этих навощенных табличках, так я и распоряжаюсь». Вслед за этим таблички завязывались шнурком и скреплялись печатями и подписями как завещателя, так и всех присутствующих при совершении акта семи лиц: доверенного лица, пяти свидетелей и казначея.

Наряду с описанными формами частного завещания в период домината появились публичные формы завещания:

    • завещание, заявленное перед судом (testamentum apud acta conditum);
    • завещание, передававшееся на хранение императору (testamentum principi oblatum).

Помимо общих существовали и специальные формы завещания, сложные для одних особых случаев и упрощенные — для других. Так, например, завещания слепых совершались не иначе как с участием нотариуса. Во время эпидемии допускалось отступление от правила (unitas actus), в частности, в отношении одновременного присутствия всех участвующих в совершении завещания лиц. Завещание, которое содержало только распределение имущества между детьми завещателя, не требовало подписей свидетелей. Наконец, вследствие «крайней неопытности» в делах было вовсе свободно от форм завещание солдат (testamentum militis).

Условия действительности завещания

    1. Специальная завещательная способность (testamentifactio activa), которая требовалась в момент совершения завещания. Завещательной способности не имели недееспособные (душевнобольные, малолетние, расточители), лица, осужденные за некоторые порочащие преступления, и пр.
    2. Соблюдение формы завещания, достаточно сложной даже в праве Юстиниана (требовалось присутствие семи свидетелей, письменная форма не была безусловно обязательной). Наряду с частными завещаниями совершались и публичные (при участии органа государственной власти):
      • путем занесения распоряжения завещателя в протокол суда или муниципального магистрата;
      • путем передачи в императорскую канцелярию письменного завещания на хранение.
    3. Наследник должен быть назначен лично завещателем, ясно и точно; должно быть назначено «определенное лицо», persona certa, обладающее способностью быть назначенным наследником. Такой способности не имели, например, лица, которые в момент смерти завещателя еще не были зачаты, а также дети государственных преступников и др.

Подробнее

Назначение наследника под условием допускалось, если условие имело характер отлагательного. В этом случае наследство открывалось не в момент смерти наследователя, а по наступлении условия. Условие отменительное в завещании не допускалось потому, что оно противоречило принципуримского наследственного права: лицо, раз ставшее наследником, остается на положении наследника навсегда, а между тем наступление отменительного условия привело бы к прекращению прав и обязанностей наследника.

Если тем не менее наследник назначен под отменительным условием, условие считается ненаписанным и наследник признается назначенным безусловно. Равным образом не допускается назначение наследника с включением срока (безразлично — отменительного или отлагательного); при нарушении этого требования сроки считаются ненаписанными.

Примером отлагательного условия может служить подназначение наследника (substitutio). Наиболее распространенный вид субституции сводился к тому, что в завещании назначался как бы запасной наследник на случай, если назначенный на первом месте по той или иной причине (смерти, нежелания принять наследство и т.п.) не сделается наследником.

В завещании назначение наследника иногда сопровождалось возложением (modus) на наследника выполнения каких-либо действий, использования имущества по определенному назначению (например, на наследника возлагалась обязанность поставить памятник на могиле завещателя). Если наследник, получивший имущество sub modo (с возложением), не выполнит возложения, допускались меры понуждения в административном порядке.

Завещание ничтожно в случае:

    • отсутствия у завещателя активной завещательной правоспособности;
    • несоблюдения формы завещания;
    • составления нового с уничтожением старого или заявлением об этом в отношении завещаний, составленных 10 лет назад;
    • отсутствия действительного назначения наследника;
    • совершения под заблуждением, принуждением или обманом.

Завещание недействительно:

    1. вследствие отмены его завещателем, которая в древнейшее время могла быть произведена только путем составления нового завещания, а по преторскому праву — путем уничтожения tabulae testamenti (срывом с них печатей);
    2. если завещатель потеряет активную завещательную правоспособность по совершении завещания;
    3. если все назначенные наследники утратят пассивную завещательную правоспособность;
    4. если наследники умрут раньше завещателя;
    5. если наследники не примут наследства;
    6. если в завещании нарушаются интересы необходимых наследников.

Обязательная доля ближайших родственников

В древнейшую эпоху завещатель пользовался неограниченной свободой распоряжаться своим имуществом. По законам XII таблиц «как домовладыка распорядится относительно своего имущества, так пусть и будет». Но по мере разложения старой патриархальной семьи, с одной стороны, и утраты былой простоты и строгости нравов — с другой, завещатели стали осуществлять эту неограниченную свободу завещательных распоряжений так, что имущество иной раз передавалось по завещанию совершенно посторонним и даже случайным лицам, а ближайшие родственники завещателя, в значительной мере способствовавшие своей деятельностью образованию наследственного имущества, ничего из него не получали. В связи с этим постепенно появились ограничения завещательной свободы, разросшиеся затем в право некоторых наследников по закону на так называемую обязательную долю в наследстве, т.е. на то, чтобы и в случае составления завещания им было обеспечено (кроме особых исключительных случаев) получение некоторого минимума из наследства.

По древнейшему цивильному праву, для завещателя было установлено лишь то ограничение, что своих непосредственно подвластных (sui heredes) он не должен был обходить в своем завещании молчанием: он должен или назначить их наследниками, или прямо лишить их наследства, хотя бы и не указав никакого уважительного для того основания. В древнейшую эпоху завещание составлялось в народном собрании; поэтому можно было рассчитывать на то, что лишить наследства самых близких людей без всякой уважительной причины завещателю помешает страх перед общественным мнением. Лишение наследства подвластных сыновей должно было совершаться поименно в отношении каждого; дочерей можно было и не называть по имени («все прочие мои подвластные лишаются наследства»). Несоблюдение изложенных правил в отношении сына влекло за собой ничтожность завещания и открытие наследства по закону (ab intestate). При несоблюдении этих правил в отношении дочери, внука, внучки завещание сохраняло силу, но неправильно обойденные в завещании лица «прирастали» к назначенным в завещании наследникам, т.е. вместе с ними участвовали в наследовании.

Жизнь показала, что формальное требование, обращенное к завещателю, или назначить ближайших родственников наследниками, или прямо лишить их наследства не ограждает законных интересов названных лиц. Вследствие этого в практике суда, в компетенцию которого входили споры о наследстве (так называемого центумвирального суда), было установлено, что наиболее близких родственников недостаточно просто упомянуть в завещании, но необходимо и завещать им известный минимум (обязательная доля). Если завещатель не исполнял этого требования, наследник, имевший право на такую обязательную долю и ее не получивший, мог предъявить особый иск querela inofficiosi testamenti, т.е. жалобу на то, что завещание нарушает нравственные обязанности. В случае основательности иска суд предполагал, что завещатель умственно ненормален, в силу чего завещание признавалось недействительным.

Круг лиц, за которыми признавалось право на обязательную долю, был претором расширен, а именно, помимо непосредственно подвластных (sui heredes), право на обязательную долю было признано также и за эманципированными детьми. В классический период право на обязательную долю принадлежало еще более широкому кругу наследников, а именно нисходящим и восходящим родственникам завещателя — безусловно, полнородным и единокровным братьям и сестрам завещателя — при условии, если наследником в завещании назначено лицо опороченное (persona turpis). Размер обязательной доли определялся сначала одной четвертью той доли, какую получило бы данное лицо при наследовании по закону. При Юстиниане (Nov. 115) размер обязательной доли стали определять более гибко:

если бы при наследовании по закону данное лицо получило не менее четверти наследства, то обязательная доля исчислялась в размере одной трети от этой законной доли; если же при наследовании по закону лицо получило бы менее четверти, то обязательная доля равнялась половине того, что лицо получило бы по закону.

Если обязательная доля не оставлена по уважительной причине, завещание сохраняло полную силу. Уважительность причины устанавливалась в классический период по усмотрению суда; Юстиниан дал исчерпывающий перечень оснований для лишения обязательной доли; например, причинение опасности жизни завещателя, вступление дочери, не достигшей 25 лет, в брак против воли родителей и т.д.

Последствием предъявления названного выше иска («о нарушении завещателем нравственных обязанностей») в классическом праве была не полная недействительность завещания, а только в той мере, в какой это необходимо для удовлетворения жалобщика, т.е. для того, чтобы он получил обязательный минимум.

Если имеющих право на обязательную долю в конкретном случае несколько человек или в завещании назначено несколько наследников, оспаривание должен был вести каждый из обойденных против каждого из наследников в отдельности; если, например, предъявлен иск только к одному из двух наследников, назначенных в завещании, то в отношении второго наследника завещание сохраняло силу.

Если завещатель не совсем лишал своего ближайшего наследника обязательной доли, а только назначал ему ее не в полном размере, заинтересованному лицу давался иск о «дополнении законной доли».

(VI.3.3.) Наследование по завещанию

С самого раннего перио­да своего исторического развития римское право признавало законным распоряжение полноправного лица относительно остающегося после него наследства в виде индивидуального акта — завещания (testamentum). Завещание, как правило, охватывало имущественную часть наследства и в этом смысле оно было выражением собственнических прав, продолже­нием права индивидуальной собственности. Завещание занимало столь существенное место в семейной и имущественной «жизни» римлянина, что в римской юридической традиции сложился своеобразный культ завещания, подобно тому пиетету, с которым древние египтяне относились к заблаговременному созданию надгробных памятников.

Право на завещание или завещательная способность (testamenti factio) было важным элементом общей гражданской правоспособности римлянина. Подразумевалось, что не все лица могут делать завещатель­ные распоряжения, т.е. обладать активной завещательной способностью, и не все лица могут принимать наследство по завещанию, т.е. имеют пас­сивную завещательную способность.

Активной завещательной способностью обладали только совер­шеннолетние полноправные римские граждане, признававшиеся лицами sui juris, а также не подвергшиеся ограничению в правах; не могли делать завещаний расточители, безумные (т.е. находившиеся или должные на­ходиться под опекой или попечительством, причем римское право допус­кало, и признание такой необходимости post factum, что давало возмож­ность объявить уже данное завещание недействительным), лишенные права быть свидетелем (в качестве публичного ограничения в правах). Ограниченной завещательной способностью обладали женщины (требо­валось согласие опекуна; в более позднем римском праве женщины ста­ли обладать почти совершенной свободой завещания в отношении лично ей принадлежавшего имущества, но никаких других прав и обязательств наследство по женской линии не передавало), сыновья в римской семье, сословно неполноправные лица. Подразумевалось, что лишаются права делать завещания еретики, обвиненные в преступлениях «оскорбления величия» народа или монарха, состоящие в браке запрещенных степеней родства, клеветники, осужденные на политическую смерть.

Активной завещательной способностью необходимо было обла­дать непрерывно в течение всей жизни, в противном случае обладание ею на момент смерти требовало специального удостоверения.

Пассивной завещательной способностью, т.е. правом получить что-либо по завещанию, равно как и право вообще быть назначенным наследником в завещании (даже если потом ничего не будет получено реально), в римском праве обладал более широкий круг лиц. С некоторы­ми ограничениями ею обладали и женщины, и сословно неполноправ­ные субъекты (в отношении последних право быть наследником подразу­мевало наличие требования об обретении свободного состояния на момент принятия наследства). Сохранялись все ограничения на принятие по завещанию для лиц, обвиненных в государственных или религиозных преступлениях. Пассивной завещательной способности были лишены т.н. лица неопределенные (personae incertae) — т.е. нельзя было завещать лицу, не обладавшему не только ясным гражданским статусом, но половыми, возрастными и т.п. характеристиками. Допускалось делать завещания в пользу детей наследодателя, еще не родившихся (postumii), но их завеща­тельная способность была, во-первых, краткосрочной (не долее 10 меся­цев со дня смерти отца), во-вторых, обставлялась целым рядом условий о качестве брака и т.п. Воспреемниками наследства по завещанию могли быть и юридические лица — но только публичного права. Обладание пас­сивной завещательной способностью должно было быть неизменным и на момент составления завещания, и на момент смерти наследодателя, и на момент принятия наследства.

Сочетание требований об активной и пассивной завещательной способности предопределяли довольно строгие требования и к форме завещания.

Наследник в завещании должен быть назначен персонально и поименно (за исключением строго оговоренных случаев наследства postumii). Возможно было подназначение наследника, но также персональ­ное и поименное (на случай, если первый наследник умрет, обезумеет, впадет в преступление и т.д.) — т.н. substitutio.

Завещание могло быть сделано в устной и в письменной форме. Устное завещание (testamentum per nuncupationem) развилось из семей­ных распоряжений древнейшей эпохи и главенствовало в римском праве классической эпохи. Устное завещание предписывалось делать в виде торжественной процедуры, сходной с процедурой отчуждения-манципации, либо с участием народа (в куриатных комициях), либо перед 7 свидетелями, которые в древнейший период свидетельствовали содержание завещания, а позднее — только факт завещательного распоряжения. Письменное завещание (testamentum per scripturam) должно было представ­лять документ, определенным образом составленный, с подписью завеща­теля. Участие свидетелей требовалось уже для удостоверения подлиннос­ти акта; они прикладывали свои печати и подписи к документу или к хра­нящему его ковчежцу (ящику), не обязательно зная о содержании распоряжений. Если завещатель был слеп, нем, глух, то в процедуре составле­ния письменного завещания должен был участвовать нотариус; за негра­мотною завещателя мог подписаться еще один свидетель. Завещание обя­зательно должно было заключать дату составления и поминать об обсто­ятельствах его составления; процедура составления завещания (равно в устной или письменной форме) должна быть одномоментной: перерывы, замена одних свидетелей на других не допускались. Если завещательное распоряжение сводилось только к «штучному» разделу наследства меж­ду наследниками по закону, то его составление могло проходить без сви­детелей. Соблюдение требований наследования по закону во многом уп­рощало процедуру составления завещания.

В связи с распространением письменной формы завещания в эпо­ху рецепции хранение и вскрытие завещаний стало особо регулируемой процедурой. Завещания хранились либо в государственной казне, либо — позднее — у нотариуса. Вскрытие завещания должно было произойти не позднее 5 дней с открытия наследства (или смерти завещателя); право­вые гарантии оплачивались 5%-ными пошлинами.

Право завещания не было абсолютным, ни с чем ни считающим­ся волеизъявлением наследодателя. В интересах семьи и общества (в чем отразилось и предпочтение законного порядка наследопреемства в римс­ком праве) завещатель в своих распоряжениях ограничивался, во-первых, необходимостью предоставить обязательные доли своим родственникам, во-вторых, наличием широких возможностей объявить завещание недей­ствительным.

Требование обязательной доли (portio debita) заключалось в том, что нельзя было обходить молчанием в своем завещании наследников по закону. Либо они должны были получить причитающиеся им по закону доли наследства, либо гарантированные правом специально установлен­ные минимальные доли; в противном случае они имели право предъя­вить иски по поводу неправильно составленного завещания. Право на обя­зательную долю имели все прямые нисходящие и восходящие родствен­ники когнатического родства, они должны были быть названы в завещании поименно и каждому определена его доля. Для исключения кого-либо от наследства требовались веские причины: правом устанавливались толь­ко строго определенные 14 видов проступков против публичного поряд­ка и против завещателя при его жизни, по которым, с приведением необходимых свидетельств, можно было законно лишить наследника его обя­зательной доли. При отсутствии такой мотивировки родственники имели право предъявить иск о нарушении завещателем нравственной обязанно­сти, причем это могло быть сделано еще при жизни завещателя.

Завещание могло быть признано недействительным по целому ряду оснований. Завещание считалось ничтожным по своим распоряжениям (t. nullum), если оно составлялось в нарушение всех предписанных правил или же неспособным в правовом смысле завещателем. Незаконным заве­щанием (t. injustum) признавалось такое, которое было составлено не по законному обряду. Завещание прерванное (t. ruptum) свидетельствовало о недостаточном праве завещателя в силу его семейного положения на заве­щательные распоряжения; оно могло быть возобновлено полномочным завещателем или при изменении семейного статуса. Претор допускал возможность получения наследства и по прерванному завещанию. Завещание могло быть неутвержденным (t. irritum), если к моменту открытия наследства правоспособность завещателя претерпела изменения. Тщетным (t. deslitum) считалось такое распоряжение, которое было адресовано несуществующему в действительности наследнику. Завещание, наконец, могло быть отмененным (t. rescissum) судом в силу тех или других исковых тре­бований, в первую очередь при жалобе законных наследников на беспри­чинность лишения их полностью или частично причитающейся им по за­кону доли наследства либо даже и обязательной доли.

К содержанию книги: Римское право

РИМСКОЕ ПРАВО. Законы 12 таблиц. Институции Гая. Дигесты Юстиниана

ДРЕВНИЙ РИМ. История Древнего Рима РИМ. Культура древнего Рима Древние римляне

Древний Рим. Римское право. МАНЦИПАЦИОННАЯ ФОРМУЛА И РИМСКАЯ «ФАМИЛИЯ»

Гай — и это особенно важно для нашей темы — специально подчеркивает, что «само это право свойственно только римским гражданам» {I, 119} и что «этим способом …
bibliotekar.ru/polk-20/27.htm

Древний Рим. Древний Рим и рабство связаны в наших представлениях …

Не будет преувеличением сказать, что и сам Гай видел римское право находящимся в постоянном движении, ….. Глава I. ИСТОЧНИКИ ПО ИСТОРИИ ДРЕВНЕГО РИМА …
bibliotekar.ru/polk-20/24.htm

Древний Рим. «ЧУЖОЕ ПРАВО» И «ОТЕЧЕСКАЯ ВЛАСТЬ» В Институциях Гая …

Но упомянутое выше изобилие регулируемых римским правом вопросов, связанных с рабством, требует от нас ….. Глава I. ИСТОЧНИКИ ПО ИСТОРИИ ДРЕВНЕГО РИМА …
bibliotekar.ru/polk-20/25.htm

Римское право. Юрист Помпоний, написавший краткую историю римского …

Культура древнего Рима. Европа. Глава третья. Римское право … Часто считают, что уже в те древней-шло времена в Риме существовала полная частная …
bibliotekar.ru/polk-20/10.htm

Древний Рим. Римское право. МАНЦИПАЦИОННАЯ ФОРМУЛА И РИМСКАЯ «ФАМИЛИЯ»

Гай — и это особенно важно для нашей темы — специально подчеркивает, что «само это право свойственно только римским гражданам»…
bibliotekar.ru/polk-20/27.htm

БРОКГАУЗ И ЕФРОН. Приданое невесты

У новых народов, усвоивших римское право, римский институт П. (дотальная система) столкнулся с германским началом общности имуществ у. …
bibliotekar.ru/bep/325.htm

БРОКГАУЗ И ЕФРОН. Наследство, вступление в наследство. Право …

Лишение наследства прежде совсем не допускалось, но мало-помалу начало входить в жизнь под римским влиянием и допускалось в римским правом …
bibliotekar.ru/bep/303.htm

БРОКГАУЗ И ЕФРОН. Наследство. Приобретение наследства

Римское право, однако, допускало П. наследства в силу призвания для «домашних наследников» (heredes domestici, т. е. агнаты, стоявшие под …

ВИЗАНТИЙСКАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ. Общественная и политическая системы Византии

Византия сохраняет доставшийся ей от Рима сакральный образ Власти. Римское право сохраняется и модифицируется. Однако византийская законность …

Последние добавления:

Международное публичное экономическое право Международное право Международное право

О проекте / Римское право / Лекции Римское право / Наследование по закону в римском праве

Наследование по закону (римское право)

С давних времён наследование по закону прежде всего базировалось на агнатском родстве, так как все лица являлись частью одной семьи, поэтому считались родственниками, если они вели единое хозяйство, в то время как когнатство (даже очень близкое) не давало совершенно никаких прав на наследство. Получается, что с самого начала в основе наследования лежали интересы патриархальной семьи. Но с течением времени реальный порядок призвания к наследованию был изменён, так как патриархальная семья перестраивалась. По данной причине принцип агнатского родства был заменён когнатическим принципом.

Древним правом выделялось три категории наследников:

· Родственники

· Ближайшие агнаты

· Свои наследники.

Очерёдность наследования по гражданскому (цивильному) праву была такой. На первом месте наследования стояли «свои наследники», то есть, те лица, которые находились непосредственно под властью наследодателя. Дети и жена разделяли наследство поровну, а внуки наследовали по так называемому праву представления, то есть в начале они получали долю, которая бы досталась их умершему отцу. Свои наследники не то, чтобы наследовали имущество, но управляли им на праве собственности. Вот почему для этого типа наследников вообще не требовалось никакой определённой процедуры принятия к наследству, так как они фактически были обязаны без споров принять такое наследство.

Во второй очереди наследников, наследовавшей при отсутствие первой стояли: мать, сёстры, братья умершего – все те, кто когда-то проживал в доме одного домовладыки. Они являлись агнатами второй степени. Женщины допускались к наследованию не дальше, чем полнородная сестра. Весталкам и вовсе запрещалось наследие по закону.

В третьей очереди наследников были гентилы, являвшиеся родственниками, которые не были членами одной семьи, но при этом были «сородичами», то есть членами рода наследодателя. Земельные участки, наследуемые гентилами расходовались согласно постановлению суда или же входили в земельную родственную собственность.

Наследование по преторскому праву. В данный временной период патриархальная семья теряла свою силу, так как частная собственность постепенно уступала позиции частной. Естественно, что это повлекло изменения в праве наследования. Новаторство состояло в замене агнатского принципа наследования наследованием, которое основывалось исключительно на кровной связи. В результате сформировалась система преторского владения, которая была основана на принципах справедливости и приобретшая систему, которая была отражена в преторских эдиктах.

В императорский период агнатский принцип наследования уже был полностью замещён когнатским, таким образом к наследованию призывались исключительно когнатские родственники. Немаловажными стали и реформы Юстиниана, построившего наследование только на когнатском родстве. При этом различались три вида родственников:

· Нисходящие родственники. При этом внуки наследовали по праву своего представления. Наследовали независимо от степени родства с умершим, отеческой власти или пола.

· Восходящие родственники и некоторые боковые (родные сёстры, братья, а также их дети). При этом близкие родственники отстраняли собой родственников отдалённых (к примеру, прадеда). Все наследники делили наследство в равных долях кроме детей сестёр и братьев, которые получали долю, которая причиталась их родителям.

· Не полнородные сёстры и братья, а также их дети.

· Все боковые родственники.

· Переживший супруг.

Интересное: